Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

Из жизни Российского общества историков-архивистов

Печать PDF
ИСТОРИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В ДОКУМЕНТАХ АРХИВОВ КПСС
 
21 октября 2008 года Секция личных фондов и документальных коллекций Российского общества историков и архивистов (председатель З.П.Иноземцева) совместно с Московским обществом историков и архивистов и Исторической секцией Союза писателей России провела заседание, посвященное актуализации архивных комплексов по истории церкви в документах партийных архивов, а также презентации книги В.М.Хлесткина "Канун Бородина. Военно-исторический очерк с картами того времени" (к 200 –летию Бородинского сражения).
1. История Церкви в документах партийных архивов. ХХ столетие.
Участники заседания с большим интересом ознакомились с докладом, представленным Макаренко Галиной Витальевной (г. Тула) о результатах работы Центра новейшей истории Тульской области по выявлению в фондах партийных органов документов, содержащих сведения о политике советской власти в Русской Православной Церкви (1918-1991гг). Документы позволяют исследовать проблему «церковь, партия, советская власть», специфику претворения решений центральных органов на местах по антирелигиозному перевоспитанию масс, политику репрессий, реакцию народа на разрушение традиционных основ его жизни. 188 наиболее информативных из выявленных 300 документов отобраны для публикации в формате сборника документов, который будет существенно дополнен полученными сведениями из архивных справок УФСБ по Тульской области, а также фотографиями священнослужителей, монахов, церквей и монастырей, событийной хроники.
Участники заседания отметили возросшую актуальность введения в научный оборот практически не изученных документов по истории Церкви в ХХ столетии, хранящихся в фондах органов и организаций КПСС. Отмечалось, что история Русской Православной Церкви как смыслообразующий фактор исторического процесса в России становится на современном этапе приоритетной проблемой исследований в области гуманитарного и богословского знания. Это положение осознается ныне на государственном уровне. Как подчеркнул В.В.Путин в Послании Федеральному Собранию РФ 26 апреля 2007 г.: «Россия находится в начале трудного пути к нравственному возрождению. Мы должны будем опираться на базовые морально-нравственные ценности, выработанные народом России за более, чем тысячелетнюю историю страны. Только в этом случае мы сможем определить ориентиры развития, и только в этом случае нас ждет успех».
Источниковая база по истории Церкви в архивных фондах организаций КПСС огромна и уникальна. Об этом свидетельствуют Справочник «Государственные хранилища документов бывшего Архивного фонда КПСС», подготовленный ВНИИДАД в 1998г., а также такие сборники документов как «Возвращение к правде (Из истории политических репрессий в Тверском крае в 20-40-е и начале 50-х годов). Документы и материалы». и «Религия и власть на Дальнем Востоке России» , подготовленные региональными архивами новейшей истории.
По вопросу об актуализации архивных фондов организаций бывшей КПСС участники заседания приняли рекомендации:
- поддержать работу тульских архивистов по подготовке Сборника документов по проблеме «Русская православная Церковь в Тульском крае в 1918-1991гг.», как исключительно востребованную современным научно-историческим и богословским знанием. Рекомендовать представление этого Сборника на конкурс лучших научно-исследовательских работ архивных учреждений России:
- считать исключительно важным проведение во всех региональных государственных архивах новейшей истории аналогичной работы по выявлению в фондах бывших партийных органов документов по проблеме «РЕЛИГИЯ, ЦЕРКОВЬ, АТЕИЗМ» (раздел 32.00.00.00 Единого классификатора документной информации Архивного фонда Российской Федерации»), что позволило бы разрешить проблему низкой информативности научно-справочного аппарата в государственных архивах по названной проблеме.
- просить Росархив и ВНИИДАД рассмотреть вопрос о целесообразности включения работ архивных учреждений, указанных в п. 2 настоящих рекомендаций, в федеральную программу НИР.
Об исторической значимости информации архивных источников в фондах организаций КПСС свидетельствуют нижеприведенные документы, хранящиеся в Центре новейшей истории Тульской области.
Циркуляр всем комячейкам
29 июня 1921г. г. Тула
За последнее время некоторые члены РКП позволяют себе выполнять религиозные обряды, как то: венчание в церкви, крещение детей и т.п. и даже выходят из партии по своим религиозным убеждениям. В целях борьбы с этими предрассудками, засорившими головы некоторых членов партии, районный комитет РКП, признавая обязательным изучение религиозного вопроса, с точки зрения материалистического понимания, во всех партшколах, ставит в известность всех членов партии, что за выполнение ими религиозных обрядов будут налагаться следующие взыскания, которые твердо должны проводить в жизнь и бюро комячеек:
1) Венчание в церкви для всех членов партии и кандидатов влечет исключение из партии.
2) Крещение детей – безусловное исключение из партии.
3) Участие в религиозных похоронах /кроме гражданских/ для ответственных членов – безусловное исключение из партии, а для рядовых – перевод в кандидаты на 3 месяца в первый раз, во второй раз – исключение из партии. Для кандидатов наказания налагаются по уставу.
4) Хождение в церковь для ответственных членов – исключение из партии, а для рядовых – первый раз перевод в кандидаты и во второй раз – исключение из партии. Кандидаты подвергаются наказанию по уставу.
5) Участие в церковных процессиях для ответственных членов – исключение из партии, а для рядовых – перевод в кандидаты и исключение из партии. Кандидаты подвергаются взысканию по уставу. Празднование Дня Ангела и Дня рождения /если они не сопровождаются религиозными обрядами/ для ответственных членов – перевод в кандидаты, а для рядовых взыскания налагаются по уставу.
6) Ношение крестов и каких бы то ни было религиозных изображений рассматривается как указано в пункте 1.
Если в исключительных случаях является политическая необходимость посещения церкви, то об этом должно быть заявлено в Бюро ячейки или райкому. Настоящий циркуляр объявить всем членам и кандидатам на общем собрании.
Секретарь райкома Привокзального района:
ЦНИТО. Ф.50 оп.1 д.24 л.22
Циркуляр от агитотдела Губкома Белевскому укому Тульской губернии
31 марта 1922г. г. Тула
Кампания по изъятию церковных ценностей приобретает весьма серьёзное политическое значение. Усилению агитации контрреволюции мы должны развернуть бешеную контрагитацию среди беспартийных масс за изъятие церковных ценностей. Предлагаются следующие методы агитации:
1.) Стремиться указывать, что высшее духовенство, князья церкви, держатели церковных сокровищ не желают сдавать ценности не смотря на широкое сочувствие верующих.
2.) Отмечать при агитационных выступлениях, что низшее духовенство вполне разделяет настроения Советской власти и убеждает верующих в правильности действий Советской власти с точки зрения канонических законов, за некоторыми исключениями (злостное духовенство).
3.) Никаких стремлений указать, что еврейские синагоги и молельни сдают весьма охотно, отмечать не следует, указывая, что изъятию подлежат все ценности из всех церквей и мест религиозных действий.
4.) Нужно указывать, что будет изъято всё за исключением предметов, необходимых для служебных надобностей, т.е. тех, без которых состояться молебствие не может. Драгоценности особо почитаемых икон и предметов подлежат изъятию наравне со всеми предметами.
5.) При агитации указывать, что государственная власть тверда во имя спасения миллионов жизней и в целях восстановления разрушенного хозяйства Поволжья будет проводить изъятия, карая жестокой рукой все злостные элементы, в особенности всех тех, которые думают сыграть на темноте и предрассудках масс и вносить смуту в ряды верующих мирян.
6.) Начать проводить агиткампании немедленно, захватывая в зону агитации всё больше и больше масс трудящихся, прилагая все усилия, чтобы обслужить самые захудалые “медвежьи уголки” учреждений, предприятий и деревень.
7.) Провести предварительные инструктированные доклады на собраниях агитаторов и кружковых агитаторов, разрабатывая методы проведения агиткампаний.
8.) Громадная ответственность ложится на органы по проведению агиткампании и самих агитаторов: необходим особый такт, твердый и ясный отчет о своих выражениях, точный учет складывающихся обстоятельств, обстановки, воздействие на волю, чувства, а где нужно и на ум, чтобы сказанная речь, проведенные беседы дома дали положительный результат.
9.) Ни в коем случае не допустимы угрозы, резкие действия, выступления против высшего духовенства и находящихся в объятиях предрассудков – верующих. В речах должна сквозить непреклонная воля выполнить декрет Советской власти и долг человеколюбия и стремиться убедить верующих трудящихся в искренности и необходимости каждому верующему идти в комиссию по изъятию, если его будут приглашать присутствовать при изъятии.
10.) Ещё одно замечание: злостные противники Советской власти говорят, что изъятия происходит с целью получения средств для уплаты долгов Польше, содержания Красной армии и т.д. Необходимо всемерно разоблачать эти гнусные клеветы врагов Советской власти.
11.) Ещё раз – тактичность, выдержанность, непреклонная твёрдость и широкая информация всех темных “медвежьих уголков” даст возможность выполнить последнюю, великую и реальную помощь обезумевшим от голода десяткам миллионов людей.
Секретарь губкома
Зам. зав. агитотделом
ЦНИТО. Ф.8 оп.1 д.142 л.68, 68об.
Информация о так называемых “святых” местах в Тульской области
секретарю Тульского обкома КПСС
28 июля 1960г. г. Тула
В селе Тюртень Ефремовского района “святой” родник-колодец почитается верующими около 400 лет. К нему ежегодно 21 июля в религиозный праздник Казанскую стекаются верующие из Тульской, Рязанской, Орловской и Липецкой областей до 5 тысяч и более человек.
Для ликвидации данного родника-колодца построена плотина, которая позволила частично подтопить этот родник. В религиозный праздник Казанскую 21 июля 1960г. я лично знакомился с деятельностью верующих-поломников и духовенства церкви данного села. Верующих-поломников посетило около 3-х тысяч человек, из них около 20% молодежи, многие из которых присутствовали из-за любопытства, 85% женщин. Стояла жаркая погода /320/, люди купались ниже и выше данного родника, но купались и около родника. Если с берега пруда люди просто купались от жары, то около родника погружались три раза в воду и вылезали. Это купание носило уже религиозный характер. Но таких купающихся было немного. В сруб данного родника-колодца уже смотреть нельзя и никаких разговоров уже нет, что грешным святые не показываются, а не грешным показываются. Белья на берегу уже не оставляют, как это имело место раньше. Духовенство в церкви закончило службу в 11 час. дня вместо 14 часов, как это имело место в прошлые годы. К роднику, как и раньше, никто из духовенства не ходил, но на паперти, как и в прошлые годы, установили бочки, кадки, в которые навозили воды, осветили ее и раздавали верующим.
Нищих и различных кликуш почти не было, так как в прошлый год их собрала милиция и на автомашине увезла в райцентр для выяснения личности, а в нынешний год они не приехали.
Во время церковной службы в сельском клубе, который расположен рядом с церковью, проводились танцы с целью отвлечь молодежь от церкви. Значительная часть молодежи была в клубе и танцевала. С окончанием церковной службы сельский клуб закрыли, с целью не создавать праздничного настроения у молодежи. Молодежи разъяснили, что день рабочий и советовали им идти на уборочные работы.
По сообщению благочинного и епархиального ревизора священника Степанова, доход нынешнего года от праздника меньше прошлых лет вдвое. Если прошлые годы данная церковь в этот праздник Казанскую собирала дохода от 48 000 до 52 000 рублей, то нынче собрала всего 25 000 рублей.В будущем году нужно порекомендовать дирекции совхоза “Соревнование” зарыбить пруд, создать хорошую птицеферму для водоплавающей птицы, организовать водную станцию для купания, а в остальных местах установить запретную зону, с тем, чтобы предохранять водоем от загрязнения и заражения. Обо всем этом я беседовал с работниками Ефремовского горкома КПСС и райисполкома.К роднику, расположенному на окраине п. Косая Гора паломничество верующих почти прекратилось, так как этот родник завален доменным шлаком. К так называемым “святым” местам Сталиногорского района с. Ильинка и совхоз “Большевик” так же прекратилось паломничество.Часовня в совхозе “Большевик” разобрана, а родниковая вода направлена под землю в реку.Колодцы с. Ильинка закрыты цементными плитами и завалены шлаком, поэтому к ним нет доступа.
Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при
Совете Министров СССР по Тульской области Н. Князев
ЦНИТО. Ф.177 оп.30 д.85 л.171-173

2. К 200 – летию Бородинского сражения: В.М.Хлесткин "Канун Бородина. Военно-исторический очерк с картами того времени". М..2008.-266с. (книга издана Союзом писателей России и ЗАО «Бородино», вышла в серии «Национальная безопасность»).
Историческая дуга времени приближает нас к великой дате русской истории – 200-летию Отечественной войны 1812 года, прославившей Россию «подвигами беспримерного в истории патриотизма, когда – по словам Ивана Аксакова, - встала вся Русская земля и снова, как 200 лет назад, спасла государство». Доклад В.М.Хлесткина автора книги "Канун Бородина. Военно-исторический очерк с картами того времени" (приводится в сокращении) вызвал оживленную дискуссию участников заседания. Он сказал: «Все, что я имел сказать по поводу Бородинского сражения, я сказал в своей книге «Канун Бородина…». Сейчас мне хотелось бы остановиться на ситуации, сложившейся у нас вокруг Бородинского сражения и, в частности, на Бородинском поле.Так уж получилось, что отечественная историография Бородинского сражения сформировалась под влиянием (моральным, прежде всего) французской стороны. Ситуация тем более парадоксальная, что французской историографии Бородинского сражения фактически не существует. Это мертворожденное дитя, которое до настоящего времени так и не вышло за рамки 18-го бюллетеня Наполеона - пропагандистского документа, который на словах достигает того, чего французы не смогли достигнуть на поле битвы. И если французская историография еще существует, то только благодаря усилиям российской стороны, все еще готовой безоговорочно внимать всему тому, что говорят французы. Самих же французов «русская кампания» Наполеона, похоже, вовсе не интересует. Они давно сошлись на мнении, что их национальному гению противостоял там злой рок и непреодолимые стихии этой студеной и варварской России!
Тем не менее, с самого начала описание Бородинского сражения поставлено было у нас именно в зависимость от мнения французских авторов, и эту ситуацию не смогли поколебать ни очевидное несходство свидетельств и оценок этой великой битвы у русских и французов, ни противоположность убеждений каждой из сторон относительно своего успеха в этом сражении, ни качественное и количественное превосходство русских свидетельств сражения перед французскими, ни даже Великая Октябрьская социалистическая революция, порвавшая, казалось бы, со всякой, в том числе и моральной, зависимостью от Европы. Мы вторили и продолжаем вторить картине сражения, которая составлена была еще первыми нашими историографами и которую в обобщенном виде резюмируют обыкновенно слова, приписываемые Наполеону: «Французы оказались в нем достойными победы, русские стяжали право быть непобедимыми». Советская историография в принципе ничего в этой галантной формуле не поменяла, лишь априори усилила фактор непобедимости русской армии и не слишком при этом оглядывалась на французскую сторону. Бородинская битва подавалась, как рассчитанный успех русской армии. После распада Советского Союза и крушения советской историографии вопрос о победителе в Бородинском сражении возникает вновь и решается уже не в пользу русской армии, а как «неполная победа» Наполеона. Переоценка сложившегося взгляда на Бородинское сражение происходит, прежде всего, за счет введения в научный оборот новых французских свидетельств, замещающих собой свидетельства русские. Это явление нашим научным сообществом, вовлеченным в изучение темы Отечественной войны 1812 года, ныне воспринимается даже как нечто позитивное, восстанавливающее якобы «объективную картину сражения».
На самом же деле происходит простая подмена «русского Бородино» «французским Бородино» - французские свидетельства транслируются по-прежнему некритически, без учета, или даже при полном игнорировании, свидетельств русских источников. В результате подобного ревизионизма Бородинское сражение и мемориал Бородинское поле «офранцуживаются» прямо на глазах: главная экспозиция Бородинского музея называется теперь «Битвой гигантов», т.е. передает французскую оценку Бородинского сражения, а не русскую – «Вечный памятник мужества и отличной стойкости русской армии» (слова Кутузова). «День Бородина» превратился в «часть европейских культурных мероприятий» и поставлен «в один ряд с такими праздниками как «Битва трех императоров» при Аустерлице (Чехия), «Битва народов» под Лейпцигом (Германия), «Битва при Ватерлоо» (Бельгия)»!
Надобно же вовсе не знать Бородинского сражения, не понимать его значения, чтобы поставить его в один ряд с вышеперечисленными битвами. Даже сами французы, прошедшие с Наполеоном 20-летний путь боев (такие, например, как маршалы Ней и Мюрат), находили Бородинское сражение исключительным; даже 18-й бюллетень утверждает, что «подобного поля сражения еще не видели». А лучше всего сказал о Бородинском сражении один молодой русский офицер. Он прошел всю кампанию 1812 года, участвовал во всех сражениях европейской кампании и пишет, что все эти сражения «относятся к Бородинскому не более чем маневры»! Это было не просто сражение. Это был акт духовного противоборства, в котором русская армия превозмогла и гений Наполеона, и численное превосходство его армии! Это был акт, которым русская армия утвердила свою непобедимость и в глазах французской армии, и в глазах самого Наполеона! После Бородина Наполеон уже не решался на битву с русской армией и при Малом Ярославце сам (впервые в своей карьере!) уклонился от сражения с нею и повернул на Смоленскую дорогу. Дальнейшее было уже только вопросом времени. Бородинское сражение оказалось для Наполеона сражением с отложенным концом, которого еще не бывало в его практике. При Бородине было положено начало разгрома наполеоновской армии.Вот тот контекст, который на сегодня просто отсутствует в содержании Бородинского мемориала и в его историографии. Сама постановка вопроса о победителе в Бородинском сражении говорит о том, что мы до сих пор не знаем Бородинского сражения, не понимаем его значения. Для русского человека, для русского народа, для отечественной истории такой вопрос даже не может возникать. Бородинское сражение однозначно – честь и слава русского оружия, торжество духа русской армии! А Бородинское поле – это поле русской славы! Не французской!
Бородинский музей готовится в настоящее время установить на Бородинском поле памятник Мертвым лошадям – дар французской добродетели! В Москве, которая в 1812 году пожертвовала собой ради спасения Отечества, празднуется 200-летие коронации Наполеона! И не где-нибудь, а в музее-панораме «Бородинская битва»! А в Малом манеже организаторы выставки, посвященной 195-летию Бородинского сражения, представили итог 18-ым бюллетенем Наполеона, возвещающим о победе французского оружия! Но ведь есть донесение Кутузова Александру о Бородинском сражении, есть его приказ по армии с объявлением благодарности за Бородинское сражение, его письмо к жене, где он прямо говорит, что «выиграл баталию над Бонопартием», есть, наконец, донесения других военачальников русской армии о Бородинском сражении, - которые и все вместе, и каждое в отдельности опровергают все то, что написано в этом 18-ом бюллетене Наполеона! Но этих документов не было на выставке! Победу приписали себе французы, имея в качестве единственного основания отступление русской армии с Бородинской позиции. Но вот что мы читаем относительно отступления в донесении Кутузова, сделанном сразу же после Бородинского сражения: «…когда дело идет не о славах выигранных только баталий, но вся цель, будучи устремлена на истребление французской армии, ночевав на месте сражения, я взял намерение отступить…» (из донесения Александру от 27 августа). Намерение Кутузова оправдалось полностью – наполеоновская армия была им истреблена! Этот результат был прямым следствием Бородинского сражения. Оно, это сражение, заставило Наполеона сначала целый месяц сидеть в Москве «из упрямства» (выражение Кутузова), в надежде, что таким путем ему удастся достигнуть столь желанного мира (отметим, что Наполеон уже не рассчитывает на успех боевых действий!), а потом спасаться из Москвы бегством, уже не помышляя ни о мире, ни о победе над армией, которую он еще недавно провозгласил разбитой в своем 18-ом бюллетене. При Бородине русская армия явила непреоборимую стойкость в борьбе за честь и независимость нашей Родины».
Выступившие Рябов С.А. (Институт культурного наследия), Зелов Н.С. (ГАРФ), Гузеева И.А.(Историческая библиотека), Рогозина В.В.(Радикомитет), Романова С.Н.(Фонд «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви») и др. поддержали выводы автора книги о некритическом использовании источников и мемуаров французских авторов в историографии Отечественной войны 1812 года, о забвении многих важнейших документов и свидетельств русской стороны. Казакевич А.Н. (Главархив Москвы) отметил недостаточную изученность многих страниц истории Москвы 1812 года и ее послевоенного десятилетия.
З. П. Иноземцева, к.и.н
Т. Н. Коршунова