Выбор читателей:

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

ОТ АТЕИСТИЧЕСКОЙ ИДЕОЛОГИИ К ВОЗРОЖДЕНИЮ ИНТЕРЕСА К ПРАВОСЛАВИЮ В КУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЕ. 1980–1990-е гг.

Печать PDF

До середины 1980-х гг. атеистическая идеология была содержательной частью деятельности учреждений культуры и образования. Однако после 1985 г. постепенно началось возрождение интереса к православным корням и произошло изменение в государственной политике, позволившее религиозным организациям участвовать в общественной жизни. Но в научном плане пока недостаточно изучается влияние религиозного возрождения на культурно-образовательную сферу. В частности, интерес жителей Центрального Черноземья к национальным корням не был удовлетворен «перестроечным взрывом» общественной активности, так как общественная волна возрождения культурного наследия России, которая брала начало в столице, носила разоблачительно-критический пафос как советского периода, так и дореволюционной истории русского этноса.



Органы культуры и образования в своей деятельности должны были учитывать возраставший интерес общества к религиозной культуре. В различных регионах России к настоящему времени накоплен опыт преподавания курсов по истории и культуре религии в государственных образовательных учреждениях. Однако дискуссии в обществе по поводу возможности изучения подобных дисциплин в школе и участия Русской православной церкви в общественной жизни не утихают. Сложившая ситуация требует постановки в историческом аспекте исследований по проблемам религиозно-общественных отношений, начиная с появления в средствах массовой информации материалов по истории и культуре религии и истоков зарождения курса «Основы православной культуры» до событий настоящего времени, когда с 1 апреля 2010 г. по решению Президента РФ Д.А. Медведева в школах 19 регионов началось преподавание основ религиозной культуры и светской этики.

В Государственном архиве Курской области (ГАКО), Государственном архиве общественно-политической истории Курской области (ГАОПИКО), Государственном архиве общественно-политической истории Воронежской области (ГАОПИВО), Центре документации новейшей истории Белгородской области (ЦДНИБО), Тамбовском областном государственном учреждении «Государственный архив социально-политической истории» (ТОГУ ГАСПИ) хранятся документы, содержание которых отражает историю деятельности учреждений культуры в период отказа от атеистической идеологии, раскрывают процесс возрождения в обществе интереса к религии и появления в системе школьного образования идеи о возможности включения знаний по истории религии в учебные дисциплины, дают возможность рассмотреть вопросы деятельности областных органов образования и культуры в условиях развития тенденции к регионализации.



В Российском государственном архиве новейшей истории (РГАНИ), Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) на хранении имеются документы (протоколы заседаний коллегий, выступления руководителей учреждений культуры и образования, справки об организации учебно-воспитательной работы, концепции и программы развития и др.), анализ которых позволяет изучить деятельность органов образования и культуры в условиях отказа от атеистической идеологии и возрождения интереса к религии, а также воссоздать целостную картину влияния религиозного возрождения на культурно-образовательную сферу в условиях новой государственной политики.

Политика гласности, признание возможности плюрализма мнений, провозглашенные М.С. Горбачевым, вызвали бурный процесс обновления содержания деятельности власти в обществе, в том числе в культурной и образовательной сферах: в этот период мирно существовали непримиримые ранее позиции атеизма и религиозного возрождения различных конфессий, пролетарского интернационализма и национального самосознания; в музеях рядом с экспозициями о ленинской гвардии появлялись выставки документов о политических репрессиях или о Николае II. Подобное сочетание ранее несопоставимых принципов было обусловлено кризисом коммунистической идеологии, который проявился в том числе и в отказе от воинствующего атеизма в политике СССР. Результатом этого стал взрыв общественного интереса к религии во времена «перестройки». Руководители региональных комитетов КПСС вынуждены были признавать еще в «застойные» годы, что работа партийных и комсомольских организаций, учреждений культуры по пропаганде атеизма не принесла ожидаемых результатов (и это несмотря на то, что мероприятия атеистической пропаганды анализировались партийными комитетами довольно часто). В соответствии с постановлением ЦК КПСС «Об усилении атеистического воспитания» от 22 сентября 1981 г. областные комитеты ВЛКСМ, отделения общества «Знание» на местах активно вели работу в атеистических клубах, городских школах лекторов-атеистов, организовывали конференции, лекции, обзоры антирелигиозной литературы, экскурсии на выставки «Искусство против религии», «Правда о религии» и другие мероприятия с заранее известными (обличительными в адрес церкви) выводами.



Учреждения культуры по-прежнему были призваны воплощать в жизнь идеологические указания центра, что нашло своеобразное выражение уже не в борьбе с религией, а в поиске форм работы, которые бы не смотрелись анахронизмом в новых условиях. Значительное место в атеистической пропаганде уделялось созданию антиподов религиозных культовых канонов – новым советским обрядам: торжественным церемониям бракосочетания, регистрации новорожденных, вручению паспортов. Часто они не продолжали, не сохраняли привычное духовное наследие, а противопоставлялись старым народным традициям (идущим от религии), которые с годами утратили многие черты религиозного содержания, но стали частью семейной, национальной культуры. Борьба с религией, проводимая не только в идеологических, но и административных формах, вела к забвению многих христианских обычаев, а массовый переезд сельских жителей в города – к забвению не только религии, но и целых пластов национальной культуры.



Изменения во взаимоотношениях между государством и Церковью начались после избрания в марте 1985 г. Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С. Горбачева. Патриарх Пимен называл апрель 1985 г. началом кардинальных преобразований в стране. Для многих личность Михаила Сергеевича стала «символом перестройки, оздоровившей наше общество», – именно так митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий отозвался о М.С. Горбачеве. Однако в середине 1980-х гг. учреждения культуры и образования еще были ориентированы вышестоящими организациями на активную пропаганду атеистической тематики, на противодействие «зарубежной клерикальной пропаганде» в связи с подготовкой к празднованию в 1988 г. 1000-летия Крещения Руси. В частности, в ходе обсуждения вопроса «О противодействии зарубежной клерикальной пропаганде в связи с 1000-летием введения Христианства на Руси» в бюро ЦК КПСС 10 сентября 1985 г. отмечалось: «Через три года исполняется 1000 лет христианства на Руси. Противник пытается использовать эту дату в подрывных целях. Такая работа ведется уже сейчас. На Западе издается 10-томная История русской православной церкви... Стремится усилить свое влияние Ватикан...» На этом бюро говорилось о «важности соблюдения советского законодательства о религиозных культах…», приводились примеры с мест, где «имелись случаи его нарушения…». Школьные уроки, классные часы также еще были наполнены атеистической информацией, что отражено в общеобразовательных программах по истории, литературе, биологии.



В ЦК КПСС в 1985 г. выражали недовольство тем, что городские партийные комитеты, государственные организации не располагали информацией о религиозно-атеистическом воспитании, слабо занимались внедрением обрядности, не обеспечивали строгое и последовательное претворение в жизнь ленинских принципов отношения к религии и церкви. Архивные источники содержат следующие записи: «Не дается острой оценки членам КПСС, которые примирились с религиозными предрассудками, реакционными обычаями, суевериями и даже сами участвуют в религиозных обрядах; встречаются факты администрирования и оскорбления чувств верующих, ущемления их конституционных прав, что нередко приводит к фанатизму, подогревает экстремизм, создает благоприятную среду для идеологических диверсий империализма и реакции».

Тем не менее в обществе уже наблюдалось возрастание интереса к религии. Так, в Курской области в дни религиозных праздников в церквях собиралось до 50 тысяч человек. Высоким оставался процент крещений детей. «Научно-атеистической пропаганде недостает наступательности, конкретности, слабо разоблачаются вред религии для общества и личности», – так характеризовалась деятельность по борьбе с религией в 1985 году. Надежды на борьбу с религиозными предрассудками возлагались на учреждения культуры и образования. Управление кинофикации рапортовало о том, что «атеистическая работа в 1985 году улучшилась: если в 1982 году список фильмов антирелигиозной тематики включал в себя 26 названий, то в 1985 году – 40. Среди них такие хроникально-документальные и научно-популярные фильмы: «Дом на окраине», «Зеленые корни божественного», «Эмиссары», «Великий обличитель». Атеистические фильмы демонстрировались на удлиненных сеансах. «В клубах г. Дмитриева, г. Железногорска создаются уголки «Человек, бог, космос», «Разум против религии», «Голос атеиста». Семейная бытовая обрядность стала одной из эффективных форм борьбы с религией», – отмечалось в постановлении бюро обкома КПСС от 13 октября 1981 г. «Об усилении атеистического воспитания».

В эпоху «гласности» растерянность партийных идеологических работников провинции выразилась в полном смешении взглядов: с одной стороны, правительство не возражало против празднования в стране 1000-летия Крещения Руси, и в этой связи появилось много публикаций, заставлявших задуматься об историческом прошлом страны и роли религии, а с другой – постановления ЦК КПСС об усилении атеистической пропаганды 1985 г. продолжали требовать отчетности. Ситуация в связи с этим складывалась весьма противоречивая. Так, воронежский Дом политпросвещения и областная библиотека рекомендовали прямо противоположные по взглядам статьи и книги под рубрикой «Атеизм» – как с прежних атеистических позиций, так и с новых государственных, представляя материал об историческом опыте российского православия, появившийся к 1000-летию Крещения Руси (выступления в печати, на телевидении ученых, интервью с высокопоставленными служителями Русской православной церкви в СССР и др.).



Начинало меняться отношение к религии со стороны руководителей различных уровней. Яркой иллюстрацией «смешения взглядов» и чертой, характеризующей противоречия периода начала демократических преобразований, служит признание «перегибов» советского правительства в отношении религии и – что парадоксально звучит сегодня – обоснование допущенных «перегибов» искажениями социалистических идей. Так, изменения в отношениях между государством и Церковью в 1988 г. характеризовались как события, когда были «восстановлены ленинские принципы государственной политики в отношении религии» (председатель Совета по делам религий при Совете Министров РСФСР Л.Ф. Колесников), как «восстановление ленинских принципов отношения к религии, к верующим, что служит укреплению единства всего нашего народа, достоинству и авторитету нашего Отечества» (Патриарх Пимен). В это же время в средствах массовой информации наметилась противоположная тенденция: начинались активные нападки на КПСС и Ленина в вопросах религиозной этики. При этом в качестве аргументов приводились допущенные в прошлом ошибки и отступления от ленинских принципов КПСС в религиозных вопросах.

Изменения в политической системе, смена идеологии, интерес общества к истории и культуре своего народа – все это определило феномен 1988 г., когда празднование тысячелетия Крещения Руси в атеистической стране было осуществлено на государственном уровне.

Во второй половине 1980-х гг. стали возможны новые отношения между Церковью и государством. М.С. Горбачев сказал: «Сегодня Церквам предоставляется возможность осуществлять свою деятельность в нормальных общественных условиях в полном соответствии с конституционными принципами. Это особенно наглядно выразилось в том, что их видные представители были избраны народными депутатами СССР». Так, 10 февраля 1989 г. состоялось вручение удостоверения кандидата в народные депутаты СССР Патриарху Пимену. Вручал документ доктор исторических наук, заместитель директора Института США и Канады, заместитель председателя Советского Комитета защиты мира, председатель избирательной комиссии Советского Комитета защиты мира и Ассоциации содействия ООН в СССР Р.Г. Богданов. Патриарх Пимен в ответном слове сказал: «Новое время перестройки призывает нас, религиозных деятелей, к высокому государственному служению народу… В моем выдвижении я вижу реальное наглядное свидетельство признания ценности участия религиозных деятелей в процессе развития нашей страны. Церковь отделена от государства, но она неотделима от общества, и, выдвигая нас кандидатами в народные депутаты, избиратели вправе ждать от нас, деятелей Церкви, особого духовного вклада в великое дело обновления и нравственного оздоровления различных сфер жизни нашего Отечества».

Священнослужители были избраны депутатами республиканских, областных и местных советов, однако в 1990 г. Синод Русской православной церкви принял решение об ограничении выдвижения священнослужителей кандидатами в депутаты как на федеральном, так и на местном уровнях. В связи с этим в обществе развернулась дискуссия, раздавались реплики о том, что церковное руководство лишает священнослужителей прав, которые они имеют как советские граждане. Патриарх Кирилл (в то время архиепископ Смоленский и Калининградский, председатель Отдела внешних церковных сношений) по этому поводу говорил, что «большая группа депутатов, одетых в рясы и заседающих в Советах… воспринималась бы как некий блок, а порой, весьма возможно, и действовала бы как блок, создавая в обществе опасную иллюзию неформального существования церковно-политической партии».

Участие священнослужителей в общественной жизни, их появление в учреждениях культуры, школах становилось все более заметным явлением. Однако, несмотря на заявление М.С. Горбачева о возможной деятельности Церкви в соответствии с конституционными принципами, изменений в законодательной сфере еще не произошло. Только в октябре 1990 г. вступил в силу Закон «О свободе совести и религиозных организациях», который заложил законодательную базу по преодолению государственного атеизма, предоставил религиозным организациям широкие возможности. Изменения политического курса позволило в обсуждении этого законопроекта принимать участие священнослужителям, которые высоко оценили реакцию государственной власти на предложения Церкви.

После принятия этого документа стала законной широкая церковная благотворительная, катихизаторская, просветительская деятельность. В обществе поднимался вопрос об организации изучения истории и культуры религии в школах. Церковь также начала деятельность по организации такого обучения. Патриарх Алексий II отмечал, что новый закон дал религиозным организациям право по просьбе родителей факультативно, вне школьной программы, преподавать вероучение в школах. Как важный положительный момент он отметил то, что «религиозным организациям дозволяется организовывать религиозное обучение в собственных помещениях и… в помещениях, предоставляемых им для этих целей. Значит, если школа согласна предоставить священнику помещение для катихизации, законом это дозволяется. Закон дает нам право на обучение…»

Отличительной приметой времени стало объявление 7 января днем празднования Рождества Христова. Важно, что подобное решение было принято в ответ на письмо Патриарха Алексия II Председателю Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцину, в котором, ссылаясь на новое законодательство, высказывалась просьба объявить начиная с 1991 г. нерабочими днями 7 января и Великую Пятницу.

Ранее закрытые от общественности служители церкви стали для горожан источником нового неизведанного загадочного знания. Журналы с их интервью читались с большим интересом. В городах Центрального Черноземья стали повсеместно приглашать на так называемые «круглые столы» местных священников, которые отвечали на многочисленные вопросы коммунистов и беспартийных. Рядовые коммунисты высказывали мнение: «Как можно заниматься атеизмом, не зная сути религии?». Атеистическая борьба, несмотря на многочисленные указания сверху, уже не имела успеха. Парадоксы перестройки, духовный кризис общества выразились в практических шагах, которые говорили об отказе от коммунистической идеологии самих коммунистов. В начале 1990-х гг. уже не проводились атеистические конференции, не велась активная борьба с религией средствами кино, и не только потому, что общественная атмосфера перевернула сознание самих партийных работников, но и потому, что поступило (как обычно в тех условиях, с опозданием, вслед за провинциальной практикой) постановление секретариата ЦК КПСС «О политике КПСС в религиозном вопросе в современных условиях» (июль 1991 г.), которое резко отличалось от прежних подходов к религии.

Принятие июльского постановления было вызвано тем, что произошли существенные изменения в государственно-церковных отношениях после утверждения новых законодательных актов. В стране положительно стали решаться вопросы жизнедеятельности религиозных общин – обеспечение их культовыми помещениями и имуществом, создание условий для подготовки кадров духовенства, участие религиозных организаций в миротворческой, благотворительной деятельности. По отношению к религии происходили заметные сдвиги в общественном мнении. Она рассматривалась как социальное и духовное явление, содержащее культурные общечеловеческие моральные ценности, в обществе развивалось представление о том, что сохранение культуры, духовности, морали без нравственных религиозных ценностей невозможно.

В провинциальных городах и селах Черноземья уже нельзя было сдержать быстро возраставшего интереса к религии своих пращуров, стремления к познанию своих духовно-нравственных корней. Бывшие атеисты, вчерашние борцы с религией, начали обучаться православным традициям и обрядам, посещать церковь. Учреждения культуры стали местом теперь уже не атеистической, а религиозной пропаганды, где появились новые формы работы. В Липецке, к примеру, было организовано выступление в филармонии всесоюзного хора Церкви христиан-адвентистов 7-го дня и выставка-продажа духовной литературы («Библия», «Евангелие», «Христос наш спаситель», «Путь по Христу», «Бог и будущность»), в Доме культуры проходила панихида, посвященная памяти И.А. Бунина. На страницах областной газеты «Ленинское знамя» стали публиковать «Библию» под рубрикой «Верующим и неверующим». Для педагогов такие публикации представляли значительный интерес.

Коренные политические преобразования, отсутствие демократических традиций, экономический и духовный кризис стали реалиями российской жизни начала 1990-х гг.. В этот период нарастала неудовлетворенность системой образования во всех слоях общества. По данным социологических опросов, около 70% учителей и 60% родителей считали, что «школа находится в глубоком кризисе и требует коренных изменений». Состояние системы образования входило в острое противоречие с требованиями общества и изменяющейся государственной политикой. В новых политических и социально-экономических условиях проведение школьной реформы административно-командными методами, аналогично реформе 1984 г., не могло принести положительных результатов.

Для преодоления кризисной ситуации в образовательной сфере в начале 1990-х гг. министром образования РФ Э.Д. Днепровым была предложена Программа реформирования развития системы образования Российской Федерации в условиях углубления социально-экономических реформ, принципиально новым компонентом которой стала ориентация на регионализацию образования. Так, по инициативе Министерства образования и с его помощью около тридцати областей России в 1991 г. разработали и приступили к реализации региональных программ развития образования, предусматривавших создание условий для достаточно автономного функционирования и развития в соответствии с социально-экономическими, культурными и образовательными потребностями на местах.

Данные изменения российской образовательной сферы позволили областным органам образования строить свою деятельность, с одной стороны, сохраняя единое образовательное пространство, с другой – учитывая историко-культурные традиции региона и потребности общества.

В Курской области органы управления образованием на протяжении нескольких лет, учитывая социально-экономические, демографические особенности региона, целенаправленно проводили поиск новых моделей сельской общеобразовательной школы, что в 1991 г. в условиях начавшейся регионализации стало приоритетным направлением в системе образования области. Так, в январе 1991 г. в Курской области проходил Всероссийский семинар-совещание «О мерах по развитию образования на селе в свете решений II съезда народных депутатов РСФСР». Участникам семинара предлагалось познакомиться с работой сельских школ, где особое внимание уделялось проблемам содержания образования в сельских учебных заведениях, роли школы в социальном развитии села, а также подготовке педагогических кадров для сельских школ. В 1991 г. в учебно-воспитательной работе образовательных учреждений областные органы управления образованием особое внимание уделяли внешкольной туристической работе, музыкально-эстетическому воспитанию, художественной самодеятельности, художественному творчеству.

Проводились совещания и партийные собрания учительства городских и сельских школ по обсуждению проблемы деполитизации школы. Архивные и иные источники свидетельствуют, что в различных образовательных учреждениях от 80 до 95% учителей осудили принцип деполитизации. Секретарь Курского обкома КПСС Б.П. Гоголев в 1991 г. отмечал, что утверждение Министерства образования будто бы «учителя ориентированы на формирование у учащихся определенных идеологических и политических установок… а это мешает развитию мышления ребенка», по мнению курских педагогов, ошибочно, и указывал, что нельзя заниматься формированием общечеловеческих принципов, гражданской позиции, мировоззренческих основ учащихся в условиях запрещения политической жизни школы. Однако заместитель министра образования РСФСР В.М. Заварыкин указывал, что позиция Министерства образования в этом вопросе однозначна: школа – не место для политических дискуссий.

Предполагаемое в 1992 г. Программой реформирования развития системы образования Российской Федерации в условиях углубления социально-экономических реформ обновление содержания гуманитарного образования в первую очередь было направлено на деполитизацию учебных курсов, учет национально-исторических традиций и разнообразных культурных потребностей народов России, восполнение духовного вакуума, формирование новой социальной идеологии, способной изменить менталитет общества.

Представитель Министерства образования А.П. Киселев в 1991 г., говоря о специфике работы сельской школы, отмечал, что возможные особенности образовательной системы, которая «находится на черноземной земле, – это фольклор, традиции, обычаи».

Министерство образования РСФСР в 1991 г. высказывало озабоченность тем, что стремительное изменение в обществе отношения к религии проявлялось в образовательных учреждениях в двух крайностях: воинственном отторжении религии, резком противодействии сотрудничеству с представителями различных религиозных организаций и слепом преклонении перед религией, стремлением сменить партийную идеологию другой, взгляд на религию как на единственную панацею от всех социальных болезней общества. Коллегия Министерства образования в 1991 г. отмечала, что «многие педагоги в условиях кризисного состояния общественного сознания проявляют растерянность и пассивность, занимают выжидательную позицию… Это рождает моральный вакуум, отрицательно сказывается на нравственном облике учащихся, на их социальной ориентации».

При определении региональной образовательной политики начальник Курского управления народного образования И.Н. Болотов в 1991 г. однозначно выступал за светский характер государственной системы образования. Как свидетельствует анализ источников, органы управления образованием Курской области в начале 1990-х гг. не рассматривали вопрос об изучении православной культуры в школах, однако частым явлением стало приглашение священников в школы для выступлений (для обсуждения проблем нравственного воспитания), публикации в СМИ материалов по истории религии, на которые не могли не реагировать школьники и педагоги.

Органы образования начинали учитывать все усиливавшийся интерес жителей РСФСР к возрождению православной культуры. Так, Министерство образования РСФСР в 1991 г. приняло решение о том, что «…органы управления образованием могут содействовать созданию внегосударственных образовательных заведений, религиозных воскресных школ и классов, организации духовных учебных заведений, введению в учебный процесс курсов истории религий как части истории культуры. Вместе с тем преподавание «Закона Божьего», вероучений, богослужения в государственных учебно-воспитательных заведениях недопустимы». Данное решение стало отправной точкой в ориентации органов управления образованием на потребности населения в возрождении и освоении религиозной культуры, однако систематической работы на федеральном уровне до середины 1990-х гг. не проводилось, что подтверждает анализ протоколов заседаний коллегии Министерства образования РФ в 1992-1995 гг.

Работа в этом направлении осуществлялась эпизодически. Так, Министерство образования РФ в 1992 г. рекомендовало региональным и муниципальным органам управления образованием при проведении августовских совещаний организаторам внеклассной и внешкольной работы уделить внимание проблеме управления учебно-воспитательным процессом с ориентацией на новые социально-политические условия, культурное наследие и традиции региона, в числе прочих рассмотреть вопрос о формировании нравственной позиции школьников в контексте возрождения этнокультурных традиций; для секционного заседания классных руководителей местные органы управления образованием могли выбрать тему «Из опыта работы школ по формированию духовной культуры школьников на основе национальных традиций своего народа».

Темы, освещавшие введение христианства на Руси, историю взаимоотношения государства и Церкви, присутствовали в школьном курсе истории даже в годы атеистической идеологии. Однако в перестроечный период трактовка основных положений начинала меняться. Так, в ряде регионов России, по словам заместителя министра образования А. Киселева, в конце 1980-х гг. существовали «попытки встроить в гуманитарные дисциплины вопросы, связанные с православием, но именно в культурологическом и религиоведческом плане». В школах в первой половине 1990-х гг. развивалось интегрирование знаний по православной культуре в различные учебные дисциплины: литературу, мировую художественную культуру, изобразительное искусство, обществознание и др., вводились обширные сведения по истории и культуре христианства. До этого интеграция знаний рассматривалась как средство повышения мировоззренческого уровня ученика и присутствовала между курсами географии, биологии, химии, физики, астрономии.

Однако интегрирование знаний по религиозной культуре в отдельные учебные дисциплины не позволяло в полной мере удовлетворять возникшие у населения потребности в изучении и освоении истории и культуры религии. Министерством образования в 1995 г. была подготовлена программа «История религий», на уровне федерального и школьного компонента введен факультативный курс «Религия – книги Человечества».

Изменение государственной политики в области взаимоотношений с религиозными организациями, совершенствование законодательной сферы потребовали подзаконных актов в системе образования. Министерство образования РФ направило письмо № 47/20-11п от 19.03.1993 «О светском характере образования в государственных образовательных учреждениях Российской Федерации», в котором регламентировался принцип раздельности светского и религиозного образования, указывалось на недопустимость религиозного или атеистического воспитания в школе. В документе было закреплено положение о необходимости реализации права учащихся на свободный выбор взглядов и убеждений, в связи с чем в учебную программу государственных учебных заведений могло входить преподавание религиозно-познавательных, религиоведческих и религиозно-философских дисциплин, не сопровождавшееся совершением религиозных обрядов и имевшее информативный характер. В числе примерных курсов предлагались «История религий», «Мировые религии», «Религиоведение», «Великие книги человечества» и др.

Региональные органы образования, принимая во внимание рекомендации Министерства образования РФ учитывать «национально-исторические традиции и разнообразные культурные потребности», при определении образовательной политики должны были ориентироваться на изменение культурного контекста регионов, произошедшее на рубеже 1980 – 1990-х гг. В это время во многих регионах России потребности в возрождении религиозной культуры начали формировать интерес населения к ее изучению.

В 1990-е гг. в России возросли масштабы религиозного образования. Преобразования этого периода способствовали тому, что в начале ХХ в. в религиозное образование оказались вовлечены различные возрастные категории: от дошкольников до выпускников школ, желавших получить профессиональное религиозное образование.

Духовное воспитание детей в период с 1990 по 1996 гг. осуществлялось в Курской области вне сферы государственного образования. В регионе с 1990 г. создавались воскресные школы, которые в середине 1990-х гг. посещали более 950 детей. В декабре 1990 г. Курское духовное училище было преобразовано в Духовную семинарию, организовано отделение иконописи. 1 сентября 1994 г. в г. Курске открылась первая в Центральном Черноземье православная гимназия. В 1996 г. подписан договор о совместной деятельности между Администрацией Курской области и Курским епархиальным управлением, который позволил органам исполнительной власти оказывать содействие открытию воскресных школ и других негосударственных образовательных учреждений православной ориентации.

Объективно существовавшие в первой половине 1990-х гг. тенденции к возрождению православной культуры, проявившиеся в увеличении религиозности населения, восстановлении храмов, закреплении в обществе некоторых православных традиций, в росте доверия среди населения к Русской православной церкви, повлияли на усиление потребностей населения в изучении православной культуры в системе государственного образования. Однако религиозные учебные заведения не могли в полной мере удовлетворять данный социальный заказ. У населения развивалась потребность прежде всего не в подготовке конфессиональных кадров, что были призваны обеспечить конфессиональные учебные заведения, а в обретении духовности и понимании смысла жизни, что для многих жителей в силу определенных историко-культурных традиций было возможным при постижении духовно-нравственных ценностей православной культуры.

В связи с тенденциями к регионализации постановлением главы Администрации Курской области № 182 от 31.05.1995 были утверждены «Основные направления развития образования Курской области на 1995-2000 гг.», учитывавшие социально-экономические, историко-культурные особенности регионального образования и духовные потребности курян. Программа предусматривала упрочение связей с духовными и историческими корнями родного края, была направлена на возрождение традиционной российской культуры, духовности и нравственности, исторической преемственности, укоренение основ отечественного воспитания и педагогики, воссоздание традиционных форм подготовки учителя, упрочение связей систем светского и духовного образования и разработку на этой основе путей развития общеобразовательной школы.

Возрождение православной культуры в Курской области, рост религиозности курян, усиление авторитета Русской православной церкви, ее активное участие в социальной жизни региона и, как следствие, изменение культурного контекста региона стали мощнейшим фактором обращения к культуре православия и повлияли на региональную систему образования. В государственных общеобразовательных школах Курской области в первой половине – середине 1990-х гг. в соответствии с федеральными документами преподавались факультативы «История религий», «Библия как памятник мировой литературы» и другие; в средних специальных учебных заведениях велись факультативные занятия по истории религий, в Курском государственном педагогическом университете читался спецкурс по истории православной педагогики.

Одним из первых ведомственных документов, регламентировавшим возможность сотрудничества государственной образовательной сферы с представителями религиозных организаций, стал приказ Министерства образования Российской Федерации № 47 от 05.02.1996 «О мерах по выполнению решений Комитета по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации», в котором говорилось о возможности привлечения в целях формирования объективных представлений о религии к разработке учебно-методических пособий по религиоведческой проблематике высококвалифицированных специалистов, в том числе и в области богословия.

Органы образования Курской области в соответствии с проводимой государственной политикой в середине 1990-х гг. самостоятельно определяли приоритетные направления развития региональной и муниципальной системы образования, важным звеном которой стало духовно-нравственное воспитание учащихся. Идея православного просвещения детей, появившаяся в Курской области в первой половине 1990-х гг., получила развитие в областной программе «Основные направления развития образования Курской области на 1995-2000 годы», утвержденной постановлением Администрации Курской области № 182 от 31.05.1995.

В период с 1997 по 2000 г. в Курской области был принят ряд документов, закладывавших законодательную базу для начала работы по изучению курса «Основы православной культуры» в школах, что позволило в дальнейшем осуществлять его преподавание в рамках регионального и муниципального компонентов. Так, в 1996 г. губернатором Курской области А.В. Руцким было подписано постановление № 675 от 15.12.1996 «Об утверждении программы изучения православной культуры в Курской области», принятие которого активизировало деятельность органов управления образованием по разработке мер, позволявших осуществлять изучение нового предмета в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, стимулировало научные исследования по подготовке учебной программы «Основы православной культуры». Курская область в 1997 г. – «единственная в России, где официально введено изучение истории православной культуры». Опыт изучения православной культуры в учебных заведениях Курской области неоднократно освещался на научно-практических конференциях, в средствах массовой информации и стал примером для многих регионов Российской Федерации для организации изучения истории и культуры религии в школах.

Однако становление этой дисциплины сопровождалось трудностями. Правовые основы включения инновационных для молодой российской школы курсов по истории и культуре религии, соблюдение принципов толерантности и веротерпимости, подготовка кадров (кто должен придти в школу преподавать эти дисциплины: учитель, окончивший пединститут, сдавший в процессе обучения атеизм на «отлично» и не имеющий опыта духовной жизни или священнослужитель, зачастую мало подготовленный к педагогической деятельности), программно-методическое обеспечение, финансирование – все эти вопросы, несмотря на их решение в различных регионах, становятся более сложными и в процессе приобретения опыта преподавания ставят новые задачи. В числе проблем, возникающих в процессе преподавания, особо следует выделить непрекращающиеся дискуссии, которые в течение многих лет «лихорадят» родительскую и научную общественность.

Таким образом, в 1980–1990-е гг. произошли кардинальные изменения в культурно-образовательной сфере, характеризовавшиеся отказом от атеистической идеологии и возрождением интереса к православию. Примечательно, что данный процесс трансформации протекал на фоне государственно-политических изменений под настойчивым давлением общественно-культурных процессов, детерминированных изменением духовно-ценностных ориентиров горожан. В «перестроечный» период произошел отказ государства от идеологического давления, что отразилось на взаимоотношениях культурно-образовательной сферы и органов власти.

В настоящее время накоплен опыт преподавания курсов «История мировых религий», «Основы православной культуры», «Основы мусульманской культуры» и др. в различных регионах, однако все более явным становится осознание того, что проблема освещения истории и культуры религии в государственных образовательных учреждениях значительно труднее, чем это представлялось на момент введения в школах подобных дисциплин. Однако социальный запрос на получение знаний по религиозной культуре не позволяет оставлять это без внимания. Более того, помимо необходимости реализации образовательных потребностей населения, педагогическая наука, с одной стороны, должна учитывать тот факт, что религия является важной составляющей жизни общества, во многом определяя менталитет, культурные традиции, нравственные устои жизни общества, с другой – не может игнорировать то, что государство признает важную роль религиозных организаций в укреплении общества и в сохранении и передаче культурных и духовных ценностей.


FROM ATHEISTIC IDEOLOGY TO REVIVAL OF INTEREST
FOR ORTHODOXY IN CULTURAL AND EDUCATIONAL
SPHERE 1980–1990 YEARS

Аннотация / Annotation

В статье на основе изучения архивных документов рассматривается переломный момент в истории Отечества и сознании людей в период нарастания духовного кризиса и перестройки, распада Советского Союза и формирования нового государства – Российской Федерации, анализируется деятельность учреждений культуры и образования, когда на смену атеизму пришло возрождение религиозной культуры. Если до середины 1980-х гг. атеистическая идеология была содержательной частью деятельности учреждений культуры и образования, то после 1985 г. началось возрождение интереса к православным корням и произошло изменение в государственной политике, позволившее религиозным организациям участвовать в общественной жизни.

The author of the article on the basis of archive documents study analyses the turning point in the history of Russia and in consciousness of people in the period of spiritual crisis growth and perestroika, disintegration of the USSR and formation of a new state – Russian Federation. The author analyses activities of cultural and educational institutions, when revival of religious culture took the place of atheism. If atheistic ideology was a substantial part of activities of cultural and educational institutions till the middle of 1980 ties, then since 1985 the revival of interest for orthodox roots took place and there was change in state policy, that allowed religious organizations to take part in social life.


Ключевые слова / Keywords

Государственная политика, атеистическая идеология, история, Православие, культура, образование. State policy, atheistic ideology, history, Orthodoxy, culture, education.


Ильина Зинаида Дмитриевна

профессор, доктор исторических наук, Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И.И. Иванова, заведующая кафедрой истории государства и права

Лебедева Ольга Владимировна

доцент, кандидат исторических наук, Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И.И. Иванова, доцент кафедры истории государства и права

Ilyina Zinaida Dmitrievna

doctor of history, professor, Kursk State Agricultural Professor I.I. Ivanov Academy, head of the department of state history and law
Lebedeva Olga Vladimirovna

candidate of history, senior lecturer of law and state history department of Kursk State Agricultural Professor I.I. Ivanov Academy

E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript . Тел. (4712) 58-09-66, 8 903 876 29 73

подписи к фото


Курский Знаменский кафедральный собор


Курская Коренная пустынь

Фрагменты иконостаса храма Рождества Пресвятой Богородицы, Курская Коренная пустынь

Католический собор Успения пресвятой богородицы. Курск


Троицкий храм.Курск



Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.