Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНИ И НЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ ТАМОЖЕННЫХ СЛУЖАЩИХ В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX в. НА ЗАПАДНОЙ ГРАНИЦЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Печать PDF

Разделы Речи Посполитой в 1772, 1793 и 1795 гг. между Пруссией, Австрией и Россией повлекли за собой значительные изменения в административно-территориальном устройстве Российской империи, нововведения в организации таможенной службы на западной границе государства. Ее функционирование в конце XVIII - первой четверти XIX в. зависело не только от кадровой политики государства и внешнеполитических условий, но и от бытовых условий жизни и несения службы.

Как явствует из материалов инспекторского осмотра в 1785 г. таможен Полоцкой и Могилевской губерний, условия несения службы на границе были не из легких. Проводивший обследование таможен и стражи в Полоцкой губернии граф А.Р. Воронцов отмечал неорганизованность службы таможенной стражи. «Дома надзирателей и объездчиков, учрежденные в той губернии, - говорилось в докладе, - некоторые совсем не построены, а иные неисправны, так что надзирателям и надсмотрщикам с трудом в них жить можно». Притом таможенные надзиратели и объездчики «не получают надлежащего защище-ния в насильствах и скорого удовольствия в обидах им причиненных»1. В связи с этим А.Р. Воронцов поручил полоцкому вице-губернатору Лопатину, чтобы он «все оное нынешним летом исправил бы, а также отстроен был и таможенный дом в Полоцке». На строительство последнего выделенная сумма оказалась недостаточной. Однако президент Коммерц-коллегии приказал «строение того дома не останавливать, но приступать к оному без отлагательства», уведомив его «от чего таковая произошла разница». Воронцов надеялся недостающую сумму испросить у императрицы2.

В Могилевской губернии предполагалось построить: для Толочинской пограничной таможни каменный дом вместе с кла-довою и пакгаузом для присутствия и проживания таможенных чинов и служителей; три дома на каменном фундаменте или на дубовых подрубах для проживания таможенных надзирателей с двумя объездчиками: на границе Могилевской и Полоцкой губерний на левом берегу реки Двины, напротив польской д. Вязища; при селе Волосове; и в местечке Белыни-чах; и 18 домов для объездчиков: при д. Щемелях, д. Рубеже, д. Островцах, д. Рибановщизне, д. Козловке, близ двора Воронова, при форпосте Якубове, при д. Безделиче, д. Слободке, д. Гончаровке, при местечке Круглом, при селе Шупене, при д. Чигирях, напротив польских деревень Олешковой, Совец, Прибор, при Белевицком форпосте, и при устье р. Сожа при ее впадении в Днепр3.
 
Большинство из запланированных домов так и не было построено, что обнаружил губернский секретарь Беневоленский, проводивший по поручению А.Р. Воронцова ревизию Могилевской губернии. В результате объезда границы он нашел, что надзирательные и объездчичьи дома находятся «в худом состоянии», и что они «к житию совсем неудобны». При этом пограничная дорога была «так худа, что без крайнего затруднения проехать по ней невозможно»4. По результатам проверки А.Р. Воронцов поручил могилевскому губернатору, чтобы «не построенные дома для Толочинской таможни так надзирательные и объездчичьи, были в непродолжительном времени построены, а при том и дорога при границе между надзирательными и объездчичьими домами, как в Полоцкой так и Могилевской губерниях»5.

Не менее сложно решалась проблема с обеспечением помещениями таможен, а также объездчиков помещениями на границе Литовской губернии (1796-1801). Дело в том, что под таможни, дома объездчиков и надзирателей помещения снимались у частных лиц, а своих не было. Их предполагалось построить за счет таможенных сборов, которые должны были поступить в 1796-1797 гг. По данным Н.В. Репнина, проехавшего по границе Литовской губернии, ежегодные отчисления на эти цели должны были составить 56 537 руб. 65 коп. Таким образом, за два года на строительство таможенных зданий в пределах Литовской губернии планировалось выделить 113 075 руб. 31 коп.

Однако в 1797 г. строительство этих помещений так и не началось. Как отмечал князь Н.В. Репнин, «таможни во всей Литве никаких строений не имеют, а занимают квартиры от обывателей, с крайним сих последних убытком и собственным неудобством». Поэтому 26 июня 1797 г., ссылаясь на указ Екатерины II от 14 декабря 1795 г., Н.В. Репнин обратился к президенту Коммерц-коллегии П.А. Соймонову с просьбой об оказании помощи в этом вопросе6. 17 июля 1797 г. П.А. Сой-монов сообщил князю, что для строительства таможенных домов имеются смета расходов и планы строений. Однако выделение денег, по сообщению государственного казначея барона А.И. Васильева, зависит уже от нового императора Павла I7.

Значительное количество проблем возникало и при организации таможен на новой границе в пределах Белостокской области (с 1808 г.). Во-первых, не было приспособленных помещений ни для таможен и застав, ни для надзирателей и объездчиков. Казенные дома, принадлежавшие таможенникам на старой границе, поручалось местному начальству продать. А пока Белостокское областное правление (6-я экспедиция) вело переписку о найме, покупке или постройке домов для надзирателей и объездчиков с министром коммерции канцлером Н.П. Румянцевым, таможенные чиновники «ставились в квартиры» ближайших к границам селений. Также медленно решался вопрос и о найме, покупке или постройке помещений для самих таможен и застав, поскольку это планировали осуществлять «из пошлинных доходов белостокских таможен». А их доходы зависели от правильного выбора мест. Получался замкнутый круг. В результате Хорощевская таможня до постройки специального здания долгое время размещалась в Белостоке, а Го-нендзенская - в бывших казенных соляных амбарах и училищном доме8.

В 1822 г., согласно записке министра финансов «Об устройстве таможенной стражи по сухопутной Европейской границе», с целью обеспечения объездчиков жильем в условиях нехватки казенных домов было решено отказаться от найма квартир в близлежащих селениях9. Очень часто они находились за 4-5 верст от границы и постов. Поэтому объездчики, отлучаясь домой, нередко оставляли порученные им дистанции без присмотра. С целью пресечения подобной практики предусматривалось строительство «по черте границы» через каждые 5 верст казенных домов, а пространство между ними решено связать биваками из шалашей. Необходимые для строительства домов деньги предлагалось взять из таможенных доходов10.

Неустроенность быта таможенников и таможенной стражи очень часто приводила к должностным преступлениям. И это не удивительно, поскольку служба создавала возможность получения незаконных и довольно высоких вознаграждений. Особенно много злоупотреблений было на участке западной границы в пределах Белорусского генерал-губернаторства. Объяснить подобное явление можно только тем, что для службы в новоприсоединенных провинциях приглашались все желающие. Среди них было много и таких, которые ехали в чужой край только с одной целью - материальной наживы. К тому же, в силу определенных обстоятельств, контроль со стороны губернаторской, а тем более генерал-губернаторской власти за действиями чиновников был достаточно слабым.

В пограничных губерниях многие чиновники губернской и поветовой администрации, не говоря уже про служащих на границе, рассматривали свои должности как место «кормления». Они очень ревностно следили за тем, чтобы никто посторонний «не совал нос» в их «епархии». В качестве примера можно привести инцидент, произошедший в 1785 г. с толочинским таможенным служащим губернским регистратором Нижегородцевым. Будучи в отпуске и возвращаясь через Черниговское наместничество, он приметил в г. Рамках сомнительные товары, о чем сообщил местному городничему Сегонову. Однако городничий вместо принятия мер по недопущению торговли контрабандными товарами «держал Нижегородцева под караулом и делал ему разные притеснения»11.
Злоупотребления на таможнях, выходившие за пределы простого пропуска контрабанды за взятки, беспокоили центральные власти. Особую тревогу вызывало то обстоятельство, что в связи с этим существенно сокращались поступления в казну таможенных доходов, при возраставшем объеме внешнеторговых операций. Подобное явление связывали не иначе как со злоупотреблениями таможенных чиновников, которые пропускали товары без оформления надлежащих документов. В частности, при анализе ведомостей о вывезенных и ввезенных из-за границы товарах и сборе пошлин на Толочинской таможне за 1783-1784 гг. стало известно, что при уменьшении таможенных сборов существенно увеличился объем провозимых товаров. В результате по приказу графа А.Р. Воронцова было решено заменить служителей Толочинской таможни за «злоупотребления» и «хищение казны»12.

Частые запреты на ввоз и вывоз товаров, которые были характерны для правления Павла I и Александра I, вели к тому, что ряд служащих пограничных таможен шли на злоупотребления с целью наживы. В частности, в начале 1801 г. в связи со злоупотреблениями, обнаруженными на Брестской и Гродненской пограничных таможнях, было принято решение о замене некоторых чиновников13. По указу от 19 марта 1801 г. вновь были назначены в Брестской пограничной таможне унтер-цолнер 12-го класса Иван Пантелеев и контролер 10-го класса Андрей Каменский, а также в Преборовской заставе унтер-цол-нер 12-го класса Иван Фроман. Все они были приведены к присяге14. Однако уже через год, в 1802 г., некоторых служащих Брестской таможни снова заменили. По информации директора таможни надворного советника Карьянова, «по нерадению и неспособности» пришлось уволить пакгаузного инспектора. Нового служащего - титулярного советника - назначали из числа отставных военных, о службе его затребовали аттестат и послужной список, чтобы удостовериться в благонадежности чиновника. К тому же, вновь назначенному пакгаузному инспектору, «на подъем» была выдана вперед треть годового жалованья - 49 руб. 50 коп.15

Один из самых громких скандалов начала XIX в. был связан с Гродненской таможней. В нем оказался замешанным первый гродненский гражданский губернатор Д.Р. Кошелев, назначенный в 1802 г. В Гродно он пробыл немногим более года, поскольку в 1803 г. был отчислен от должности вместе с таможенными чиновниками за покровительство контрабанде. Поводом к переводу Д.Р. Кошелева на другую должность стала смерть советника губернского управления Алексеева, раскрывшего злоупотребления начальника. Он был отравлен, и по косвенным данным, не без участия губернатора. Относительно легкое наказание, которое понес гродненский губернатор, можно объяснить только тем, что его отец - Родион Кошелев, был членом Непременного совета при Александре I и имел достаточно большое влияние на молодого императора.

О том, что на таможнях в пределах Литовской губернии, а после ее раздела - Виленской и Гродненской, процветали злоупотребления, свидетельствует высокая текучесть кадров. Как явствует из «Месяцеслова», только за период с 1803 по 1807 г. полностью или частично изменился состав служащих Гродненской и Кринской таможен, а также Брестской и Преборовской застав16. В то же время, штаты Юрбургской таможни и Ковен-ской заставы (также в пределах Литовской губернии) за этот же период не изменились.

С целью пресечения ввоза контрабандных товаров в «Учреждении» 1811 г. была установлена четкая система вознаграждения за их задержание. В награду предназначалось 80% сумм от реализованной стоимости конфискованных товаров и штрафов (пени), остальные 20% поступали в фонд накопления пенсий сотрудников таможен. Первая часть суммы распределялась следующим образом: две трети шло задержавшим (начальник, участвовавший в задержании, получал в 1,5-2 раза больше, чем остальные участники задержания, между которыми сумма делилась поровну) и треть распределялась между высшими чиновниками (начальником округа, управляющими, членами и чиновниками таможен). Если в задержании контрабанды принимали участие военнослужащие или полицейские чиновники, то и они получали свою долю из суммы, причитавшейся задержавшим. Кроме того, 4% ежегодного дохода таможен шло на премирование таможенных чиновников, которые «ревностью и деятельностью своею наиболее содействовать будут к воспрепятствованию утаения пошлин и к приращению таможенного дохода». Списки достойных к награждению чиновников министр финансов ежегодно представлял императору.

Таким образом, организация таможенного контроля на западном участке Российской империи в рассматриваемый период в силу необходимости защиты экономических и политических интересов государства находилась в постоянном поле зрения властных структур, о чем свидетельствуют и проводимые ревизии во главе с высокопоставленными сановниками. В то же время уровень организации таможенного контроля, да и сам надзор за деятельностью таможен был далек от совершенства. Неустроенность быта таможенных чиновников и стражи на линии новой западной границы вела к многочисленным злоупотреблениям с их стороны. Многие чиновники и стражники рассматривали свою службу как «место кормления», что было причиной роста должностных преступлений, частой смены служащих и процветания контрабанды.

Примечания

1    РГАДА. Ф. 1261. Оп. 6. Д. 590. Л. 4; Д. 1514. Л. 30.

2    Там же. Д. 590. Л. 5.

3    Там же. Д. 1526. Л. 16. Ведомость о построении в Могилевской губернии для Толочинской таможни также надзирательских и объ-ездчицких домов.

4    Там же. Д. 590. Л. 29.

5    Там же. Л. 30-31.
 
6    Там же. Ф. 276. Оп. 2. Д. 217. Л. 3.

7    Там же. Л. 4-5.

8    ПСЗРИ. Собрание I. Т. XXX. № 23479. С. 782-785.

9    С 1803 г., по предложению министра коммерции, по всем губерниям стали учреждаться надзирательские и объездчичьи дома. -См.: Кайданов Н. Систематический каталог делам Государственной Коммерц-коллегии. СПб., 1884.

10    ПСЗРИ. Собрание I. Т. XVIII. № 29067. С. 226.

11    РГАДА. Ф. 1261. Оп. 6. Д. 590. Л. 35.

12    Там же. Д. 1517. Л. 1.

13    Там же. Ф. 276. Оп. 5. Д. 2918. Л. 16.

14    Там же. Л. 12, 16-16 об. Директор Брестской таможни приводил к присяге вместе с иеромонахом Свято-Симеоновского монастыря Романом.

15    Там же. Д. 2932. Л. 2-4, 10, 18.

16    См.: Месяцеслов с росписью чиновных особ в государстве, на лето от Рождества Христова 1803. СПб., 1803. С. 153-154; Месяцеслов с росписью чиновных особ в государстве, на лето от Рождества Христова 1807. СПб., 1807. Ч. 1. С. 353-354, 356, 358.