Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ПРЕДСТАВИТЕЛИ ДОМА РОМАНОВЫХ НА РОССИЙСКОМ ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

Печать PDF

В прошлом российский Дальний Восток называли Далекой окраиной России, но он не был обделен вниманием правящего Дома Романовых. Его представители регулярно прибывали во Владивосток на кораблях Российского военно-морского флота. Иногда через этот порт они уезжали в европейскую часть России, возвращаясь из кругосветных плаваний.

О первом представителе правящей династии, побывавшем на Дальнем Востоке, сообщалось: «Прибывший сюда фрегатом “Светлана”, по которому получила свое название главная улица города, носившая до того название Американской, Великий князь Алексей Александрович отправился далее сухим путем через Сибирь. Со “Светланою” были военные суда, корветы “Витязь” и “Богатырь” под начальством адмирала Посьета.

Из пребывания здесь В.К. известно, что он охотился в окрестностях. Пригласив к себе купечество, он обращался к нему, призывал к самодеятельности. Между прочим, им были привезены сюда некоторые коллекции, и он предлагал местным людям учредить здесь музей» .

Великий князь Алексей Александрович (Романов), четвертый сын императора Александра II, родился 2 января 1850 г. В возрасте трех лет его зачислили в Гвардейский экипаж, а еще через три года назначили шефом 27-го флотского экипажа. Уже в 16 лет великий князь стал лейтенантом. Справедливости ради заметим, что сановным особам приходилось отрабатывать свои эполеты. В мае 1867 г. молодой великий князь отправился из Кронштадта в длительный поход: на фрегате «Александр Невский» он хотел обогнуть Африку. В плавании путешественника ждало приключение: однажды ночью фрегат разбился, и князь «с опасностью для жизни» перебрался на берег . Кораблекрушение не отбило у него охоту к странствиям, и в 1871 г. он в должности старшего офицера фрегата «Светлана» совершил кругосветное путешествие в Северную Америку, а уже оттуда 5 декабря прибыл на внешний рейд порта Владивосток. Мощные льды в проливе Босфор Восточный не дали кораблю зайти в Золотой Рог, и «Светлане» пришлось вернуться в Нагасаки.

Ожидая, пока расчистится лед, великий князь несколько месяцев провел в море, совершая заходы в порты Китая. В начале мая 1873 г. русская эскадра в составе фрегата «Светлана», корветов «Витязь» и «Богатырь» бросила якорь в бухте Золотой Рог. Владивосток в тот год получил новый скачок в своем развитии: из Николаевска-на-Амуре сюда был переведен военно-морской порт. Алексей Александрович со своими спутниками остановился в доме главного командира портов Восточного океана и в первый же день отправился осматривать город. «Отцы-командиры» уговорили сиятельного путешественника пойти на охоту в окрестности Владивостока, славившиеся дичью. Действительно, трофеи охотников превзошли все ожидания.

Его высочество не пренебрег и государственными делами. Он пригласил «отцов города» и купечество на обед. В той знаменательной беседе, которая вошла в анналы истории Владивостока, великий князь «призывал к самодеятельности» городских коммерсантов. Тогда же он предложил горожанам организовать местный музей, пообещав для него экспонаты из своего путешествия. Если к первому предложению владивостокцы отнеслись с полным пониманием, то второе оживления не вызвало. К идее создать во Владивостоке музей горожане вернутся через десять лет. Пока же, воодушевленные встречей с представителем императорской фамилии, решили переименовать гору Церковную в Алексеевскую, а улицу Американку – в Светланскую, по имени фрегата «Светлана». Вскоре на Алексеевской горе был построен пожарный пункт – будка пожарного смотрителя.

11 мая 1873 г. великий князь Алексей Александрович выехал из Владивостока через Сибирь в Санкт-Петербург. Его карьера продолжалась безоблачно: князь совершил несколько плаваний на фрегате «Светлана», приходил и на Далекую окраину империи, где 2 января 1876 г. стал шефом 1-го Восточного Сибирского линейного батальона. Участвуя в боевых действиях на Дунае, контр-адмирал Алексей Александрович получил в 1877 г. орден Св. Георгия и золотое оружие. В 1881 г. его назначили главным начальником флота и Морского министерства, а еще через семь лет он стал полным адмиралом.

В это время во Владивостоке возникло первое научно-общественная организация, в становлении которой участвовали и некоторые представители Дома Романовых. 11 декабря 1883 г. в газете «Владивосток» появилась небольшая заметка: мало кому известный флотский механик А.М. Устинов предложил учредить в городе музей. «Множество даров природы на нашей далекой окраине, – писал моряк, – остаются и, вероятно, еще долго останутся нетронутыми и не разобранными. Происходит это от многих причин, в числе которых немалое значение имеет наше незнакомство со страною. Хотя несколько ученых и путешественников посещали наш край, но они были так непродолжительно в стране, что их исследования нельзя считать точными и полными. К тому же никакое описание не дает точного понятия о предмете, а их коллекции и собрания увезены в Петербург, где они хранятся в музеях, оставаясь совершенно неизвестными для местных жителей, которым они более всего интересны. … Но неужели в крае не найдется людей, изучавших его хотя бы отчасти, или из любознательности, или будучи поставлены обстоятельствами жизни в такие условия? Мы думаем, что такие люди найдутся» .

В городе о предложении Устинова заговорили. Общественная активность горожан, особенно образованных, а их немало было во Владивостоке среди морских офицеров и чиновников, искала выхода и нашла его благодаря идее флотского инженера. Уже на следующий день после появления заметки несколько местных интеллигентов собрались на квартире владивостокского прокурора И.А. Бушуева, чтобы обсудить предложение и обдумать пути его реализации. Споров и суждений вокруг будущего музея было много, но участники встречи были едины во мнении: нужно, действительно, создать музей и сделать его культурным центром города.

Вероятно, тогда и вспомнили предложение великого князя. Правда, одни из них предполагали ограничиться открытием краеведческого музея, как это было в других сибирских городах, другие же, и их было большинство, настаивали на основании не просто музея, а научно-просветительского общества с широким кругом деятельности, которое могло бы осуществлять комплексные экспедиции по исследованию Дальнего Востока. Они доказывали, что: «один музей не может достаточно ясно характеризовать край, потому что кроме коллекций, образцов местной природы и производства для ознакомления с ним необходимы и такие сведения, как статистика, метеорологические наблюдения, описания быта населения и много других; к тому же и самый музей требует постоянных попечений лиц, преданных делу, на обязанности которых лежала бы забота не только охранения, но и определения коллекций посредством сношения с другими учреждениями и лицами» .

В результате было решено основать Общество, а при нем музей. Идею же Устинова в дальнейшем оценили так: «Честь первого глашатая этой благой идеи принадлежит нашему уважаемому сочлену Александру Михайловичу Устинову, имя которого по праву должной занять почетное место в истории нашего Общества, возникшее только благодаря его идее учредить музей» .

3 января 1884 г. в помещении Владивостокской прогимназии состоялось учредительное собрание, на котором разгорелся спор о названии будущей организации. Часть учредителей предлагала открыть Амурский отдел Императорского Русского географического общества. Им возражали: «Сумеем ли мы соответствовать требованиям такого авторитетного общества, как Географическое?» Голосование подвело итог дискуссиям. Большинством голосов было решено учредить во Владивостоке Общество изучения Амурского края.

О его задачах говорила первая статья устава: «Общество имеет целью всестороннее изучение р. Амура, русского побережья Восточного океана и сопредельных местностей и ознакомление с ними посредством собрания коллекций и разных сведений по всем отраслям естествознания, географии, этнографии и археологии и научной разработки собранных материалов, равно посредством составления библиотеки из сочинений об указанном крае, не ограничиваясь какой-либо специальностью» . В начале апреля устав представили на утверждение военному губернатору Владивостока контр-адмиралу А.Ф. Фельдгаузену. Он согласовал устав 18 апреля 1884 г., сделав этот день датой рождения Общества изучения Амурского края . За отсутствием собственного помещения первое научное учреждение русского Дальнего Востока разместилось в здании прогимназии, где ему выделили комнату. Там начались разнообразнейшие по широте и исключительно важные по значению научные исследования и практические разработки в Приморском крае, зародилось дальневосточное краеведение.

12 ноября 1887 г. великого князя Алексея Александровича избрали почетным членом Общества изучения Амурского края, и он внимательно следил за его успехами, помогая деньгами. До сих пор в Обществе изучения Амурского края хранится печать с императорской символикой – двуглавым орлом. Благодаря ей Общество имело право бесплатно отправлять свою почту во все концы России. Другой интересный факт: горная цепь в центре Владивостока (горы Алексеевская, Орлиное гнездо, Бориславского, Буссе, Комарова и Попова) даже в пылу революционных переименований сохранила свое название – хребет Великого князя Алексея Александровича. Алексей Александрович скончался 1 ноября 1908 г. в Париже.

Деятели Общества изучения Амурского края хорошо понимали, что невозможно добиться успеха на трудном и тернистом поприще познания неизведанного края без поддержки сильными мира сего. Одновременно с великим князем Алексеем Александровичем 2 сентября 1887 г. почетным членом Общества стал великий князь Александр Михайлович, муж великой княгини Ксении Александровны, дочери императора Александра III. Как было принято в те годы, многие великие князья проходили службу в армии или на флоте . Не стал исключением и Александр Михайлович, совершивший кругосветное плавание на корвете «Рында» и побывавший на Тихом океане. «Я часто вспоминаю обо всем этом после революции, – писал он, – и мне кажется, что далекий остров где-нибудь на Тихом океане был бы самым подходящим местом для человека, жизнь которого была исковеркана колесами истории. Этими мыслями я делился с моей женой и сыновьями, но они решили остаться в Европе, которая ничего не говорила ни моему уму, ни сердцу даже в годы моей молодости. Быть может, где-нибудь мои мечты сбудутся. Как ни грустно посетить снова места, где я был счастлив сорок лет тому назад, я твердо верю, что ни океан, ни тропические леса, ни горы мне не изменят. Изменяют только люди…» .

Александр Михайлович находился на корвете «Рында» во Владивостоке с 8 июля по 10 августа и с 20 сентября до середины октября 1887 г. В этот период он и принял звание почетного члена Общества. В то время замышлялось строительство музея ОИАК, и великий князь пожертвовал на это 1 000 руб., а 30 июня 1888 г., вновь посетив Владивосток, возвращаясь на «Рынде» из Австралии, участвовал в закладке здания музея .

Строительство музея, первоначальная цель создания Общества изучения Амурского края, была достигнута. Теперь настала пора наполнить его не только уникальными экспонатами или редкими книгами, но и духом братства бескорыстных краеведов. Уже в начале 1890-х гг. деятели Общества осознавали свою роль и ту ответственность, которую они взяли на себя в деле познания региона, считавшегося до этого «terra incognita». В их рядах уже было немало известных и талантливых ученых и краеведов. С каждым днем их становилось больше, а первые результаты их труда, как отмечалось, «дают право считать начинания Общества вполне целесообразными и достойными всего просвещенного мира» .

25 марта 1892 г. Александр Михайлович принял с высочайшего соизволения звание покровителя ОИАК. В письме во Владивосток он сообщал: «Труды Общества, с которыми я познакомился, показали мне, что вы все, господа, принялись за дело с таким рвением и любовью, что можно смело предсказать Обществу широкую будущность» . А еще через два года он писал: «Все, касающееся до Амурского края, пробуждает во Мне самые приятные воспоминания…» . В течение 16 лет Александр Михайлович был покровителем ОИАК, помогая при этом и Владивостокскому обществу любителей охоты.

Великий князь способствовал учреждению в России военно-авиационной школы на р. Кача в Крыму и использовал трибуну Общества изучения Амурского края для сбора средств по строительству военно-воздушного флота России . В декабре 1916 г. его назначили генерал-инспектором Военно-воздушного флота России. Все годы эмиграции князь провел во Франции, являлся почетным председателем Союза русских военных летчиков, Парижской кают-компании и Объединения чинов Гвардейского экипажа.

Несмотря на сырую и холодную погоду, 11 мая 1891 г. множество владивостокцев пришли на Адмиральскую набережную, а самые нетерпеливые забрались даже на Крестовую сопку, чтобы лучше видеть заход в бухту Золотой Рог фрегата «Память Азова». На нем Владивосток посетил цесаревич Николай Александрович . Готовясь к прибытию будущего императора Николая II, Владивостокская городская дума постановила построить в честь этого события триумфальную арку. Она была торжественно открыта перед зданием Общества изучения Амурского края 11 мая и названа Николаевской . Сейчас можно спорить о культурной и художественной ценности этой арки, построенной городским архитектором капитаном Коноваловым, но в течение почти трех десятилетий она считалась достопримечательностью Владивостока. В первые годы советской власти Триумфальную арку снесли, улицу Петра Великого, на которой она стояла, переименовали в улицу Первого мая, а пристань Адмиральскую – в Комсомольскую .

Утром 17 мая 1891 г. цесаревич принял участие в закладке памятника адмиралу Г.И. Невельскому . Место для памятника было выбрано удачное: на высоком берегу бухты Золотой Рог, почти напротив того самого места, где нашел последний причал транспорт «Байкал», на котором Невельской исследовал устье Амура . В церемонии участвовали почти все деятели Общества изучения Амурского края. В советское время под этот монумент ляжет прах участников Гражданской войны, а вместо глобуса с двуглавым орлом засияет лампочка в матерчатой звезде. Правда, помня завет основателей, деятели Общества предпримут все меры, чтобы вернуть старому памятнику былую красоту. Это произойдет почти через семьдесят лет…

В тот же день цесаревич Николай Александрович и сопровождавший его в путешествии греческий принц Георг посетили музей Общества изучения Амурского края. Как отмечал В.П. Маргаритов: «Его императорское величество изволили проследовать по всем комнатам музея, осматривая коллекции и милостиво выслушивая объяснения председателя Общества. При вступлении в музей и при отбытии высокий гость был встречен и провожаем громким “Ура!” всех присутствующих. В память посещения музея Его императорское величество изволил начертать на заготовленном председателем бланке свой автограф “Николай” и принял поднесенные ему издания Общества» . Будущий император подарил Обществу свой портрет и тысячу рублей на благоустройство.

На другой день Николай Александрович заложил сухой док, железнодорожный вокзал и Транссибирскую магистраль . Инструменты, которыми производилась историческая закладка, передали в музей Общества . К сожалению, в советское время их пустили на переплавку – они были серебряными. Отмечая 25-летие своего визита на российский Дальний Восток, Николай II писал: «Постоянно следя за жизнью дорогой для меня окраины и её заселением русскими людьми, радуюсь близкому окончанию нового рельсового пути, прочно связывающего ее с остальной Россией» .

Великий князь Кирилл Владимирович (1876–1938), вахтенный начальник на броненосце «Пересвет», посетил российский Дальний Восток по пути из Японии. Корабль зашел во Владивосток 2 июня 1898 г. В инструкции отмечалось, что великому князю не нужно оказывать особых почестей: «…Его Высочество выразил желание изучать морское дело прохождением всех ступеней службы без малейшего ослабления, то соответствующих почестей может иметь только с особого высочайшего Государя Императора разрешения. Что касается почестей на судах, то Его Высочество генерал-адмирал приказал при всех случаях представлять командиру первенствующее место, а Его Высочеству отдавать лишь почести по званию и чину; в отношении несения Великим князем судовой службы не должно делать отступлений от всего, что касается боевого и строевого изучения…» .

Находясь в Японии, великий князь Кирилл Владимирович по поручению императора Николая II встретился с императором Мэйдзи. «Только что окончилась война Японии с Китаем, во время и по окончании которой Россия впервые за много лет открыто проявила свое явное неодобрение действиями японского правительства. Требовалось как-то сгладить возникшую напряженность, и присутствие на Дальнем Востоке члена императорской фамилии пришлось как нельзя кстати» .

Кирилл Владимирович участвовал в Русско-японской войне: начальником военно-морского отдела штаба командующего флотом в Тихом океане вице-адмирала С.О. Макарова великий князь находился 31 марта 1904 г. на борту флагманского броненосца «Петропавловск». В отличие от Макарова ему повезло: он остался жив.

Следующий визит представителя Дома Романовых на Далекую окраину России произошел в 1908 г.: великий князь генерал-инспектор артиллерии Сергей Михайлович (1869–1918) проверял боеспособность военных частей, а также встречался с переселенцами. На следующий год, в мае 1909 г., Приамурский край посетил великий князь Константин Константинович (1858–1915). Являясь начальником Главного управления военно-научных заведений, он большую часть своего визита посвятил встречам с кадетами Хабаровского кадетского корпуса и гимназий. В январе 1916 г. Владивосток посетил великий князь Георгий Михайлович (1863–1919). Основной целью его визита была поездка в Японию и участие в коронации японского императора Тайсё (Ёсихито).

16 апреля 1920 г. в Свято-Серамфимовском храме в Пекине были захоронены останки членов Романовской династии и их приближенных, погибших от рук большевиков во время Гражданской войны: родной сестры императрицы великой княгини Елизаветы Федоровны, великого князя Сергея Михайловича, сыновей великого князя Константина Константиновича – Иоанна и Константина, сына великого князя Павла Александровича – князя Владимира Павловича Палей, а также монахини Марфо-Мариинской обители в Москве Варвары Яковлевой, которая неотлучно находилась при Елизавете Федоровне, управляющего двором великого князя Сергея Михайловича Федора Семеновича Ремеза. Их перевезли в Пекин из Харбина, куда были доставлены белыми частями.

8 апреля 1920 г. архиепископ Иннокентий получил телеграмму архиепископа Мефодия о том, что останки погибших отправлены из Харбина в Пекин. Вначале эту телеграмму вручили послу Кудашеву, который был возмущен тем, что этот вопрос не согласовали с ним. «Посланник тогда же, – писал Иннокентий, – высказался против перевезения останков в Пекин и отдал распоряжение задержать вагон с ними в Мукдене, где имеется прекрасный памятник-часовня и откуда легче перевезти гробы в Европу или другое безопасное место. Но 13 апреля, на третий день Св. Пасхи, была получена телеграмма с пути от игумена Серафима, в которой он сообщал, что вместе с останками в этот день выезжает из Мукдена в Пекин. Я снова обратился в посольство с запросом, но получил оттуда категорический отказ принять какое-либо участие во встрече и погребении великих князей. Мне ничего другого не оставалось, как уведомить капитана пекинской крепости об ожидаемом прибытии гробов с телами великих князей и погребении их в миссийск. склепе. Но на следующий день капитан крепости по телефону сообщил мне, что Российское посольство не только против встречи, но даже против того, чтобы останки великих князей были внесены в столицу» .

Пришлось подчиниться. Останки захоронили в специально построенном склепе кладбищенской Свято-Серафимовской церкви, за пределом городской черты. В это время монархические идеи были не очень популярны среди эмиграции. «Я могу безошибочно свидетельствовать, – писал эмигрант-историк И.И. Серебренников, – что за десять лет (1920–1930) склеп Алапаевских мучеников посетила только одна русская делегация, возложившая венки на их гробы – это была делегация от русской группы войск шаньдунского генерала Чжан-Цзу-чана» . Описание этого события можно найти в небольшом очерке священника В. Герасимова, служившего в этой группе войск . Позднее останки великой княгини и ее верной монахини были отправлены в Иерусалим, где и были захоронены .

Память о пребывании семьи Романовых на Дальнем Востоке сохраняется и сегодня. 27 октября 2012 г. во Владивостоке торжественно открыли набережную Цесаревича .

Hisamutdinov A.A. The House of Romanov representatives in Russian Far East

Аннотация / Annotation

В статье на основе исторических источников анализируется посещение представителями правящего Дома Романовых Дальнего Востока, оказание ими поддержки в деятельности Общества изучения Амурского края.

In the article on the basis of historical sources visit by representatives of ruling House of Romanovs of the Far East is analyzed, support by them activity of Society of the Amur region studying.

Ключевые слова / Keywords

Источник, Дом Романовых, Общество изучения Амурского края. Source, the House of Romanov, Society of the Amur region studying.

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.