Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

Подвиги и приключения Любима Вельяминова и его семьи

Печать PDF
"Родившийся в 1834 г. Любим Вельяминов был младшим из детей капитана Степана Михайловича Вельяминова . Прослеживаемые по архивам подвиги и приключения Любима начинаются с приводимого ниже и говорящего о многом прошения.
Его Светлости
Военному Министру Господину Генерал Адъютанту и
Кавалеру Князю Александру Ивановичу
Чернышеву
Вдовы Капитанши Веры Николаевой
Вельяминовой
Прошение

После смерти мужа моего я осталась с 7-ю детьми при весьма недостаточном состоянии, но как мать, употребляя всевозможные средства, дала им приличное воспитание. Из числа сих детей – младший сын Любим был назначен в 1846 г. к приему в Дворянский полк, но к несчастью моему, в оный не поступил по невыдержании экзамена в науках.

С того времени он воспитывался в Рязанской губернской гимназии на собственном моем иждивении до июля месяца прошлого 1849 г., а потом, замечая его в лености и совершенном невнимании к наукам, и других неприличных шалостях, вынужденным нашлась взять его из гимназии для того, чтобы иметь его под личным и строгим надзором, но будучи уже в преклонных летах при слабом здоровье, я не могу удержать его от шалостей, которые с каждым днем умножаются. И потому я со слезами несчастной матери осмеливаюсь покорнейше просить Вашу Светлость спасти сына моего от гибельных последствий, в которые он может впасть, находясь на свободе, тем более, что он завел знакомства с неблагонадежными людьми, которые, пользуясь его неопытностью по младости лет вовлекают его в пороки; прикажите определить его на службу в один из полков Кавказского Корпуса, где он узнает нужду и труд и исправится в поведении, — я не жалуюсь Вашей Светлости на сына, я люблю его как нежная мать, непокорности я от него не вижу, но умоляю Вашу Светлость о возвращении его к пути благочестивой жизни, и этим возвратить мне заблудшего сына; и если Ваша Светлость внемлет мольбе прискорбной матери, то повелите отправить его на Кавказ под военным присмотром, дабы он не мог во время пути делать разные шалости. За благодеяние же, которое Ваша Светлость окажет мне в настоящем случае, я непрестанно буду молить Бога продлить жизнь Вашу, столь драгоценную для Монарха и всех ищущих покровительства Вашего.
Документы о происхождении сына моего при сем представляю.

На первый взгляд, переживания заботливой матери весьма трогательны. Но если вникнуть, то в прошении обнаруживается немало лукавства. Вдова капитана Степана Вельяминова по его духовному завещанию стала единоличной владелицей довольно приличного состояния. Кроме села Тарасова она была собственницей еще четырех имений со многими десятками крепостных крестьян. К тому же, из семерых упоминаемых ею детей на время смерти ее мужа (1838 г.), помимо малолетнего Любима, остальные были уже взрослыми с "приличным воспитанием", которое они получили в кадетских корпусах. Это же воспитание ожидало и Любима, "назначенного" в его двенадцать лет к приему в Дворянский полк. Но он не выдержал экзамена "в науках", поскольку, очевидно, дома к этому не подготовился, поэтому 2-3 года за свой счет обучался в рязанской гимназии, причем, по всей видимости, исключение из гимназии ему по неуспеваемости или из-за "шалостей" отнюдь не угрожало, иначе об этом родительница не преминула бы упомянуть в своем прошении.

1917 г. Кривогузов Михаил Евдокимович (1891-1968) – внук Л.С. Вельяминова

Противоречивы и заявления матери, что она не может удержать сына Любима от "шалостей”. Позже она таким же образом жаловалась на совершенно якобы безнравственное и буйное поведение других двух ее уже взрослых и женатых сыновей, прося выдворить их подальше из Рязанской губернии. А стояло за всем этим довольно очевидное стремление не делиться с детьми унаследованным ею от мужа состоянием.

Но ее прошение о Любиме, как видно из имеющейся в РГВИА переписки о нем, было поддержано московским генерал-губернатором. Суть его министр сообщил государю, который с пониманием отнесся к заботам матери о сыне. И Любим без промедления был препровожден на Кавказ и, как записано в его "Формулярном списке о службе и достоинстве», был "по Высочайшему повелению и по просьбе матери его" 24 марта 1850 г. зачислен рядовым в егерский Куринский полк имени князя М.С. Воронцова — в те годы наместника царя на Кавказе и главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом.

Полк воевал против объединенных Шамилем горцев на левом фланге «кавказской линии» и его передовые батальоны располагались тогда в крепости Воздвиженской (ныне − г. Аргун). Командовал полком сын главнокомандующего генерал-майор С.М. Воронцов, которого в апреле 1853 г. заменил полковник Ляшенко. Боевые будни его солдат и офицеров начала 50-х гг. XIX в. описаны Л.Н. Толстым в повести «Хаджи Мурат», герой которой осенью 1851 г. «вышел» к командиру этого полка в Воздвиженской, чтобы перейти на сторону завоевателей.