Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

МОСКОВСКОЕ ОБЩЕСТВО ЛЮБИТЕЛЕЙ ХУДОЖЕСТВ И МОСКОВСКИЙ РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ

Печать PDF

Первый в Москве публичный музей был создан на основе собраний Румянцевского музея, перевезенных в Москву из Петербурга в 1861 г. Музей был создан очень быстро (в течение года) благодаря поддержке Императора, его окружения, московской общественности, многочисленных щедрых жертвователей, а также двух московских учреждений: Императорского Университета и недавно возникшего и еще малоизвестного Общества любителей художеств. Участие в создании музея этих двух, вероятно, в то время единственных культурных центров тогдашней Москвы стало возможным благодаря Попечителю Московского учебного округа Николаю Васильевичу Исакову.

Участие в создании музея администрации Университета, привлечение для этого его средств, описано в изданиях Румянцевского музея. Роль Общества в формировании нового музея и, главное, его нового отдела - Отделения изящных искусств с картинной галереей — почти неизвестна.

Московское Общество любителей художеств было создано в мае 1860 г. Основателями Общества были СИ. и П.И. Миллеры и М.Е. Криштафович. Общество объединяло профессиональных художников (в первые годы их было 17-20 человек) и людей, любящих искусство (80-90 человек). Общество существовало на членские взносы (25 рублей в год) и на доходы от выставочной деятельности. В Уставе Общества его основные задачи были сформулированы как «не воспитание художников, а развитие художников по выходе их из учебных заведений и развитие вкуса зрителей». Среди членов Общества были самые известные московские коллекционеры: П.М. и СМ. Третьяковы, К.Т. Солдатенков, Д.П. Боткин, А.С. Уваров, СГ. Строганов, П.Д. Голохвастов, С.Н. Мосолов, а также художники: А.К. Саврасов, СИ. Грибков, В.Г. Перов, СМ. Шухвостов.

1. Хроника первых выставок Общества и первых музейных экспозиций.

В 1861-1862 гг. при поддержке Н.В. Исакова началась выставочная деятельность Общества, благодаря которой Общество стало известным в Москве и заработало некоторые средства. По существу, Общество состоялось благодаря этим первым, ныне совершенно забытым выставкам.

В декабре 1860 г. Комитет Общества обратился к Н.В. Исакову как к Попечителю Московского учебного округа с просьбой предоставить в распоряжение Общества для проведения выставок и собраний несколько пустующих комнат в старом здании Университета. Там по разрешению Попечителя 29 января 1861 г. открылась первая выставка Общества, в марте того же года вторая, в конце апреля - третья. Среди экспонентов были П.М. Третьяков, К.Т. Солдатенков, М.А. Оболенский, С.Н. Мосолов, Д.П. Шипов, Г.И. Хлудов и все учредители Общества.

Важным событием в жизни Общества стала выставка картины А.А. Иванова «Явление Христа народу». После переезда из Италии гигантское полотно находилось в С.-Петербурге водном из залов Академии Художеств. С января 1861г. Н.В. Исаков вел от имени Общества переписку с Академией относительно выставки картины в Москве.

Картина Иванова была доставлена в Москву по Николаевской железной дороге и установлена в актовом зале 1-й мужской гимназии, находившейся напротив храма Христа Спасителя. Перевозом и установкой полотна руководил по поручению Общества А.К.Саврасов. Выставка открылась 11 марта 1861 года.
 
В отличие от петербуржцев, москвичи очень тепло встретили картину. Несмотря на сравнительно высокую цену на билет, актовый зал гимназии был полон. Доход от выставки составил 3664 рубля, что значительно превышало доходы от трех выставок в Университете и поступления от членских взносов. Положение Общества благодаря выставке окончательно упрочилось, а для будущего музея значение этого события было вполне сопоставимо с состоявшимся в мае 1861 г. Высочайшим соизволением на перевоз Румянцевского музея в Москву. 2 августа 1861 г. газета «Московские ведомости» поместила сообщение о том, что Император принял решение подарить полотно А.Иванова будущему московскому музею.

Через десять дней та же газета напечатала информацию о том, что музею будут выделены двести картин иностранных мастеров из собрания Императорского Эрмитажа. Таким образом, картинная галерея Румянцевского музея в Москве номинально была создана за месяц до переезда в Москву коллекций Румянцева.

Очередная, четвертая, выставка состоялась уже не в Университете, а в Пашковом доме в ноябре 1861 г. Ремонт здания был к этому времени в основном завершен, и Пашков дом стал для Москвы «храмом искусства» еще за полгода до открытия первой музейной экспозиции. Выставка занимала три зала в бельэтаже Пашкова дома.

Экспозиция пятой выставки (январь 1862 г.) состояла из картин, привезенных из Петербурга. Шестая выставка Общества в Пашковом доме открылась в конце марта 1862 г. и продолжалась до первых чисел октября. Эта выставка соседствовала с первой экспозицией Румянцевского музея, открывшейся 9 мая.

Первая музейная экспозиция продолжалась три недели, после чего музей был закрыт. Вход в музей был свободным, что дало возможность представителям всех слоев населения посетить музей. Число зрителей составляло 45 тысяч человек или более 12% населения Москвы. Первая музейная экспозиция была подробно описана в статье М.Н. Логинова в «Московских ведомостях». Центральным экспонатом целиком «Румянцевской» экспозиции была статуя «Мир», выполненная по заказу Н.П. Румянцева скульптором Антонио Канова.

В конце июня 1862 г. музей был открыт уже как платный. По-видимому, картина А.Иванова была установлена в Пашковом доме только при открытии второй экспозиции. Подробное описание размещения экспонатов было сделано Н.В. Дмитриевым, архитектором Московского учебного округа, в газете «Новое время». 24 августа 1862 г., т.е. через год после дарения картины А.Иванова Румянцевскому музею Александр II первый раз посетил Московский Румянцевский музей.

В октябре 1862 года все экспозиции в Пашковом доме были свернуты: музей готовился к приему картин из Эрмитажа и к окончательному открытию Московского Румянцевского музея как музея-библиотеки. 15 декабря, т.е. за полмесяца до официального открытия, состоялось второе посещение музея Императором. На этот раз музей осматривала вся царская семья, экскурсия продолжалась более двух часов.

В январе 1863 г. для москвичей были открыты три прекрасных экспозиции, состав которых в какой-то степени предварял то, что было реализовано в Румянцевском через 60 лет. Было полностью показано перевезенное из столицы в ноябре собрание эрмитажных картин. В январе 1863 г. в здании Почтамта на Мясницкой (здание в настоящее время не сохранилось) была открыта следующая выставка Общества, основой ее экспозиции стало собрание столичного коллекционера герцога Лейхтенбергского, остатки коллекции которого после революции были национализированы и переданы в Румянцевский музей.

Здание 1-й мужской гимназии, где в 1861 г. состоялась выставка картины А.Иванова, было использовано для выставки русского отдела Лондонской выставки 1862 г.. Одним из русских экспонентов Лондонской выставки был знаменитый собиратель русской живописи Ф.И. Прянишников. 9 картин прянишниковского собрания - работы Д.Г. Левицкого, Ф.Я. Алексеева, М.И. Лебедева, А.Ф. Чернышева, А.Г. Венецианова и К.П. Брюллова - были первыми, показанными в Москве за пять лет до того, как все собрание было перевезено в Москву и вошло в состав Румянцевского музея.
2. Роль Общества в разработке концепции музея-библиотеки и в создании картинной галереи музея.

Благодаря сотрудничеству главного организатора Московского Румянцевского музея Н.В. Исакова с Обществом была разработана концепция вновь организованного музея, обеспечившая процветание и популярность музея в Москве. Период невостребованности музея в Петербурге, связанный не только с невозможностью конкурировать с Императорским Эрмитажем и Императорской библиотекой, но и с сугубо научной ориентацией Музея, интересного и нужного узкому кругу специалистов, был проанализирован и были сделаны правильные выводы. Научный авторитет книжного и рукописного собраний Румянцева должен был «уравновесить» другой отдел, который как этнографическое собрание Румянцева мог бы стать интересным и понятным как для специалиста, так и для любого посетителя. Таким отделом должна была стать картинная галерея, создание которой соответствовало Уставу Общества. Организаторы музея предвидели, что картинная галерея, будучи самым рентабельным отделом «богатого нищего музея», будет давать средства на приобретение книг и рукописей.

В Европе существуют и процветают несколько библиотек-музеев, среди которых самым известным является Британский музей, возникший в XVIII в. Аналогичным музеем должен был стать и стал в течение 62 лет Московский Румянцев-ский музей. За восемь месяцев до открытия первой музейной экспозиции «Московские ведомости» напечатали подробную статью о прототипе Румянцевского музея - Британском музее.

В Москве в 1861-1862 гг. одновременно создавались два крупнейших очага культуры - Московский Румянцевский музей и Московское Общество любителей художеств. На создание Музея потребовалось всего 11 месяцев. Н.В. Исаков, пользуясь властью, которую ему давала должность Попечителя Московского Учебного округа, сумел привлечь к делу создания Музея средства и кадры Московского Университета и всего Округа, а также спонсоров. Общество, функционировавшее благодаря выставкам, организованным с помощью Н.В. Исакова и, прежде всего выставке картины А.Иванова тоже было, по-видимому, скромным, но постоянным спонсором нового музея. Подтверждением, что взаимоотношения Н.В. Исакова с Обществом были более разносторонними, чем об этом сообщала периодическая печать, было то, что Н.В. Исаков фактически руководил Обществом. Он сразу же, когда началась выставочная деятельность, вошел в Комитет Общества, а через год, т.е. за три месяца до открытия Музея был избран председателем Общества и оставался им в течение года. «Московские ведомости», этот добросовестный летописец событий жизни и Музея, и Общества, сообщили своим читателям о председательстве Н.В. Исакова только тогда, когда оно закончилось, т.е. в феврале 1863 г. Об этом было упомянуто в отчете о прощальном обеде, которое Общество устроило Н.В. Исакову в залах выставки в помещении Почтамта перед отбытием Н.В. Исакова в Петербург на новую должность.
 
Являясь одновременно директором Музея и председателем Общества, Н.В. Исаков в октябре 1862 г. предпринял попытку более тесно связать друг с другом эти два очага культуры и просвещения. Для присоединения Общества к музею, т.е. для учреждения «Общества при Музее» надо было внести в Устав Общества соответствующие изменения. Но члены Общества идею объединения не поддержали, так как Общество уже обрело самостоятельность и хорошую надежную репутацию. С этого времени Общество и музей отдалились друг от друга.

После 1863 г. пути Общества и Музея пересеклись только дважды.

В 1870 г. Общество подарило Румянцевскому музею автопортрет В.А. Тропинина, приобретенный им за 1000 рублей по подписке, в которой участвовали почти все члены Общества. Инициатива, конечно же, принадлежала Н.В. Исакову. Этот автопортрет вскоре после революции был передан в Саратовский музей им. А.Н. Радищева в обмен на рукописи и рисунки А.С. Пушкина.
В 1917 г., незадолго до ликвидации, Общество возглавил директор Московского Румянцевского музея Василий Дмитриевич Голицын, так же, как Н.В. Исаков, отставной военный, известный в начале XX в. как художник и коллекционер.

Создание Музея было бы невозможно без участия в этом деле людей, близких к искусству, которых объединяло Общество любителей художеств. Неформальным лидером выставочной деятельности был секретарь Общества искусствовед Карл Карлович Герц. Благодаря его стараниям на выставки не могли проникнуть подделки, работы с сомнительным авторством и просто слабые вещи, которых было немало в частных собраниях Москвы и Петербурга. Директор Берлинского музея Г.Ф. Вааген, приглашенный Александром II в Петербург для работы над каталогом Эрмитажа, был личным знакомым Герца и в известной мере его учителем: в 1853-1854 гг. Герц слушал лекции Ваагена в Берлине. Г.Ф. Вааген и К.К. Герц имели отношение к собранию картин Эрмитажа в Румянцевском музее: Вааген отобрал картины, Герц перевез их в Москву и составил первый каталог. Труды Герца, «совершенно безвозмездно занимающегося приведением в порядок некоторых отделений Московского Публичного музея», были отмечены, по представлению Н.В. Исакова, орденом Станислава 2-й степени.

Появление в Москве Общества любителей художеств привело к объединению многочисленных московских коллекционеров. Из публикаций газеты «Московские ведомости» в 1861-1862 гг. следует, что, кроме профессиональных художников, в выставках принимали участие 32 экспонента. Авторитет Общества был немалым, и участие в выставках считалось престижным. Комитету Общества коллекционеры представляли каталоги своих собраний, приглашали к себе авторитетных искусствоведов для осмотра картин. П.Д. Голохвастов, владелец фамильного собрания западной живописи, ссылаясь на высказывание Г.Ф. Ваагена, писал Герцу: «Посылаю Вам список моих картин, которые, думаю, достойнее других попасть на выставку в Университет в будущем году».

3. Выставки Обшества и формирование живописного фонда Румянцевского музея.

Почти два года выставки Общества заменяли Москве картинную галерею и одновременно готовили Москву к тому, что без живописной экспозиции город в дальнейшем жить не сможет. Многочисленные выставки Общества и в то же время очень тщательный подход к подбору экспонатов, оповещение жителей Москвы о составе выставок через «Московские ведомости» дает возможность предположить, что Н.В. Исаков искренне надеялся, что экспоненты выставок станут дарителями нового музея. Румянцевский музей действительно стал сокровищницей пожертвований, но это произошло позже. В 1862 г. картинная галерея состояла только из подарков Александра II (картины А.А. Иванова и двухсот картин из Эрмитажа), сановника Н.А. Муханова (две картины И.К. Айвазовского) и княгини Н.С. Голицыной, приславшей музею копию или авторское повторение работы Гвидо Рени «Саломея с головой Иоанна Крестителя». Появление этих произведений живописи в Музее, кроме уже упомянутых царских подарков, никак с деятельностью Общества связаны не были. Правда, летом 1862 г. подарок княгини Голицыной некоторое время экспонировался на выставке Общества.
 
Первой картиной из экспонатов Общества, появившейся в собрании музея в 1863 г., стал «Римский монах» немецкого художника Л.Кнауса, принадлежавший активному деятелю Общества и одно время казначею Отто Ивановичу Левенштейну. После смерти коллекционера его вдова Маргарита Агапитовна Левенштейн подарила музею картину Л.Кнауса.

Более чем через тридцать лет в собрании Музея оказались картины из знаменитого собрания западной живописи С.Н. Мосолова, выставлявшегося на выставках с 1861 г. В 1897 г. сын С.Н. Мосолова - Н.С. Мосолов пожертвовал в музей картину Ж.Б. Патера «Качели». В 1900 г. Д.И. Щукин подарил музею автопортрет М.Ф. Квадаля, ранее приобретенный им у Н.С. Мосолова.
Непродолжительный и забытый период сотрудничества Московского Румянцевского музея и московского Общества любителей художеств много значил для культурной жизни Москвы и России. С этого времени и уже навсегда Москва становится музейным городом. Тогда же начался, к сожалению, прерванный затем революцией период просвещенного собирательства, связанный с активным участием коллекционеров в выставках, изданием каталогов и описаний собраний.