Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

УЗНИКИ БЕЗЫМЯНЛАГА: СОСТАВ, ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (1940-1942 гг.)

Печать PDF

Интерес к истории ГУЛАГа не угасает, появляются новые исследования, публикуются сборники документов. Однако процесс вовлечения в научный оборот основного корпуса источников по данной теме еще далек от завершения, что наглядно иллюстрирует пример с документами фонда 2064 Управления Особого строительства (Особстрой) - одной из крупнейших строительных организаций Наркомата Внутренних Дел СССР, располагавшейся недалеко от Куйбышева. Фонд хранится в Государственном архиве Самарской области (ГАСО) и насчитывает 834 единицы хранения, сгруппированные в две описи. После процедуры рассекречивания он стал доступен для изучения. Среди данного массива архивных материалов обращает на себя внимание часть документов по Безымянлагу -комплексу лагерей при Особстрое1. Непосредственно к лагерному сектору относится 62 дела, остальные - к производственной и финансово-хозяйственной деятельности Управления. Поскольку вопросы лагеря и производства в Особстрое всегда были тесно связаны, да и сам Безымянлаг на протяжении своего существования с 1940 по 1946 г. находился на балансе Особого строительства, в общих приказах по этой организации обнаружены также документы, затрагивающие изменения в структуре лагерного сектора, механизм его финансирования, поощрения работников строительства, в том числе и заключенных и т.д.

Документы Безымянлага представлены приказами по лагерю и его подразделениям, бухгалтерскими отчетами лагерных участков, протоколами заседаний при заместителе начальника Управления по лагерю, обзорами о санитарном состоянии лагерей, сметами расходов на содержание лагерей, донесениями о политико-воспитательной работе среди лагерного населения, направлявшимися в ГУЛАГ культурно-воспитательным отделом Безымянлага. Большой интерес для исследователей представляют материалы санитарного отдела Особстроя с отчетами о заболеваемости заключенных, докладные записки об их физическом состоянии, а также переписка руководства Особстроя с прокуратурой о санитарном состоянии лагерей и по вопросам борьбы с преступностью среди заключенных. Наиболее информативными можно считать документы 2-го отдела Безымянлага, который занимался учетом и распределением заключенных на работы. Здесь представлены статистические сведения о содержании и использовании узников, переписка об увеличении их работоспособности, общие обзоры и докладные записки о дислокации Безымянлага, его структуре, справки о списочном составе лагерного населения.

Таким образом, в ГАСО сохранились документы, анализ которых дает возможность реконструировать историю ГУЛАГа в региональном срезе, представить процесс организации и изменения структуры Безымянлага.

В данной статье авторы сосредоточили внимание на социальной истории ГУЛАГа в Самарском крае. Предметом исследования выбраны узники Безымянлага (заключенные), их состав и трудовая деятельность. Помимо фонда Особстроя привлечены документы Самарского областного архива социально-политической истории - СО ГАСПИ (фонд 656 - Куйбышевский обком партии, фонд 1817 - Политотдел Управления Особого строительства), а также Государственного архива Российской Федерации - ГА РФ (фонд 9414 - Главное Управление Мест Заключения Министерства Внутренних Дел СССР, фонд 9401 - МВД СССР)2, что расширило источниковую базу исследования. Абсолютное большинство приведенных архивных источников впервые вводится в научный оборот.
Исправительно-трудовой Безымянский лагерь (Безымян-лаг) являлся крупнейшим подразделением Самарлага. Он был сформирован в составе Управления Особого Строительства НКВД СССР (УОС, Особстрой), созданного в конце лета 1940 г.3 Основной производственной задачей, возложенной на узников лагеря, стало строительство комплекса авиационных заводов в г. Куйбышеве. Правительство придавало этому строительству особое значение. 6 августа 1940 г. Комитет Обороны СССР принял постановление о строительстве в г. Куйбышеве четырех новых авиазаводов по выпуску двухмоторных и одномоторных бомбардировщиков и авиационных моторов. При заводах намечалось строительство аэродрома. Первые два завода должны были быть введены в строй в июне 1941 г., остальные два -в ноябре 1942 г. На этом постановлении стоит резолюция И.В. Сталина: «Срок - в конце 1941 г.»4

Война не дала возможности исполнить это решение в полном объеме. Были построены два самолетостроительных (№ 122 и № 295) и моторостроительный (№ 337) заводы5.

В письме народного комиссара авиационной промышленности А.И. Шахурина на имя И.В. Сталина от 2 декабря 1940 г. определялись строительные организации. Строительство авиационных предприятий в г. Куйбышеве возлагалось на трест «Особстрой», входивший в НКВД на правах главка. Трест должен был выделить рабочую силу в количестве 3000 человек, а также мобилизовать 250 специалистов-строителей6. Для ускорения процесса строительства и ввода в эксплуатацию строительные площадки заводов № 281 и 337 были развернуты непосредственно на территории Самарлага7.

Для выполнения этих масштабных планов был необходим постоянный приток рабочей силы. Для ее приема было организовано два лагеря Зубчаниновский и Безымянский (последний наиболее крупный). Его запланированная максимальная вместимость составляла 3,5 тыс. человек. Зубчаниновский лагерь впоследствии вошел в качестве отдельного участка в стремительно разраставшийся лагерный комплекс - Безымянлаг. Уже с августа 1940 г. с прибытием постоянного пополнения стало ясно, что их пропускная способность оказалась совершенно недостаточной. Всего за август-сентябрь 1940 г. прибыли 16 500 человек. Приемно-передаточные пункты не могли справиться с такой массой заключенных, и их размещали в лагерных помещениях, расположенных недалеко от станции Безымянна8.

Управление Самарлага также не могло обеспечить работой вновь прибывших заключенных. Поэтому наиболее квалифицированная их часть в количестве 8000 человек была отправлена в Онежлаг. Практика перераспределения заключенных продолжалась и позднее. Так, в октябре-ноябре 1940 г. 6752 заключенных было этапировано в Вытекгстрой и 394 человека передано его участку, расположенному в Куйбышевской области9.

Согласно списочному составу на 1 декабря 1940 г. Самар-лаг, который уже начали расформировывать, насчитывал 37 085 заключенных (или по документам «населения»), из них 15 427 (41,6%) влились в состав лагерного населения Безымянлага10. К началу 1941 г. внутренняя структура лагеря и направления его производственной деятельности окончательно сложились.
 
Рабочие подразделения располагались на территории всей области. Фактически на окраине города велось строительство авиационных заводов и аэродрома. Особенно дальними были карьерные разработки на Сокмарском и Елшанском участках, удаленных соответственно на 316 и 198 км от лагерного управления.

Мероприятия, связанные с реорганизацией НКВД и его подразделений, в частности ГУЛАГа, отразились на структуре Особстроя и его лагерей, однако проводившиеся изменения имели здесь свою специфику.

До февраля 1941 г. ГУЛАГ курировал как сами лагеря, так и производство на объектах наркомата. После 26 февраля 1941 г. приказом наркома Л.П. Берии из ГУЛАГа были выделены самостоятельные производственные главки, которые подчинялись непосредственно наркомату, в их числе значился и Особ-строй (полное наименование в приказе - Управление по строительству Куйбышевских авиазаводов)11. Теперь ГУЛАГ непосредственно отвечал только за лагерный сектор, административные аппараты лагерей и производственных объектов были разделены на самостоятельные единицы. Однако применительно к Особстрою такого разделения не произошло. И строительные организации, и Безымянский лагерь возглавлял один начальник - А.П. Лепилов, имевший двух заместителей - по лагерю и по производству (главный инженер).

Безымялаг, как и все остальные лагеря, организовывался, исходя из потребностей производственного объекта, в данном случае строительства заводов. Поэтому любые изменения в структуре строительных и других хозяйственных подразделений Особстроя автоматически приводили к реорганизации лагерных звеньев.

Деление на строительные районы, к каждому из которых прикреплялся лагерь, сохранялось до июня 1942 г., затем структура лагерного комплекса изменилась. Все лагерные участки, заключенные которых работали на объектах, обслуживающих строительство (карьеры по добыче песка, камня, лесопильные заводы), объединялись в лагерь № 14 Конторы подсобных предприятий - самый крупный в Безымянлаге, насчитывающий около 10 тысяч заключенных и созданный на базе Жигулевского района. Безымянский участок был реорганизован в 5-й строительный район с одним лагерем. Лагерники бывшего Куйбышевского участка, который стал участком № 7 (единственным в черте города), после выполнения работ на Куйбышевской ТЭЦ были переброшены на деревообделочный комбинат, где производили столярные изделия для заводов и строящегося городка для рабочих. После того как в конце 1941 г. Особстрой получил специальное задание по возведению радиоузла (объект № 15), создается 8-й строительный участок с лагерем на 4 тыс. человек12. Состав строительных подразделений, занятых на возведении самих заводов и поселка для рабочих, не изменился. Стремление централизовать управление подсобными предприятиями и обслуживающими их лагерными подразделениями можно объяснить серьезными проблемами в организации и развертывании работ в этой части строительства, поскольку с самого начала план капитальных работ лимитировался низкой производительностью карьеров и деревообделочных комбинатов.

Летом 1942 г. в структуре УОС и соответственно Безымянлага произошли изменения. После выполнения основной части работ по комплексу авиазаводов меняются экономические задачи Управления - усилия переносятся на строительство транспортных коммуникаций, соединяющих район Безымянки с городом, строительство и расширение площади жилгородка и его коммунальное обустройство, а также на возведение радиостанции рядом с поселком Ново-Семейкино (объект № 15), о ходе строительства которой Лепилов докладывал лично наркому Л.П. Берии13. Соответственно сокращаются объемы капиталовложений Особстроя, а его лагерная система моментально перестраивается под новые задачи. Количество лагерников уменьшилось на 18 тысяч, выбывает по разным причинам (главным образом за счет досрочного освобождения и отправки на фронт) в 20 раз больше, чем принимается.

В ноябре 1942 г. структура и хозяйственная специализация лагерей Безымянлага выглядела следующим образом. Первый участок (Промышленный) вел строительство отдельных объектов авиационных заводов и монтажные работы на Безы-мянской ТЭЦ. Он был расположен рядом со строительными площадками. Строительством промышленных объектов особой важности (радиостанция, объект № 15) занимались заключенные шестого участка. Там же располагался и второй участок (Жилстрой), ведущий строительство жилгородка и коммунально-бытовых учреждений. Третий участок (Дорожно-коммуналь-ного строительства) был разбит на четыре лагерных пункта и вел работы по строительству дорог и объектов коммунального хозяйства. Четвертый (Зубчаниновский) проводил строительство жилых домов и обслуживал рабочей силой базы общего и технического снабжения, производственный комбинат, железную дорогу и автотракторные базы Особстроя. Пятый участок (Куйбышевский ДОК) поставлял рабочую силу на деревообделочный комбинат и погрузочно-разгрузочные работы Особстроя. Заключенные седьмого участка работали на Киркомбинате. Восьмой и десятый участки обслуживали совхозы «Кряж» и «Хорошенькое» соответственно. В первом было организовано овощное, а во втором - животноводческо-зерновое производство. Со временем значение аграрного сектора Особстроя возрастает, о чем свидетельствует рост числа заключенных в колхозах Управления: если к 1 февраля 1941 г. в лагере при совхозе «Кряж» насчитывалось 349 подневольных работников, то к середине ноября 1942 г. эта цифра увеличилась более чем в три раза до 1165 человек. С 1943 г. снабжение овощами не только лагерного контингента, но и вольнонаемного персонала Особстроя осуществлялось за счет собственных ресурсов совхоза «Кряж», а не гулаговских фондов14.

Наиболее тяжелой работой отличался девятый участок, ведущий добычу песка и камня в Елшанском карьере. На эту работу направляли «политических» и уголовный элемент, осужденный за бандитизм и разбой. Одиннадцатый участок - Центральный лазарет лагеря - располагался на Красной Глинке. Там же располагался двенадцатый участок, обслуживавший Контору подсобных предприятий Особого строительства. Он состоял из шести лагерных участков, которые обслуживали лесопильные заводы и центральную ремонтно-механизирован-ную базу, лесобирясу на Волге и погрузку лесоматериалов, авторемонтную базу Управления, обеспечивал добычу камня для строительства.

На 1 февраля 1941 г. количество заключенных Безымянлага выросло до 43623 человек. Как видно из таблицы, они были задействованы на 16 объектах. Непосредственно в промышленном производстве было занято 36 306 человек, что составило 83% от общей численности. В соответствии с заведенным в ГУЛАГе порядком все заключенные делились на четыре категории: группа «А» - работающие непосредственно на производстве, группа «Б» - лагерная обслуга и работающие на лагерных хозяйственных работах, группа «В» - освобожденные от работы, группа «Г» - не использованные на работах по разным причинам15.

Среди заключенных преобладали мужчины. Их численность составляла 41857 человек, в то время как женщин насчитывалось 1766 человек, что составляло 96% и 4% соответственно16.
Учитывая характер трудового использования заключенных, производство нуждалось в квалифицированной рабочей силе. Между тем производственную квалификацию имели 14 664 человека (35%). Однако по имеющейся специальности использовались 8259 человек (18,9% общей численности и 56,3% квалифицированной рабочей силы), по близким специальностям использовалось еще 1880 заключенных (4,3% общей численности). Таким образом, только 23,2% заключенных имели необходимую квалификацию. Остальные заключенные, из имевшие специальность, не могли быть использованы в строительстве. Среди них было много железнодорожников, работников пищевой промышленности, служащих (бухгалтеров, счетоводов).
 
Высокая доля заключенных входила в категорию «В» и не могла быть использована на работе. На 1 февраля 1941 г. они составляли более четверти заключенных - 11 224 человека (25,7%), включавших 1246 инвалидов, 115 беременных женщин и женщин с детьми, 9863 амбулаторно освобожденных больных17.

Численность заключенных постоянно менялась. С одной стороны, в лагерь прибывало пополнение. Только с 1 января по 8 мая 1941 г. лагерь принял 57 852 человека, что превысило количество заключенных на начало 1941 г. Таким образом, количество заключенных с 1 сентября 1940 г. по 1 мая 1941 г. возросло на 33,5%18. Заключенные прибывали в лагерь из разных мест страны. Учитывая специфику производства, в основном это были городские жители. В справках о нарядах на прибытие значатся следующие города: Москва, Ленинград, Чкалов, Калинин, Минск, Киев, Ташкент, Фрунзе, Элиста, Куйбышев19.

Однако из документов следует, что наряды ГУЛАГа на поставку заключенных полностью не выполнялись и лагерь недополучил за это время 7557 человек20. В то же время администрация Безымянлага отказалась от приема 2000 заключенных из Куйбышевской области, мотивируя это тем, что на рабочие участки постоянно приходят их родственники и знакомые с просьбами о разрешении свиданий21.

Одновременно проходил обратный процесс - выбытие заключенных. Так за вышеуказанные четыре месяца из лагеря выбыли 8021 человек. Причины выбытия: было вывезено в другие лагеря 1110 инвалидов (13,8%) и особо опасных элементов - 1997 заключенных (24,9%), этапировано в связи с отменой приговоров и по требованию судебно-следственных органов -596 (7,4%), отправлено в тюрьмы за преступления, вновь совершенные в лагере, - 110 (1,4%), освобождено в лагерном порядке (в эту категорию входили заключенные, отбывшие срок наказания) - 2993 (37,3%), освобождено по определению судебных органов в связи с пересмотром дел - 411 (5,1%), умерло - 411 заключенных (5,1%), не разыскано беглецов - 393 человека (5%). Таким образом, основная масса заключенных -42,4% покинула лагерь в связи с освобождением22.
 
Накануне Великой Отечественной войны в лагере насчитывалось 92 625 заключенных: 90 222 мужчин и 2755 женщин (97% и 3% соответственно)23. От общей численности заключенных ГУЛАГа страны население Безымянлага составило 6,2%24.

После избавления от инвалидов списочный состав лагеря по физическому состоянию и трудопригодности выглядел следующим образом: годных к тяжелому физическому труду - 51,9%, к среднему труду - 30,3%, легкому - 10%, неспособных к трудовой деятельности - 7,8%. Специальности, связанные со строительством, имели 34,5% заключенных26.

Обращает внимание в списке выбывших из лагеря графа «бежавшие из лагеря». Несмотря на жесткий контроль над заключенными, побеги происходили постоянно. Этому способствовало то, что основная масса заключенных была занята на производственных объектах. Так, за первые четыре месяца 1941 г. из лагеря бежало 210 человек. Многих беглецов ловили вскоре после побега.
Начало Великой Отечественной войны внесло изменения в порядок освобождения заключенных из лагеря. На основании правительственных постановлений до 1 сентября 1941 г. были освобождены граждане Польши и проведена фильтрация заключенных, прибывших из прифронтовой полосы. Всего было освобождено 2102 человека. В то же время на основании постановления правительства от 12 июля 1941 г. было задержано освобождение 1128 заключенных26. Многие из освобожденных подлежали мобилизации. Так, из 7435 бывших заключенных, освободившихся во второй половине 1941 г., было мобилизовано 6511 человек, что составило 87,6%27.

Война потребовала и ускоренных темпов строительства. Между тем в лагере ощущалась острая нехватка квалифицированной рабочей силы, определенной в количестве 10 173 человека.

Необходимы были электрики, электросварщики, слесари-трубопроводчики, маляры и штукатуры. Руководство лагеря постоянно жаловалось на органы, поставлявшие заключенных. Их суть заключалась в следующем: недовыполнение нарядов на поставку заключенных, прежде всего специалистов28. В то же время в этот период увеличивается число заключенных из сельской местности.
 
На начало января 1942 г. в лагере находилось 78 884 заключенных, из них мужчин - 76 223, женщин - 2651 (96,6% и 3,4% соответственно). Особое беспокойство руководителей лагеря вызывал рост контингента нетрудоспособных. Тяжелая физическая работа на открытом воздухе при жестоком морозе, одежда, не дающая тепла, приводили к росту заболеваемости. С осени 1941 г. в лагерь стали прибывать большие группы ослабевших заключенных. Большинство из них прибыло из прифронтовой полосы, в пути следования они получали только сухой паек по сниженным нормам, вследствие чего многие оказались сильно истощенными или болели цингой, малярией, пеллагрой29. В результате, начиная с конца осени 1941 г., в лагере постоянно увеличивался контингент группы «В». Положение усугублялось также и тем, что по разнарядке вышестоящих органов, в связи с завершением строительства авиазаводов из лагеря постоянно отправлялись на новые объекты ГУЛАГа как заключенные, так и руководители работ. Только в декабре 1941 г. в Бакаллаг было отправлено 2447 заключенных30. Как правило, на работу в другие лагеря отбирались наиболее здоровые и квалифицированные заключенные (см. табл. 2).
 
Таким образом, с ноября 1941 по январь 1942 г. в Безы-мянлаге Особстроя категория трудоспособных заключенных, задействованных на производстве, снижалась более высокими темпами, чем в других лагерях и колониях НКВД.

Параллельно росло число нетрудоспособных. В 1942 г. «качество рабсилы» упало до критической отметки. В январе из 69 876 заключенных Безымянлага в группу «В» попали 23 690 человек, или 33,9% - максимальное число больных и истощенных за год. В этой печальной статистике Безымянлаг опередил все остальные лагеря ГУЛАГа НКВД32. Данный факт можно объяснить высокой степенью эксплуатации лагерного контингента, из которого выжимали максимум физических возможностей в условиях авральных работ на морозе по возведению заводских корпусов, на площадки которых уже эвакуировались авиационные предприятия из Москвы и Воронежа. Кроме того, продовольственные фонды ГУЛАГа в связи с войной были урезаны, что негативно отразилось на рационе заключенных. В целом 1942 г. оказался самым трагичным в истории Безымянлага. Напряженный труд, антисанитарные бытовые условия и низкокалорийное питание делали свое дело - к началу июля в лагере насчитывалось 9000 нетрудоспособных, или 21,6%33.

В критическом положении оказались даже лагеря, которые прикреплялись к строительным подразделениям, выполняющим приоритетные задачи производственного плана Особстроя, а значит сосредоточившие наиболее трудоспособный контингент. Еще в начале 1942 г. на закрытом собрании парторганизаций лагерных отделов заместитель начальника Особстроя по лагерному сектору Финкельштейн отмечал, что в результате переброски заключенных в лагерных участках наиболее трудоспособная категория была сосредоточена на главных объектах строительства. В результате «...трест «Жилстрой»» (начальник тов. Зайко) получил лагерь, в котором группа «А» составляет 90%, а группа «В» - 9,3%. «Монтажстрой» (тов. Зильберберг) -лагерь, в котором группа «А» - 93,2%, «В» - 6,8% ...Из лагерей, обслуживающих основные строительные подразделения, изъяли всех нуждающихся в длительном лечении и отдыхе... и теперь необходимо следить с особой тщательностью, чтобы рабочая сила в этих лагерях не ухудшалась»34.
 
Дальше пожеланий дело не дошло. С каждым месяцем сотни заключенных пополняли категорию КВНТ (команд временно нетрудоспособных). К 21 декабря 1942 г. в лагере «Жил-строя», насчитывающем 7820 человек, амбулаторно-освобож-денных и стационарно больных числилось 1526 заключенных - 19,5% состава лагеря. В лагере при тресте «Монтажстрой» из 6425 человек группа нетрудоспособных составила 19,4%, причем ее резкое увеличение (в три раза) пришлось на 20 дней декабря.

Архивные документы свидетельствуют о фактах принуждения к труду даже больных и истощенных людей, причем на тяжелых работах35. 17 ноября заключенный Балабашов попал в стационар с диагнозом «истощение», где через два дня умер. По аналогичной причине с опозданием 28 ноября был госпитализирован заключенный Салынин, скончавшийся на третьи сутки. 18 ноября на работу вывели больных заключенных Ива-нова-Сивухина и Сапрыкина, на следующий день их снова поместили в стационар, где через 30 минут они умерли36.

Учитывая сложившуюся ситуацию, начальник 2-го отдела Управления Безымянского лагеря НКВД СССР Бень еще в апреле 1942 г. ходатайствовал перед начальником Управления лагерей по строительству заводов НКВД СССР А.П. Лепиловым об изменении условий содержания слабосильных и истощенных заключенных для быстрейшего восстановления их трудоспособности. В частности он предлагал отделить нетрудоспособных от остальной рабочей силы, установив для них особый санитарный режим, предполагавший перевод на больничное питание и сокращение продолжительности рабочего дня с 10 до 9 часов37. Ходатайство начальника отдела казалось бы возымело действие. В середине 1942 г. при Безымянлаге были созданы специальные лагерные участки для инвалидов (5-й и 6-й), а также профилакторий для временно нетрудоспособных заключенных (13-й участок).

Однако формальная организация спецучастков проблемы не решила. В так называемый «профилакторий» в мае свезли со всех подразделений 2000 больных и истощенных заключенных, которые, как писал потом проводивший проверку участка прокурор Бахаров, «были брошены на произвол судьбы... не организовано ни лечения, ни питания...состояние режима находится в хаотичном состоянии и грозит тем, что участок из лечебного превратится в место, где люди будут умирать»38.

Что касается инвалидных городков, то руководство Управления создавало их для концентрации полностью потерявших трудоспособность заключенных с дальнейшей перспективой вывоза из лагеря либо с освобождением, либо с переводом в колонию, поскольку инвалиды не соответствовали производственному профилю Безымянлага. Однако категория инвалидов пополнялась постоянно. Если на 25 марта 1942 г. насчитывалось 324 инвалида, то к началу апреля их уже было 608. После очередной разгрузки лагеря от нетрудоспособных в июне, к ноябрю 1942 г. количество инвалидов достигло 3 тысяч. Как отмечал в справке А.П. Лепилову о санитарном состоянии Безымянлага и.о. начальника санитарного отдела УОС Бернштейн, причиной инвалидности в большинстве случаев становились пеллагра и истощение39.

Из архивных документов видно, что в целом по ГУЛАГу в 1942 г. произошел стремительный рост смертности заключенных. В 1940 г. умерло 46 665 заключенных, в 1941 уже 98 993, а в 1942 - 248 877. Если за 10 месяцев (октябрь 1940 г. -август 1941 г.) в Безымянлаге зафиксировано 904 смертельных случая, то в 1942 г. смертность увеличилась до 5687 человек40. Основные причины смертности - неудовлетворительные условия быта и питание, даже выполняющие норму получали его по третьему (самому калорийному) котлу продуктов энергетической ценностью в 2400 калорий, что никак не могло покрыть потери организма от физического напряжения. По сравнению с заключенными, количество смертей у вольнонаемных было гораздо ниже, хотя работали они в одинаковых условиях, что опять же говорит о неудовлетворительном продовольственном снабжении и материально-бытовых условиях узников Безымянлага. Если за 3 квартал 1942 г. умерло 985 заключенных, то вольнонаемных за это же время - 13 человек.

Фронт требовал постоянного пополнения и во исполнение постановления правительства от 24 ноября 1942 г. в лагере была создана комиссия по рассмотрению персональных дел заключенных, которым остались сроки пребывания в лагере менее года. Не подлежали пересмотру дела рецидивистов, осужденных за бандитизм и контрреволюционные преступления. Не подлежали освобождению также лица, осужденные военным трибуналом за членовредительство, дезертирство, хищение оружия.

Всего комиссия освободила 33 448 заключенных. 18 247 человек призывного возраста, отобранных военно-медицинскими комиссиями, были отосланы на фронт. Помимо этого были освобождены женщины, имевшие малолетних детей, 1800 специалистов, направленных на работу на предприятия авиационной промышленности, и 2566 бывших польских граждан. Однако лагерь покинули не все получившие освобождение: 1270 бывших заключенных остались в лагере. Это были лица двух категорий: не имеющие возможности передвигаться самостоятельно по состоянию своего здоровья и те, чьи места проживания оказались в зоне оккупации. Они были вынуждены остаться в лагере41.

В результате на 1 апреля 1942 г. в лагере находилось 50 506 заключенных, из них - 1964 женщины (0,38%). Данный контингент по своему физическому состоянию характеризовался следующим образом. Годными к тяжелому физическому труду были 17 539 заключенных (34,8%), труду средней физической тяжести - 16 328 (32,3%), легкому - 16 021 (31,7%), инвалидов - 608 человек (1,2% )42.

Специалистами различной квалификации являлись 14 130 (28%) заключенных43. Но не все они могли использоваться по специальности. Внутрилагерный учет разбивал их на 5 категорий: 1 - металлисты (высокого и среднего уровня квалификации) - 3322 (23,7%) заключенных; 2 - строители высокой и средней квалификации - 5236 (37,3%); 3 - строители-дорожники - 1795 (12,9%); 4 - прочие специалисты, использование которых по специальности в условиях строительства было невозможно (бухгалтеры, работники искусства и т.д.) - 1846 (13,2%); 5 - подсобно-обслуживающий персонал - 1795 (12,9%) человек. Из этих специалистов только 40% работников можно было использовать в строительстве. Это плотники, каменщики, печники, штукатуры, шоферы, мостовщики. Многие из них получили профессию на курсах, организованных в лагере, и путем индивидуального обучения. Таким образом, квалифицированной рабочей силы, используемой на строительстве по прямой специальности, имелось 11 184 человека (22,7% )44.

Интерес представляет характеристика лагерного контингента по составу преступления.
 
Материалы таблицы показывают, что около половины осужденных (46,8%) оказались в лагере за хозяйственные и имущественные преступления. На долю уголовного элемента приходилось 29,4% заключенных. По статьям политического характера в лагере находилось 11,3% заключенных, причем более половины из них (6,3%) попали в заключение за антисоветские высказывания. Таким образом, основную массу составляли лица, попавшие в лагерь за совершение уголовных преступлений. Наибольшее количество осужденных проходило по статьям, связанным с имущественными преступлениями. Обращает на себя внимание большое количество лиц, находящихся в лагере как социально-опасный элемент. Среди заключенных было много жителей сельской местности, составлявших основной контингент и проходивших по статьям о скотокрадстве и нарушении паспортного режима.

Военное время несколько изменило состав преступлений заключенных. Резко возросло число лиц, осужденных за спекуляцию (2718 человек) и кражи. Среди заключенных появились 24 иностранных подданных. Они проходили по графе «осужденные Особым совещанием НКВД за особо опасные преступления». В основном под этим подразумевался шпионаж. Что-либо подробнее сказать об этих людях, к сожалению, не представляется возможным. Также чувствуется, что руководство лагеря не совсем представляло, как вести себя с данным контингентом. Оно периодически отмечало, что в связи с насыщенностью г. Куйбышева военными объектами пребывание данных лиц на территории лагеря является крайне нежелательным45.

Необходимо отметить, что распределение заключенных по работам зависело от статей. Лица, проходившие по статьям о контрреволюционной деятельности, бандиты и уголовники не допускались на работу по строительству военных объектов, а использовались на работе в каменных карьерах.

Как уже отмечалось, в годы войны происходило постоянное уменьшение численности лагерного населения. Так, в период с 1 января по 31 декабря 1942 г. население Безымянлага сократилось с 81 278 до 29 811 человек, то есть в 2,7 раза. За это время в лагерь поступили 2347 заключенных, большинство из тюрем и колоний (2132). Выбыло за это время почти в 30 раз больше - 53 814 человек. Среди них 42 847 человек освобождены и в большинстве своем отправлены на фронт. Кроме того, 1703 заключенных отправлены в другие лагеря, 3292 - в тюрьмы и колонии. Из 284 бежавших возвращено 135 человек46.

Возрастной состав заключенных по состоянию на 15 ноября 1942 г.

Основу лагерного контингента составляли лица, находившиеся в трудоспособном возрасте. Наиболее подробные сведения о возрастном составе заключенных относятся к концу 1942 г.
 
Как видно из материалов таблицы, 99,8% заключенных находились в работоспособном возрасте, причем 96% находились в возрасте 17-50 лет.

По-прежнему нерешенной проблемой оставалось обеспечение строящихся объектов квалифицированной рабочей силой. На 1 июня 1942 г. среди заключенных насчитывалось 11 076 специалистов (пересчет специалистов по имеющимся документам дал другую цифру - 14 431 (возможно, численность квалифицированной рабочей силы была занижена сознательно. - Прим. авт.) - 25,6% списочного состава. Из них по специальности работало 7672 человека (69,3%), по близкой специальности -1831 (12,9%), на общих работах - 1928 человек (17,8%). По специальности не использовались лица нестроительных профессий, а также осужденные за контрреволюционные преступления47.

Безымянлаг был одним из крупных подразделений ГУЛАГа. Изучение его деятельности в начальный период Великой Отечественной войны показывает, что, несмотря на сложные задачи, возложенные на лагерь, его отличала нестабильность состава, отсутствие необходимых квалифицированных работников. Общая динамика списочного лагерного населения Безымянлага за 1940-1942 гг. (табл. 5) позволяет сделать вывод о том, что интенсивный рост числа заключенных пришелся на февраль-август 1941 г., в период максимального развертывания строительных работ на Безымянской площадке. Как только авиационные заводы были построены, объем капиталовложений сократился.

Если в 1941 г. Особстрой освоил 700 млн. рублей, то на 1942 г. ему предстояло освоить уже 280 млн. рублей48. НКВД посчитал нерентабельным в условиях сокращения объема работ содержать излишнюю массу заключенных. Соответственно в марте-ноябре 1942 г. численность заключенных Безымянлага снизилась: часть их освободили, и они уехали на фронт, квалифицированные работники из числа заключенных были переведены в другие лагеря - Бакаллаг, Тагиллаг и др.

Физическое состояние заключенных после пребывания в Безымянлаге менялось не в лучшую сторону. Статистические отчеты 1940-1942 г. фиксируют крайне высокий удельный вес нетрудоспособных, сокращение группы заключенных, годных к тяжелым физическим работам, работников категории «А». Тяжелый труд в осенне-зимний период в совокупности с некачественным продовольственно-вещевым снабжением только подрывал здоровье заключенных.

В период с 1940 по 1941 гг. Безымянлаг пополнялся в большинстве своем мужчинами в работоспособном возрасте. Как показал анализ статистических данных 2-го отдела Безымянлага (учета и распределения заключенных), самую значительную категорию узников составляли осужденные за имущественные преступления, хулиганство. Осужденных за контрреволюционные преступления (58 статья УК), бандитизм, умышленное убийство, воров-рецидивистов было значительно меньше. Данную «неудобную» категорию либо изолировали на отдельных работах, либо переводили в другие лагеря.

В целом для советского руководства заключенные лагерей рассматривались как серьезный ресурс мобилизационной экономики, который активно применялся при создании оборонного потенциала накануне и в годы войны. Результаты деятельности узников Безымянлага вполне подтверждают этот тезис.

Примечания

1    Первоначально большая часть лагерей дислоцировалась в районе Безымянки - железнодорожной стации в 18 км от г. Куйбышева (прим. авт.).

2    Рассекреченные так называемые «особые папки» Куйбышевского обкома ВКП(б) позволяют использовать в частности переписку обкома с руководством Особстроя - оп 18. д. 26. Протоколы совещаний начальников лагерных отделений при парторганизациях, стенограммы партконференций Особстроя существенно дополняют картину социально-бытового положения, физического состояния и трудового использования заключенных Безымянлага. Документы ГА РФ дают возможность сопоставить статистические данные по заключенным Безымянлага с общей статистикой по лагерям ГУЛАГа НКВД (прим авт.).

3    Подробнее см.: Захарченко А.В. Организация и деятельность Управления Особого Строительства НКВД СССР накануне Великой Отечественной войны (август 1940 - июнь 1941) /PATRIOTICA. Самара: СФМГПУ. 2005. С. 17-26.

4    Подробнее см.: Репинецкий А.И. Великая Отечественная война и создание оборонной промышленности Поволжья //Вестник Самарского государственного педагогического университета. 60-летию Победы посвящается. Самара, 2005. С. 61-73.

5    Самарский областной государственный архив социально-политической истории (СОГАСПИ). Ф. 656. Оп. 18. Д. 26. Л. 25.

6    Там же. Л. 75, 78.

7    Там же. Ф. 656. Оп. 19. Д. 2. Л. 58.

8    Государственный архив Самарской области (ГАСО). Ф. Р-2064. Оп. 2. Д. 198. Л. 11.

9 Та же. Л. 12, 20.

10 Там же. Л. 20.

11 ГАРФ. Ф. 9401. On. 1а. Д. 86. Л. 26-28.

12    ГАСО. Ф-Р 2064. On. 1. Д. 198. Л. 115-116.

13    ГАСО. Ф. 2064. Oп. 1. Д. 64. ЛЛ. 2, 14, 15, 41, 79.

14 СО ГАСПИ. Ф. 1817. On. 1. Д. 173. Л. 9.

15 ГАСО. Ф. Р-2064. On. 1. Д. 64. Л. 26.

16    Там же. Л. 24.

17    Там же. Л. 25-26.

18    Там же. Л. 40.

19    Там же. Л. 58.

20    Там же. Л. 39-41.

21    Там же. Л. 39.

22    Подсчитано: ГАСО. Ф. Р-2064. Оп. 2. Д. 198. Л. 40.

23    Там же. Л. 40-41.

24    Подсчитано по материалам: Население России в XX веке. Т. 2. С. 183; Ф. Р-2064. Оп. 2. Д. 198. Л. 40-41.

25    Там же. Л. 40, 49.

26    Там же. Л. 82-83.

27    Там же. Л. 95.

28    Там же. Л. 84-85.

29    Заболевание, обусловленное недостатком в организме никотиновой кислоты и некоторых других витаминов группы В, проявляется
поражением кожи и слизистых оболочек, поносами, нервно-психическими расстройствами.

30    ГАСО. Ф. ГАСО. Ф. Р-2064. Оп. 2. Д. 198. ЛЛ. 94.107. В 1942 г. Безымянлаг вновь пополнился новыми этапами. «Полноценная рабсила» требовалась например, для строительства нового секретного объекта - радиостанции (объект № 15).

31    УИТК - Управление исправительно-трудовых колоний; УЛЛП - Управление лагерей лесной промышленности; ГУЛГМП - Главное управление лагерей горно-металлургической промышленности; ГУЛЖДС - Главное управление лагерей железнодорожного строительства.

32 ГАРФ. Ф. Р-9414. Oп. 1. Д. 1178. Л. 7.

33    СО ГАСПИ. Ф. 1817. Oп. 1. Д. 120. Л. 28.

34    СО ГАСПИ. Ф. 1817. Oп. 1. Д. 107. Л. 43.

35    СО ГАСПИ. Ф. 1817. Oп. 1. Д. 99. Л. 29. Например, начальник Оперативного отдела Особстроя Болотский прямо заявил на 3-й парт-конференции Особстроя 22 ноября 1942 г. что «слабосилка» в Безымянлаге растет: «Выводят слабосильных на тяжелые работы, имеют место приписки, взяточничество, что разлагает дисциплину».

36    ГАСО. Ф. Р-2064. Оп. 2. Д. 84. ЛЛ. 10, 11.

37    ГАСО. Ф. Р-2064. Oп. 1. Д. 198. Л. 94-96.

38    ГАСО. Ф. Р-2064. Оп. 2-е. Д. 65. ЛЛ. 40, 47.

39    ГАСО. Ф. Р-2064. Оп. 2. Д. 47. Л. 91.

40    ГА РФ. Ф. 9414. Oп. 1. Д. 1181. Л. 21. ГАСО. Ф.-Р. 2064. Оп. 2.с. Д. 47. Л. 91. Д. 83. Л. 24. Д. 198. Л. 124. В ГАСО не удалось пока обнаружить полную статистику смертности за период 1940-1941 г.

41    ГАСО. Ф. Р-2064. Оп. 2. Д. 198. Л. 103-104, 107.

42    Там же. Л. 115.

43 Там же. Л. 117.

44 Там же. Л. 116-121.

45    Там же. Л. 125.

46    ГА РФ. Ф. 9414. Oп. 1. Д. 1181. Л. 21.

47 Там же. Л. 126-127.

48 ГАСО. Ф. Р-2064. Оп. 2. Д. 34. Л. 7; СО ГАСПИ. Ф. 1817. Д. 120. Л. 1.