Выбор читателей:

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОЛИТИКО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СРЕДИ КИТАЙСКОГО НАСЕЛЕНИЯ В ПРИМОРСКОМ КРАЕ

Печать PDF
С установлением советской власти в Приморье и формированием его исполнительных органов китайское население стало объектом пристального внимания со стороны властей. Признавая факт значительного числа китайцев в Приморской губернии, которое к тому же управлялось по своим правилам, Приморский губернский комитет РКП (б) считал, в связи с этим, проведение политико-просветительной работы среди китайского населения одним из важнейших направлений.

В Государственном архиве Приморского края имеется на хранении два архивных фонда: «Первичная организация ВКП (б) китайско-ленинской совпартшколы» (Ф. П. - 432) и «Дальневосточная краевая китайская ленинская школа повышенного типа» (Ф. П. - 1190). Содержание их документов отражает историю формирования системы политико-просветительного образования среди китайского населения. К сожалению, документы первого фонда, которые могли бы многое рассказать о начальном периоде такой работы, практически недоступны исследователям, поскольку основной их массив представлен на китайском языке. В документах фонда Дальневосточной краевой китайской ленинской школы – история появления столь специфического учебного заведения и его деятельности на протяжении хотя и небольшого периода времени, но достаточно успешного, сохранилась.

Уже 29 сентября 1923 года на совещании актива при Приморском губернском комитете (далее губком) РКП (б) было принято решение о начале среди китайских рабочих массовой политической и профессиональной работы.

Одним из путей вовлечения китайцев в активную общественную жизнь, наряду с организацией клубов для китайцев, изданием газет на китайском языке, мероприятиями по ликвидации неграмотности (открытие китайских школ и пунктов по ликбезу), важным делом стала организация школ по подготовке специалистов низового уровня для работы среди китайского населения. Первым шагом в реализации этой задачи было создание китайской секции при подотделе национальных меньшинств Владивостокского горкома РКП (б) в июне 1925 года.

Постановлением Приморского губкома РКП (б) от 4 июля 1925 г. во Владивостоке было образовано китайское отделение при Приморской губернской советско-партийной школе.

В начале 1929 учебного года в соответствии с решением Дальневосточного краевого комитета ВКП (б) (далее Далькрайком) отделение было реорганизовано в китайскую краевую советско-партийную школу. Решение это было вызвано рядом причин. Во-первых, на Дальнем Востоке, и особенно в Приморье, как отмечалось в решении, национальный вопрос имел политическую окраску, т.к. китайские рабочие составляли до 40 % от всех рабочих. Во - вторых, китайские рабочие были заняты в важнейших отраслях народного хозяйства: добывающая (прииски, рудники, копи), лесозаготовки, рыбалки, а также в колхозах. В третьих, в связи с тем, что темп вовлечения китайских рабочих в партию был чрезвычайно низким, создавалась реальная опасность потери политического влияния на китайских рабочих. И, наконец, необходимо было осуществлять работу по повышению грамотности среди китайского населения, процент которой был в два раза ниже, чем среди русских.

Источниками комплектования школы являлись не только города и районы Приморья и Дальнего Востока - Владивосток, Артем, Спасск, Никольск-Уссурийский, Сучан, Хабаровск, Благовещенск, но и городов Украины (Донецкий угольный бассейн), Азербайджана (г. Баку). Разверстка по набору на места спускалась Далькрайкомом ВКП (б). Сама совпартшкола также проводила работу по организации набора, для чего рассылала письма, командировала бригады, создавала заочные курсы для первичной подготовки кандидатов. Особое внимание при подборе кандидатов в школу обращалось на китайцев, поддерживающих связь с родиной.

В первый год работы китайской краевой совпартшколы в ней числилось 20 преподавателей. Из них китайцев – 16 человек. Имели высшее образование 17 человек, из них 16 человек окончили Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ), 1 человек - восточный факультет Государственный Дальневосточный университет (ГДУ). По социальному происхождению преподавательский состав состоял из крестьян – 12, служащих – 3, прочие – 5. Кандидатов в члены ВКП (б) было - 15, комсомольцев – 1, остальные беспартийные. Часть преподавателей являлась членами китайской компартии со стажем свыше 5 лет, из них 3 человека были участниками революции 1911 г.

25 января 1933 года постановлением секретариата Далькрайкома ВКП (б) на базе китайского отделения Далькомвуза (г. Хабаровск), который реорганизовывался в высшую коммунистическую сельскохозяйственную школу, и Владивостокской краевой китайской совпартшколы была организована китайская краевая ленинская школа повышенного типа с нахождением во Владивостоке.
На момент создания школа имела две ступени: двухгодичную среднюю ступень с программой бывшей совпартшколы, трехгодичной педагогической группы с программой педтехникума и двухгодичной высшей ступени с программой в объеме коммунистического вуза. И высшая и средняя ступени в последний год обучения разбивались на три отделения: подготовка партийных и советских работников; научно-педагогических кадров (по марксистко-ленинскому воспитанию) и культмассовых работников (включая кадры для печатных органов).

Распределялись выпускники школы по всему Дальнему Востоку. Например, из выпускников 1934/35 учебного года преподавателем начальной китайской школы г. Ворошилова (до 1937 г. - г. Никольск-Уссурийский) работал Тан-Вен-юй; на работу в газету «Рабочий путь» был направлен У-Жен-чжен; директором начальной китайской школы в Благовещенске был назначен Лю-Жуй-ин; преподавателем китайского языка на восточный факультет Дальневосточного государственного университета был приглашен Чжан-Ю-жен. Из окончивших школу в 1937 г. - 5 человек были направлены в распоряжение штаба Особой Краснознаменной Дальневосточной Армии (ОКДВА), 9 - учителями в китайские начальные и неполные средние школы, 4 - заместителями заведующих китайскими клубами по массовой работе в города Владивосток, Ворошилов, Благовещенск, Хабаровск.

Направлялись выпускники на работу в качестве инструкторов Приморского областного отдела народного образования, инструкторов областных и районных исполнительных комитетов. Почти половина выпускников школы направлялась на спецработу, т.е., в военные и оборонные структуры. Например, в первый выпуск 1934/35 учебного года из 61 выпускника высшей и средней ступеней на спецработу были направлены 23 выпускника, в том числе 15 - высшей ступени, 8 – средней.

Одновременно с этим успехами в докладной отмечается, что качественный уровень подготовки выпускников школы в целом довольно низкий. А между тем, спрос на работников, особенно среднего звена, ощущался колоссальный. И больше всего заявок поступало от краевых организаций и производств: угольной, лесной, золотодобывающей промышленности, транспорта, китайских колхозов, школ и т.д. Стоит отметить, что только на предприятиях Владивостока было занято около двух тысяч китайских рабочих, в том числе на Дальзаводе - 120 человек, во Владивостокском торговом порту – 400 человек, на строительных работах города – 150. Школа не удовлетворяла указанные отрасли не только в руководящих кадрах, но и в низовых работниках (парторгах, секретарях партийных ячеек, профсоюзных организаторах, пропагандистах и др.). Причины такого положения были те же, что и у бывшей совпартшколы.

В числе основных причин низкого уровня подготовки специалистов Дальбюро крайкома ВКП (б) выделяло такие, как частая смена учебных планов и программ, отсутствие учебных пособий на китайском языке по ряду дисциплин, слабая материально-производственная база (недостаток учебной и жилой площади для студентов, слабое оборудование кабинетов, лабораторий, библиотеки). И, конечно, достаточно трудные материально-бытовые условия студентов. На 1 января 1936 г. размер стипендии для школы составлял 200 рублей и 20 рублей - хлебная надбавка. Всего получалось 220 рублей. Между тем, расходы на обед (включая пампушки – национальные лепешки) в месяц составляли 156 рублей. В общую расходную часть, кроме обедов, входила плата за коммунальные услуги, страховка, профсоюзные взносы, подписка на газеты, стирка белья, баня и заем на индустриализацию. После всех этих выплат у студента не оставалось денег на табак, кино, мыло, театр, одежду, ботинки и т.д. Следует отметить, что в данном случае речь идет об успевающих студентах. У тех же, кто имел хотя бы одну неудовлетворительную оценку, стипендия уменьшалась и весьма существенно. Руководство школы неоднократно обращалось в соответствующие инстанции с письмами, в которых излагало положение студентов. А ведь многие из них были семейными и, имея в виду такое обстоятельство, меры нужно было принимать незамедлительно.

Учебное здание школы находилось в центре Владивостока, на углу улиц Ленинской (ныне улица Светланская) и 25-го Октября (ныне улица Алеутская). Долгое время в здании, кроме китайской ленинской школы, размещались техникум иностранных языков, аптека, павильон-ресторан и магазин артели инвалидов. К началу 1937/38 учебного года в здании из указанных объектов осталась только аптека, которая занимала три комнаты. Таким образом, здание практически целиком стало принадлежать школе. Общежития школы были разбросаны ещё в 5 местах города. Конечно, школа все еще испытывала недостаток в помещениях, но в большей степени это касалось жилой площади для преподавателей.

За время работы школы ею руководили два директора. Первым был Стаканов Георгий Ильич. Китаец. Родился в 1904 году в провинции Сычуань. Сын крестьянина. Был членом китайского комсомола и Китайской компартии. Образование получил сначала в Китае, в том числе 2 года в университете на физико-математическом факультете. Уже в СССР учился в Коммунистическом университете трудящихся Китая, после окончания которого был направлен во Владивосток в китайскую совпартшколу преподавателем марксизма-ленинизма. После реорганизации совпартшколы в китайскую ленинскую школу повышенного типа до сентября 1933 г. – её директор. После освобождения от должности директора в связи с назначением нового, остался преподавать в школе.

Новым директором был назначен Гуйский Иван Николаевич. Китаец. Родился в провинции Сычуань в 1905 г. в семье крестьянина-середняка. Образование, в том числе среднее специальное (учительская семинария повышенного типа), получил в Китае. В СССР прибыл в октябре 1926 г. по командировке ЦК ККП на учебу в Коммунистический университет трудящихся Востока. После окончания КУТВ должен был работать в Китае, но из-за событий на КВЖД в1929 г. по решению Исполнительного комитета Коммунистического интернационала (Коминтерн) остался в Дальневосточном крае. Сначала в Хабаровске, затем в конце 1929 г. направлен на работу в краевую совпартшколу во Владивосток в качестве заведующего учебной частью. С января по октябрь 1933 г. – заведующий китайским отделением Интерпединститута. После слияния китайских отделений Интерпединститута и Интерпедфака с китайской совпартшколой – директор Дальневосточной краевой китайской ленинской школы.

1937/38 учебный год стал последним годом существования школы. Китайской ленинской школе, учитывая её специфику, тем более не удалось избежать трагических событий конца 1930-х гг., когда значительная часть как преподавателей, так и студентов была арестована. По состоянию на май 1938 г. список арестованных, в том числе и преподавателей, состоял из 72 человек. Число оставшихся на свободе студентов на это же время по всем отделениям и по всем курсам составило 89 человек. Тогда же началось массовое выселение китайцев из пределов Владивостока и Приморья.

Возможно, закрытие школы было связано еще с одним обстоятельством. Как писал в своей докладной записке в Далькрайком ВКП (б) директор школы И.Н. Гуйский в июне 1937 года, школа практически выбрала из китайского населения Дальневосточного края, которое за последние годы не пополнялось, все лучшее и способное к учебе. К 1939 году учить стало некого, да и некому.




ПОЛНОСТЬЮ СТАТЬЮ ЧИТАЙТЕ В ПЕЧАТНОЙ ВЕРСИИ ЖУРНАЛА "ВЕСТНИК АРХИВИСТА"

ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ
ВО ВСЕХ ОТДЕЛЕНИЯХ СВЯЗИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПО КАТАЛОГУ АГЕНТСТВА «Роспечать»
«ГАЗЕТЫ. ЖУРНАЛЫ»
в разделе «ИСТОРИЯ. ФИЛОЛОГИЯ»

НА ВТОРОЕ ПОЛУГОДИЕ 2009 Г. И ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2010 г. ПОДПИСНОЙ ИНДЕКС
ПЕЧАТНОЙ ВЕРСИИ ЖУРНАЛА
"ВЕСТНИК АРХИВИСТА"
48655

НА 2010 г. ПОДПИСКУ МОЖНО БУДЕТ ОФОРМИТЬ
НА ГОДОВОЙ КОМПЛЕКТ ЖУРНАЛА «ВЕСТНИК АРХИВИСТА»
С СЕНТЯБРЯ 2009 г.

ПОДПИСНОЙ ИНДЕКС ГОДОВОГО КОМПЛЕКТА
ПЕЧАТНОЙ ВЕРСИИ ЖУРНАЛА «ВЕСТНИК АРХИВИСТА»

32337

ПО КАТАЛОГУ АГЕНТСТВА «Роспечать»
«ГАЗЕТЫ. ЖУРНАЛЫ»
в разделе «ИСТОРИЯ. ФИЛОЛОГИЯ»


А ТАКЖЕ ПОДПИСКУ МОЖНО ОФОРМИТЬ В ИНТЕРНЕТЕ
НА САЙТЕ
www.presscafe.ru