Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ИЗДАНИЕ ДЛЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ИСТОРИКОВ И ЛЮБИТЕЛЕЙ ГЕНЕАЛОГИИ

Печать PDF
Аннотация

Рецензия на справочное издание по фонду Государственного архива Саратовской области, содержащему дела Херсонской римско-католической духовной консистории.
A review of a reference book on the collection of the State Archive of the Saratov region, containing papers of the Herson roman catholic consistory.

Ключевые слова

Архивы. Католики в России. Метрические книги. Генеалогия.
Archives. Catholics in Russia. Church books. Genealogy.


*Аннотированная опись дел фонда Херсонской римско-католической духовной консистории. 1801 – 1864 / Сост. Г.П. Корсукова и др. Ред. Н.И. Широва и др. Саратов: Научная книга, 2008.



Результатом многолетней работы Саратовского областного архива по совершенствованию научно-справочного аппарата стала, помимо прочего, «Аннотированная опись дел фонда Херсонской римско-католической духовной консистории»*.

Основной конфессией Российской империи было православие. В то же время ислам, католицизм, протестантство существовали на территории России издавна, и являлись, чаще всего, вероисповеданиями конкретных национальностей. Общеизвестно, что католиками были поляки; однако католицизма придерживались части немецкого, литовского, белорусского и других этносов.

По количеству «католических» документов Государственный архив Саратовской области можно сравнить только с Российским государственным историческим архивом в Санкт-Петербурге.

У фонда, которому посвящена данная книжная публикация, довольно сложная предыстория. В 1848 г. из общероссийского Могилевского архиепископства была выделена новая епархия – Херсонская. Решение это было обосновано необходимостью обслуживать далекие от Петербурга и Могилева, но к тому времени многочисленные костелы Херсонской, Екатеринославской, Таврической, Саратовской, Астраханской губерний, Бессарабской области, Кавказского и Закавказского краев. В 1852 г. центр Херсонской епархии был перенесен в Тирасполь, по которому стали называться епископ, епархия и консистория.

Но вскоре выяснилось, что новое местоположение было выбрано неудачно – маленький уездный Тирасполь не имел даже своего костела, и в 1856 г. центр Тираспольской консистории переводится в Саратов.
В Саратов были перевезены все документы бывшей Херсонской консистории (1848 – 1856) и вошедших в нее деканатов Могилевской архиепархии (1801 – 1848).

К началу переработки фонда (на 1 января 2008 г.) в ГАСО состояли на учете фонды Могилевской римско-католической духовной консистории (№ 1166), Тираспольской римско-католической духовной консистории (№ 365), Херсонской римско-католической духовной консистории (№ 1267), Канцелярии Могилевского архиепископа митрополита всех римско-католических церквей Российской Империи (№ 1167).

В ходе анализа содержания дел выяснилось, что фонды 1166 и 1267, отражали исключительно деятельность Херсонской католической консистории, и они были присоединены к ее фонду (№ 1166).

В 2008 г. дела объединенного фонда были объединены и переработаны по хронологически-номинальному принципу: по годам, внутри годового раздела по видам документов.

На первом месте в каждом году – наиболее интересные для пользователей экстракты (фактически, копийные экземпляры) метрических книг с записями о крещении, венчании, отпевании католиков указанных губерний и областей Российской империи.

Затем идут довольно немногочисленные перечневые ведомости. Следующие за ведомостями ревизии содержат ценные исторические данные: место постройки церкви, ее внутреннее убранство, количество прихожан и т.д.
На третьем месте – дела, отражающие внутренние дела общин: розыски сбежавших жен и мужей, разводы, завещания, ремонт старых церковных зданий и возведение новых. В конце годовых разделов можно найти и списки прихожан (например, в деле 407 – списки прихожан костелов Астраханской, Самарской, Саратовской губерний за 1852 г. на 528 листах).

Справочный аппарат описи – практически образцовый. Помимо наполненного фактами предисловия (с. 3 – 9) имеются: список специальных терминов, определений (с. 10 – 13); список римско-католических церквей Тираспольской епархии по деканатам на 1 января 1878 (с. 118 – 125), список армяно-католических церквей Закавказского края, входивших в Тираспольскую епархию, по деканатам (с. 126 – 127), список капелланов военных приходов (с. 128), географический (с. 128 – 144) и именной (с. 144 – 145) указатели. После заголовка каждого дела идет краткая «внутренняя опись» с перечислением приходов, материалы по которым имеются в деле.

Публикация описи с номерами дел – феномен, к сожалению, очень редкий в современной архивистике. Между тем именно такие книги или интернет-справочники вплоть до номеров дел дают возможность наиболее подробно ознакомиться с содержанием фонда дистанционно. В советское время вопрос включения подробной аннотации фонда или вынесения его в краткий список в последней части решался с учетом идеологии. Но и сейчас при составлении привычного путеводителя по архиву отбор того, о чем сказать в характеристике фонда, отдается конкретным составителям и редакторам, их вкусам и понятиям, отличным от пользовательских.

Конечно, хочется высказать несколько замечаний. В предисловии говорится (с. 3), что большинство переселенцев на земли Украины и Поволжья были католиками, а это – явное преувеличение. Католицизм исповедовала примерно треть колонистов. Там же переселенческая активность связывается с присоединением к России в 1772 г. части Речи Посполитой.

Историкам эта взаимосвязь осталась неизвестной. Похоже, авторы имели в виду увеличение числа католиков в составе населения Российской империи, ведь присоединенные «польские» области были в основном католическими. В данном случае не католики приехали в Россию, а она сама к ним пришла.

В указателе одни и те же населенные пункты упоминаются как разные, в связи с тем, что менялась их административно-территориальная принадлежность. Скажем, Кляйнлибенталь появляется как колония Новороссийского края (1832 – 1833), колония Херсонской губернии (1851), село Новороссийского края (1820 – 1852). Связано это с тем, что с 1812 г. Екатеринославская, Херсонская, Таврическая губернии и Бессарабия находились в составе Новороссийского генерал-губернаторства (края). Так что верны и «Новороссийский край», и «Херсонская губерния». В русском обиходе Кляйнлибенталь можно было назвать селом (деревня с церковью), и в то же время по характеру он оставался немецкой колонией; опять-таки верны оба определения; в географическом указателе их можно было бы объединить.

Перечисленные недочеты – технические, они легко исправимы и не умаляют ценности книги, которую можно смело назвать подарком пользователям – как профессиональным историкам, так и любителям генеалогии.