Выбор читателей:

ПРОПАГАНДИСТСКИЙ ФИЛЬМ КАК ИНСТРУМЕНТ КУЛЬТУРНОЙ ДИПЛОМАТИИ США В ЗАПАДНОЙ ГЕРМАНИИ В НАЧАЛЕ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»: ОТ ДЕНАЦИФИКАЦИИ К ФИЛЬМАМ ПЛАНА МАРШАЛЛА (1945–1953)

News image

Е.В. ЛЕКЕН, г. Москва, Российская Федерация ПРОПАГАНДИСТСКИЙ ФИЛЬМ КАК ИНСТРУМЕНТ КУЛЬТУРНОЙ ДИПЛОМАТИИ США В ЗАПАДНОЙ ГЕРМАНИИ В НАЧАЛЕ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»: ОТ ...

РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ. АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В АРХИВАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

News image

А.И. РОЗАНОВ, г. Москва, Российская Федерация РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ. АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В АРХИВАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ Аннотация В статье раскрывается состав и содержание ...

АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В РОССИЙСКО–ШВЕДСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТАХ

News image

М.А. ЧИЧУГА, г. Москва, Российская Федерация АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В РОССИЙСКО–ШВЕДСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТАХ Аннотация Автор характеризует состав и содержания аудиовизуальных документов, касающихся ...

К ВЫХОДУ В СВЕТ КНИГИ «ИСТОРИЯ РОССИИ. ИССЛЕДОВАНИЯ И ДОКУМЕНТЫ»

Печать PDF





19 ноября 2010 г. в Москве в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) состоялась Международная научная конференция «Архивные документы в системе объективного научного знания по истории России», посвященная 20-летию научно-просветительской деятельности Российского общества историков-архивистов (РОИА).

Доклады и сообщения, а их было около 70, охватили широкий круг актуальных проблем современных источниковдения и историографии, осветили роль РОИА и научной общественности в освоении документального наследия Архивного фонда Российской Федерации и зарубежных архивов.



В аналитической, насыщенной фактами статье профессора Т.И. Хорхординой читатель познакомится с историей создания и этапах пути Российского общества историков-архивистов в сложных исторических условиях переломного времени 1990-х гг. Автор воздает долг благодарности тем, кто вписал первые, самые трудные строки в хронику РОИА. Среди них: Ярослав Николаевич Щапов, Михаил Васильевич Стеганцев, Владимир Алексеевич Тюнеев и другие подвижники архивного дела.

В материалах книги показано, что уже на подготовительном этапе им удалось обозначить болевые точки российских архивов, наметить реальные пути их решения с участием общественности: архивистов, историков, документоведов, работников рукописных отделов музеев и библиотек, краеведов, представителей средств массовой информации.

В немалой степени популяризации и успешной деятельности РОИА способствовал его печатный орган – сначала бюллетень, а затем журнал «Вестник архивиста», который прошел путь от ксерокопированного бестиражного бюллетеня в виде брошюр, содержавших в основном официальные отчеты и нормативно-правовые акты, до профессионального издания историков-архивистов, без которого не могут сегодня обойтись архивисты, историки, профессора вузов, политологи, эксперты, культурологи, социологи, науковеды, литераторы, экскурсоводы и пмногие современные гуманитарии.

Вклад РОИА в развитие архивного дела и исторической науки освещен в статье З.П. Иноземцевой. История создания и многогранная просветительская деятельность ассоциаций, отделений и представительств РОИА в субъектах Российской Федерации отражена в докладах С.Л. Монаховой (Архангельск), Е.А. Прыгоды (Хабаровск), С.В. Самовтора (Краснодар), Л.М. Трепильченко (Краснодар), О.М. Трохиной (Орел), С.В. Чучалова (Удмуртия), О.А. Агеевой (Кемерово), Е.Ф. Евстафьевой (Мурманск), М.В. Зеленова (Нижний Новгород) и др.

Актуальность создания научно-справочного аппарата с использованием новейших технологий в связи с увеличением в читальных залах государственных архивов числа непрофессиональных пользователей и затруднениях в выдаче им метрических книг и других массовых источников с генеалогической и биографической информацией, многие из которых требуют реставрации, подчеркивается в статье М.Ю. Катина–Ярцева.

В материалах конференции получили дальнейшее развитие теоретические и методологические проблемы источниковедения, вопросы применения источниковедческого анализа, введения в научный оборот неизученных комплексов архивных документов, позволяющих восстановить факты, события истории России в их объективном осмыслении.

Многие статьи, посвященные истории Великой Отечественной войны, вводят в научный оборот неизвестные ранее архивные источники. Среди них статьи Д.П. Савченко о деятельности А.Н. Косыгина на посту заместителя Председателя Совета Министиов СССР по вопросам эвакуации; А.Ю. Золотухина и А.Н. Манжосова об опыте мобилизации железнодорожного транспорта в годы войны; О.Н. Солдатовой о подвиге народа; В.В. Коровина об организации, факторах влияния, формах и методах народного сопротивления в тылу врага; Г.Д. Пилишвили об источниках восстановления памяти о погибших бойцах добровольческих военизированных формирований при обороне Курска; А.В. Лосика и А.Н. Щербы о состояние военно-промышленного комплекса Ленинграда. Источниковедческий аспект изучения истории Великой Отечественной войны сотрудниками Центрального музея Великой Отечественной войны осветил генерал-лейтенат запаса В.И. Забаровский.

Обширный материал о деятельности региональных отделений РОИА по пропаганде объективной истории Великой Отечественной войны 1941-1945гг. и противодействии попыткам ее фальсификации представил в своей статье А.Б. Безбородов, подчеркнув, что в истории Второй мировой и Великой Отечественной войн немало дискуссионных малоизученных и клишированных тем. К их числу автор относит большинство проблем повседневной жизни советского общества и отдельного человека, которые включают не только самоотверженность и подвиги, но и трагические события: плен, жизнь в оккупации, коллаборационизм, продолжавшееся функционирование ГУЛАГа и др.

А.Б. Безбородов ставит вопросы о необходимости объективного осмысления периодизации войны, роли партии в победе, других тем этой актуальнейшей проблемы истории России. Тема войны получила конкретизацию во многих докладах представителей отделений РОИА: Л.И. Будченко (Волгоград), П.П. Матющенко (Краснодар), А.Т. Березнев (Липецк) и др.

Читатель найдет в публикуемых материалах сведения об источниковой базе по проблемам советских воинских контингентов в Прибалтике накануне войны (С.Н. Ковалев), военной истории повседневности по документам РГВА (М.А. Коневская), модернизации экономики в 1930-е гг. (Г.Н. Чагин), репрессивной политике в СССР (Л.В. Борисова).

И.А. Анфертьев освещает деятельность ЦКК РКП (б) - ВКП (б) по формированию рядов партии. В статье на основе комплекса документов Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) исследуются причины создания и деятельности Центральной контрольной комиссии РКП (б)-ВКП (б), особенности ее «слияния» с Наркоматом Рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ) СССР в 1920-е гг. Для историка партийных движений в нашей стране очевидно, что РСДРП-РСДРП (б)-РКП (б)-ВКП (б)-КПСС имела черты (признаки) партии не на всем протяжении своей деятельности (1898-1991 гг.). В действительности, она образовалась в конце 1890-х гг. как политическая партия, выражавшая интересы рабочего класса, по крайней мере, так было записано в ее уставных и программных документах, и существовала в таком качестве до 1920-х гг. Но с захватом власти в 1917-1918 гг., взявшись после победы в Гражданской войне за государственное строительство, партия большевиков постепенно трансформировалась и стала не только составной, но ведущей частью аппарата государственного управления страной.
Работая многие годы в архивах, прежде всего в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), бывшем Архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, автору удалось приблизительно установить дату, когда партия большевиков, РКП (б), начала преобразовываться в партийно-государственную структуру – апрель 1923 г. Именно в этот период Центральная контрольная комиссия (ЦКК) РКП (б), образованная в конце сентября 1920 г. по решению XII съезда партии, и Народный комиссариат рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ) были объединены в единый орган – ЦКК-РКИ. Сегодня можно спорить о целесообразности такого «слияния» партии и государства, но при этом необходимо помнить, что к тому времени партию большевиков с большой натяжкой можно было называть партией, ее «всевластие» было очевидным, и объединение в один орган партийной и государственной структуры лишь закрепило реальное положение вещей. В этой связи целесообразно, как полагает автор, рассмотреть историю создания ЦКК, а также и ее участие в ликвидации многопартийности в нашей стране.

Официальными причинами создания ЦКК на X Всеросийской партийной конференции 22-25 сентября 1920 г были: образовавшийся разрыв между «верхами» и «низами» партии; бюрократизм и злоупотребления парийных чиновников своим положением, нетерпимость партийной массы к их привилегиям.
Однако подлинные причины ее создания другие. И партия, и страна приближались к очередному коренному социальному «перелому», за которым в советской историографии закрепилось название «период нэпа». Завершение Гражданской войны для большевиков могло оказаться «пирровой» победой, если бы они упустили момент и вовремя не взялись за государственное строительство. Очень немногие, даже в руководящем составе партии, в рассмтриваемый период в полном объеме представляли неподъемный характер предстоящих задач. В срочном порядке потребовалось укрепить единство в рядах партии, прекратить дискуссии, пресечь инакомыслие и деятелность оппозиционеров, преодолеть ощущение вседозволенности, ранее оправдываемое политикой военного коммунизма и тяготами Гражданской войны, что было непросто. Необходим был карательный орган, своего рода внутрипартийная ЧК, который бы не позволял как отдельным членам партии, в первую очередь крупным государственным и советским чиновникам, так и целым организациям, расслабляться, «почивать на лаврах», уклоняться от выполнения директив ЦК.

Политика партии в области антирелигиозной идеологии получила отражение в статье З.Д. Ильиной и О.В. Лебедевой.

Аграрная политика в СССР анализируется А.И. Шевельковой по ранее закрытым архивным источникам. Новые источники из фондов РГАСПИ о деятельности Московского бюро большевиков вводит в научный оборот А.В. Аксютин. Л.В. Борисова использует информационные сводки ГПУ для изучения повседневной жизни рабочих Москвы. О.И. Тихомиров анализирует источники, свидетельствующие о пребывании Л.М. Кагановича в Нижнем Новгороде в 1918-1919 гг.

Привлекут внимание читателя статьи, характеризующие источниковую базу по истории науки и техники в постсоветский период (А.С. Шапошников); вопросы историографии «белого движения», в том числе по документам личного фонда адмирала А.В. Колчака (С.В. Дроков); по генеалогии российского крестьянства (И.С. Федорова); по истории общественных организаций в СССР (А.Ю. Саран); о развитии Черноземного центра в послевоенный период (В.Н. Томилин); генеральном плане реконструкции Москвы 1935 г. (О.Е. Антонова); о влиянии бараков на политизацию массового сознания (А.В. Бушмаков); истории кооперативного движения в России, (Е.Ю. Болотова); документах нотариата как исторических источниках (А.В. Долгов) и др.

Несомненный интерес читателя вызовут материалы анализа англоязычной историографии социальной истории сталинизма в статье В.И. Меньковского. Отражением сложной ситуации с архивами советского времени стала оценка масштабов террора 1930-х гг., остававшаяся предметом спора в англо-американской советологии в течение всего послевоенного периода. Это было связано, в первую очередь, с отсутствием достоверных данных. Долгие годы исследователи могли опираться только на недокументированные свидетельства, которые значительно отличались друг от друга и достоверность которых невозможно было проверить.
Рассматривая террор как важную составляющую сталинской системы, англоязычные авторы анализировали различные его стороны, не всегда имея возможность дать общую количественную оценку влияния сталинизма на демографическую ситуацию в СССР. Первым серьезным исследованием вопроса о применении принудительного труда в Советском Союзе стала книга Д. Даллина и Б. Николаевского «Лагеря принудительного труда в Советском Союзе», опубликованная в 1947 г. Для оценки масштабов применения принудительного труда авторы использовали целый ряд источников: оценки бывших советских официальных лиц и заключенных, оказавшихся на Западе; свидетельства иностранцев, посещавших Советский Союз, и польских заключенных советских лагерей; данные о количестве газет, поступавших в лагеря; опубликованные цифры о некоторых исправительно-трудовых лагерях.

Ряд авторов обратились к проблемам истории Российской империи. Представления об источниках, освещающих обстановку на российских театрах военных действий в период Первой мировой войны содержит статья Д.Ю. Козлова, о роли и участии духовенства в этой войне – статья В.М. Коткова. Источники по изучению деятельности революционеров в Российской империи начала ХХ века анализирует О.Н. Квасов. Деятельность государственных органов по обеспечению безопасности границ Российской империи в Средней Азии характеризует Е.Н. Лещев. Процессы превращения юго-восточной окраины европейской России во «внутреннюю губернию империи» в середине XIX в. отражены в статье - Ю.Н. Смирнова. Историю российской фармации ХVI – начала ХХ в. рассматривает Н.Н. Коротеева, открытие зарубежных консульств на востоке Российской империи - В.В. Синиченко.

Ранние социально-религиозные искания Н.П. Огарева нашли отражение в статье С.В. Капиноса. Просветительскую деятельность князя П.Л. Ухтомского в области библиотечного дела осветил Э.Н. Валеев, культуру российской провинции - А.Ю. Друговская, судьбы представителей вятской купеческой династии Заитовых - А.М. Рафиков.

И.С. Чирков характеризует документы личного фонда великого князя Константина Николаевича в качестве источников изучения периода царствования Николая I.

Ряд статей содержит информацию о малоизвестных источниках по истории России в зарубежных архивах. Вальдемар Шмидт освещает переселенческое движение российских немцев в немецкую восточную Африку по танзанийским источникам 1906-1913 гг. Архивоведческие аспекты общей теории документальной информации рассматривает в своей статье Е.А. Плешкевич.

С теоретическим обоснованием актуальности междисциплинарного изучения неигрового и игрового кино и документальной фотографии в качестве исторических источников читатель ознакомится в статье В.М. Магидова. Эту проблему на базе игрового фильма об истории алжирской войны рассматривает также Е.А. Трофимов.

Серьезный вклад российских историков и архивистов в изучение аудиовизуальных источников отмечает в своей статье В.Б. Прозорова, приводя оценку профессора Школы Хартий Б. Дельмаса, который писал: «Историко-архивный институт в Москве является, с моей точки зрения, единственным местом, где, например, кино-фото-фоно документы рассматриваются в учебном цикле и с точки зрения материального носителя, и с точки зрения их содержания, и с позиций источниковедческого анализа. Сегодня во Франции мы вынуждены по крупицам собирать подобную программу, разбросанную между факультетами университетов и высших школ и курсами Национального аудиовизуального института».

Публикуемые материалы сборника представляют интерес для представителей военных и гуманитарных дисциплин, преподавателей вузов, школ, аспирантов, студентов, учащихся, краеведов.

Аннотация

В сборнике публикуются статьи участников научной конференции «Архивные документы в системе объективного научного знания по истории России», посвященной 20–летию Российского общества историков-архивистов, состоявшейся 19 ноября 2010 г.

Ключевые слова

Источниковедение, исторический источник, Российское общество историков-архивистов (РОИА), архивы, история России, историография.

Книгу можно приорести в Книжной лавке «У Кентавра»

Адрес: Москва, ул.Чаянова, 15 (м. «Новослободская»)
Время работы: 10.00-19.30, сб 10.00-17.00, вс - вых.
Телефон: 8 (499) 250-65-46 (торговый зал)

Зав.складом – Балинина Любовь Владимировна
Телефон: 8 (499) 973-43-17
Оптовые продажи

Адрес: Москва, Миусская пл., 6, строение 3 (м. «Новослободская»)
Менеджер – Воронкова Анна Алексеевна
Телефон: 8 (499) 973-40-41
e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Зав.складом – Корнеева Валентина Леонидовна
Телефон: 8 (499) 250-62-13
Заезд на склад с Миусской пл. между 1 и 3 корпусом.