Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

НАСИЛЬСТВЕННАЯ РЕПАТРИАЦИЯ СОВЕТСКИХ ГРАЖДАН: ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ (1945)

Печать PDF

Репатриация советских граждан в 1944-1947 гг. отличалась невиданной масштабностью, порожденной Второй мировой войной, вследствие которой миллионы военнопленных и «перемещенных лиц» оказались во многих странах Европы, Америки, Африки и Азии. Одной из трагических страниц истории репатриации является ее «насильственный» период, когда советских граждан возвращали в СССР независимо от их желания, с применением насильственных мер. Эта проблема недостаточно изучена в исторической литературе, поскольку в Советском Союзе она не поднималась, подобно другим темам (о пленных красноармейцах, коллаборационизме и т.п.), позволяющим дискредитировать социалистический строй, а западные историки, работы которых хотя и вышли уже в 1950-1970-е гг., считали, что отправка всех советских граждан на родину была принудительной.

В отечественной историографии первые исследования о репатриации начали появляться с периода «гласности» - в 1990-е гг. и затрагивали такие вопросы, как численность вернувшихся на родину советских граждан, определение их дальнейшей судьбы и причин нежелания некоторых категорий репатриантов вернуться на родину. Таким образом, если работы западных историков содержат подробные описания наиболее известных насильственных выдач, то для отечественных исследований более характерен социально-статистический уклон. При этом слабо освещенными остаются многие важные проблемы, например, причины возникновения насильственной репатриации. Поскольку этот вопрос является обширным, то в настоящем обзоре хотелось бы затронуть лишь некоторые аспекты.

Первые отправки советских граждан в СССР начались в октябре 1944 г., когда еще не был выработан официальный документ, регламентирующий процесс репатриации. 11 февраля 1945 г. на Ялтинской конференции были подписаны двусторонние советско-английское и советско-американское соглашения, обеспечивающие возвращение граждан союзных стран на родину. 23 мая практический механизм осуществления репатриации был закреплен в Галльском соглашении. С этого времени репатриация приобретает массовый характер. Но в июле 1945 г. при выдаче советских граждан из лагеря Кемптен, находящегося в американской оккупационной зоне Германии, произошло вооруженное столкновение между репатриантами, не желающими возвращаться на родину, и военной полицией; имелись убитые и раненые. Поэтому в сентябре 1945 г. отправка на родину советских граждан была временно приостановлена. 21 декабря 1945 г. в США были приняты новые правила репатриации, согласно которым принудительной отправке в СССР подлежали военнопленные, участники различных формирований при немецких войсках, а также добровольные коллаборационисты, если советская сторона представит убедительные доказательства их вины. Таким образом, новые правила, получившие название «Директивы Мак-Нерни - Кларка», давали возможность не возвращаться в СССР лишь гражданскому населению, хотя и здесь она не имела большого практического применения, так как к этому времени более 90% советских граждан были уже репатриированы из западных оккупационных зон. В 1946-1947 гг. репатриация из США, Великобритании и их оккупационных зон была завершена.

Так кратко выглядят основные моменты репатриации. Но в чем же была причина возникновения ее «насильственного» периода? Представляется, что появление этого вопроса было вызвано наличием следующих условий:

•    советские граждане не хотели возвращаться на родину;

•    СССР добивался возвращения всех своих граждан;

•    западные страны помогали Советскому Союзу в осуществлении насильственной репатриации.

Вопрос о применении силы в июле-августе 1945 г. стал первостепенным потому, что на переднем плане остались именно те, кто твердо решил остаться на Западе, имея официальное на то разрешение или нелегальные документы. Если весной - летом 1945 г. многие советские граждане сами приходили на сборные пункты для отправки в СССР, то с осени ситуация изменилась. Так, помощник Уполномоченного по делам репатриации на территории Западной Европы капитан И.И. Леликов в своем отчете отмечал, что «разделение на добровольно едущих и невозвращенцев имеет лишь ту разницу, что первые (за некоторым исключением) тоже не хотели ехать и также не пришли сами к нам на сборные пункты, но они сразу дали согласие ехать домой, а вторые - невозвращенцы - эти категорически отказывались, и прежде чем их удалось собрать, они успели переменить несколько местожи-тельств». Работа офицеров по репатриации стала намного сложнее и даже опаснее: в лагерях, находившихся в союзнических зонах оккупации, их встречали и провожали антисоветскими выкриками, личными оскорблениями, свистом, имели место и случаи угрозы. Причины подобного поведения объясняли сами репатрианты: в СССР были репрессированы их близкие родственники, и, более того, им не нравилась и не соответствовала их политическим воззрениям система советского государственного устройства, а потому они желали ехать в демократические страны и т.п.

Особые категории советских граждан, не желавших возвращаться в СССР, составляли «западники», коллаборационисты и военнопленные. Каждая из этих групп имела свою мотивацию к невозвращению.

Наиболее распространенной группой невозвращенцев являлись так называемые «западники» - жители Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии, Правобережной Молдавии и Северной Буковины. США и Великобритания не признавали эти территории советскими, поэтому указанная категория людей могла не возвращаться в Советский Союз. Кроме того, преобладание «западников» вереде невозвращенцев можно объяснить существенным отличием от «восточников» по менталитету, политическим и ценностным ориентирам. Доказательством этого служат многочисленные комитеты, образованные в западных лагерях для перемещенных лиц по национальному признаку, «проводившие антисоветскую деятельность среди советских граждан за невозвращение на Родину». Также они стремились к отделению своих республик от СССР. Наиболее активными в этом направлении проявили себя украинские и литовские комитеты.
Причины невозвращения в Советский Союз коллаборационистов понятны, поскольку многие осознавали, что были виновны перед СССР в сотрудничестве с врагом. Однако вопрос о военных коллаборантах - тех, кто перешел на сторону врага и поднял оружие против соотечественников, не так однозначен, как кажется на первый взгляд. Ведь само понятие «измена родине» может относиться лишь к отдельным лицам или к незначительным по численности группам, но когда в военном конфликте, названным «Великая Отечественная война», миллион солдат активно воюет на стороне противника, речь идет уже не об измене родине, но о некоем политико-историческом феномене.

Военнопленных мучила мысль о том, что на родине придется понести наказание за нахождение в плену, ведь, как известно, Сталин считал их изменниками и предателями. В разговорах с советскими офицерами по репатриации бывшие пленные красноармейцы пытались узнать о том, как сложится их будущее в России. Так, советский военнопленный просил советских офицеров: «Скажите мне правду. Я попал, выходит, в яму и нахожусь между двух огней. На родину я не могу ехать, так как я все же виноват в том, что добровольно сдался в плен, и мне могут не простить. Здесь (в Германии. - O.K.) мне тоже не сладко оставаться среди немцев, они презирают нас, русских, и не дадут жизни». Другие пленные красноармейцы не считали себя виновными, поскольку часто сдача в плен не зависела от их собственного желания, кроме того, после пленения многим удавалось бежать и продолжить борьбу в рядах движения Сопротивления или противодействовать врагу другими способами. Этим объясняется, что многие военнопленные не хотели верить в применение к ним репрессий по возвращении на родину и желали репатриироваться.

Следующее условие возникновения насильственной репатриации состояло в том, что советское руководство упорно добивалось вернуть в СССР тех, кто не хотел возвращаться. Причин для этого было несколько. Одна из них - это стремление показать западным союзникам, что все советские граждане хотят вернуться на родину. По-другому и не может быть, ведь «спасение их от порабощения и истребления гитлеровцами стало возможно благодаря социалистическому строю» и «неустанной заботе товарища Сталина об их освобождении». Настойчивость Кремля также была вызвана страхом перед тем, что эти люди, оставшись на Западе, могут рассказать правду о жизни советского общества, ее недостатках, о насильственной коллективизации и массовых репрессиях 1930-х гг. и других трагических последствиях политики ВКП (б). Кроме этого, тоталитарная система требовала наказания не только коллаборационистов, но и военнопленных. Таким образом, в основе указанных причин лежала идеология партии, согласно которой советский социалистический строй самый передовой, и эту догму нельзя было ставить под сомнение.

В основе причин насильственной репатриации лежали также желание и возможность западных стран оставить у себя советских граждан. Для их расселения у государств должен был быть резервный земельный фонд. Но даже страны, имеющие много незаселенной земли, отказались принять у себя русских.
 
Представляется, что здесь сыграли решающую роль и другие моменты. Прежде всего, желание держав не осложнять своих отношений с СССР - либо в силу своей приверженности «ялтинским соглашениям» (Англия, США, Франция, Бельгия), либо намерение нормализовать дипломатические контакты с Советским Союзом (Швейцария). Общественное мнение также имело огромное значение в вопросе репатриации: население Лихтенштейна единодушно высказалось в пользу того, чтобы русские остались в их стране; в Швеции часть жителей также протестовала против отправки военнопленных прибалтов в Советский Союз, но, несмотря на очевидность и влиятельность оппозиции, она была немногочисленна. Американскую общественность также информировали о насильственной репатриации русских, которых в публикуемых статьях называли не иначе, как предателями. Проблема репатриации показала действительное состояние демократии и гласности в западных странах.

Итак, возникновение насильственной репатриации было вызвано тем, что некоторые советские граждане не хотели возвращаться в СССР, и у них на то были свои причины: неприятие советского строя, боязнь понести наказание за сотрудничество с врагом или за нахождение в плену. Собственные причины вернуть своих граждан на родину были и у Советского Союза: если в начале репатриации основное значение придавалось трудовому использованию репатриантов, то с осени 1945 г., когда за границей оставалось не более 10% невозвращенцев, на передний план выдвинулись причины идеологические. Политика репатриации западных стран напрямую зависела от глобальной системы международных отношений: выполнение взятых на себя в Ялте обязательств осуществлялось ими до начала «холодной войны».