Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ЕКАТЕРИНА II И РОМАНОВЫ НА СТРАНИЦАХ ЕЕ «ЗАПИСОК...»

Печать PDF






Почти четверть века Екатерина II работала над своими автобиографическими записками. Они должны были увековечить образ императрицы в памяти потомков. Но 5 ноября 1796 г. Екатерину сразил апоплексический удар. К исходу следующего дня, не приходя в сознание, императрица скончалась. Внезапная кончина сорвала ее замысел. Точнее говоря, не позволила осуществить его так, как задумала императрица. И не потому что неожиданная кончина помешала окончить многолетний труд. Просто апоплексия, сразившая Екатерину в то ноябрьское утро, не позволила императрице подготовиться к смерти. Екатерина собиралась жить, по крайней мере, до восьмидесяти лет . Она была уверена, что у нее еще есть время. Если бы государыня хотела остаться в памяти потомков такой, какой она описала себя в «Записках», она была должна, точнее обязана, уничтожить черновики и подготовительные материалы. Но она не успела этого сделать. Сама того не желая, Екатерина оставила ценнейший материал для опровержения того, что, в конце концов, написала о себе.



Однако, как это не покажется странным, никто из исследователей в полной мере такой возможностью не воспользовался. Несмотря на то, что существует подготовленное академиком А.Н. Пыпиным авторитетное академическое издание французского текста «Записок...», в котором воспроизведены все собственноручные тексты императрицы, включая подготовительные материалы, а также точный перевод этого памятника на русский язык. Последняя публикация несколько раз воспроизводилась в перестроечное и постперестроечное время.

Екатерина создала две редакции «Записок...». И они очень существенно отличаются друг от друга. Первая редакция относится к началу 1770 гг. (1-194), то есть, написана женщиной, которой шел пятый десяток. Эта редакция создана в атмосфере острой, но скрытой от посторонних глаз борьбы за власть, которая развернулась при российском дворе между приверженцами Екатерины II и сторонниками ее сына Павла Петровича в связи приближающимся совершеннолетием наследника престола. Работа над второй редакцией протекала в середине 1790-х гг., когда Екатерине шел седьмой десяток. (201-461). Эта редакция писалась тогда, когда власть Екатерина уже достаточно окрепла и перед императрицей стояли уже совсем другие задачи: прежде всего, отстоять свое историческое право на престол, когда в эпоху Французской буржуазной революции был поставлен под сомнение сам принцип монархической власти. Императрица более всего заботилась о том, чтобы представить потомству свой идеальный образ.

Первая редакция охватывает период от рождения Екатерины до 1751 г. Редакция вторая освещает период с момента появления Софии Августы Фредерики в России в 1744 г до 1758 г. Таким образом, время со дня приезда в Петербург в 1744 г. до 1751 г. описан дважды. И оба по-разному.

Кроме того, до нас дошла еще одна автобиографическая записка середины 1750-х гг., написанная не императрицей, а великой княгиней, женой наследника престола, который еще должен был стать императором (467-499).

Эта записка предназначалась либо для английского посланника Г. Вильямса, либо для его секретаря С. Понятовского. Но, скорее всего, именно для последнего. Она написана тогда, когда Петр III был еще великим князем Петром Федоровичем, то есть при живом наследнике императрицы Елизаветы Петровны. Как самая ранняя, она очень существенно отличается от первых двух и служит важным подспорьем для правильного понимания содержания более полных мемуарных опытов.

В обеих редакциях, созданных в разных политических условиях, представлены два различных автопортрета императрицы. Это различие обусловлено разными задачами, которые ставил перед собой автор мемуаров. Основные персонажи «Записок...» являются лишь аксессуарами автопортрета Екатерины II. Поскольку эти автопортреты разные, то и их аксессуары также различны. Все персонажи мемуаров каждой редакции составляют жестко выстроенную систему образов, в которой каждый образ выполняет свою строго заданную ему автором функцию. Поскольку общая схема первой редакции отлична от общей схемы второй редакции, функции каждого персонажа в обеих редакциях совершенно различны.

Сопоставление этих трех текстов позволяет выявить то, что Екатерина во что бы то ни стало хотела скрыть. Для ученого это самая важная сторона мемуаротворчества императрицы. Умолчания дают исследователю уникальную возможность пренебречь тем, что Екатерина пыталась внушить потомству и определить то, что она на самом деле старалась утаить. Такой подход позволяет восстановить ее подлинные облики, определить сравнительную достоверность образа каждого из Романовых, представленных в этих текстах. В свою очередь, это открывает возможность не только внести существенные коррективы в наши представления о личности Екатерины и ее «родственников», но и по-новому взглянуть на политическую борьбу в российских верхах.

Большинство эпизодов, описанных в «Записках...», носят настолько личностный характер, что они не нашли никакого отражения в других документах. Поэтому только сопоставление их трактовок в обеих редакциях, позволяет определить их сравнительную достоверность. Но сохранился архив Тайной канцелярии. В нем отложился материал, освещающий кадровые изменения Малого двора. Документы Тайной канцелярии, касающиеся лакеев, обслуживающих великую княгиню и великого князя, на первый взгляд, не имеют большого исторического значения. Поэтому эти архивные материалы почти не интересовали ни историков императорского двора, ни биографов Романовых. Именно эти «второстепенные» материалы позволяют правильно понять поведение главных действующих лиц «Записок...», объяснить суть конфликтов Малого и Большого дворов, восстановить то, что мемуаристка во чтобы то ни стало стремилась утаить. Дополненные донесениями иностранных дипломатов эти материалы позволяют восстановить тайную политическую борьбу, которая разворачивалась тогда в петербургских верхах.

Обе редакции «Записок...», и 1770-х гг., и 1790-х, столь сильно разнятся друг от друга, что может даже создаться впечатление, будто бы они написаны разными людьми. В них созданы два совершенно разных образа автора мемуаров, то есть Екатерины. И это само по себе важнейший предмет, требующий самого тщательного исследования. К сожалению, исследователи, ни отечественные, ни зарубежные не распознали этого важнейшего обстоятельства и не воспользовались возможностями, которые открывает сопоставление авторских текстов.

В конце XX-го и в XXI в. в России появился целый ряд некритических сочинений о Екатерине II, в которых в той или иной степени рассматривался вопрос о ее «Записках...». Эти сочинения носили поверхностный характер и отличались откровенно панегирическим духом. И хотя по большей части они были написаны профессиональными учеными, их работы больше напоминали научно-популярные сочинения, преследующие цель восстановить репутацию Екатерины II, незаслуженно опороченную в советское время.

Для всех этих работ характерна вера в достоверность воспоминаний Екатерины как исторического источника и в абсолютную искренность их автора, чуть не в исповедальный характер мемуаров царицы, написанных «с предельной откровенностью». Авторы этих трудов свято верили в то, что молодая Екатерина политикой не занималась и лишь безрассудное поведение мужа заставило ее в середине 1750-х гг. для спасения себя, сына и отечества включиться в политическую борьбу. Никто из них не усомнился в достоверности этого образа. Более того, желая «дополнить» заключительную редакцию, современные биографы переносят в свои биографии отдельные эпизоды, описанные в ранней редакции создавая некий «синтетический образ».

Такое же положение и в зарубежной историографии.

Между тем ни один из этих двух образов автора мемуаров, представленных в различных редакциях, не соответствует действительности. Подлинная Екатерина - это та женщина, которая создала эти два образа. Для чего же она сделала это? Для того, чтобы скрыть от потомства свой подлинный облик. Важнейшая исследовательская задача, еще ни кем не поставленная, состоит в том, чтобы, противопоставляя два образа Екатерины, воссоздать подлинный облик императрицы и окружавших ее персонажей из династии Романовых.


SAFONOV MIKHAIL MIKHAILOVITH. Catherine II and The Romanovs in Her “Memoires”

Аннотация

В статье анализируются «Записки императрицы Екатерины Второй», которые являются выдающимся памятником русской культуры последней четверти XVIII в. Они представляют собой ценнейший источник по истории Дома Романовых и содержат уникальный материал о четырех представителях романовской династии, который не нашел никакого отражения в других источниках: императрице Елизавете Петровне, ее племяннике великом князе Петре Федоровиче, его супруге великой княгине Екатерине Алексеевне, их сыне великом князе Павле. Но самая большая ценность этих мемуаров заключается в том, что они позволяют составить представление о личности самое императрицы Екатерины II.

“Memoires” of Catherine II is outstanding monument of the Russian culture of the last quarter of XVIII century. It is a source of the great value about of Romanov’s history. There is unique evidence about 4 members of royal family: impress Elisabeth, her nephew impress gr. d. Peter, his wife Catherine, their son Paul. But the most interest of “Memoire” is a possibility to get real notion of Catherine II herself.

Ключевые слова

«Записки императрицы Екатерины Второй», императрица Елизавета, великий князь Петр Федорович, великая княгиня Екатерина, великий князь Павел Петрович. “Memoires” of Catherine II, empress Elisabeth, gr. d. Peter, gr. d Catherine, empress Catherine II, their son Paul

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.