Выбор читателей:

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

ОХРАНА, РЕСТАВРАЦИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПАМЯТНИКОВ В ПРИГОРОДНЫХ МУЗЕЯХ ПЕТРОГРАДА - ЛЕНИНГРАДА В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Печать PDF

С весны 1921 по 1927 г. управления пригородными дворцами-музеями продолжали свою работу по охране и реставрации памятников зодчества и музейного убранства. В их функции входило: проверка имущества по описи, составление научных описаний, оформление новой первичной документации на вновь поступившие предметы.

Первоочередной задачей в период 1921-1927 гг. стало принятие действенных мер по сохранению памятников. Была организована охрана с целью защиты пригородных дворцов-музеев от ограблений, поскольку с расцветом частной торговли и появлением комиссионных антикварных магазинов в период нэпа, появилась возможность продажи краденых музейных экспонатов. В августе 1921 г. подотдел охраны и регистрации памятников направил ходатайство в Петроградский отдел народного образования о выдаче сторожам пригородных дворцов-музеев 24 ружей для улучшения организации охраны1.

Усиление бандитизма и попытки ограбления Эрмитажа и Большого Петергофского дворца вынудили Петроградское управление научных учреждений в январе 1922 г. обратиться в Главнауку с просьбой об установлении воинской охраны важнейших музеев Петрограда и пригородов2. В письме отмечалось, что музеи «собственными силами при обширности занимаемых ими территорий, отсутствии телефонной связи... установить надлежащую внешнюю охрану не могут»3. Там же содержалась просьба об увеличении штата внутренней охраны и улучшении ее материального положения путем выделения пайков по государственному снабжению.

С 1 ноября 1921 г. в пригородных дворцах-музеях были установлены ночные дежурства4.
 
И все же с 1922 по 1923 г. вопрос об организации наружной охраны окончательно так и не был решен. Общее сокращение выделяемых государством средств привело к уменьшению числа сторожей, им не хватало оружия. О трудностях, возникающих у учреждений по налаживанию внешней5 охраны, можно судить по многочисленным ходатайствам управлений дворцами-музеями в ПУНУ, в Губисполком и в ГПУ о выдаче винтовок для охраны.

Важный вопрос о разработке мероприятий по пожарной безопасности дворцов и парковых сооружений был обсужден на заседании Совета хранителей 15 августа 1922 г.6, так как серьезные нарушения водопроводной системы в детскосельских, Павловском и Гатчинском дворцах представляли реальную опасность для сохранности художественно-исторических памятников. Результатом явилось создание в октябре 1922 г. противопожарной комиссии при ГПУ, которая приступила к осмотру всех дворцов-музеев7.

Если в 1918-1921 гг. бывшие дворцовые здания и службы согласно декрету № 331 Петроградской трудовой коммуны от 29 марта 1918 г. переходили в ведение местных Советов, то с 1922 г. встает вопрос об их возвращении в распоряжение управлений пригородными дворцами-музеями.

Декрет Совнаркома «О специальных средствах для обеспечения государственной охраны культурных ценностей» от 19 апреля 1923 г., закрепивший за управлениями дворцами-музеями возможность получения доходов от эксплуатации строений, не имеющих историко-художественного значения, способствовал решению этой проблемы. Так, в Петергофе в распоряжение Управления дворцами-музеями были переданы готические дома, Кавалерские деревянные и Фрейлинские дома со службами для размещения в них хозяйственных служб8. Гатчинскому управлению дворцами-музеями передали здания Лесной оранжереи, Морские казармы и адмиралтейство в Дворцовом парке9. В распоряжение Управления Павловским дворцом-музеем поступили Запасной двор, дача Анненкова, Ферма и Птичник, а также крепость БИП10.

В период с весны 1921 г. по 1927 г. продолжалось перемещение памятников изобразительного и декоративно-прикладного искусства из зданий, где невозможно было обеспечить их охрану, в дворцы-музеи. Необходимо отметить, что оно уже не носило массового характера, как это было в 1918-1920 гг.

Одной из важных сторон деятельности учреждений по охране памятников явилось осуществление экспертизы ценности художественных предметов. Эта работа была начата весной 1922 г. в связи с выделением предметов немузейного значения в Государственный фонд (Госфонд) для оказания помощи населению голодающего Поволжья. В марте 1922 г. в Петрограде состоялись заседания Особой комиссии, созданной по поручению заведующего Петроградским управлением научных учреждений, где были обсуждены вопросы, касающиеся сохранения художественно-исторических памятников при проведении изъятия имущества из церквей.

Наряду с экспертизой церковных ценностей, наметили ее проведение и во дворцах-музеях. Распоряжением заведующего Отделом музеев Г.С. Ятманова от 9 марта 1922 г. заведующим управлениями и хранителям было поручено произвести срочное разделение всего имущества на музейное и утилитарное11.

Это направление деятельности ленинградских органов по охране памятников получило дальнейшее развитие в связи с принятием ВЦИК и СНК РСФСР 8 марта 1924 г. декрета о перерегистрации предметов искусства и старины. Центральной задачей этого периода был критический разбор учтенных и сохраненных памятников и отделение в возникших музеях бесспорных ценностей от случайного массового материала12. Как отмечается в отчете Отдела музеев Главнауки, хранящемся в ГА РФ, его деятельность с октября 1925 по апрель 1927 г. протекала в трех направлениях: первое - уточнение списков подлежащих охране объектов, с целью их сокращения для того, чтобы уделить внимание важнейшим из памятников; второе -укрепление административного аппарата; третье - улучшение методов учета и сохранения памятников13.

Как и в предшествующий период, в течение 1921-1927 гг. продолжалось фотографирование и проведение обмеров деревянных зданий или помещений, где намечалось проведение реставрационных работ. Фотофиксация памятников архитектуры, их обмеры и исполнение копий росписей явились необходимыми мерами для последующей реставрации, а методика пригодилась при проведении реставрации после войны.

В этот период окончательно определился порядок проведения реставрационных работ. Управления дворцами-музеями начали составлять годовые планы работы и сметы расходов, которые утверждались Отделом музеев и охраны памятников Главнауки. На заседаниях Совета хранителей (позднее Совета по музейным делам) обсуждалось практическое осуществление как плановых, так и внеочередных мероприятий. В особо сложных случаях создавались специальные комиссии, куда включались наряду с сотрудниками органов по охране памятников и представители заинтересованных ведомств. Иногда при решении тех или иных вопросов прибегали к помощи местных органов власти.

Осуществление ремонтно-реставрационных работ в пригородных дворцах-музеях Петрограда было сопряжено с рядом трудностей, одной из которых являлось недостаточное выделение материальных средств на ремонтно-реставрационные работы. К примеру, Управление Детскосельскими дворцами-музеями в сентябре-октябре 1921 г. направило ходатайство в Петроградское управление научных учреждений о выделении 1 млн руб. на реставрацию мебели и памятников декоративно-прикладного искусства14.

Свидетельством внимания советского правительства к вопросам проведения реставрационных работ является предложение Наркомату финансов, сделанное на пленарном заседании Малого Совнаркома от 11 ноября 1921 г., о сверхсметном кредите Наркомпросу в 15 млн руб. на ремонт и реставрацию памятников искусства и старины15.

Необходимо отметить, что осуществление реставрационных работ тормозило не только отсутствие средств, но и несвоевременные поступления многих стройматериалов.

Сокращение штатов и финансов, отпускаемых на ремонт и реставрацию памятников поставило пригородные дворцы-музеи к лету 1922 г. в тяжелое положение, о чем свидетельствует справка об их техническом состоянии, направленная в Главна-уку в июле 1922 г. Практически во всех дворцах и парковых павильонах наблюдались протечки кровли, а также разрушение лепного декора фасадов. На ремонтные работы по всем пригородным сооружениям требовалось около 5 млн руб.16

В Отдел музеев Главнауки летом 1922 г. была направлена докладная записка заведующего Реставрационным подотделом о состоянии дел с реставрацией в Петрограде. В этом документе особенно важной является характеристика сотрудников подотдела, насчитывающего 30 человек, как имеющих солидный стаж реставрационной деятельности, так и молодых с высшим художественным образованием, получивших в подотделе опыт работы реставратором. Отдел обозначен как «ценный и объединенный определенным навыком к работе, преданностью делу, чрезвычайным интересом к работе и могущий при наличии необходимых условий произвести громадную работу»17. В качестве двух слагаемых успеха заведующий Реставрационным подотделом определяет наличие достаточных кредитов и сохранение состава отдела.

Бедственное положение пригородных дворцов-музеев было отмечено на конференции Центральных государственных музеев в июле 1922 г., в резолюции которой отмечалось, что конференция «глубоко потрясена общей ярко развернувшейся картиной катастрофического состояния музейных зданий, являющихся со многих случаях памятниками мирового значения, отчаянным положением топливного дела, угрожающего гибелью не только зданиям, но и неоценимым сокровищам -научным коллекциям, и за отсутствием средств совершенно недостаточной постановкой охраны»18.
В результате работы конференции и действий наркома просвещения, вошедшего с докладом о положении музеев в Совнарком, последний на заседании 12 сентября 1922 г. постановил выделить на расходы государственных музеев по ремонту 47 442 732 руб.19

Осенью 1922 г. после благоприятного решения финансового вопроса Реставрационная мастерская Петрограда активизирует свою деятельность. В октябре этого года ее живописная секция, которую возглавляют опытные художники-реставраторы Н.А. Околович и A.M. Кудрявцев, выделяется в специальную реставрационную мастерскую20.

В 1921-1927 гг. в сохранении художественно-исторических памятников Петрограда и пригородов активное участие принимало общество «Старый Петербург». На заседаниях Бюро охраны общества в 1922 г. неоднократно (25 августа, 8 и 15 сентября)21 поднимался вопрос об охране старейшего деревянного домика Павловска «Крак».

В этот период в деятельности общества «Старый Петербург» появился новый аспект, направленный на получение необходимых финансовых средств для поддержания памятников зодчества, живописи и декоративно-прикладного искусства. Отдел музеев в марте 1923 г. предложил Комитету помощи общества «Старый Петербург», созданному еще в 1922 г. для финансового обеспечения работы Общества, составить план эксплуатации пригородов Петрограда22. В апреле того же года план уже был готов, причем в основу его было положено требование «о восстановлении памятников за счет эксплуатации»23. Согласно этому плану Комитет помощи обществу «Старый Петербург» принимал на себя эксплуатацию помещений бывших дворцовых управлений Петергофа, Детского Села и Павловска, подыскивал отдельных лиц, общества или учреждения, которые бы использовали предоставленные помещения на определенных условиях, главным из которых было их сохранение без каких-либо изменений. Причем общество «Старый Петербург» обязалось содержать все переданные ему помещения за свой счет и проводить необходимый минимум ремонтно-реставрационных работ также на средства от использования помещений. В Петергофе Комитету помощи общества были переданы бывшие министерские дома, корпус «под гербом» Большого дворца и Мон-плезир; в Павловске - Розовый павильон и Молочный домик; в Детском Селе - Грот, Эрмитаж, Камеронова галерея, а кроме того оранжереи во всех пригородах24. Это был новый рациональный момент в общих мероприятиях по охране памятников.

С 1923 г. ремонтно-реставрационные работы проводятся Комитетом, а позднее Реставрационной мастерской по намеченным планам согласно утвержденным сметам и разработанной методике. Для оценки исполнения тех или иных видов работ собираются приемочные комиссии, в которые наряду с представителями Комитета входят сотрудники (обычно хранитель и архитектор) управлений пригородных дворцов-музеев, представители Отдела музеев ЛОГ, РКИ, а иногда и члены общества «Старый Петербург». В августе 1923 г. предлагается новый порядок проведения реставрационных работ25 на конкурсной основе: вначале объявлялись торги, а затем работы поручались артели или лицу, заявившему наиболее низкие цены. Расчеты производились по требованиям на производство ремонта или по счетам на произведенные работы со строгой отчетностью об истраченных суммах перед Отделом музеев. В обязанности Комитета входил и прием работ на натуре.

Отчеты о работе, планы и другие документы Реставрационного подотдела свидетельствуют о сезонном проведении ре-монтно-реставрационных работ. В основном они исполнялись весной и летом, а в осенне-зимнее время велась подготовка к сезону, составлялись планы и сметы.

С 1923 г. увеличивается число смет, направленных управлениями пригородных дворцов-музеев на рассмотрение в Петроградское управление научных учреждений, а также документов об ассигновании средств на ремонтно-реставраци-онные работы. К примеру, архитектор Управления Детскосель-скими дворцами-музеями А.Р. Бах направил на рассмотрение 17 смет на текущий и капитальный ремонт на общую сумму 50 303 руб. (в ценах 1923 г.). В том же году на ремонт ораниенбаумских дворцов было отпущено 135 тыс. руб., петергофских и гатчинских - по 270 тыс. руб.26 Смета на ремонт Старо-Константиновского дворца в Павловске в 1924 г. составила 5299 руб.27

Отчеты Ленинградского отделения Главнауки и управлений пригородными дворцами-музеями показывают широкий фронт работ, развернувшихся в 1923-1927 гг. Проводились разного рода работы: как первоочередные были ликвидированы последствия разрушений во время Кронштадтского мятежа в ораниенбаумских дворцах (замена разбитых стекол, заделка трещин в стенах и т.п.)28. В ряд срочных работ следует поставить и исправление карниза здания Лицея в Детском Селе, разбитого снарядом29.

Наибольший объем исполненных ремонтных работ падает на 1927 г. что объясняется подготовкой учреждений по охране памятников к празднованию 10-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Именно в этом году был выполнен штукатурный и малярный ремонты в залах Павловского дворца. Кроме того к лету того же года был завершен капитальный ремонт павловского Вокзала30, что позволило возродить традиции павловских музыкальных вечеров, имеющих большое значение для развития культурно-просветительской работы Управления Павловским дворцом-музеем.

Наряду с обширными ремонтными работами в это трудное время, несмотря на недостаточность финансовых средств и рабочих рук, принимались действенные меры по воссозданию исторического облика памятников зодчества. Уже в октябре 1921 г. в Гатчинском дворце была разобрана стена и открыт спуск из комнаты Павла I к подземному ходу, а в июне следующего года в будуаре Марии Федоровны под шелковыми обоями середины XIX в. обнаружили роспись XVIII в., т. е. времен строительства дворца, что позволило наметить воссоздание будуара в его первоначальном виде31.
В мероприятиях по воссозданию исторического вида художественных памятников пригородов Петрограда активное участие принимали члены общества «Старый Петербург», на заседаниях которого обсуждались вопросы, связанные с необходимостью проведения реставрационных работ, в частности, реставрации фресок Гонзаго и мебели в первом этаже Павловского дворца-музея. Общество рассматривало возможность осуществления реставрации и парковых павильонов - Мавзолея Павла I, Храма Дружбы, Старого шале и Розового павильона в Павловском парке. На собрания Общества приглашали ведущих реставраторов, представляющих выполненную работу.

В период 1921-1927 гг. в зданиях-памятниках архитектуры пригородов Петрограда были осуществлены крупные реставрационные работы. Скульпторы В.В. Козлов и В.Ф. Разумовский продолжили реставрацию кариатид и лепного декора Екатерининского дворца-музея в Детском Селе. Только в сентябре 1923 г. ими было отреставрировано и окрашено 60 кариатид32.
Этот период отмечен распространением реставрационных работ на предметы декоративно-прикладного искусства. В 1923 г. была осуществлена реставрация с воссозданием утраченных частей торшеров Арабесковой гостиной Екатерининского дворца-музея33.
 
С 1926 г. начинается реставрация предметов из коллекции фарфора Павловского дворца-музея34. Самые крупные работы в Павловском дворце были проведены в 1927 г. Наряду с продолжением реставрации фарфоровой коллекции начинается реставрация предметов из мрамора и стекла35. Только за 1927 г. проведена обширная реставрация мебели Греческого зала Павловского дворца-музея и парковых павильонов. Всего было отреставрировано 72 музейных экспоната.

Таким образом, в рассматриваемый период проводились различного рода ремонтно-реставрационные работы от срочных ликвидации разрушений, произошедших во время военных действий, до планового капитального ремонта ряда помещений дворцов, а также починки кровли.

Уже в это время наблюдается комплексный подход к воссозданию исторического вида художественных памятников, свидетельством чего является удачное сочетание ремонта и реставрации фасадов Екатерининского дворца в Детском Селе.

С первых лет существования советской власти наряду с проблемой сохранения пригородных дворцово-парковых ансамблей Петрограда встала задача их рационального использования. Основной целью органов по охране памятников в первые послереволюционные годы стало обеспечение широкого доступа трудящихся к художественно-историческим памятникам. Если с 60-х годов XIX века Эрмитаж, хотя и ограниченно, был открыт для посещения, то пригородные дворцы, являвшиеся царскими резиденциями, а Ораниенбаум - частной собственностью герцогов Мекленбург-Стрелицких, - были закрыты для народа.

В мае-июне 1918 г. часть парадных помещений пригородных дворцов была открыта для посетителей. Почти одновременно 18 и 19 мая были открыты Большой Петергофский и Гатчинский дворцы36. 9 июня того же года - Екатерининский дворец в Детском Селе37. Помимо просветительного начало работы пригородных дворцов как музеев имело и политического значение. Открытие проходило в торжественной обстановке, при активном участии местных Советов. К лету 1918 г. для посещения была доступна лишь часть парадных залов, так как к октябрю 1917 г. пригородные дворцы были загружены художественно-историческими памятниками, которые предполагалось эвакуировать в Москву.

Широкий доступ к памятникам истории и культуры осуществлялся различными способами. В первые годы существования советского государства основной формой просветительной работы были экскурсии38. Они были необходимы и для облегчения посетителям осмотра экспозиций, и для просвещения. В этом смысле интересна резолюция восьмого съезда РКП(б) «О политической пропаганде и культурно-просветительной работе в деревне», где отмечалось, что «нет таких форм науки и искусства, которые не были бы связаны с великими идеями коммунизма»39.
С 1918 г. в музеях Москвы и Петрограда помимо музейных работников экскурсии проводили сотрудники Отдела по делам музеев, а также ряда культурно-просветительных организаций: Главполитпросвета, Губполитпросвета, Центрального бюро школьных экскурсий40.

Вследствие малочисленности научных сотрудников, к рассказу посетителям об экспозиции привлекались и служители, которые, естественно, не отвечали требованиям, предъявляемым к экскурсоводам. Необходимо было подготовить кадры экскурсоводов, которые могли бы выполнять задачи по просвещению трудящихся масс, поэтому в апреле 1919 г. при Экскурсионной секции Отдела музеев были созданы инструкторские курсы для подготовки экскурсоводов, где В.Я. Курбатов и П.Н. Столпянский прочли цикл лекций, посвященный загородным дворцам.
В мае 1919 г. в Павловске, Петергофе и Детском Селе были открыты экскурсионные станции для школьников, где они могли отдохнуть, а также под руководством инструктора подготовиться к восприятию экспозиции41.

Важным направлением приобщения трудящихся к освоению культурного наследия прошлого была лекционная деятельность. Вследствие крайне низкого культурного уровня пролетар-ско-крестьянских масс, лекции должны были быть доступными для понимания.

Важным звеном в культурно-просветительной работе, а именно в работе по популяризации памятников архитектуры и садово-паркового искусства служили выставки. На одной из них — отчетно-показательный выставке петроградских органов по охране памятников, проводившейся в 1920 г., — были представлены все направления их деятельности42.

Так, уже в период с октября 1917 по 1921 г. определились основные направления работы по приобщению трудящихся к освоению культурного наследия: организация экскурсионной работы, издание популярных брошюр о памятниках архитектуры и садово-парковом искусстве, чтение лекций по истории искусства, а также устройство выставок, доступных для трудящихся.
В 1921-1927 гг. основной задачей оставалась, как и в предыдущий период, организация широкого доступа к ознакомлению с культурным наследием. Задачей музейных работников была подготовка к открытию для посещения новых залов дворцов и парковых павильонов. Об успешном ее выполнении свидетельствуют отчеты о работе дворцов-музеев, которые содержат сведения об интенсивном расширении музейных экспозиций. К 1 мая 1923 г. после реэвакуации предметов из Москвы были открыты парадные залы Екатерининского и Александровского дворцов в Детском Селе.

В этот период в пригородных дворцах-музеях Петрограда проводилась активная экскурсионная деятельность. Резкое уменьшение числа посетителей в 1921-1922 гг. объясняется частичным свертыванием работы вследствие сокращения штата сотрудников и отсутствием денег на элементарные нужды43. Но, несмотря на сокращение средств, отпускаемых государством на культурно-просветительную работу, музеи не были закрыты. Решающее значение для преодоления трудностей в проведении экскурсионной работы, сыграли решения съездов и конференций (XII Всероссийской партийной конференции, X Всероссийского съезда Советов 1922 г. и петроградской губернской музейной конференции 1923 г.), а также позиция В.И. Ленина в решении вопроса сохранения музеев как источников культурно-просветительной деятельности.

Декрет о спецсредствах, принятый Совнаркомом 19 апреля 1923 г., упрочил финансовое положение музеев, вследствие чего посещаемость их резко возросла, увеличиваясь с каждым следующим годом. Основываясь на статьях декрета, Президиум Коллегии Наркомпроса утвердил 28 апреля 1923 г. инструкцию о взимании входной платы в музеях, согласно которой она вводилась «в целях обеспечения музеев материальными средствами на их неотложные нужды и экстренные расходы (экстренный ремонт, уплата коммунальных услуг и мелких хозяйственных нужд), не обеспечиваемые ассигнованиями из государственного бюджета».

В музеях Петрограда и пригородов плата за посещение была введена с 1 декабря 1922 г. Деньги, полученные от продажи билетов, должны были пойти «на расходы, связанные с увеличением доступности музеев для широких масс населения и улучшением популяризационной деятельности музеев».

В активизации экскурсионной деятельности большую роль сыграло проведение семинаров по изучению пригородов, первый из которых - Павловский - был открыт 25 июня 1922 г., а Дет-скосельский - в 1923 г. В Гатчине семинар стал работать с 1 июня 1924 г. под руководством В.К. Макарова, в его работе принимало участие 15 человек44.

Основной задачей этих семинаров, образованных Экскурсионным институтом, была подготовка квалифицированных экскурсоводов по конкретным экспозициям, причем члены семинара получали и прочные знания по истории искусства. Летом обычно проводились практические занятия, члены семинара сдавали зачет по теоретическому курсу и начинали самостоятельно проводить экскурсии по дворцам-музеям. Руководителями семинарских занятий были известные архитекторы, искусствоведы, художники.

Архитектурной секцией Павловского семинара в 1922 г. руководили известные архитекторы, члены общества «Старый Петербург» И.Б. Михайловский и В.Н. Талепоровский, художественной - художник, историк искусства А.Н. Бенуа45.

Отчет о работе Павловского семинара отражает большую работу, проделанную его слушателями за столь короткий срок. Было проведено 127 экскурсий по дворцу-музею, в которых участвовало более 12 тыс. человек, 17 экскурсий по парку, и, что особенно важно, слушателями семинара был подготовлен цикл экскурсий для детей46.
 
Появление новых семинаров в петроградских пригородных дворцах-музеях было новшеством по сравнению с предыдущим периодом, которое было направлено на улучшение организации экскурсионной работы.

Свидетельством успехов в деле охраны памятников и в проведении экскурсионной работы, налаженной уже в первые годы советской власти, является высказывание А.В. Луначарского при подведении итогов работы музеев по популяризации своих экспонатов: «...мы развернули и упорядочили наши музеи, мы приблизили их к массам, посещаемость их увеличилась, а посещаемость групповая, организованная выросла неизмеримо»47.

В июне 1923 г. состоялась Петроградская губернская музейная конференция, которая имела большое значение для развития культурно-просветительной деятельности музеев. Доклад Н.П. Черепнина, по сути, стал программным по деятельности музеев в организации просветительной работы: «Только музейные работники в полной мере обладают знанием музейного материала, почему необходимо, чтобы на них лежали заботы о приближении музейных коллекций к посетителям и ознакомление руководителей экскурсий с материалом, а также наблюдение за соответственным использованием этого материала руководителями»48.

Для координации культурно-просветительной работы при Петроградском управлении научными учреждениями было создано Постоянное совещание по вопросам музейно-экскурсион-ного дела, положение о котором утвердили за заседании Президиума Отдела по делам музеев Главнауки в ноябре 1923 г. В его состав входили представители экскурсионного отдела Губполитпросвета, Экскурсионной станции секции Социального воспитания Губоно, Петроградского Экскурсионного института, петроградских музеев, Петропрофобра, Коммунистического университета.
В период 1921-1927 гг. продолжалась лекционная деятельность петроградских органов по охране памятников. Наибольшее значение она приобрела в преддверии 10-летней годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

В мае 1927 г. в Екатерининском дворце состоялось торжественное открытие первого постоянного лектория по истории застройки и художественно-историческим памятникам Детского Села в помещении бывшей дворцовой церкви49.

В период 1921-1927 гг. успешно продолжалась выставочная деятельность, отмеченная большим количеством выставок, разнообразием их тематики, объемами и продолжительностью действия.
Об успешном проведении выставок свидетельствует смета на получение аванса для устройства цикла выставок в Павловском дворце, направленная в Петроградское управление научных учреждений 29 марта 1922 г. В Павловском дворце-музее было намечено провести 5 выставок предметов декоративно-прикладного искусства, а также издание листовок с их описанием. В апреле 1922 г. на их устройство Управлению Павловского дворца-музея было выдано 10 млн руб.50

В том же году в Петровском зале Большого Петергофского дворца была устроена временная выставка гобеленов и исторических предметов, а также готовилась к открытию выставка картин, скульптур, рисунков и эстампов. В течение 1925-1926 гг. в Гатчинском дворце-музее продолжались работы по устройству выставки исторических предметов, для чего во дворец для экспонирования были переданы картины из нескольких художественных музеев. В мае 1925 г. из Русского музея на выставку в Гатчинский дворец поступило 36 картин, в июле следующего года - 15; а в дополнение к этому в октябре 1926 г. еще 58 портретов; в сентябре 1926 г. - 91 картина из Эрмитажа. В Павловске в 1926 г. открылись две выставки: «Старый Павловск» и выставка придворно-буржуазного быта.

1927 г. был отмечен открытием самого большого числа выставок, которые были приурочены к 10-летию победы Великой Октябрьской социалистической революции. Все пригородные дворцы-музеи организовали экспозиции, посвященные истории создания дворцово-парковых ансамблей. Управления дворцов-музеев готовили материалы по своим памятникам для разделов городских выставок, посвященных пригородным музеям.

В 1923 г. хранитель Павловского дворца В.Н. Талепоров-ский издал путеводитель по парку. Именно с этого времени благодаря укреплению финансового положения музеев появилась возможность расширить издательскую базу.
 
В 1925 г. В.Я. Курбатовым была написана книга «Прогулка по окрестностям Ленинграда» и выпущены путеводители по Ленинграду и пригородам. В 1926 г. Управлениям Детско-сельскими дворцами-музеями издан альбом «Виды Детского Села». Основная масса популярной литературы по пригородным дворцово-парковым ансамблям вышла в свет к 10-летию советской власти51.
Все издания были написаны в популярной форме. Роль этих путеводителей и монографий, составленных известными архитекторами, художниками, музейными деятелями, исключительно велика, так как они являлись источниками знаний, которые можно было получить самостоятельно. Эти издания были написаны на основе изучения архивных документов и удачно сочетали в себе исследовательскую достоверность с популярным характером изложения.

Одним из направлений, тесно связанных с изданием печатных путеводителей, брошюр и листовок была публикация популярных статей о памятниках архитектуры и садово-паркового искусства в петроградских газетах и журналах. Авторами их, так же как и брошюр, монографий, проспектов были известные деятели культуры.

Основные формы приобщения трудящихся к культурному наследию были разработаны органами по охране памятников уже в период 1918-1921 гг. Такие направления, как экскурсионная работа, открытие дворцов и парковых павильонов в качестве музеев, проведение лекций и организация выставок продолжалась весь рассматриваемый период. Активизация экскурсионной деятельности вызывала к жизни в 1921-1927 гг. новые формы приобщения трудящихся к культурно-просветительной работе, что было отмечено появлением семинаров в пригородных дворцах-музеях.
Таким образом, художественные коллекции бывших императорских дворцов, никогда не доступные для народа, стали изучаться, храниться и демонстрироваться.

Примечания

1 ЦГА СПб. Ф. 36. On. 1. Д. 103. Л. 57.

2    Там же. Ф. 2555. On. 1. Д. 444. Л. 33.

3    Там же.
 
4 Там же. Ф. 36. Oп. 1. Д. 118. Л. 25.

5    Там же. Ф. 2555. Oп. 1. Д. 486. Л. 322; Ф. 2555. Oп. 1. Д. 578. Л. 14, 17; Ф. 2555. Oп. 1. Д. 1164. Л. 141.

6 Там же. Ф. 29. Oп. 1. Д. 10. Л. 11.

7    Там же.

8    Там же. Ф. 2307. Оп. 8. Д. 225. Л. 17 об.

9    Там же. Л. 68.

10    Там же. Л. 106.

11    Там же. Ф. 2555. Oп. 1. Д. 486. Л. 71.

12    Там же. Ф. 2307. Oп. 1. Д. 64. Л. 32.

13    Там же. Ф. 2306. Оп. 69. Д. 737. Л. 168.

14    Там же. Ф. 67. Oп. 1. Д. 65. Л. 80, 81.

15    Там же. Ф. 130. Оп. 5. Д. 292. Л. 2.

16    Красная газета. 1922. 16 октября, веч. вып.

17 ЦГА СПб. Ф. 2555. Oп. 1. Д. 424. Л. 15.

18    Там же.

19    Там же. Ф. 67. Oп. 1. Д. 73. Л. 21.

20    Там же. Ф. 2555. Oп. 1. Д. 488. Л. 9.

21    Там же. Ф. 32. Oп. 1. Д. 3. Л. 1.

22    Там же. Д. 87. Л. 5.

23    Там же. Л. 3.

24    Там же. Л. 17, 18.

25    Архив КГИОП. № 226. Л. 583.

26    ЦГА СПб. Ф. 2555. Oп. 1. Д. 417. Л. 245.

27    Там же. Ф. 32. Oп. 1. Д. 47. Л. 9.

28    Там же. Ф. 2555. Oп. 1. Д. 667. Л. 47.

29    Там же. Д. 1191. Л. 66.

30    Там же. Ф. 2556. Оп. 7. Д. 5. Л. 48.

31    Там же. Ф. 2307. Оп. 3. Д. 266. Л. 17.

32    Там же. Ф. 2555. Oп. 1. Д. 1191. Л. 67; Архив ГИОП. № 226. Л. 325, 332.

33    ЦГА СПб. Ф. 2555. Oп. 1. Д. 1191. Л. 67.

34 Архив КГИОП. № 226. Л. 297.

35    Народное просвещение. 1922. № 96. С. 11-12.

36    ЦГА СПб. Ф. 2555. Oп. 1. Д. 1188. Л. 5.

37    Там же. Ф. 2555. Oп. 1. Д. 1191. Л. 61.

38    Зеяц Е.М. Научно-просветительная работа художественных музеев РСФСР в первые годы Советской власти (1917-1923 гг.). Автореф. дис. ...канд. ист. наук. М., 1971. С. 9.
 
39    КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1983. Т. 2. С. 113.

40    Зенц Е.М. Просветительная работа художественных музеев (1918-1923 гг.). Искусство. 1968. № 11. С. 34.

41    Известия Петросовета. 1919. 31 мая.

42    Жизнь искусства. 1920. 4 августа.

43    Зенц Е.М. Просветительная работа художественных музеев. Искусство. 1968. № 11. С. 35, 125.

44ЦГА СПб. Ф. 2307. Оп. 8. Д. 193. Л. 87.

45 Там же. Ф. 32. Oп. 1. Д. 2. Л. 1.

46    Там же. Л. 2.

47    Там же. Ф. 279. Oп. 1. Д. 66. Л. 22.

48    ЦГА СПб. Ф. 2555. On. 1. Д. 66. Л. 29-30.

49 Там же. Д. 1159. Л. 5 об.

50    Там же. Ф. 67. Oп. 1. Д. 73. Л. 42-43.

51    Анциферов Н., Брюллов Б., Конашевич В. и др. Окрестности Ленинграда. Путеводитель. М.-Л., 1927; Макаров В.К. Гатчина. Путеводитель. М.-Л., 1927; Яковлев В.И. Охрана царской резиденции. Л., 1926; Яковлев В.И. Александровский дворец-музей в Детском Селе. Л., 1928.