Выбор читателей:

РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ. АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В АРХИВАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

News image

А.И. РОЗАНОВ, г. Москва, Российская Федерация РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ. АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В АРХИВАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ Аннотация В статье раскрывается состав и содержание ...

АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В РОССИЙСКО–ШВЕДСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТАХ

News image

М.А. ЧИЧУГА, г. Москва, Российская Федерация АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В РОССИЙСКО–ШВЕДСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТАХ Аннотация Автор характеризует состав и содержания аудиовизуальных документов, касающихся ...

«ЭПОХА IT В АРХИВНОЙ ОТРАСЛИ: ПРОБЛЕМЫ СОХРАННОСТИ И ДОСТУПНОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ». КРУГЛЫЙ СТОЛ В РАМКАХ IX МЕЖДУНАРОДНОГО IT – ФОРУМА С УЧАСТИЕМ СТРАН БРИКС И ШОС 6-7 июня 2017 г.

News image

6-7 июня 2017 года в городе Ханты-Мансийске в рамках IX Международного IT-Форума с участием стран БРИКС и ШОС Архивная служба Юг...

НАУЧНО-СПРАВОЧНЫЙ АППАРАТ АРХИВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК (1728-1936 гг.)

Печать PDF

Происходящие в России процессы, связанные с интенсивным развитием науки, повышением интереса к ее истории, реформированием Российской академии наук и ее учреждений, информатизацией общества, ставят задачу организации высокоэффективной информационной системы поиска документной информации. Архивы представляют собой особую информационную систему и выступают в качестве субъектов информационных процессов. Наряду с комплектованием, учетом и обеспечением сохранности документов, архивы создают и совершенствуют научно-справочный аппарат (НСА) к архивным документам, обеспечивающий общественные потребности в ретроспективной документной информации.

В связи с возрастающим интересом к ретроспективной документной информации, в частности по истории российской науки, наиболее остро встает проблема оперативного обеспечения исследований информацией о документах, сосредоточенных в Архивном фонде (АФ) Российской Федерации.

Составная часть АФ РФ - фонды Российской академии наук (РАН), которые включают в себя ретроспективную документную информацию учреждений и организаций самой академии и личных фондов российских и иностранных ученых. Существенная часть этих фондов хранится в научных архивах 15 региональных отделений и научных центрах РАН (более 2000 документальных фондов объемом 1,5 млн ед. хранения) и в 9 научно-отраслевых архивах (около 2500 фондов объемом 800 тыс. ед. хранения). Кроме того, 1763 фонда объемом около 1 млн ед. хранения сосредоточены в Архиве РАН и его Санкт-Петербургском филиале, из которых 1124 фонда - документная информация ученых, 616 фондов - учреждений и организаций; 23 документальные коллекции. Таким образом, Архив РАН и его Санкт-Петербургский филиал, созданный в 1728 г., являются крупнейшим и старейшим хранилищем документальных материалов по истории Российской академии наук, ее учреждений и организаций, отечественной и зарубежной науки и культуры, российских и иностранных ученых.

Как научно-исследовательское учреждение Архив РАН одним из фундаментальных направлений своей деятельности ставит обеспечение ретроспективной информацией, имеющей важную научную и социокультурную значимость, учреждений и различного типа пользователей.

Особенно важная задача - создание в архиве системы НСА к документам, представляющей комплекс взаимосвязанных и взаимодополняемых архивных справочников, баз данных (БД) о составе и содержании документов, создаваемых на единой научно-методической основе для поиска документов и документной информации в целях эффективного использования.
 
В условиях развития информационных технологий наиболее эффективным для Архива РАН стало создание автоматизированного НСА, который, реализуя все функции традиционной системы НСА, предоставляет по сравнению с ней более широкие возможности оперативного и многоаспектного поиска архивных документов. Это позволит решить задачу подготовки различного типа справочников по составу и содержанию, созданию справочно-информационных и информационно-поисковых систем по документам фондов РАН. К тому же эффективная структура автоматизированного НСА может быть использована научно-отраслевыми архивами и научными архивами региональных отделений и научных центров РАН. Это позволит создать единую автоматизированную научно-справочную систему всех архивных учреждений и организаций Академии наук.

Поскольку информационной основой для создания автоматизированного НСА являются те же элементы описания различных уровней, что и для традиционной системы НСА, важное значение приобретает изучение, создание и совершенствование обязательных элементов системы НСА: описей, путеводителя по фондам архива, каталогов, БД, а также дополнительных элементов - указателей и обзоров документов.

Для создания эффективного автоматизированного НСА Архива РАН является важным изучение историографических и методологических аспектов имеющегося НСА Архива РАН и его Санкт-Петербургского филиала как системы поиска документов и документной информации по истории российской науки.

Необходимо отметить непреходящую ценность документальных материалов, хранящихся в Архиве РАН и его Санкт-Петербургском филиале. Это документы, отложившиеся в результате научной, научно-организационной и административно-хозяйственной деятельности руководящих органов Академии наук, ее научных и иных учреждений и организаций, а также личные фонды действительных членов и член-корреспондентов РАН, выдающихся ученых. Материалы эти охватывают период с XVIII в. до настоящего времени.

Как писал в конце XIX в. известный русский историк B.C. Иконников, «Академический Архив принадлежит к числу замечательнейших Архивов России, представляя редкое по своей полноте собрание рукописей, служащих важнейшими и во многих случаях единственными источниками для истории науки и просвещения России в XVIII веке; кроме того, он заключает в себе много любопытных данных для характеристики быта и общественных нравов того времени»1.

Важное значение для изучения истории отечественной науки имеют документы руководящих органов Академии наук, ее научных и иных учреждений и организаций. Многие из хранящихся в Архиве РАН документальных материалов актуальны и поныне. Исследование некоторых из них, даже изучавшихся ранее, при современном подходе может дать исследователю много ценного для освещения почти трехвековой истории Академии наук и российской науки. Вместе с тем изучение архивных материалов может вскрыть ряд неосуществленных или забытых проектов, поставленных, но недоработанных проблем.

Особое место в Архиве занимают личные фонды ученых, документы которых важны прежде всего для развития той отрасли знаний, представителем которой является деятель науки, поскольку содержат его научные идеи, отражают его вклад в науку. Они также служат закреплению приоритета ученого в открытии и описании тех или иных явлений и закономерностей. Документы личных фондов ученых важны и с точки зрения изучения истории науки как формы общественного сознания, истории накопления научных знаний, тенденций и направлений самой науки, они необходимы при изучении биографии деятелей науки. Соединение биографического и исторического аспектов помогает проследить роль ученого на фоне общего пути эволюции научной мысли и его значения в культурной жизни общества. Особенности личных фондов ученых в области естественных наук заключаются, кроме того, в их прикладном значении. Возможности же эффективного использования документальных материалов зависят от рациональных методов создания, ведения и совершенствования системы НСА к документам фондов Архива РАН.

Предметом исследования являются НСА Архива РАН, его история, состав и методические приемы описания как в основных архивных справочниках - описях, путеводителе и справоч-но-информационных изданиях, так и во вспомогательных - каталогах и картотеках, а также в создаваемых БД. Интерес к НСА Архива РАН обусловлен необходимостью создания и совершенствования эффективной автоматизированной системы НСА к документам РАН, позволяющей осуществлять многоаспектный и оперативный поиск информации по истории российской науки. Кроме того, занимаясь в течение последних десяти лет проблемами создания и совершенствования НСА в федеральном архиве, автор обратил внимание на прямую зависимость эффективности использования документальных материалов от качества составления элементов НСА.

В то же время историографические и методологические аспекты НСА Архива РАН как системы поиска документов и документной информации по истории российской науки не были предметом специального изучения и анализа. Имеются лишь немногочисленные публикации, в которых затрагиваются отдельные элементы НСА или документальные комплексы Архива РАН. Так, характеристика состояния НСА к документам Архива Академии наук до 1917 г., с точки зрения его состава, дана в работах А.А. Куника2, П.П. Пекарского3, B.C. Иконникова4, Б.Л. Модзалевского5. В статье российских историков-архивистов Г.А. Князева и К.И. Шафрановского6, посвященной истории Академии наук в XVIII в., имеются краткие сведения о справочном аппарате к документам Архива, который состоял в то время из инвентарных описей.

К числу работ, в которых поднимаются вопросы состава НСА Архива Академии наук, относятся публикации ГА. Князева7, Б.В. Левшина8, Л.И. Блиновой9. В работах Н.М. Раскина10 и коллективной работе, посвященной проблеме информирования исследователей о содержании личных фондов11, были отмечены некоторые приемы раскрытия состава и содержания личных фондов ученых в различных справочниках (обозрениях, каталогах, обзорах). В аналитическом обзоре Э.И. Солодковой12 рассмотрены вопросы НСА к личным фондам ученых геолого-минералогического профиля в Сибирском отделении АН СССР.

Краткий анализ методики составления различных видов карточных каталогов (предметного, систематического, именного) в Архиве Академии наук представлен К.И. Рудельсон в специальной работе по вопросам каталогизации документов в архивах СССР13. К.И. Рудельсон выделяет такие методы описания документов, характерные для предметного и систематического каталогов Архива Академии наук, как подокументный, поединичный и групповой. Общие вопросы состояния НСА Архива Академии наук приведены в работе Н.Н. Ростовой14.

В коллективной статье15 и работе Г. А. Савиной16 приведены общие сведения о созданных в Архиве РАН электронных БД к отдельным документальным комплексам.

Не менее важным для изучения НСА Архива является методологическая база создания отдельных элементов НСА. В Архиве Академии наук разработан ряд методических пособий по подготовке описей как к личным фондам ученых, так и к документальным комплексам учреждений и организаций РАН17.

Опубликованные работы в целом обосновали постановку проблемы и ее актуальность, наметили основные направления ее изучения, хотя и посвящены в основном личным фондам ученых. В то же время остались нерешенными такие вопросы, как специфика документов Архива РАН, разработка классификации, приемов раскрытия состава и содержания документов, справочного аппарата, состав и структура НСА, принципы его формирования и ведения, а также пути повышения его эффективности и дальнейшего развития.

В настоящей статье рассматриваются историографические аспекты НСА Архива Академии наук за период 1728-1936 гг. Крайней датой выбран 1936 год, поскольку 29 апреля этого года начало работу Московское отделение Архива АН СССР, в котором в дальнейшем был разработан и получил развитие НСА к документам ученых, организаций и учреждений Академии наук.

Одним из первых российский историк П.П. Пекарский, кратко характеризуя состав документов Академии наук, также сообщал об учетно-справочном аппарате к ним: «При Академии наук собственно два архива. В одном, который известен еще под старинным названием конференц-архива, хранится: 1. Вся переписка ученого сообщества и его членов с русскими и иностранными учеными и вообще любителями наук и просвещения. Все эти бумаги собраны в фолианты, расположены по годам и при большей части из них есть азбучные указатели имен. 2. Рядом с этим материалом следует поставить протоколы академических заседаний. Они также переплетены погодно в фолиантах и имеют азбучный указатель имен. 3. Третий важный источник в том же отделе архива составляет рукопись историографа Миллера. 4. Подробные записки о разных академиках, а также краткие отзывы, по большей части собственноручные, Ломоносова, Тредиаковского, Крашенинникова, Попова и других. 5. Портфель под заглавием "Биографии академиков" № 11. 6. Особую серию бумаг составляют разные представления, статьи и черновые бумаги академиков, поступавшие в архив по определению Конференции или после кончины ее членов; материалы эти размещены в нумерованных связках и имеют особую опись. 7. Бумаги историографа Мюллера. 8. Рукописный сборник материалов для истории Академии наук за первые восемь лет ее существования, составленный К.Ф. Свенске.

Другой, не менее важный архив Академии составляют дела академической Канцелярии и заменившей ее академической Комиссии, большая часть которых переплетена помесячно и погодно в фолианты, а некоторые, по своей обширности и важности, отдельно. В этом архиве нет описей»18.

В приведенном составе документов Архива Конференции отсутствуют протокольные бумаги, то есть приложения к протоколам, которые хранились в картонах и связках и не имели подробных описей. На основании этих документов, составлялись протоколы заседаний Конференции.

Известный российский архивист Г.А. Князев, директор Архива АН СССР в 1930-1950-е гг., уточнял систематизацию документов ученой переписки Конференц-архива: «Все эти письма собирались в "фолианты" и систематизировались по своему характеру. К письмам, уходящим из Академии наук, делали отпуски и переплетали их; на корешках таких томов написано "Исходящие письма". Получаемую в Академии наук корреспонденцию в подлинниках тоже переплетали в тома с надписью "Входящие письма". Письма в томах были расположены и перенумерованы по годам, к ним составлялись указатели имен»19.

Документальные материалы академиков передавались в Архив в виде так называемых «связок», которых к концу XVIII    в. было собрано более ста. Эти материалы формировались по авторскому принципу после кончины того или иного ученого («Ломоносовиана», «Эйлериана», «Бернуллиана»), в хронологическом порядке поступлений, а также по научным дисциплинам («Астрономика», «Географика» и другие). Связки нумеровались, к ним делалась внутренняя инвентарная опись20.

Что касается протоколов академической Канцелярии, то в 1743 г. вышло постановление о том, чтобы «академические протоколы переплетались с реестрами»21. Одним из первых описаний документов Канцелярии является «Штелинов реестр официальных бумаг, относящихся к истории Академии наук с 1725 по 1749 гг.»22.

Сохранился пример работы Архива Конференции по приему документальных материалов: «По расписки письма, рисунки, ландкарты, обсервации и прочие все отдать ему, профессору Тредиаковскому, для положения в конференц-архиву профессору Винсгейму с распискою. Чего ради поданныю от профессора Тредиаковского роспись послать к оному профессору Винцгей-му, по которой бы он все написанное в ней приняв, и на той же росписи подписал по листам, что принято исправно и подал бы ту роспись при рапорте в канцелярию»23. Из текста документа видны не только строгий контроль при приеме документов, но и составление примитивных описей.

В связи с частыми обращениями к документам Архива Конференции предпринимались меры по усовершенствованию имеющихся описей.

Архивариус Конференции Г.В. Корц в 1793 г. «представил каталог всех материалов Архива, приведенных в порядок»24. Корц пересоставил описи «связок» (документальные материалы академиков) Конференции за XVIII в., к этой описи затем автоматически присоединяли материалы, отложившиеся и в первые десятилетия XIX в.23

Кроме того, в письмах ученых, отправленных в середине XIX    в. в Конференцию с просьбой разрешить выдачу документов из Архива во временное пользование, указывались шифры документов, свидетельствующие о наличии кратких инвентарных описей к документам ученых за этот период. Например, указывалось: «Опись 1 № 95 (Collegia Ammania), книги № 274
 
(1763) на 513 листах, где письма Линнея к Г.Мюллеру (1763 и 1764)». Историко-филологический институт, запрашивая в 1906 г. рукописи К.К. Герца, указывал следующие шифры: «отдел IV, записные книжки, 16 и 32, №№ 1-9», а также «отдел V, № 3, материалы для биографий»26.

В первой половине XIX в. российское архивоведение достигло определенных успехов в описании архивных документов: появились новые виды архивных справочников - обзоры и путеводители; наряду с инвентарными описями стали составляться описи, предназначенные для исследователей и призванные раскрыть значение материалов как исторических источников. Однако эти положительные тенденции были осуществлены лишь в нескольких крупных исторических архивах; в большинстве архивов учетно-справочный аппарат находился на низком уровне. Хаотическое состояние документальных материалов и низкий уровень справочного аппарата затрудняли работу по выполнению запросов учреждений, частных лиц и научных изысканий исследователей. Историческая наука во второй половине XIX в. стала все настойчивее предъявлять требования к архивам, особенно к их справочникам: описям, обзорам, путеводителям27.

В Академии наук в этот период проводилась большая работа как по подготовке изданий по истории Академии наук, так и по публикации протоколов заседаний Конференции. Частые обращения к материалам XVIII в. поставили задачу приведения в порядок Архива и составлению описей. Архивариус Архива Конференции В.П. Шемиот практически до своего выхода в отставку в 1893 г. проводил работу по составлению подробных инвентарных описей по некоторым разделам Архива. Таких описей прежних «связок» Архива Конференции он составил три тома, причем второй том был впоследствии утерян и в 1907 г. при проверке Архива не значился.

Однако общее положение Архива Конференции к началу XX в. нельзя признать удовлетворительным. Твердой системы размещения документальных материалов в Архиве не было. Некоторые документальные комплексы хранились в проходных комнатах главного здания Академии наук. Собственного же благоустроенного помещения Архив не имел до 1920-х гг. И все же, несмотря на такое положение Архива, он благодаря своим ценным материалам по истории российской науки и культуры пользовался успехом у исследователей.

В 1904 г. Конференция, учитывая ненормальность положения своего Архива, образовала для обсуждения вопроса о его благоустройстве специальную Комиссию под председательством вице-президента Академии наук П.В. Никитина, в составе академиков С.Ф. Ольденбурга, К.Г. Залемана, А.А. Шахматова и А.С. Лаппо-Данилевского. Инициатором создания Комиссии для благоустройства академического Архива был С.Ф. Ольденбург, в ведении которого как непременного секретаря Архив и находился.

С.Ф. Ольденбургом были предприняты меры для предоставления Архиву благоустроенных дополнительных хранилищ. Кроме этого перед Архивом ставилась задача создания качественного учетно-справочного аппарата: «Архив Академии, как старейшее научное учреждение Империи, заключает в себе обширный и крайне ценный материал, разработанный лишь в незначительной своей части и, в виду обращения различных исследователей к заключающимся в нем документам, требует приведения в должный порядок и составления подробных описей и указателей»28.

С этого времени на Архив Конференции было обращено должное внимание. На заседании Общего собрания Академии наук 15 сентября 1907 г. непременный секретарь академик С.Ф. Ольденбург выступил со следующим предложением: «Архив Императорской Академии наук, одно из ценнейших хранилищ материалов по истории просвещения в России в XVIII и XIX веках, находится, к сожалению, в настоящее время в таком положении, что пользование им крайне затруднительно, и часто невозможно разыскать нужные документы, хотя присутствие их в Архиве почти несомненно. Такое положение дела более терпимо быть не может; все учащающиеся справки в Архив делают необходимым приведение его в порядок. Это тем более нужно, что при некоторых последних выдачах дел из Архива обнаружилось, что ценные бумаги и автографы, следы которых можно найти в делах, - ныне в Архиве, или, по крайней мере, при тех делах, при которых должны находиться - не находятся.
 
По самому характеру Архива, для приведения его в порядок необходимо лицо, хорошо знакомое с архивным делом и с документами XVIII и XIX вв. В настоящее время среди служащих в Канцелярии Конференции находится именно такое лицо - младший письмоводитель Канцелярии Конференции Борис Львович Модзалевский, который к тому же часто, во время болезни архивариуса, фактически исполнял его обязанности в связи с разными справками в Архив»29.

Работа Б.Л. Модзалевского по упорядочению документов Архива Академии наук позволила провести не только проверку наличия документов, но и учетно-справочного аппарата к ним: «Обращение разных лиц к архивным делам, увеличивающееся за последние годы, убеждало в настоятельной необходимости принять соответствующие меры по приведению Архива в порядок и вообще в более благоустроенное состояние, чтобы, с одной стороны, выяснить наличность архивных дел по старым каталогам, а с другой стороны - составить более подробные и детальные описи, отсутствие которых, как убедил опыт последних лет, заставляло лиц, разыскивающих нужные им документы, производить розыски ощупью, наугад или сразу отказываться от изысканий, ввиду огромности труда и неизвестности его результатов. Описи, составленные бывшим до 1894 г. архивариусом В.П. Шемиотом, много сделавшим для приведения в порядок дел Архива, при всей тщательности, с которой они исполнены для некоторых родов дел и документов, — в большей своей части весьма кратки и являются не описями, а скорее лишь инвентарными списками; между тем просмотр некоторых, наудачу взятых переплетов и вязок (всего их в Архиве до 3000 №№), ясно убеждал в том, что только составление подробнейших описей к делам и документам, содержащимся в переплетах, картонах и вязках, а также различного рода именных и предметных алфавитов к ним даст возможность выяснить наличность хранящихся в Архиве исторических материалов и сделать их доступными для изучения и различного рода справок»30.

«Произведенная г. Модзалевским проверка и подсчет наличного содержания Архива выяснили, что в нем в настоящее время хранится: до 3000 переплетенных в книги документов (считая в общем по 300 листов в каждой), 155 картонов и свыше 100 вязок бумаг 1720-1803 гг., около 150 картонов и вязок с бумагами заседаний Конференции Академии, 135 вязок ученой переписки и рукописных работ прежних (XVIII в.) академиков и иностранных ученых, 86 переплетенных томов "входящих и исходящих писем" за 1705-1836 гг., особый отдел (76 томов и портфелей) историографа Г.Ф. Миллера, свыше 2000 канцелярских дел (ежегодно поступавших и теперь поступающих из Канцелярии Конференции Академии) и дел о премиях и наградах, присуждаемых Академией с 1832 г., несколько сот №№ вязок, пакетов, альбомов, картонов, переплетов и дел, не входящих во все вышеуказанные рубрики; наконец - несколько тысяч томов книг, изданных Академией за все время ее существования.

Начать с того, что ни один отдел Архива (за исключением лишь 135 вязок ученой переписки и части томов входящих и исходящих писем, к которым составлены подробная опись (одна часть ее утеряна) и карточный каталог) не имеет подробных описей и алфавитных указателей, но даже не снабжен мало-мальски подробными инвентарными описями; затем отделы Архива разбросаны по нескольким рубрикам, причем каждая имеет свою хронологическую последовательность; так, например дела и бумаги 1759 года находятся в переплетах за № 237-247, 249-250, 470, 504, 529, 607, 666, 707-708, 763, 765, 816, 832, 845-846, 865, 1021-1024, 1096, 1106-1108, 1124, 1146,1474,1543-1567,1569-1581, в картонах 21 и др., в протокольных бумагах этого года, в отделе ученой переписки (вязки), входящих и исходящих письмах, бумагах Миллера и т.д.; таким образом, чтобы навести справку по какому-либо вопросу, относящемуся к 1759 году, желающий исчерпать вопрос должен пересмотреть (сплошь и рядом без результатов) все указанные №№ по всем отделам и рубрикам Архива. Из сказанного ясно, что единственным выходом из такого положения является составление ко всем документам Архива алфавитов или карточных каталогов, без которых всякий, желающий заниматься в Архиве, будет поставлен в совершенно беспомощное положение.

Чтобы нагляднее показать беспомощность и заведующего Архивом, и лица, разыскивающего те или иные сведения, г. Мод-залевский взял один пример: в Архивной описи № 14 указана книга № 301, причем содержание ее означено так: "Текущие дела 1766 года, ноябрь и декабрь". В книге этой (не пронумерованной по страницам) - до 500 листов; заглянув в содержание ее, находим здесь документы, касающиеся самых разнообразных вопросов академической жизни. Взятая без предварительного просмотра указанная книга № 301 наглядно показала, с одной стороны, как разнообразно, любопытно и ценно ее содержание, а с другой, что узнать об этом можно, лишь перелистав ее и прочитав все заключающиеся в ней материалы. Интересующийся биографиями Новикова, Сумарокова, Богданова, Леццано, Пуазо, Комиссией о сочинении Нового Уложения, русскими медалями, Академической Гимназией, Анатомическим Театром, откупами, Ботаническим Садом - найдет в этой книге ценные для себя материалы, но ни сам он, ни заведующий Архивом не сможет разыскать их.

Исходя из этого наглядного примера, г. Модзалевский высказал убеждение, что только составление подробных и разносторонних алфавитных карточных каталогов может дать в руки заведующего Архивом и занимающихся надлежащий справочный источник.

К сожалению, подобная сложная и крайне кропотливая, но безусловно целесообразная работа может быть исполнена одним лицом лишь в несколько лет усидчивого и постоянного труда; каждая книга, каждая вязка, каждый картон, переплет, портфель должны быть пронумерованы по страницам - для точности указаний каталога»31.

Таким образом, вышеуказанные сведения позволяют сделать вывод, что к 1908 г. Архив Академии наук располагал недостаточно разработанным учетно-справочным аппаратом, который состоял из кратких инвентарных описей и незначительного именного карточного каталога. Отсутствие собственного помещения и квалифицированных кадров, а также недостаточное внимание со стороны руководства Академии наук к нуждам Архива в XVHI-XIX вв. оставили учетно-справочный аппарат Архива на уровне XVIII столетия, тогда как в других крупных государственных архивах создавались описи с расширенными аннотациями, каталоги и картотеки, издавались справочники о составе и содержании фондов. Однако непреходящая ценность документов Архива, увеличение количества обращений к ним, возрастание интереса к истории российской науки, привели к изменениям в отношении Архива. Приведение в порядок документов Архива и решение о необходимости создания карточных предметных и именных каталогов, предпринятые Б.Л. Модзалевским, ознаменовали новый этап в развитии НСА Архива Академии наук.

В 1908 г. «Б.Л. Модзалевский приступил к составлению карточного каталога, причем решено было начать этот каталог с дел 1751 года, как наиболее нуждающихся, для практических целей, в указателях.

Карточки такого каталога должны быть именными и предметными; так например, переписка по вопросу о напечатании оды Сумарокова должна быть занесена на карточки на слова: Сумароков, Ода, Типография Академическая; дело о Богданове — на слова: Богданов, Библиотека, Кунсткамера; дело о печатании манифеста о сочинении проекта Нового Уложения — на слова: Уложение Новое, Комиссия о составлении проекта Нового Уложения, Екатерина II, Манифест, Князь А. А. Вяземский и т.д.

Преимущества рационально устроенных карточных каталогов перед алфавитными книгами и описями, кажется, не требуют доказательств: они более удобны для справок, более поддаются сортировке, комбинированию, исправлениям и дополнениям, дают в руки справляющегося сразу весь материал ему нужный»32.

Несмотря на приведенное выше мнение Б.Л. Модзалевско-го о преимуществе и принципах построения каталогов, «по представлению Непременного Секретаря, Конференция нашла желательным поручить г. Модзалевскому ознакомиться с принятыми и в других Правительственных Архивах Петербурга системами описей, алфавитов и карточных каталогов. На последние он должен был обратить особенное внимание, так как Конференция уже согласилась с представлением его о желательности разнесения именно на карточки дел и документов Архива Конференции. С этой целью были осмотрены следующие Архивы: 1. Сенатский Архив; 2. Архив Государственного Совета; 3. Государственный и С.-Петербургский Главный Архивы Министерства Иностранных дел; 4. Архив Министерства Народного Просвещения; 5. Архив Морского Министерства; 6. Военно-Учетный Архив Главного Штаба; 7. Архив Св. Синода; 8. Архив Главного Управления Землеустройства и Земледелия; 9. Архив Министерства Императорского Двора; 10. Архив С.-Петербургского Университета; 11. Архив Министерства Торговли и Промышленности, и 12. Архив Канцелярии Министра Финансов.

Из представленного г. Модзалевским отчета видно, что в Архивах, значащихся здесь под № 2, 3, 6, 8, 9 и 10, составление карточных каталогов ведется вполне систематически, а в некоторых в значительной части уже и закончено; стоящие во главе их лица являются ревностными сторонниками таких каталогов, считая их наиболее достигающими своих целей при разного рода служебных и научных справках, наиболее подвижными, легко подчиняющимися разного рода требованиям, какие предъявляются к Архивам лицами, в них занимающимися. В этих Архивах карточки составляются и именные, и предметные, причем количество карточек, составляемых к тому или другому делу или документу, разнообразится в зависимости от содержания, от "материи" дела; при этом пишутся они не только по заглавию дела, но и по внутреннему их содержанию; в некоторых Архивах на карточки вносятся все собственные имена, заключающиеся в деле, и, таким образом, они представляют как бы алфавитные указатели имен и предметов к каждому делу. В Архивах, поименованных под №1, 4, 11 и 12, составление карточных каталогов уже начато, так как за ними признается большая польза. Только в Архивах Морского Министерства и Св. Синода и отчасти в Сенатском г. Модзалевскому пришлось выслушать возражения против карточных каталогов; при этом указывалось, что карточки каталога подвержены большой опасности потери от малейшей неосторожности или от других причин, что они легко могут быть перепутаны, наконец, что такие каталоги занимают очень много места (например, Сенатский Архив).

Что касается вида, формы карточек, то в каждом архиве внешняя сторона их выработана самостоятельно. Поэтому, ввиду того, что к небольшой части Архива Конференции составлен покойным В.П. Шемиотом карточный каталог в формате 1/8 доли обыкновенного листа писчей бумаги, решено остановиться именно на таком размере карточек»33.

В 1909-1914 гг. Б.Л. Модзалевский совместно с О.В. По-кровской-Ламанской продолжали составление карточных каталогов к переплетенным делам Архива, причем описание было доведено до 1766 г., именных и предметных карточек к делам 1742-1743 гг. и инвентарным описям дел. Кроме того, для устраиваемой Академией наук выставки «Ломоносов и Екатерининское время» был составлен карточный каталог к делам за 1735-1765 гг.34

Таким образом, в Архиве Академии наук было положено начало карточному каталогу, который вместе с краткими инвентарными описями мог в значительной мере удовлетворить возросший интерес исследователей к документам Архива. Составление подобных каталогов схоже с составлением каталогов библиотек, деятельность которых широко развернулась в эти годы. Примечательно, что Б.Л. Модзалевский наряду с исполнением обязанностей заведующего Архивом Конференции работал в Пушкинском доме, где в дальнейшем составил многочисленные каталоги к документам этого академического учреждения.

Во время Первой мировой войны, революционных событий и гражданской войны 1917-1921 гг. работа Архива Конференции сократилась, а потом и совсем пришла в упадок. Работа Архива возобновилась только в конце 1922 г., когда решением Общего собрания Академии наук Архив был оформлен как самостоятельное академическое научное учреждение и стал именоваться Архив Российской Академии наук.

В 1923-1925 гг. Архив продолжил работу по пополнению карточных каталогов: проводилась каталогизация иностранной ученой корреспонденции, составлены карточки на входящие письма за 1764-1783 гг.35

В связи с увеличением количества сотрудников в 1926-1928 гг. активизировалась работа Архива в области создания НСА. Составлены новые описи к делам Канцелярии Конференции за 1826-1922 гг.; подробные описи ко всем конкурсам и сочинениям, представленным на соискание премий; каталог иностранной ученой корреспонденции (входящие письма за 1719-1763 гг. и 1784-1832 гг.); описи бумаг «Personalia» и научных экспедиций. Проведены проверка и пополнение имевшейся картотеки за 1741-1765 гг., причем в нее включены карточки на вновь описанные документы за 1719-1727 гг. и 1766-1767 гг.36

Таким образом, к середине 1920-х гг. в Архиве была создана картотека, в которой карточки систематизированы по алфавиту предметов и для работы с ними был разработан предметно-алфавитный указатель. По мере разрастания этой картотеки пользование ею затруднилось, поэтому после 1924 г. она была переработана, были образованы две новые картотеки - персональная и тематическая37. К 1931 г. тематическая картотека насчитывала свыше 20 тыс. карточек38. Персональная картотека не только дает отсылку к фондам конкретных ученых, но и содержит биографические данные о нем и указания на его документы, выявленные в других фондах ученых.

29 ноября 1930 г. Общим собранием Академии наук СССР было утверждено «Положение об Архиве Академии наук СССР», в соответствии с которым одной из задач Архива являлось «улучшение справочно-ориентирующего аппарата», а одним из структурных подразделений стал «справочно-ориентирующий аппарат и читальный зал»39.

С 1930 г. Архив начал интенсивную работу по подготовке первого справочно-информационного издания о составе и содержании фондов Архива АН СССР - путеводителя. Для этого производились разбор и систематизация неупорядоченных архивных материалов, составление описей и научных обозрений архивных фондов. Уже в 1931 г. отмечалось, что совершенно неразобранных документов в Архиве нет, хотя не все документы еще были описаны и каталогизированы, многие из новых поступлений имели лишь суммарные описи40.

Необходимость в публикации этого вида справочно-ин-формационных изданий объяснялась тем, что Архив как старейшее в стране архивное и историко-научное учреждение раньше и в большей степени, чем другие архивохранилища, испытал настойчивые требования исследователей о введении в научный оборот документальных ценностей, собранных более чем за два века существования Архива. Основной задачей путеводителя являлась подготовка и систематизация сведений о составе и содержании документов фондов Архива для ознакомления с ними исследователей. Создание справочника сопровождалось определенными трудностями. Опыта в издании описаний фондов и публикаций документов по истории науки и техники не было. Затруднение вызвало и то, что в XVIII в. почти все научные документы составлялись на латинском, а в XIX в. - на французском, немецком и отчасти на английском языках.

В 1933 г. вышел первый выпуск трудов Архива АН СССР «Обозрение архивных материалов», в который включена информация о составе и содержании 170 фондов и 14 разрядов (коллекций), хранящихся в Архиве: учреждений Академии наук, членов Академии наук и других ученых, архивных разрядов (собраний отдельных документов). В описательные статьи каждого фонда и разряда включены сведения о наименовании фонда и крайних датах документов, краткие сведения о фондообразо-вателе, составе и содержании документов, количестве единиц хранения, наличии НСА41.
Кроме того, в 1933 г. в связи с расширением комплекса работ по истории Академии наук и Архива «образованы следующие картотеки: история Академии наук в целом; история отдельных учреждений АН; история академических экспедиций; история научных дисциплин и техники; личный, предметный и географический указатели. Всего составлено до 15 ООО карточек». В 1934 г. продолжалось пополнение этих картотек, общее количество карточек достигло 50 тысяч. В этом же году составлена тематическая картотека по истории полярных исследований за XVIII-XIX вв.42

Опыт работы Архива по созданию НСА нашел отражение в книге директора Архива Г.А. Князева43, которая ко времени ее издания была одним из немногих пособий по архивному делу. В своей работе Г.А. Князев представил характеристику и методы подготовки следующих видов научно-справочных пособий: инвентарные описи; топографический реестр; картотека и реестр архивных фондов; формуляры архивных фондов; обзоры, путеводители и справочники; тематические каталоги и описания; алфавитные указатели; архивно-справочная библиотека.
 
В заключение можно отметить, что к концу рассматриваемого периода в Архиве Академии наук были созданы основные элементы НСА: описи, путеводитель, тематические и персональная картотеки. Они позволяли в достаточной мере удовлетворить потребности пользователей в информации о составе и содержании документов фондов Архива. В то же время их создание осуществлялось без соответствующего методического обеспечения, что приводило к различным формам и методам описания документов и затрудняло оперативный поиск ретроспективной информации.

Примечания

1    Иконников B.C. Опыт русской историографии. Киев, 1892. Т. 1. Книга 2. С. 902.

2    Куник АЛ. Сборник материалов по истории Императорской Академии наук в XVIII веке. СПб, 1865. Части 1-2.

3    Пекарский П.П. Отчет о занятиях в 1863-1864 гг. по составлению истории Академии наук // Записки Академии наук. СПб, 1865. Том VII. Вып. 2. Приложение № 4; Он же. История Императорской Академии наук в Петербурге. СПБ, 1870-1873. Тома 1-2.

4    Иконников B.C. Опыт русской историографии. Киев, 1892. Том I, Книга 2.

5    Модзалевский БЛ. Архив Конференции // Материалы для истории академических учреждений за 1889-1914 гг. Петроград, 1917. Часть 1. Том 2. С. 589-619.

6    Князев ГЛ., Шафрановский К.И. Архив Академии наук в XVIII в. // Советские архивы. 1969. № 4. С. 115-117.

7    Князев ГЛ. Теория и техника архивного дела (Опыт систематического руководства). Л.: Лоциа, 1935. С. 69-85; Он же. Исторический очерк Архива Академии наук СССР. 1728-1962. Л., 1965. 201 с.

8    Левшин Б.В., Мамонова Г.В. Основные принципы классификации служебной документации в учреждениях Академии наук СССР / / Труды научной конференции по вопросам архивного дела в СССР. М., 1965. Том II. С. 217-222; Левшин Б.В. Архивное строительство в Академии наук СССР за 50 лет Советской власти и перспективы его дальнейшего развития // Академические архивы за 50 лет Советской власти. Труды 1 совещания архивистов АН СССР и академий наук союзных республик. 17-23 мая 1967 г. М., 1968. С. 3-34.

9    Блинова Л.И. Работа Архива Академии наук СССР над материалами по истории Академии наук // Археографический ежегодник за 1972 год. М.: Наука, 1974. С. 271-279.
 
10    Раскин Н.М. Издания Архива Академии наук СССР // Академи-
ческие архивы за 50 лет Советской власти. Труды 1 совещания
архивистов АН СССР и академий наук союзных республик. 17-23
мая 1967 г. М., 1968. С. 64-87; Он же. Некоторые особенности
изданий Архива Академии наук СССР // Труды научной конфе-
ренции по вопросам архивного дела в СССР. М., 1965. Том 2.
С. 80-86.

11    Черных ВА., Житомирская СВ., Мыльников А.С., Левшин Б.В.
Система информации исследователей о содержании фондов деяте-
лей науки, литературы и искусства // Археографический ежегод-
ник за 1972 год. М.: Наука, 1974. С. 82-97.

12    Научно-справочный аппарат к личным фондам ученых в архивах
Академии наук СССР: Аналитический обзор / Сост. Э.И. Солодко-
ва. М., 1989. 36 с.

13    Рудельсон К.И. Каталогизация документальных материалов в ар-
хивах СССР. М., 1958. С. 59, 65-68.

14    Ростова Н.Н. Централизованный учет архивных материалов в Ака-
демии наук СССР и организация научно-справочного аппарата
в академических архивах // Академические архивы за 50 лет Совет-
ской власти. Труды 1 совещания архивистов АН СССР и академий
наук союзных республик. 17-23 мая 1967 г. М., 1968. С. 204-225.

15    Карнаухов В.Н., Мерзляков Н.С., Ocunoea Н.М., Рубанов Л.И. Элек-
тронные базы данных Архива РАН // Отечественные архивы. 2001.
№ 6. С. 35-40.

16 Савина ГА. Создание электронной базы данных «Коммунистическая академия ЦИК СССР (1924-1936)» в Архиве Академии наук: новые информационные возможности // Вестник РГНФ. М., 2001. № 1. С. 76-82.

17    Систематическая таблица научной и деловой документации (де-
лопроизводства) учреждений АН СССР. Л., 1938; Перечень доку-
ментальных материалов, образующихся в деятельности АН СССР,
учреждений и организаций ее системы, с указанием сроков хра-
нения. М., 1954. 152 с; Классификатор научно-организационной
и деловой документации (делопроизводства) учреждений АН СССР.
М., 1955. 32 с; Виноградова ЮА., Нагорова З.Н. Методическое
пособие по научно-технической обработке фондов ученых в Архиве
АН СССР. М.- Л., 1960. 94 с; Пособие по обработке, хранению и
использованию документальных материалов в учреждениях АН
СССР. М.; Л., 1959. 64 с; Методические рекомендации по научно-
технической обработке документальных материалов фондов лично-
го происхождения. М.,1971. 112 с; и т.д.
18    Пекарский П.П. История Императорской Академии наук в Петер-
бурге. СПб, 1870. Т. I. С. III-VIII.
 
19    Князев ГЛ. Исторический очерк Архива Академии наук СССР.
1728-1962. Л., 1965. С. 22.
20    Санкт-Петербургский филиал Архива РАН. Разряд 1.
21    Материалы по истории Императорской Академии наук. СПб, 1889.
Т. V. С. 871.
22    Ученые записки Императорской Академии наук. Т. II. В. 1. С. 156-
173.
Штелин Якоб фон, Яков Яковлевич (1709-1785) - искусствовед и гравер, адъюнкт элоквенции и поэзии с 1735 г., профессор с 1737 г., конференц-секретарь с 1765 по 1769 г.
23    Материалы для истории Императорской Академии наук. СПб.,
1897. Т. IX. С.381-382.
24    Летопись Российской Академии наук. 1724-1802. СПб, 2000. Том 1.
С. 807.
25    Санкт-Петербургский филиал Архива РАН. Разряд I. Оп. 1-134.
26    Там же. Ф. 7. Oп. 1. Д. 1. Л. 11а, 45.
27    Самошенко В.Н. История архивного дела в дореволюционной Рос-
сии. М., 1989. С. 90-92, 139.
28    Отчет о деятельности Императорской Академии наук по физико-
математическому и историко-филологическому отделениям за
1906    год. СПб, 1906. С. 138.
29    Материалы для истории академических учреждений за 1889-
1914 гг. Петроград, 1917. Том II. Часть 1. С. 593-594.
30    Отчет о деятельности Императорской Академии наук по физико-
математическому и историко-филологическому отделениям за
1907    год. СПб, 1907. С. 142-143.

31    Отчет о деятельности Императорской Академии наук по физико-математическому и историко-филологическому отделениям за1908    год. СПб, 1908. С. 156-162.

32    Материалы для истории академических учреждений за 1889-1914 гг. Петроград, 1917. Том 2. Часть 1. С. 600-601.

33    Отчет о деятельности Императорской Академии наук по физико-математическому и историко-филологическому отделениям за 1908 г. СПб, 1908. С. 163-165.

34    Материалы для истории академических учреждений за 1889-1914 гг. Петроград, 1917. Том 2. Часть 1. С. 604, 606.

35    Отчет о деятельности Академии наук СССР за 1925 г. Л., 1926. С. 53.

36    Отчет о деятельности Академии наук СССР за 1926 г. Л., 1927. С. 61; Отчет... за 1927 г. Л., 1928. С. 63-64; Отчет... за 1928 г. Л., 1929. С. 55.
 
37    Ростова Н.Н. Централизованный учет архивных материалов в Академии наук и организация научно-справочного аппарата в академических архивах // Академические архивы СССР за 50 лет Советской власти. Труды 1 совещания архивистов Академии наук СССР и академий наук союзных республик. 17-23 мая 1967 г. М., 1968. С. 122.

38    Князев ГЛ. Научные ценности за два века // Вестник Академии наук СССР. 1931. № 9. С. 46.

39    Труды Архива Академии наук СССР. Л., 1933. Вып. 1. С. 203.

40    Научно-справочный аппарат к личным фондам ученых в архивах Академии наук СССР: Аналитический обзор // Сост. Э.И. Солодкова. М., 1989. С. 17-18.

41    Труды Архива Академии наук СССР. Обозрение архивных материалов. Л., 1933. Вып. 1. 259 с.

42    Отчет о деятельности АН СССР в 1933 г. Л., 1934. С. 332; Отчет... за 1934 г. Л., 1935. С. 589.

43    Князев ГЛ. Теория и техника архивного дела (Опыт систематического руководства). Л.: Лоциа. 1935. С. 69-84