Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ПОЭТ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА ВАЛЕРИАН БОРОДАЕВСКИЙ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ИНСКРИПТОВ

Печать PDF



Инскрипты – молчаливые, но красноречивые свидетели, воссоздавая колорит эпохи, рассказывают о мире человеческих контактов и творческих отношений. У каждого из них своя история, позволяющая узнать, что связывало дарителя и адресата. Дарственные надписи также могут быть ценным источником для изучения биографии писателя, его окружения, поэтому, говоря словами Иванова-Разумника, «мимолетную фразу, случайную строчку, короткую надпись все это должны сохранить, передать, объяснить».

В публикации представлены отдельные инскрипты из личного архива А.Д. Бородаевского. Они были адресованы его деду — поэту Валериану Валериановичу Бородаевскому (1876—1923), имя которого принадлежит эпохе Серебряного века. Он достиг известности и признания у современников как продолжатель традиций философской лирики Е.А. Боратынского и Ф.И. Тютчева.



Бородаевский родился 12 (24) декабря 1876 г. в c. Кшень Тимского уезда Курской губернии, в старинной дворянской семье. Получил техническое образование: окончил Курское реальное училище, Горный институт в Петербурге (1894—1900). Служил по Горному ведомству. В 1908г. Бородаевский увольняется со службы, решив всерьез заняться литературным творчеством. Он возвращается в родовое поместье, но часто бывает в Петербурге, в Москве. В период с 1909 по 1916 г. активно участвует в литературной и общественной жизни России. Им были изданы три сборника стихотворений: «Страстные свечи» (СПб., 1909), «Стихотворения. Элегии, оды, идиллии» (СПб., 1909), «Уединенный дол» (М., 1914). Его стихи также были представлены в «Антологии» издательства «Мусагет» (1911); он выступал по вопросам христианства на страницах журналов «Русский вестник» и «Новый путь», печатался в таких журналах как «Аполлон», «Русская мысль», «Современник», «Вестник Европы».

Бородаевский общался с широким кругом людей, авторитетных в литературном мире и культурной жизни конца XIX—начала XX в., в частности с А.А. Блоком, А. Белым, А.Н. Толстым, М.А. Кузминым, Ф.К. Сологубом, А.А. Ахматовой, Н.С. Гумилевым, В.В. Розановым, Н.А. Бердяевым, В.Э. Мейерхольдом и многими другими. В критических статьях высокую оценку творчеству Бородаевского дали Н.С. Гумилев и Вяч. Иванов, С.М. Городецкий, Ю.Н. Верховский, более сдержанно отозвались В.В. Розанов и В.Я. Брюсов. Последние годы Бородаевский жил в Курске, принимал участие в работе Курского союза поэтов. В советское время его произведения не печатались. Умер поэт 16 мая 1923 г., похоронен в Курске на Никитском кладбище.



Жизнь удивительным образом сталкивала Бородаевского с разными людьми, предоставив возможность общаться, сотрудничать, искать вместе с ними истину. Сегодня свидетельства этого общения, фотографии и книги с дарственными надписями знаменитых людей, записные книжки Бородаевского с черновыми записями стихов, адресами писателей, находятся в личном архиве внука - А.Д. Бородаевского. Несомненно, они представляют интерес для исследователя. В задачу автора не входит полная публикация уникальной коллекции, поэтому автографы писателей включены выборочно.



Предположительно, первым автографом, появившимся у Бородаевского, была дарственная надпись Розанова, которую он сделал на обороте копии своего портрета работы Л.С. Бакста: «Уважаемому Валериану Валериановичу Бородаевскому на добрую память о Религиозно-философских собраниях в Петербурге. В. Розанов. СПб 1906 — 17 января». Несмотря на традиционную дежурную форму, автограф четко говорит о времени знакомства и общения, которое начало складываться в русле деятельности Религиозно-философских собраний. Как отмечал поэт в автобиографии: «С 1903 года состоял членом Петербургского Религиозно-философского общества, где однажды выступил против христианской концепции В.В. Розанова, осуждаемой мною с точки зрения византийско-аскетической литературы восточных отцов…» Розанов разделял увлечение Бородаевского философией Леонтьева, но к его поэтическому творчеству относился сдержанно. Отголоски их дискуссий нашли отражение в стихотворении поэта «Да и нет», посвященном Розанову.



Вяч. Иванов, один из мэтров русского Парнаса, сыгравший определяющую роль в личной и творческой судьбе Бородаевского, на своей книге «Кормчие звезды» оставил надпись: «Валериану Валериановичу Бородаевскому братски преданный Вяч. Иванов. 24 февраля 1909 г.». Именно к этому периоду можно отнести их знакомство. В издательстве «Оры» в том же, 1909 г., Вяч. Иванов издал второй сборник стихов Бородаевского под названием «Стихотворения. Элегии, оды, идиллии» и в предисловии дал высокую оценку его дарованию: «Нельзя не расслышать в стихах Бородаевского «собственный», т.е. единственно данному поэту свойственный, собственно ему присущий тон...».

Иванов разглядел в Бородаевском не только «оригинального и замечательного» поэта, но и надежного человека, с которым многие годы его будут связывать доверительные отношения. Они довольно много общались семьями, встречаясь в Москве, Петербурге. Семья Иванова была радушно принята Бородаевскими в курских имениях, а те в свою очередь гостили у них в Риме. И память об этом общении — второй инскрипт Иванова на книге «Нежная тайна» — «Горячо любимым Валериану и Маргарите Бородаевским от Вячеслава Иванова Рим, январь, 1913». Объединяющую их духовную близость не раз подчеркивал Бородаевский, например, в одном из писем к Вяч. Иванову он писал: «Много думал в дороге и сейчас думаю о нашей встрече и о той исключительной интимной близости, которую я, человек в личных отношениях замкнутый, почувствовал к Вам. И как мне грустно, что эта встреча была так мимолетна. И душе моей не дано было прочно основаться возле вашей…». Бородаевский посвятил другу стихотворение «Над пустынными полями видится…», а также цикл стихов «Итальянская призма».



В семейном архиве внука Бородаевского находится книга: Гр. Алексей Н. Толстой. За синими реками. М.: Грифъ, МСМХI. На форзаце автограф: «Милым Бородаевским, которые, строя курятники нашли настоящую точку, не то что мы — долой город — к милым курятникам!» И подпись: «Гр. А. Толстой, 4.1.1911.».



С А.Н. Толстым Бородаевский познакомился и подружился в Самаре, где с 1906 по 1908 г. служил финансовым инспектором и снимал квартиру в доме отчима Алексея Николаевича, А.А. Бострома. Вот как пишет об этом М.А. Бородаевская, жена поэта: «Они с мужем моим подолгу разговаривали за чаем… Часто были разговоры об охотниках и помещиках. Муж рассказал об одном соседе, который хвалился, что бьет вальдшнепов без промаха. Он до охоты выпивал столько, что птица летящая двоилась перед его глазами и он стрелял в середину между двух и всегда без промаха. А.Н. очень смеялся и потом в одном из ранних рассказов поместил эту историю, слегка изменив». Дружеское общение между семьями, как отмечает в своих воспоминаниях Бородаевская, сохранилось на долгие годы. Бородаевские встречались с семьей писателя в Москве, Петербурге, они приглашали их лично и через Вяч. Иванова погостить в Кшени: «Посылаю письмо Алексею Николаевичу Толстому, пожалуйста, передай ему и уговори ехать; знаю его «тяжелый подъем» и не особенно верю в его приезд, но был бы счастлив повидаться с ним и его лирической половиной». Бородаевский посвятил Толстому цикл стихотворений «Интимные лики».



М.А. Кузмин был в числе тех, с кем Бородаевский познакомился благодаря знаменитым «средам» на «башне». Под таким названием вошла в историю Серебряного века петербургская квартира Вяч. Иванова, располагавшаяся в эркере седьмого этажа дома 25 по Таврической улице.



Короткая, но столь значимая надпись оставлена Кузминым на книге «Глиняные голубки»: «Дорогому поэту и другу Валериану Валериановичу Бородаевскому в память о Таврической башне 1916, март». К тому времени, когда была подарена книга, собрания на «башне» уже не проходили, но воспоминания о необыкновенной атмосфере, которая там царила, и о которой помнили, была дорога обоим поэтам.



Общение Бородаевского с А.М. Ремизовым также началось в «башенный» период. Ремизов, владевший умением писать различными типами древнего письма, подарил Бородаевскому книги с очаровательными автографами. Его замысловатые инскрипты, стилизованные под старославянскую вязь, — поистине шедевры каллиграфии. Старинная витиеватость почерка совпадала с витиеватостью стиля. Например, миниатюра Ремизова на книге «Укрепа»: «Валериану Валериановичу Бородаевскому после многих лет скрытнаго жития в Закишени Курской появившемуся на реке Нева А. Ремизов 2 марта 1916 г.» или посвящение на седьмом томе собрания сочинений Ремизова: «Валериану Валериановичу Бородаевскому сей том лимонарный на великопостное чтение 23 апреля 1916 г.».



Следует отметить, что «игра как культурная доминанта эпохи определила специфику художественной манеры многих выдающихся деятелей Серебряного века», в том числе и Ремизова. Именно этим объясняется учреждение им в 1900 г. Шуточно-утопической Обезьяньей Великой и Вольной Палаты — «Обезвелволпала». С этого времени начали выдаваться Обезьяньи грамоты и знаки, возводящие друзей писателя в разные звания членов этого фантастического Ордена, на которых всегда подписывался его обезьяний царь Асыка — Первый Обезьян Великий, о котором «…никто ничего не знает, и его никто никогда не видел». Сам же Ремизов, рисовавший «собственнохвостно» (за царя Асыку), называл себя «царским диаком» и «канцеляриусом», раздающим наградные знаки заслужившим быть принятыми в члены Ордена. Бородаевскому тоже был выдан такой обезьяний «знак» с надписью следующего содержания: «Валериану Валериановичу Бородаевскому Обезьяний знак первой степени с виноградами дан для ношения 1.1. 1913».



Такова история нескольких инскриптов. За каждым росчерком пера стоят встречи, воспоминания, взаимоотношения. За каждым инскриптом — имя дарителя, много значившее для адресата. Все вместе они не только добавляют новые сведения в биографию Бородаевского, но и позволяют ощутить дух времени, являются одним из источников для изучения литературного быта эпохи Серебряного века.

Редакция журнала «Вестник архивиста» и автор выражают благодарность профессору кафедры мировой экономики факультета экономики и права Московского государственного лингвистического университета, доктору экономических наук Андрею Дмитриевичу Бородаевскому, внуку Валериана Валериановича, за предоставленные для публикации инскрипты, хранящиеся в его личном архиве.

POET OF THE SILVER AGE VALERIAN BORODAEVSKIY THROUGH THE PRISM OF INSCRIPTIONS

Статья посвящена исследованию творческого наследия поэта В.В. Бородаевского. В ней рассматриваются инскрипты (краткие дарственные, посвятительные надписи; автографические посвящения), адресованные Бородаевскому писателями и поэтами эпохи Серебряного века.

The article is devoted to a poet V.V. Borodaevskiy. There you can find inscriptions addressed to Borodaevskiy poets and writers of the Silver Age.

Эпоха Серебряного века, инскрипты, В.В. Бородаевский

Silver Age, inscriptions, V.V. Borodaevskiy

Михайлова Ирина Петровна

Мichailova Irina Petrovna

кандидат филологических наук, преподаватель Курского государственного университета

сandidate of philological sciences lecturer Kursk state university


Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

89102176033

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.