Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРОФСОЮЗОВ ПО УКРЕПЛЕНИЮ ТРУДОВОЙ ДИСЦИПЛИНЫ НАКАНУНЕ И В ГОДЫ ПЕРВЫХ ПЯТИЛЕТОК В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ. 1925-1937 гг.

Печать PDF








Основные направления деятельности профессиональных союзов за укрепление трудовой дисциплины были сформулированы на XIV съезде партии. При этом было обозначено несколько направлений данной работы. Во-первых, борьба за трудовую дисциплину как таковую: борьба с пьянством, прогулами. Во-вторых, это деятельность по ликвидации текучести кадров. И в те годы, и сейчас трудовая дисциплина на предприятиях является весьма важным вопросом обеспечивающим экономическую безопасность государства. Большое значение этому уделялось в годы форсированной индустриализации. В решении этого вопроса были задействованы не только государственные органы, но и «основная общественная организация» того времени – профсоюз.

Отметим, что профессиональные союзы долгое время были основной формой организации как рабочего класса, так и других групп наемных работников. Во многих странах мира через систему профсоюзов рабочие добивались улучшения условий своего труда, повышения заработной платы. В России профсоюзы, зародившиеся в 1905–1907 гг., также начали свою деятельность с защиты интересов трудящихся. Но в дальнейшем, после Октябрьской революции 1917 г. и прихода к власти советского правительства, роль профессиональных союзов изменилась, они стали осуществлять и ряд новых, не свойственных для капиталистического общества функций, в том числе и по укреплению трудовой дисциплины. Профсоюзы в СССР становились одной из составных частей рабоче-крестьянского государства и, соответственно, получали дополнительные права и обязанности по отношению к государству и народу.



Современные социально-экономические реалии диктуют другие «правила игры», ведь основные производственные фонды сейчас находятся в частных руках. С распадом советского государства произошло изменение роли профсоюзных организаций. Современная Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) видит свои задачи в отстаивании экономических интересов наемных работников. Профсоюзы уже не ставят перед собой задачи содействия государству и тем более частным собственникам в восстановлении промышленного потенциала.

При этом нельзя не заметить, что в настоящее время, в начале XXI в., состояние экономики России также, как и в рассматриваемый период, остается достаточно тяжелым. Современная промышленность столкнулась с проблемами, во многом схожими с проблемами 1920-х гг. Производственные фонды предприятий устарели как морально, так и физически, на многих предприятиях отмечается нехватка квалифицированных кадров при высоком уровне безработицы, трудовая дисциплина остается неудовлетворительной.



Контроль над трудовой дисциплиной при этом является прерогативой руководства предприятий, которые решают этот вопрос авторитарным способом, не учитывая мнения трудового коллектива, зачастую не давая человеку «второго» шанса, что опять-таки не решает проблему. В связи с этим актуальность исследования обусловлена возможностью определить, насколько эффективно профессиональные союзы содействовали укреплению трудовой дисциплины на промышленных предприятиях советского государства в первые десятилетия его существования. Хронологические рамки исследования охватывают период с 1925 по 1937 г. Это обусловлено окончанием восстановительного периода и провозглашением на XIV съезде ВКП (б) политики индустриализации страны (1925 г.) и официальным завершением выполнения второго пятилетнего плана (1937 г.).

Исследование охватывают территорию, соответствующую границам Красноярского края, образованного 7 декабря 1934 г. Эти административные границы ранее соответствовали территории Енисейской губернии, которая с мая 1925 г. оказалась в составе Сибирского края. В середине 1930 г. большая часть территории вошла в состав Восточно-Сибирского края, а Ачинский и Минусинский округа и Хакасская автономная область – в состав Западно-Сибирского края. Несмотря на все территориально-административные изменения, именно на этой территории сформировались и действовали профсоюзные объединения, чья деятельность стала предметом исследования.



Источниковая база исследования представлена архивными и опубликованными документами, материалами периодической печати. Первую группу источников составили неопубликованные материалы. Основная их часть хранится в Государственном архиве Красноярского края, где можно выделить ряд фондов, содержащих документы о профсоюзной деятельности в исследуемый период. В частности, фонд Р-968 (Красноярское окружное профессиональное бюро ВЦСПС) содержит сведения о количестве рабочих и членов союзов в г. Красноярске и Красноярском округе, материалы о деятельности профсоюзов на конкретных предприятиях города, в том числе материалы по улучшению трудовой дисциплины. В фонде Р-439 (Красноярский городской профсоюзный совет ВЦСПС) отложились протоколы заседаний президиума Красноярского горпрофсовета в 1930-х гг. Интерес представляет хранящаяся в данном фонде переписка центральных и региональных периодических изданий, прежде всего газет «Правда» и «Красноярский рабочий», с профсоюзными организациями. В фонде Р-324 (Окружной совет профессиональных союзов) хранятся характеристики ответственных работников профсоюзных организаций, материалы о работе Сибирского крайсовпрофа.

Фонд Р-400 (Организационное бюро ВЦСПС по Красноярскому краю) содержит материалы о деятельности окружных и районных профсоюзов (Хакасского, Эвенкийского, Таймырского, Ачинского и др.), а также профсоюзных организаций различных отраслей промышленности, в том числе золотодобывающей, лесопильной. Представлены материалы, отражающие работу в области охраны труда, трудовой дисциплины, отчеты о работе инспекции труда ВЦСПС, отчеты о выполнении правительственных постановлений. В фонде Р-162 (Енисейский губернский комитет профсоюза рабочих металлистов) отложились данные о деятельности профсоюза рабочих одной из отраслей промышленности накануне индустриализации, в том числе материалы о состоянии трудовой дисциплины.



В настоящем исследовании использованы также материалы Государственного архива Новосибирской области. Особое внимание привлекает фонд Р-627 (Западно-Сибирский краевой совет профессиональных союзов). В нем сосредоточен обширный материал, регламентирующий деятельность профсоюзов, протоколы общих собраний, протоколы заседаний президиума ВЦСПС, отчеты о работе Сибирского краевого совета профессиональных союзов, обзоры состояния работы окружных и районных отделов профессиональных союзов. Среди материалов фонда немало данных, характеризующих степень развития сибирской промышленности. Представлены также сведения о мерах по укреплению производственной дисциплины, о производственных и товарищеских судах. В фондах Р-1115 (Центральный комитет профсоюза рабочих каменноугольной промышленности Восточных районов СССР) и Р-1693 (Центральный комитет профсоюза рабочих дорог Востока и Дальнего Востока СССДОРОГ (1934-1948) содержат информацию в том числе и о деятельности отраслевых союзов по укреплению трудовой дисциплины на конкретных промышленных предприятиях.



Существенный материал сосредоточен и в архивах Иркутской области. В Государственном архиве новейшей истории Иркутской области отметим прежде всего фонды Р-2280 (Восточно-Сибирский краевой совет профсоюзов), значительная часть которого посвящена основным направлениям работы профессиональных союзов, в том числе и деятельности профсоюзов по улучшению трудовой дисциплины на предприятиях. Отметим, что часть документов прежде хранилась под грифом «секретно» и только в середине 1990-х гг. появилась возможность с ними ознакомиться. В связи с этим ряд документов, впервые вводится в научный оборот.


Вторая группа источников – опубликованные документы. Из опубликованных источников выделим резолюции одного из краевых съездов профсоюзов, раскрывающие основные направления работы местных профессиональных союзов. В некоторых случаях при рассмотрении изменений в численности и материальном положении членов профсоюзов мы обращались к данным отчетов и справочников. Кроме того этой группе источников необходимо отнести и Коллективный договор по стеклозаводу «Памяти 13 борцов» на 1928 г., в котором содержится информация о санкциях за нарушение трудовой дисциплины. Третьей группой источников являются материалы региональная периодическая печать – газета «Красноярский рабочий». В целом совокупность источников дает возможность всесторонне изучить роль профсоюзов в укреплению трудовой дисциплины на промышленных предприятиях Красноярского края.

Таким образом, на основе изучения архивных источников и опубликованных работ впервые предпринята попытка исследования участия професоюзов региона в укреплении трудовой дисциплины на промышленных предприятиях расположенных на территории Красноярского края в 1925–1937 гг. Всю остроту рассматриваемой проблемы можно оценить по содержанию доклада сотрудника Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ). Согласно его данным, в 1925 г. прогулы ряда работников красноярского стекольного завода составляли до 50% рабочего времени, а в некоторых случаях достигали 77%. При этом в 90% случаев ответственность за прогулы возлагалась на медперсонал, который по первому заявлению рабочего выдавал бюллетень, не удостоверившись в диагнозе. В этой ситуации профсоюз предпринял следующие основные меры: обращение к администрации предприятия с ходатайством о снятии с работы врача стеклозавода, а также фельдшера и зубного врача; необходимость усиления регулярной работы производственной комиссии профсоюза химиков по соблюдению трудовой дисциплины (беседы с трудовым коллективом, отслеживание ситуации); срочное утверждение совместно с администрацией правил внутреннего распорядка завода.



Благодаря приложенным профорганизациями усилиям в целом по Сибирскому краю произошло сокращение прогулов по неуважительным причинам. Так, в «Енисейзолото» в 1926 г. они сократились с 2,5% в первом квартале до 2% во втором. По союзу деревообделочников Сибирского края за 1925–1926 гг. они сократились с 3,7 % до 0,5 %.

Тем не менее, несмотря на некоторое уменьшение прогулов, по сравнению с 1926-1927 гг., ситуация с дисциплиной в 1928 г. была признана Краевым советом профессиональных союзов (КСПС) неудовлетворительной. Для выяснения причин слабого состояния трудовой дисциплины по целому ряду предприятий были организованы временно-контрольные комиссии (ВКК). Основными нарушениями дисциплины в 1927–1928 гг. на предприятиях Сибири являлись: прогулы по неуважительным причинам, главным образом, из-за пьянства; небрежное отношение рабочих к оборудованию предприятий; хищения инструмента, сырья и готовых изделий хулиганские выходки. Отметим при этом, что на отдельных предприятиях, расположенных на территории Красноярского края, в частности на канском винокуренном заводе, прогулы исчезли полностью.

Стремление государства повысить трудовую дисциплину нашло отражение в открытом письме ЦК ВКП (б) «О поднятии трудовой дисциплины» от 21 февраля 1929 г. В письме содержался призыв создать на предприятиях обстановку нетерпимости общественного мнения к прогулам, лодырничеству, плохой работе. В резолюции о работе профсоюзов IV Сибирская краевая конференция ВКП (б), открывшаяся 25 февраля 1929 г., обязала профсоюзы вести активную борьбу с нарушителями трудовой дисциплины. Отметим, что в 1929 г. на II пленуме Сибкрайсовпрофа отдельно поднимался вопрос о борьбе со старыми привычками в труде и отдыхе, особое внимание предлагалось уделить борьбе с прогулами в церковные праздники (рождество, пасха и т.д.). Значительная доля нарушителей дисциплины являлась так называемыми новыми рабочими, вчерашними выходцами из деревни.

В целях борьбы с нарушениями трудовой дисциплины использовалось и исключение из профсоюза, иногда даже за мелкие проступки. Так, по инициативе профсоюзов в коллективный договор Красноярского стекольного завода «Памяти 13 борцов» было включено несколько пунктов в «Табель взысканий», определявших санкции за нарушение дисциплины. Кроме того, профсоюзы четко определили, что является уважительной причиной отсутствия на предприятии. Все это приводило к тому, что работа, проводимая профсоюзами, начала давать положительные результаты. Так, на фарфоро-фаянсовой фабрике в 1929 г. прогулы составляли 0,82%, в 1930 г. - 0,54%, а в 1931 г. - 0,36%.

Борьба за укрепление трудовой дисциплины продолжалась и в последующие годы. Так, со стеклозавода «Памяти 13 борцов» в 1931 г. было уволено 9 человек. Исключено из союза - 24. При этом основной упор делался на массовую работу. Практиковалось прикрепление к прогульщикам опытных работников, пользующихся авторитетом на предприятии. По инициативе передовиков производства возникли и были поддержаны профсоюзами производственно-товарищеские суды (ПТС) над нарушителями дисциплины. ФЗМК периодически заслушивали отчеты председателей судов, осуществляли руководство деятельностью судов. В состав судов избирались наиболее авторитетные рабочие. В 1933 г., по неполным данным, в СССР действовали 20 648 производственно-товарищеских судов. Для борьбы и проверки деятельности прогульщиков создавались временные контрольные комиссии. В частности, такие проверки в 1930 г. были организованы на красноярском участке Томской железной дороги.

Профессиональные союзы, как на территории Красноярского края, так и на территории всей Сибири проводили мероприятия по борьбе с пьянством. В частности, устраивали демонстрации, митинги, одним из основных требований которых было закрытие пивных. В 1928 г. профсоюз Хакугля добился запрета продажи водки в субботние дни и в дни получки. В 1929 г. профессиональные союзы осуществляли борьбу со спекуляцией водкой в Туруханском крае. На красноярском ПВРЗ практиковались походы к пьяницам с музыкой и публичные объяснения своего поведения. Данные мероприятия имели определенные результаты. Так, на канском винокуренном заводе № 15, а также в союзе строителей данного округа 1929 г. пьянство прекратилось полностью. Моральный облик трудящихся придавался профсоюзами широкой огласки. Так, на съезде профсоюзов Красноярского района Восточносибирского края, проходившего 15-17 февраля 1932 г., поднимался вопрос о моральном облике ударника, так как в конце 1931 г. на моторостроительной верфи на вечере ударников все ударники напились.

На II пленуме Сибкрайсовпрофа были определены и иные меры борьбы с пьянством и другими проявлениями низкой трудовой дисциплины. Среди них можно выделить: производственные вечера и встречи (цехов, шахт и предприятий); собрания жен рабочих для втягивания их в борьбу против пьянства и прогулов. На стекольном заводе «Памяти 13 борцов» было предложено для борьбы с пьянством и другими нарушениями дисциплины привлечь старые производственные кадры рабочих. Кроме того, для морального воздействия профсоюзами также практиковали занесение отстающих на «черную доску», особые кассы для выдачи заработной платы прогульщикам.

В годы второй пятилетки профессиональные союзы продолжали заниматься укреплением производственной дисциплины. Основное внимание сосредотачивалось на снижении числа прогулов по неуважительным причинам. В этой связи отметим, что согласно декрету правительства от 15 ноября 1932 г., профсоюзы обязаны были инициировать увольнение прогульщиков с предприятий. К примеру, в марте 1933 г. на черногорском руднике по инициативе профорганизации с шахты № 3 из 46 прогульщиков администрацией было уволено 6 человек, с шахты № 8 из 67 уволили 27 человек.

Кроме реализации санкций, утвержденных в декрете, профорганизации на территории Красноярского края, входившей в состав Западно-Сибирского края в декабре 1932 г. - начале 1933 г. по решению крайсовпрофа проводили разъяснительную работу о значении данного декрета. В этой связи отметим, что профсоюз угольщиков проводил различные собрания как в целом с бригадами, так и отдельно с новыми рабочими. Кроме того, в различных отраслях промышленности вводились свои собственные дисциплинарные уставы, разъяснением их положений также занимались профорганизации. После проведенных мероприятий число прогулов значительно сократилось. К примеру, если на 1 октября 1932 г. по промышленности Западно-Сибирского края прогулы по неуважительным причинам составляли 1,8%, а по отдельным предприятиям до 5%, то в январе 1933 г. прогулы были снижены до 0,9%.

Кроме увольнения правительственное постановление, наделяло профорганизации правом заниматься выселением прогульщиков из квартир, находящихся на балансе предприятий, прекращать снабжение прогульщиков. Так, в Ужурском районе из 73 уволенных 50 человек были выселены из квартир.

Отметим, что деятельность профорганизаций по борьбе с прогулами не ограничивалась этими мероприятиями. Они занимались и учетом посещения работниками своих рабочих мест. Перемещения на производстве должны были строго регламентироваться приказами, кроме того вводились журналы о передаче смен, табельные номера. К примеру, учет работников по Черногорскому руднику производился по следующим документам: рапорты сменных десятников, календарные табели участков, расчетные ведомости. Профорганизации помещали фотографии прогульщиков и карикатуры на них в стенгазетах, передавали сообщения о них по радио.

Профорганизации, продолжали, как и в годы первой пятилетки осуществлять проверки выдачи больничных листков. Так, в 1933 г. на Черногорском руднике в результате проверки к уголовной ответственности за выдачу незаконных справок об освобождении от работы был привлечен заведующий райздравом Купреева.

Профсоюзы продолжали проводить борьбу с пьянством на предприятиях. Так, в январе 1934 г. пьянство было распространено на строительстве красноярского мелькомбината, экстраординарным событием было убийство в клубе пьяной компанией рабочего-ударника.

Профорганизации участвовали в перевоспитании пьяниц, активно пропагандировали результаты, когда бывшие прогульщики и пьяницы становились дисциплинированными работниками. К примеру, в газете «Красноярский рабочий» от 29 января 1934 г. было помещено письмо рабочих корреспондентов стеклозавода «Памяти 13 борцов» о бригаде Барановой, сумевшей перевоспитать 3 работников, изгнанных из других бригад. В дальнейшем профсоюзы стали использовать в качестве меры воздействия и увольнение с предприятия. Необходимость активно использовать данную санкцию призывал профорганизации предприятий заместитель председателя оргбюро ВЦСПС по Красноярскому краю Кураев. Так, по инициативе профорганизации угольщиков Восточных районов СССР в июле 1936 г. за пьянство было уволено 16 человек.

Профсоюзы боролись с нарушениями дисциплины и со стороны руководителей предприятий. Так, в 1935 г. по инициативе ФЗМК, собрание трудового коллектива спиртоводочного завода обратилось к директору с просьбой уволить начальника пожарной охраны завода Дачука за нарушение трудовой дисциплины: вскрытие пломб с бочек со спиртом, избиение рабочих. Директор завода Серегин поддержал данное обращение .

Однако необходимо указать и на просчеты в работе профорганизаций. Так, трудности возникали с лишением прогульщиков снабжения и выселение из квартир. К примеру, в 1933 г., на красноярском ПВРЗ из 244 уволенных прогульщиков карточки были отобраны только у 2 человек и 2 человека выселены из квартир.

Документы, по которым происходил учет работников, зачастую не отражали действительной картины и не были подчинены задаче четкого и своевременного учета и выявления прогульщиков; единых критериев учета не было. Десятники допускали ошибки при учете и определении причин невыхода на работы. Например, по шахте № 8 Черногорского рудника у 42 человек, допустивших 151 прогул, они были учтены как уважительные, на самом же деле оказались неуважительными. В отчете этой же шахты на 1 февраля 1933 г. было указано лишь 10 прогулов без уважительных причин, но при фактической проверке только по трем участкам их оказалось 21. Профсоюзные лидеры, допускавшие подобные ошибки, подвергались санкциям, вплоть до увольнения. Так, в 1935 г. был уволен и исключен из профсоюза профорг сонского ЛПХ Боталов. Отметим и то, что, несмотря на ужесточение наказания, нарушения дисциплины продолжались. К примеру, отдельные сотрудники Стройкрасмаша в 1936 г. допускали опоздания на 40-50 минут.

Тем не менее, во всех отраслях промышленности благодаря как активной работе профорганизации произошло существенное сокращение прогулов. Так, в ноябрь 1933 г. в Красноярске они составили 4,8%, в декабрь 1,8%, в январе 1934 г. уже 1% от общего рабочего времени. Прогулы на Стройкрасмаше сократились с 1,9% от общего рабочего времени в 1933 г., до 0,9% в январе 1934 г. На канском кожзаводе в 1934 г. они составляли 0,7%, что соответствовало средним показателям по отрасли в Восточно-Сибирском крае. Существовали предприятия, на которых данная проблема практически перестала существовать. К примеру, в 1933 г. прогулы на ЦЭС Красноярска составили всего 0,07%. Борьба за укрепление дисциплины приносила результаты и в дальнейшем. Количество прогулов по неуважительным причинам на промышленных предприятиях СССР сократилось в расчете на одного рабочего с 4,8 дней в 1932 г. до 1,05 дня в 1937 г.

Таким образом, деятельность профсоюзов по борьбе за трудовую дисциплину сводилась к пропаганде необходимости соблюдения трудовой дисциплины, среди мер по борьбе с пьянством на предприятиях – демонстрации, митинги, одним из основных требований которых было закрытие пивных. Кроме всех вышеперечисленных мероприятий можно выделить и организацию шефства кадровых рабочих над молодежью, индивидуальные беседы, знакомство новичков с Кодексом законов о труде, организацию досок «позора», обсуждение поступков на профсоюзных собраниях и ряд других акций направленных на осознание человеком неправильности поведения.

Отметим, что в годы второй пятилетки профсоюзы сосредотачивали свою работу, прежде всего, на борьбе с прогулами. Арсенал средств воздействия при этом в профорганизациях существенно расширился. Согласно декрету правительства от 15 ноября 1932 г. профсоюзы обязаны были инициировать увольнение прогульщиков с предприятий, кроме того профсоюзы получили право выселять нарушителей труддисциплины из занимаемого ими жилья, лишать продовольственного снабжения. Как и в годы первой пятилетки, пристальное внимание уделялось проверке выдачи больничных листов. Необходимо признать, что окончательно проблему нарушения трудовой дисциплины но, тем не менее, неоспорим тот факт, что профессиональные союзы внесли существенный вклад в ее решение. Практическая значимость исследования состоит в возможности использования его результатов в вузовских курсах отечественной истории, истории Сибири, а также для разработки специального курса по истории профсоюзного движения в стране. Полученные результаты могут найти применение и при выработке практической линии в решении современных проблем профессиональных союзов, при определении основных направлений взаимодействия профессиональных союзов с государством и бизнесом.

The activity of trade unions on labour discipline strengthening
in the territory of Krasnoyarsk region on the eve and in days of the first five-year plans

Аннотация / Annotation

Статья посвящена проблеме трудовой дисциплины на промышленных предприятиях Красноярского края накануне и в годы первых пятилеток. Рассмотрены основные мероприятия по ее укреплению, предпринимаемые профессиональными союзами.

The article is dedicated to a labour discipline problem on the industrial enterprises in the territory of Krasnoyarsk region on the eve and in days of the first five-year plans. The basic actions of trade unions for struggle against the given phenomenon undertaken are considered. The basic difficulties which trade-union organizations in the work faced are analyzed.

Ключевые слова / Keywords

Профессиональные союзы, трудовая дисциплина, прогулы, пьянство, индустриализация. trade unions, labour discipline, absences, drunkenness, industrialization.

Савин Олег Игоревич

Savin Oleg Igorevich

Аспирант Красноярского государственного педагогического

университета им. А.П. Астафьева

A post-graduate student of the Astafev Krasnoyarsk state

pedagogical university

Контактная информация

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

+79232872430




Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.