Выбор читателей:

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Константин и Александра. Первая любовь великого князя Константина Николаевича по его дневникам 1846 г.

Печать PDF
Великий князь Константин Николаевич (1827 – 1892), второй сын императора Николая I – генерал-адмирал, глава русского флота с 1853 по 1881 г., в 1861 г. - председатель Главного комитета по проведению крестьянской реформы. С 20 июня 1862 по 19 октября 1863 г. Константин Николаевич был наместником в Царстве Польском, с 1865 по 1881 г. председательствовал в Государственном Совете. Великий князь, находясь в 1860-е гг. в важнейших сферах государственного управления, явился одним из наиболее энергичных деятелей великих реформ, осуществленных в правление его старшего брата - императора Александра II. Между тем, истинный смысл этой деятельности и в целом реформ 1860-х гг. невозможно понять без изучения мотивации реформаторов, вытекавшей из их мировоззрения . Материалы, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации в личном фонде великого князя Константина Николаевича, и, в первую очередь, его частично опубликованные дневники и переписка , дают обширный материал для исследования особенностей мировосприятия этого политического деятеля.

Будущую область деятельности сына определил отец - император Николай I. Еще в 1831 г., т.е. в 4-летнем возрасте, великий князь Константин был назначен генерал-адмиралом, а первое плавание он совершил в 1836 г. в возрасте 8 лет. Каждое лето, с 1836 г., Константин Николаевич совершал учебные плавания по Балтийскому морю, и из этих плаваний он с гордостью пишет отцу, что проходит «настоящую службу», стоя на вахте «днем и ночью». Наиболее значительные плавания юный великий князь совершил летом 1845 г., посетив Константинополь, греческие острова Средиземноморья и Афон, и в 1846 г., когда вехами его путешествия стали Копенгаген, Плимут, Палермо, Сицилия, Рим, Неаполь, Гибралтар, Лиссабон, Алжир. Маршруты этих и других плаваний сына лично утверждал император Николай.

Помимо собственно военно-морского воспитания, император Николай играл важнейшую роль и в других областях жизни великого князя. Он надзирал за процессом обучения сына. Великий князь должен был подавать ему «рапорт» об успехах в учебе и подвергался им наказаниям за плохие отметки. Влияние императора на образование сына заключалось и в том, что он стремился сформировать круг чтения Константина Николаевича. Благодаря отца за подарки, 13-летний великий князь пишет: «Сколько получил я полезных книг! Путешествие в Бразилию, кругом света, Корнеля, Вольтера и Мольера. У меня оттого библиотека порядочно растет». Интерес великого князя Константина к родной истории, выражавшийся на протяжении всей его жизни в его подчеркнутом внимании «ко всему русскому», вероятнее всего, также развился под влиянием отца, который поощрял патриотический характер обучения сына и требовал от Константина писать ему только по-русски. Повышенный интерес к истории во взглядах юного великого князя органично сочетался с романтическим восприятием действительности.

Но главное, о чем свидетельствует переписка с отцом, а также дневник, который Константин Николаевич вел с 9-летнего возраста, это то, что с ранних лет он приучался быть «первым слугой императора» - отца, а затем и брата. В юношеских мечтах великий князь видел себя рядовым императорской армии, и именно в такой роли он в своих мечтах добивался признания и поощрения со стороны главнокомандующего – отца. В фантастической «Володинской истории», рукопись которой сохранилась в личном архиве великого князя, 18-летний Константин Николаевич выразил свое представление о службе «отцу и государю» не щадя жизни как о высшей цели.

Определяя сферу деятельности великого князя Константина, влияя на его мироощущение и идеалы, император Николай коснулся и такой важнейшей части жизни молодого великого князя, как брак. 23 августа 1846 г. во время совместной поездки в Кронштадт император в беседе наедине указал 19-летнему сыну его будущую невесту - принцессу Альтенбургскую Александру. И назначил срок, когда великому князю следует вступить в брак: «года через два или через три». При этом император даже определил характер чувства, которое великий князь будет испытывать к этой девушке. «Папа» не давал прямого приказа отправляться «вербовать невесту». Он предоставил сыну самому определить, понравится ему принцесса Александра или нет. Но ясно выразил свое желание, чтобы великий князь имел «этакую суженую всегда перед глазами», чтобы не сбиться с пути, бывая в обществе молодых людей, «в котором много говорят и делают, что не должно». Император объяснил сыну, как полезно «иметь [звезду], которая бы служила талисманом… всю жизнь, таким, который бы удерживал всегда на прямом пути и не позволял с него сходить».

Пожалуй, главным аргументом, подействовавшим на великого князя в этой связи, оказался личный пример императора Николая: «Таким образом, он говорит, было и с ним самим. Он увидел в первый раз и влюбился в мама на восемнадцатом году, а женился только через 3 года, что в этот промежуток и после всегда мама оставалась ему как талисманом, его удерживавшим». Это сопоставление в контексте всей столь доверительной беседы с отцом вызывает в душе великого князя мгновенный отклик. Еще даже не видя будущую невесту, он влюбляется в нее: «Ах! Дай Бог, чтоб все это удалось и чтоб я был ее достоин, и, имея ее перед глазами, сохранил бы жизнь свою чистою!». В письме из Альтенбурга, познакомившись с невестой, великий князь прямо благодарит отца «за ее выбор». «Как бы мне хотелось самому обнять тебя, самому благодарить тебя за это невыразимое счастие, которым ты меня одарил!» - пишет он.
Переход жизни великого князя Константина в принципиально новое качество отнюдь не означал, что его воспитание окончено. В письме к сыну в 1846 г. император пишет: «Теперь, имея Ее [выделено в подлиннике] в виду, ты усугубишь старание бросить детские привычки и делаться не только юношей, но и зрелым мужем, ибо иначе ты бы недостоин был принадлежать ей и не был бы в состоянии делать ее счастие. Пусть же она будет твоей звездой, твоим маяком, и мысль об ней да будет тебя греть те годы, которые еще посвятить должен довершению твоего воспитания».

Семейная жизнь великого князя должна была быть неразрывно связана с его служебным долгом как «первого слуги государя». В 1847 г. великий князь записал в дневнике: «…Папа… сказал мне, что она [Александра] должна мне теперь служить двойным поощрением, чтоб 1) быть верным слугою брату и отечеству, 2) чтоб соделаться достойным ее, так чтобы я мог сделать ее счастье, как он, папа, уверен, что она составит мое». Семейная жизнь, по мнению императора Николая, необходимо предполагает личное самоусовершенствование, без которого невозможно счастье. И эту мысль отца великий князь радостно подхватывает и несколько изменяет: «Надеюсь, что Господь благословит наш союз, который начался так счастливо, и что Он позволит нам помогать друг другу для взаимного усовершенствования». Целью брака Константин Николаевич называет уже не «счастье», ради которого отец призывал его к работе над собой, а самоусовершенствование. Ему свойствен взгляд на супружество как на тяжелый долг. В 1850 г., выражая в письме отцу свои чувства по поводу беременности жены, он напишет о своей благодарности Богу «за это счастие, которого столь мало достоин» и будет рассуждать о тяжести отцовского долга: «Вполне чувствую, какие новые трудные обязанности будут на мне лежать, но ожидаю…, что Он мне даст силы исполнить их по совести». Великий князь прибавляет: «Не могу описать тебе, в какой мере я счастлив!!!». Но кажется, что в чувствах молодого отца это невыразимое «счастье» уступает религиозному трепету и осознанию «новых трудных обязанностей».

В целом во взаимоотношениях великого князя Константина Николаевича с его супругой великой княгиней Александрой Иосифовной будет постоянно ощущаться противоречие между жесткими требованиями «долга» и «службы», постоянно присутствующими в повседневном быту великокняжеской семьи, и идиллическим представлением о «высшем счастье» семейной жизни. Это противоречие, которое можно приблизительно определить как конфликт между «долгом» с одной стороны и «чувством» - с другой явственно видно уже в тексте юношеского дневника великого князя Константина: отдельные записи сделаны шифром; автор явно хотел скрыть часть своей души, не доверяя ее даже дневнику.

Фрагменты дневника великого князя Константина Николаевича, посвященные такому тонкому и важному аспекту его мировоззрения, как первая любовь, публикуются по подлиннику, хранящемуся в Государственном архиве Российской Федерации (Ф. 722. Оп. 1. Д. 86). Сохранены стилистические и языковые особенности оригинала. Сведения о ряде лиц выявить не удалось. Пропущенные и недописанные слова воспроизведены в квадратных скобках.