Выбор читателей:

КРУГЛЫЙ СТОЛ «ЭПОХА IT В АРХИВНОЙ ОТРАСЛИ: ПРОБЛЕМЫ СОХРАННОСТИ И ДОСТУПНОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ» НА 9ОМ IT-ФОРУМЕ В ХАНТЫ-МАНСИЙСКЕ 6-7 июня 2017 г.

News image

"The epoch of IT in the archival industry: problems of preservation and accessibility of electronic documents" on the 9th IT Fo...

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ВКЛАД ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА МИХАЙЛОВИЧА РОМАНОВА В РАЗВИТИЕ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА И АВИАЦИИ РОССИИ

Печать PDF


Великий князь Александр Михайлович Романов (1866—1933) – внук императора Николая I и муж сестры Николая II – государственный и военный деятель, сыгравший значительную роль в становлении отечественного военного и гражданского судостроения, в развитии инфраструктуры приморских городов, был одним из основателей российской авиации. Предлагаемая вниманию читателей журнала «Вестник архивиста» статья посвящена его роли в развитии отечественного флота в конце ХIX – начале ХХ в. Интерес к данной теме определяется тем, что построенные под его руководством объекты были отличного качества, отвечали требованиям времени, их возведение не было обременительным для казны; отрасли промышленности, где в основном сосредоточивалась деятельность князя, играли одну из ключевых ролей в технической модернизации национальной промышленности, торговли и транспорта; князь предложил новые формы и методы организации военно-морских сил с учетом стратегических и экономических интересов государства.



Отметим, что основательных работ по изучению его научного наследия и деятельности, а также публикаций документов на эту тему практически нет. О князе изредка писали историки, которые занимались изучением экономической политики С.Ю. Витте. Существует весьма обширная литература о социально-политических взглядах Витте и его реформах, но при этом мало изучали позицию его оппонентов. Оппозиционность князя к политике министра финансов, либеральным и революционным движениям, принадлежность к Дому Романовых, дружеские отношения с последним российским императором – эти обстоятельства обусловили и крайне слабый уровень изучения его роли, и почти полное отсутствие каких-либо документальных публикаций. В отечественной историографии его личность оценивали негативно и в целом поверхностно. Каких-либо поисков в архивах не производилось, мнения о нем весьма противоречивы.

В настоящее время имеется справочно-библиографическая литература, прежде всего справочник Д.Н. Шилова, которая позволяет выяснить не только данные о жизни князя, но и определить источники по данной теме. В исследованиях о взаимоотношениях Александра Михайловича и Витте деятельность князя оценивают, как правило, негативно, полагая, что он выступал противником индустриализации, привлечения иностранных капиталов и был одним из главных виновников отставки министра финансов. Однако в 1990-х гг., наряду с традиционным взглядом, появились и другие оценки. Наиболее последовательным из этих исследований можно назвать труды Ю.Л. Коршунова, в его книге впервые приведены основные вехи биографии Александра Михайловича. Историк отметил также широкий круг интересов князя, его незаурядный характер, энергию и политическую прозорливость. В частности, пишет Коршунов, князь был автором 12 справочников о военных флотах иностранных государств. Работая над ними, Александр Михайлович приходит к заключению, что постройка судов во многих государствах подчинена определенной цели, что каждое из государств имеет в виду определенного противника. Князь был убежден, что одним из вероятных противников России в ближайшем будущем будет Япония и что война будет в 1903–1904 гг., что было отражено в докладной записке по усилению флота на Тихом океане, подданной, как полагает Коршунов, в 1895 г. (в действительности – в 1896 г.). Тем не менее, и эта работа не охватывает все вопросы, связанные как с научной, так и с деловой деятельностью князя.

Так, не исследована проблема взаимоотношений с Витте и его сторонниками, каким образом и почему все предложения Александра Михайловича, высказанные в 1890 – начале 1900-х гг., были отвергнуты, не полностью изучены его взгляды на развитие флота даже по упомянутой записке об усилении Тихоокеанского флота. Весьма противоречивы данные о роли князя в развитии гражданского судостроения. Так, многие историки считают, что Главное управление торгового мореплавания и портов образовали с единственной целью предоставить великому князю Александру Михайловичу пост главноуправляющего. Однако один из авторов статей о личности Александра Михайловича, К.А. Залесский, утверждает, что это учреждение создано по инициативе князя, под руководством которого выработан порядок постройки судов, начата реконструкция морских портов, улучшена подготовка моряков торгового флота. Кроме того, некоторые авторы отмечали его вклад в развитие отечественной авиации. По сути, за 90 лет, прошедшие со дня смерти Александра Михайловича, его жизнь и деятельность почти не исследована.



Изучение роли великого князя Александра Михайловича в истории России существенно затрудняет отсутствие каких-либо изданий, в которых целенаправленно отражены документы о его деятельности. Документов опубликовано мало и только в отдельных работах по истории военной промышленности или авиации. В этом отношении серьезным источником можно считать воспоминания Александра Михайловича, которые неоднократно переиздавались в США, Франции и в России. Однако у нас их публиковали без серьезного научно-справочного аппарата. На наш взгляд, наибольшее доверие вызывает публикация мемуаров в 2004 г., так как в ней проведена археографическая сверка с последним прижизненным изданием мемуаров, увидевших свет в 1933 г. в Нью-Йорке.

Для того чтобы более детально определить вклад князя в развитие российского флота, рассмотрим историю его жизни и деятельности. Родился он 1 апреля 1866 г. в Тифлисе и был четвертым сыном великого князя Михаила Николаевича (1832—1909) – начальника артиллерии гвардейского корпуса, наместника на Кавказе. Впоследствии Александр Михайлович вспоминал: «Следуя по стопам своего отца, императора Николая I, человека исключительной прямолинейности и твердости взглядов, отец мой считал необходимым, чтобы его дети были воспитаны в военном духе, строгой дисциплине и сознании долга. Генерал-инспектор русской артиллерии и наместник богатого Кавказа, объединявшего до двадцати племен различных народностей и враждующих между собой племен, не разделял современных принципов нежного воспитания. Моя мать, до брака принцесса Цецилия Баденская, выросла в те дни, когда Бисмарк сковывал Германию железом и кровью». Однако генерал был не лишен чувства юмора. Когда ему адъютант доложил 1 апреля о рождении сына, он ответил: «Это даже перестает быть забавным. Мне уже этим успели надоесть за все утро. Забавляйтесь вашими первоапрельскими шутками с кем-нибудь другим...»

По традиции великие князья не могли обучаться в учебных заведениях, а потому князя и его братьев обучал и воспитывал штат наставников. Учебная программа, разделенная на восьмилетний период, включала следующие предметы: Закон Божий, история православной церкви, сравнительная история других исповеданий, русская грамматика и литература, история иностранной литературы, история России, Европы, Америки и Азии, география, математика, французский, английский и немецкий языки, музыка. В 1885 г. он был произведен в мичманы, а в следующем году приведен к присяге. Чтобы понять характер князя, остановимся на этом эпизоде его жизни.

В мемуарах он писал об этом так: «Традиции нашей семьи исключали мелодраматические эффекты, а потому никто не стал объяснять мне значения данных мною присяг. Да в этом и не было надобности. Я решил в последующей жизни в точности исполнять все то, чему присягнул. Тридцать один год спустя я вспомнил это решение моей юности, когда большинство из моих родственников подписали обязательство, исторгнутое у них Временным правительством, об отказе от своих прав». Заявление об уходе он подал в апреле 1917 г. и после этого никогда никому не присягал. Один из его современников, лидер партии октябристов А.И. Гучков, свидетельствовал, как в 1917 г. стала преломляться воля руководящих людей, которые, делая карьеру при царском правительстве, записывались в партию эсеров, чтобы купить доверие Совета рабочих и солдатских депутатов.



Отказ служить новым властям уже говорит о принципиальности и честности Александра Михайловича. Князь Ф.Ф. Юсупов, зять Александра Михайловича, так писал о нем: «Великий князь Александр, высокий брюнет, очень красивый, имел сильный характер. Его женитьба на великой княжне Ксении, младшей сестре Николая II, покончила с традицией, обязывающей членов царствующего дома вступать в брак с иностранцами королевской крови. Он по своему желанию поступил в морское училище и всю жизнь был убежденным и страстным моряком». Отметим еще одну деталь его биографии: Александр Михайлович получил при производстве в чин мичмана высшие отметки по всем предметам, за исключением судостроения, полагая, что нет смысла делать из моряков инженеров-судостроителей. Такой вывод сделал человек, так много сделавший для развития флота, в том числе организовывавший строительство кораблей.

Большое влияние на его кругозор и профессиональный опыт оказали заграничные плавания на корвете «Рында» в 1886–1889 гг. и на яхте «Тамара» в 1890–1891 гг. В этот период он побывал и установил связи со многими странами Южной Америки, Азии и Африки. Таким образом, уже к началу 1890-х гг. это был профессиональный военный, всесторонне образованный, умный, дисциплинированный. С этого времени великий князь Александр Михайлович проходил службу на Черноморском и Балтийском флотах. В частности, он был назначен командиром отряда минных крейсеров в Балтийском море. Затем командировался на крейсере «Дмитрий Донской» в САСШ, а после возвращения был назначен старшим офицером эскадренного броненосца «Сисой Великий». В апреле 1896 г., вследствие конфликта с управляющим Морским министерством великим князем Алексеем Александровичем, он был отстранен от военной службы.

В 1898 г. Александр Михайлович занимал должность председателя Совета по делам торгового мореплавания при Министерстве финансов, в 1901 – председателя Особого совещания для рассмотрения вопроса об управлении торговыми портами. Одновременно, в 1901–1902 гг., он стал председателем лесной концессии на р. Ялу. В 1902 г. ему удалось убедить императора выделить из состава Министерства финансов самостоятельное учреждение – Главное управление торгового мореплавания и портов, которым он руководил до 1905 г. Это был первый и последний период в биографии князя, когда ему удалось возглавить одно из государственных учреждений России. Отметим и другие направления его деятельности – работа в Комиссии для инспекции и приема в казну башенных установок 10-дюймовых орудий на броненосце «Ростислав» в 1901 г., а с 1902 г. – в должности председателя Комиссии по испытанию установки в трех паровых котлах эскадренного броненосца «Ростислав» нефтяного отопления по системе инженера Пашинина. Кроме того, он состоял председателем Комитета по восстановлению памятников Севастопольской обороны, а также почетным председателем более десятка общественных организаций.

В это время, с конца 1880-х до начала 1900-х годов, Александр Михайлович занимался в основном просветительской деятельностью в качестве автора или ответственного редактора фундаментальных исследований и справочно-энциклопедических изданий; написанием работ, прежде всего в форме писем и докладных записок императору Николаю II, как о развитии отечественного флота, так и об опасности захвата иностранными, главным образом японскими и английскими фирмами, за бесценок ключевых отраслей российской промышленности; строительством или ремонтом кораблей (броненосец «Ростислав», ледокол «Ермак»), модернизацией Батумского портa.

Все это позволило ему накопить большой теоретический и практический опыт в области судостроения, определить, какой флот нужен России, какие классы кораблей необходимо строить, какой должна быть подготовка личного состава и т.д. Эти вопросы князь рассматривал в комплексе с задачами внутренней и внешней политики, которые остро стояли перед руководством страны.

Именно в конце 1880-х–начале 1890-х гг. в экономике России начался период, который принято связывать с преобразованиями С.Ю. Витте. Как известно, его политика была направлена на развитие национальной промышленности и ускоренное строительство железных дорог. Особое значение придавалось возведению Транссибирской магистрали. Программой предусматривалось усиление вмешательства государства в экономику посредством упорядочения железнодорожных и таможенных тарифов, выкупа частных железных дорог в казну, введения винной монополии, проведения финансовой реформы на основе золотого монометаллизма, создания благоприятных условий для привлечения иностранных капиталов, распространения сети технических и коммерческих учебных заведений. Самой значительной статьей расходов казны по обыкновенному бюджету на развитие производительных сил России были средства на железнодорожное строительство. Именно это дало веские основания современным специалистам считать расходы Министерства путей сообщения основным рычагом влияния государства на развитие промышленности, а отчасти и сельского хозяйства.

Влияние экономической политики Витте на производительные силы империи имело прогрессивное значение. Этот вопрос уже хорошо изучен. За 1890-е гг. промышленный потенциал увеличился почти вдвое. В отраслевой структуре заметно возросла роль тяжелой промышленности, производство которой увеличилось на 88%, тогда как легкой – на 41%. Гораздо сложнее определить так называемые издержки, или цену, виттевской индустриализации. Применительно к нашей теме важно выделить две составляющие этого вопроса: организация государственного заказа и укрепление экономико-технологической самостоятельности страны в связи с усилением влияния международного рынка на российские предприятия и банки. Наиболее заметная черта государственного заказа – покупка предметов у частных и государственных предприятий по неадекватно высоким ценам и, как правило, низкого качества. При этом эффективность государственных предприятий была невелика.


Зависимость важнейших отраслей экономики от политической линии приводило к тому, что любые решения руководителей министерств и ведомств могли оказывать существенное влияние на развитие страны. Это обстоятельство требовало не только от императора и министров, но и руководителей департаментов соответствующих личных и деловых качеств. Важнейшее значение для судьбы России сыграли взгляды Витте, так как он возглавлял с 1892 г. одно важнейших государственных учреждений – Министерство финансов. Его экономическая концепция была сформулирована им в 1880-х гг., наиболее последовательно отражена в книге «Национальная экономия и Фридрих Лист» (Киев, 1889). По словам автора, если земледельческая страна с неокрепшей мануфактурой держится свободного обмена, то «часто случается, что ввоз в нее иностранных мануфактур значительно превышает вывоз сырья, и тогда золото, находящееся у нее в обращении, уходит за границу, что влечет за собою страшные экономические потрясения, в особенности тогда, когда денежное обращение в стране основывается преимущественно на бумажных орудиях обращения». Переход из земледельческого состояния в состояние значительного развития мануфактурной промышленности, национального флота и всесветной торговли не может быть достигнуто иначе, как посредством государственного содействия, заключающегося в таможенных пошлинах, различных премиях и т.п. Важными условиями индустриализации служат такие факторы, как «достаточное пространство, снабженное разнообразными материальными источниками богатства и соответствующим сему пространству населением». Многое зависит от религии народа, его нравственных начал, его государственных идей и всех его индивидуальных особенностей, писал Витте.

Труд Витте вначале опубликовали в газете «Киевское слово», а затем в виде отдельной книги. Вскоре в журнале «Русский вестник» (1889. № 9) появилась рецензия на эту работу, которая, как теперь удалось выяснить, принадлежала перу великого князя Александра Михайловича. Из этой рецензии видно, что он полностью придерживался взглядов Витте и был его апологетом. В рецензии, князь, в частности, писал: «Рассеяние сомнений относительно выгод для земледелия покровительственной системы, создающей новые производства, и притом в такой стране, как Россия, где по климатическим условиям занятие земледелием невозможно в течение полугода и более, представляет для нас, русских, главный интерес экономического учения Листа... В трудах основателя в Германии «национальной» экономии мы находим ответы на многие чисто русские вопросы, и нельзя поэтому не быть признательными г-ну Витте за распространение в нашем обществе сведений о здравых началах протекционизма, и в такое именно время, когда уверения космополитической школы экономистов, потерявшие кредит у практических деятелей на материке Западной Европы, снова начинают входить в оборот у нас». Итак, данная рецензия является первой известной нам работе, где князь сформулировал свою позицию, которой придерживался.

Таким образом, теоретически позиции Витте и Александра Михайловича совпадали. Совсем другое дело – как они на практике реализовывали то, что наметили в конце 1880-х гг. Есть основания полагать, что именно формы и методы экономической политики Витте и стали спустя десять лет основной причиной их конфликта.

В отличие от Витте, великий князь Александр Михайлович Романов не смог сделать карьеру, которая позволила бы ему получить серьезное политическое влияние, стяжать при жизни славу или хотя бы известность выдающегося государственного деятеля. Тем не менее, есть веские доказательства считать его именно таковым. Александр Михайлович исходил, что Россия не сможет стать мощным государством, если государственная власть не предпримет меры для поддержки национальной промышленности и торговли. Важнейший элемент развития – создание, укрепление и усиление флота путем постройки современных кораблей на русских судостроительных заводах по адекватной цене, укрепление экспортного потенциала страны в системе внешней торговли, недопущение передачи ключевых отраслей экономики в руки иностранных, особенно английских фирм за бесценок. Реализовать эти задачи способно государство, которое может защищать свои интересы на международной арене, в том числе с помощью мощного флота. Говоря о его развитии, он большое внимание уделял и подготовке личного состава, его социальным нуждам.

О взглядах князя в начале 1890-х гг. на роль военного флота свидетельствуют, в частности, воспоминания Н.В. Иеныша, сына друга и сослуживца князя. В 1892 г. Иеныш был подростком, но помнил встречи и разговоры своего отца, проводившего занятия в офицерской школе, с Александром Михайловичем. На этих занятиях порой присутствовал и князь. Беседы князя и В. Иеныша «велись обычно по вечерам на вечно пустынной стенке ковша. Ясно вижу необыкновенно высокую, тонкую фигуру великого князя в тужурке, с заложенными за спину руками, шагающую в сопровождении моего худенького отца с руками в карманах». Речь шла о содержании предпринятого великим князем издания военно-морских справочников, об организации классов для офицеров, предназначенных к командованию и даже уже командующих, а также для молодых адмиралов, для ознакомления их с тактикой боевого маневрирования, с иностранными флотами, с основами выработки типов современных судов, с изучением возможного театра военных действий.

Великий князь, по словам автора воспоминаний, видимо, очень увлекался этим. Собеседники сошлись на том, что эпоха парусно-парового военного флота кончена с развитием скорострельной артиллерии; необходимо, чтобы это проникло в сознание высшего личного состава. Известное количество парусных судов – малых и наилучших в маневренном отношении – клиперов, например, нужно сохранить как незаменимую школу воспитания моряков, особенно в континентальной России. По их мнению, необходимо ликвидировать устаревшую артиллерию, вроде 4-х или 9-и фунтовых пушек. Наконец, должна быть организована эскадра современных судов, на тех же принципах, как при адмирале И. Бутакове, и долголетнее командование ею тщательно выбранного адмирала независимо от каких-то центральных учреждений; необходимость срочной постройки специальных быстроходных минных заградителей; затем сеть связи, угольные станции; веерные минные залпы.

Очевидно, что создание мощного военно-морского флота – как необходимого сегмента всей системы обороноспособности страны – нельзя достигнуть без соответствующей подготовки личного состава. Для повышения образования офицеров князем были изданы специальные справочники. В предисловии одного из них сказано, что цель издания – дать в нескольких выпусках подробное описание военных флотов иностранных государств параллельно со справочными сведениями по военно-морскому делу и сведениями, имеющими близкое отношение к морской службе и жизни на море так, чтобы с утратой новизны книга приобрела тем большую ценность для исторических справок. Цель издания на 1891 г., в частности, кроме главной задачи, заключалась в том, чтобы провести параллель между морскими и военно-сухопутными силами различных государств, в связи со статистическими данными о стране и ее ресурсами.

Наиболее наглядно, однако, представления князя о развитии флота отражены в его докладных записках императору. Наиболее известен из них записка «Соображения об усилении Тихоокеанского флота», поданная императору в апреле 1896 г. и затем отпечатанная типографским способом для рассылки специалистам и руководству Морского министерства и Министерства финансов. Именно она была подвергнута критике со стороны Витте и управляющего Морским министерством великого князя Алексея Александровича, что дало основание некоторым историкам говорить о князе как руководителе так называемой безобразовской клики, который пытался наращивать флот, не считаясь с экономическими возможностями страны. Отметим, что подобные утверждения ошибочны. Во-первых, оба министра вполне могли преследовать свои политические цели. Во-вторых, нами выявлено более 20 откликов старших на эту записку, и все они разделяли точку зрения Александра Михайловича, их замечания касались, как правило, деталей и не меняли положительной оценки данной работы.

Автор докладной записки полагал, что японское правительство ставит цель создать флот для активного действия: все их суда большого водоизмещения снабжены большими запасами угля. Параллельно с увеличением флота, число японских сухопутных войск к 1906 г. должно быть удвоиться. Одновременно с военными приготовлениями, японское правительство всеми мерами способствовало увеличению своего коммерческого флота. Следовательно, это государство желает играть на Дальнем Востоке первостепенную роль и предвидит возможность добиваться своих стремлений силой оружия. Не подлежит сомнению, пишет князь, что Япония более всего опасается России, ибо хотя Англия, Франция и Германия имеют интересы на Востоке, однако начать войну с японцами у них нет сил.

Для охраны Сибири, экономическое значение которой возросло в связи с началом строительства железной дороги, требуется построить военные корабли, причем строить их целесообразно в меньшем количестве, чем у вероятного противника, но более высокого качества. Их построить желательно не позднее 1 января 1904 г. До этого времени в Тихий океан можно направить часть судов Балтийского флота, которому можно оставить лишь миноносцы для охраны побережья. Тем более что имеющиеся крупные корабли не смогут противостоять германским военно-морским силам, а исход вероятной войны с Германией будет решаться на суше. Александр Михайлович писал также о необходимости возведения двух эллингов и нового машиностроительного завода, чтобы освободиться от заказов судов за границей. Для безопасности восточных окраин важно уделить внимание строительству доков во Владивостоке и приступить к поиску незамерзающего порта на Тихом океане. В то время, как известно, Россия арендовала часть порта в Нагасаки для стоянки военных кораблей в зимний период.

Докладной запиской об усилении Тихоокеанского флота не исчерпывается научное наследие князя. Примерно в эти годы им были написаны работы «Как возвратить наш флот и сделать его действительно сильным», в котором он кратко сформулировал решение проблемы: уничтожить ценз; посылать в плавание все годные на море суда; не давать судам разоружаться, а офицерам бездельничать на берегу; установить определенную программу судостроения; иметь незамерзающий порт на севере; сделать Владивосток первоклассным портом с мастерскими и верфями и доками; прекратить постройку Либавского порта; помнить, что моряки те, которые умеют плавать; отказаться окончательно от заказов за границей и построить два первоклассных завода в Петербурге и один в Николаеве.

Далее Александр Михайлович подробно пишет о распределении классов кораблей, указывая какие технические характеристики они должны иметь. При этом он подчеркивал: «Главная беда в нашей теперешней судостроительной программе заключается в том, что… мы готовимся только защищаться, а не нападать, это большая ошибка, надо, чтобы во всякой выстроенной посудине мы видели орудие нападения, а не защиты с прятаньем за берегами или в укрепленных портах. Мы забываем, что при Екатерине и Александре I наш флот смело ходил в Средиземное море, и не боялись показывать своего флота.

Спрашивается: есть ли у нас сегодня флот? На плане да, но на деле нет, мы разбросались и на всех тупиковые планы. Надо немедленно решить встать твердой ногой в Тихом океане. Это мы можем сделать с теперешними планами. Для чего держать флот в Балтийском море, когда он все равно не посмеет вступить в бой даже с немцами».

Князем были написаны не менее десятка подобных документов, в которых отражены различные вопросы, а именно: учреждение пароходного предприятия на Балтийском море; создание Дунайской флотилии из судов, построенных на русских заводах; обеспечение российских компаний пароходами-рефрижераторами и усиление российского влияния в Персии для защиты отечественной торговли керосином и др. Какая бы проблема им не затрагивалась, во всех случаях он исходил из представления, что Российская империя должна сохранить статус ведущей державы, а этого нельзя осуществить, если не создавать национальной промышленности на собственной технологической основе, повышения экспортной составляющей в системе внешней торговли и защиты страны в случае необходимости. Такой статус страны предопределяет и внешнеполитический курс.

В фондах ГАРФ выявлено немало документов, в которых князь просил не передавать за бесценок природные ресурсы страны английским фирмам, ограничить строительство железной дороги в Китае под контролем английских фирм и пр. Теперь возникает вопрос: почему за 15 лет, начиная с публикации положительной рецензии на книгу Витте в 1889 г., почти все предложения князя не были реализованы? Во-первых, взаимоотношения Александра Михайловича с управляющим Морским министерством Алексеем Александровичем, который руководил ведомством с 1881 г. Заказанные суда на отечественных заводах стоили в полтора-два раза выше, чем на заводах Германии или Англии, а качество их было значительно хуже. Наиболее трагичным в истории отечественного судостроения было решение перейти на производство облегченных пироксилиновых и мелинитовых снарядов, которые обладали гораздо меньшей взрывной силой, чем японские.

Конфликт двух великих князей начался с 1895 г., вскоре после назначения Александра Михайловича на броненосец «Сисой Великий», после чего он стал высказывать недовольство качеством судна, стал писать докладные записки о необходимости реформы военно-морского флота. Не меньшие разногласия вызвало решение императора о создании главного военно-морского порта в Либаве, которое было принято под давлением Алексея Александровича и против которого выступали министр финансов Витте и Александр Михайлович. Все это могло привести к отставке сановника, тем более, что, как свидетельствуют пометы императора на докладах Алексея Александровича, Николай II еще в 1894 г. сомневался в способностях министра. Их отношения достигли кульминации в апреле 1896 г., после подачи Александром Михайловичем записки об усилении Тихоокеанского флота, несмотря на то что все доклады князь отправлял с разрешения императора.

Во-вторых, не менее напряженные отношения Александра Михайловича с Витте и его единомышленниками: товарищем министра финансов В.И. Ковалевским и министром земледелия и государственных имуществ А.С. Ермоловым. Если в первом случае конфликт был вызван личными амбициями Алексея Александровича, то во втором – последствиями проведенных экономических преобразований середины 1890-х гг., прежде всего финансовой системы страны на основе золотого монометаллизма, в корне изменившие принципы развития промышленности и торговли. Это произошло вследствие двух мероприятий, осуществленных Витте. Одним из них было принятие нового устава Государственного банка в 1894 г., согласно которому были расширены операции кредитования российских предприятий. По указу 29 августа 1897 г. Государственный банк стал центральным эмиссионным банком, сохранив, в отличие от эмиссионных банков других стран, положение ведущего коммерческого банка. Кроме того, банк имел право выпускать не обеспеченные золотом банкноты на сумму не более 300 млн руб.

Такое ограничение эмиссии с одновременным превращением главного эмиссионного учреждения в ведущий кредитный центр, создавала предпосылки для того, чтобы поставить российскую экономику, прежде всего новые отрасли промышленности, в зависимость от внешних заимствований, чтобы количество товаров было эквивалентно денежной массе. Тем самым реформа объективно поставила вновь создаваемые отрасли экономики в технологическую и отчасти финансовую зависимость от иностранных, в основном европейских крупных компаний и правительств. Иными словами, финансовая реформа способствовала ускоренному притоку иностранного капитала, в основном в ссудной форме. Импортных товаров было привезено на сумму в шесть-семь раз большую, чем получено капиталов из-за границы. О тяжелых социально-политических результатах реформы в литературе уже писали.

Важнее обратить внимание читателей, что любая попытка перестроить производство множества предметов по чертежам русских инженеров на предприятиях, любые попытки организовать новый завод, опираясь на средства отечественных предпринимателей, была сопряжена большими трудностями. Именно поэтому ничего не удалось добиться и князю Александру Михайловичу. Не помогла ему ни принадлежность к Дому Романовых, ни должность главноуправляющего торговым мореплаванием и портами. Сказанное можно подтвердить письмом князя императору от 21 мая 1902 г. об испытаниях первых подводных лодок: «Пишу опять по поводу подводной лодки Колбасьева. В настоящее время, когда лодка готова, ее не хотят испытывать. Колбасьев затратил свои 30 000 руб. на постройку, ему предложили дать 30 000 р., но не производить испытаний, и его устранили. Право это насмешка, наконец, человек окончил свою достойную работу и ему не дали ее испытать. Он от денег отказался. Моя просьба к тебе заключается в следующем: так как ты лодку видел, то спроси у управляющего, когда лодка будет испытываться, и что ты желаешь, чтобы тебя держали в курсе испытаний лодки... Не понимаю этого равнодушия нашего начальства к подводному плаванию. Вместо того чтобы обрадоваться, что нашелся человек, беззаветно преданный подводному плаванию и его поддерживать, ему готовят только затруднения». Подобных эпизодов можно привести множество.

Отношения Александра Михайловича с Витте начали обостряться еще в марте 1898 г., когда он заявил о недопустимости передачи английской фирме без торгов нефтяных участков около Баку. Несмотря на его противодействие, сделка состоялась. Окончательно их отношения испортились в связи с созданием Главного управления торгового мореплавания и портов в 1902 г., поскольку до этого вопросы торгового мореплавания находились в ведении Министерства финансов.

Период правления Николая II отличается от предыдущего царствования тем, что при Александре III главным критерием экономической политики была не временная финансовая выгода, а технологическая самостоятельность наиболее перспективных и важных отраслей промышленности. В то время правительство стремилось поддерживать так называемые самостоятельные предприятия, работавшие на российском сырье. Однако после проведения реформы 1897 г. вектор экономической политики резко изменился. Думается, не случайно экономический кризис 1899 г. наиболее болезненно коснулся тех отраслей, которые технологически или финансово были связаны как раз с иностранными компаниями.

Работа созданного по инициативе князя Главного управления торгового мореплавания и портов была прочно блокирована. По сути все, что ему удалось сделать за три года – это построить порт в Батуми и отремонтировать ледокол «Ермак». Об это свидетельствуют, в частности, отчеты товарища главноуправляющего торговым мореплаванием и портами С.В. Рухлова великому князю Александру Михайловичу об отрицательной реакции членов правительства на все предложенные проекты: по учреждению Дунайского пароходства, финансировании Сухумского порта и т.д.

Столь же неудачным было участие великого князя в Русско-японской войне. В феврале 1905 г. его назначили начальником отряда минных крейсеров Балтийского моря. Отправленному в Красное море отряду кораблей под его командованием удалось перехватить эскадру из Европы с военным грузом для Японии. Однако по требованию английского правительства эскадру пришлось отпустить.

В 1905 г., по окончании Русско-японской войны и в ходе революции, правительство было вынуждено сократить расходы на нужды Морского министерства на 12,6 млн руб. Российским предприятиям, работавшим по его заказам, грозило закрытие. Это обстоятельство, а также необходимость восстановления боеспособности флота, финансовые проблемы казны привели к созданию в 1904 г. Особого комитета по усилению флота на добровольные пожертвования (далее: Комитет). Его цели были сформулированы таким образом: а) производство повсеместных в Империи сборов доброхотных пожертвований на усиление военных морского и воздушного флотов России; б) установление наиболее правильного использования добровольных пожертвований на усиление военных морского и воздушного флотов; в) распространение во всех слоях населения Империи сознания необходимости обладания военными морским и воздушным флотами, вполне соответствующими ее государственным задачам; г) вообще содействие развитию морских и воздушных сил Империи.

Комитет возглавил великий князь Александр Михайлович. За последующие десять лет на средства комитета были построены 23 боевых корабля: 18 эскадренных миноносцев водоизмещением от 500–570 т и скоростью 25–27 узлов, четыре подводные лодки. Наибольшую известность их них заслужил заказанный на Путиловских верфях турбинный эскадренный миноносец «Новик» c водоизмещением 13 325 и скоростью хода 36 узлов (мировой рекорд скорости на то время). По тактико-техническим данным это был лучший корабль этого класса в мире.

В литературе по истории Первой мировой войны уже давно изучена история действий российского флота. Не будем здесь повторять выводы авторов книг. Отметим лишь, что они были более удачны, чем в годы Русско-японской войны, и большая заслуга в этом принадлежит морякам судов, построенных на средства комитета.

Следовательно, практику комитета по проектированию и строительству военных кораблей следует признать новой формой организации оборонного заказа. Этот опыт можно оценить положительно. Как возглавляемый Александром Михайловичем комитет достиг таких результатов?

Во-первых, комитет имел простую и четкую структуру, состоял из морского, воздушного (с 1910 г.) и финансового отделов, комиссии по организации сборов, юридической службы. Во-вторых, в нем работали видные ученые: заведующий опытным бассейном Морского технического комитета А.Н. Крылов, старший помощник судостроителя И.Г. Бубнов, профессор санкт-петербургского Политехнического института К.П. Боклевский и др. Наконец, организация не зависела от экономической политики, в частности, от Министерства финансов, и при этом имела право получаемые излишки средств обращать в гарантированные правительством процентные бумаги.

Возглавляя этот комитет, князь смог добиться наиболее существенных результатов по укреплению военно-морских сил. В дальнейшем он много сделал и для развития отечественной авиации. В 1908 г. по его инициативе построили первый аэродром в Севастополе, а в 1910 г. – создана офицерская школа авиации под Севастополем. С начала Первой мировой войны Александр Михайлович занимал руководящие посты на фронте. В сентябре 1914 г. он стал заведовать организацией авиации Юго-Западного фронта, с октября 1915 – всех фронтов. В 1916 г. получил звание полевого генерала-инспектора Военно-воздушного флота. В апреле 1917 г. ушел в отставку, жил в Крыму, затем – в эмиграции. Умер он во Франции 26 февраля 1933 г.

Таким образом, когда мы говорим о вкладе князя в развитие российского военно-морского флота, то выделим следующее:

Во-первых, развитие культуры книгоиздания. Труды князя отличают достоверность приводимых сведений. Они сыграли большую роль в подготовке личного состава флота.

Во-вторых, разработка новой доктрины военного строительства, которая сохраняла за Россией имперский статус и предполагала активную внешнюю политику, имела как теоретическое, так и прикладное значение, закладывала новые принципы взаимоотношений с другими государствами с учетом требования времени. Князь исходил из того, что главные соперники Российской империи являются мощными морскими державами, следовательно, флот – это важнейший сегмент всей системы национальной обороны. При этом он настаивал, что корабли должны строиться на российских предприятиях.

В-третьих, организация строительства 23 военных кораблей, которые отлично себя зарекомендовали во время Первой мировой войны. Фактически князь предложил новую форму организации оборонного заказа.

Деятельность великого князя проходила в переломный период российской истории и в целом не вписывалась проводимую в конце ХIХ – начала ХХ в. экономическую политику. Особенность его действий была предопределена специфическими условиями, в которых сформировался его характер, убеждения и, в конечном счете, его политические взгляды. Александр Михайлович не был единственным государственным и общественным деятелем, кто в конце ХIX – начала XX в. осуществлял технико-экономическую модернизацию России. Взгляды великого князя и Витте первоначально во многом совпадали. Витте утверждал, страна одинаково нуждается и в том, чтобы промышленности было оказываемо покровительство, и в том, чтобы эта промышленность давала действительно доброкачественные произведения по умеренным ценам. Однако достигнуть такой цели Витте не удалось. Произошло это, как можно предположить, во многом вследствие непродуманной финансовой реформы 1897 г., которая поставила развитие наиболее перспективных в технологическом отношении отраслей в зависимость от иностранных, прежде всего французских и бельгийских, фирм. Любые проекты построить флот, как коммерческий, так и военный, недопущения распродажи природных ресурсов были обречены. Построить новый флот на отечественных заводах стало возможным лишь на средства общественной организации – Особого комитета по усилению флота на добровольные пожертвования. Таким образом, великий князь Александр Михайлович фактически стал автором новых принципов оборонного заказа в условиях капиталистических отношений. И в этом еще одна его заслуга.

Подписи к фото:


1. Великий князь Александр Михайлович. США, 1893 г.

ГАРФ. Ф. 645. Оп. 1. Д. 346. Л. 1.


2. Великий князь Александр Михайлович с командой броненосца «Генерал-Адмирал Апраксин». 1899 г.

ГАРФ. Ф. 645. Оп. 1. Д. 365. Л. 1.

3. Великий князь Александр Михайлович с супругой, великой княгиней Ксенией Александровной. Санкт-Петербург, 1894 г.

ГАРФ. Ф. 645. Оп. 1. Д. 375. Л. 1.

4. Великий князь Александр Михайлович с группой офицеров броненосца «Ростислав».

ГАРФ. Ф. 645. Оп. 1. Д. 364. Л. 1.



Lebedev V.D. The contribution of grand duke Alexander Mihajlovicha to navy fleet development

Аннотация / Annotation

В статье анализируется роль Великого князя Александра Михайловича Романова в организации и развитии военно-морских сил России. Ему удалось в сжатые сроки организовать строительство кораблей так, чтобы они отвечали требованиям времени, а их постройка не была бы обременительна для казны.

The grand duke Alexander Mihajlovich Romanov has offered new forms of organization and development of the Navies. He managed to organize in deadlines the building of the ships which met the requirements of time, and their construction was comparatively inexpensive for state treasury.

Ключевые слова / Keywords

Особый комитет по усилению флота на добровольные пожертвования, национальная промышленность, судостроение, флот, Главное управление торгового мореплавания и портов, иностранные капиталы. Special committee on strengthening the fleet on the voluntarily offerings, national industry, ship building, fleet, General directorate of merchant shipping and ports, foreign capitals.

ЛЕБЕДЕВ Владимир Дмитриевич – кандидат исторических наук, ведущий специалист отдела изучения и публикации документов Государственного архива Российской Федерации, г. Москва; 8-495-580-88-83

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

LEBEDEV Vladimir Dmitrievich - PhD, a leading specialist of the study and publication of documents of Russian Federation State Archive, Moscow





Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.