Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДВОРЯНСКИХ ОБЩЕСТВ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ ДВОРЯНСКОЙ МОЛОДЕЖИ В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Печать PDF

Возросший сегодня общественный и научный интерес к историческому опыту России и наследию русской культуры объясняется, с одной стороны, задачей сохранения своей самобытности в условиях развития современной цивилизации, с другой - желанием исследовать малоизученные в исторической науке проблемы. К таким относится, в частности, благотворительная деятельность дворянских обществ в деле воспитания и образования дворянской молодежи.

Как поставщик командных кадров для государственного аппарата и вообще в силу своего особого положения высшее сословие уделяло большое внимание вопросам образования. По данным, собранным Особым совещанием через губернских предводителей и Министерством просвещения, общая сумма дворянских расходов на эти цели по 32 губерниям составила с начала XIX в. по 1898 г. около 21 млн руб. единовременных вкладов и в среднем по 371,8 тыс. руб. ежегодных. Из этих сумм дворянские общества внесли единовременно 13,4 млн руб. и около 278,8 тыс. ежегодно; остальное приходилось на долю пожертвований отдельных лиц. Большая часть этих капиталов была внесена еще в дореформенную эпоху при учреждении учебных заведений. Взамен дворяне пользовались преимущественным правом при помещении в них своих детей, часть которых, в основном из «недостаточных» семей, обучалась и воспитывалась бесплатно, числясь дворянскими стипендиатами. Предпочтение отдавалось закрытому типу заведений, среди которых наиболее распространенными были кадетские корпуса. Почти при каждой гимназии учреждены были (преимущественно на дворянские капиталы) пансион-приюты - сословные закрытые общежития со специальным штатом воспитателей. Были и попытки, правда, немногочисленные, организовывать на средства обществ так называемые дворянские институты - сословные средние общеобразовательные заведения. Пансион-приюты и дворянские институты находились в ведении предводителей дворянства и почетных попечителей, избиравшихся собраниями. Попечители входили и в состав педагогических советов тех учебных заведений, в учреждении которых дворянство участвовало своими капиталами.

Примером может служить Благородный пансион для неимущих дворян в городе Курске, учрежденный по инициативе курского дворянства. Важнейшая роль в организации этого сословного учебно-воспитательного заведения принадлежала Курскому губернскому предводителю дворянства коллежскому асессору И.А. Григорьеву. В записке, направленной Курскому гражданскому губернатору, он сообщает: «Дворянство Курской губернии имея в виду, что многие из дворян сей губернии столь недостаточны, что не токмо лишаются способов детей своих для приобретения в высших науках своекоштно (т.е. за свой счет) доставлять и содержать в университетах других отдаленных губерний, но даже обременяются содержанием и в здешних уездных училищах и гимназиях; почему в 1826 году предположило учредить в губернском городе Курске училище для 50 человек неимущих дворян».

В обращении Курского гражданского губернатора (в то время этот пост занимал Я.Ф. Ганскау) к господину Министру внутренних дел также говорится о необходимости организации этого заведения. Говоря о бедственном положении местных дворян и трудностях, связанных с обучением их детей, Ганскау сообщает, что многие представители высшего сословия «с нуждою и крайними затруднениями содержать их при себе на месте и что многие воспитывают детей своих в здешних заведениях с помощью благодетельных особ. Другие же, не имея к сему никаких средств, остаются в самом жалком невежестве и, находясь вне службы, скитаются под чужими кровлями, в невыразимо бедном и во вся несоответственном дворянскому достоинству положении». Кроме того, Министру внутренних дел «по требованию от 14 ноября 1830 г. № 18462 были отосланы 14 подлинных приговоров дворянства и письмо Графа Шереметева». Все расходы, связанные с устройством и содержанием приюта, брало на себя Курское дворянство.

В «Историко-статистическом очерке Белгорода», составленном A.M. Дренякиным, есть информация о первом в городе женском учебном заведении «Белгородском женском училище 2-го разряда», которое было открыто 12 ноября 1860 г. «по мысли Белгородского дворянства, которое пожертвовало 2150 руб. и при ходатайстве предводителя - светлейшего князя Алексея Александровича Салтыкова-Головкина». Этот факт указывает на возрастающую, начиная со второй половины XIX века, популярность и назревшую необходимость организа¬ции женского образования в России.

Реформы 60-70-х гг. напрямую затронули деятельность обществ в области образования. Ряд дворянских собраний прямо высказались против закрытых сословных учебных и воспитательных заведений. Большая часть пансион-приютов и дворянских институтов была ликвидирована, другая - утратила исключительно сословный характер. Некоторые собрания, поддавшись новым веяниям, аргументировали свои решения принципиальным несогласием со старой системой образования, понимая, что для удержания за сословием господствующих позиций необходимы другие, соответствующие новой эпохе формы. Так, полтавское дворянство в 1866 г. высказалось против восстановления закрытого несколько ранее пансион-приюта и против сбора средств на учреждение кадетского корпуса именно в силу того, что они не вполне соответствовали закрытым заведениям. Однако чаще истинной причиной ликвидации этих сословных заведений, прикрываемой громкими фразами о причастности к прогрессу, было отсутствие достаточных средств для их содержания и перестройки в связи с новыми современными требованиями. К 1866 г. именно по этой причине были закрыты 10 пансион-приютов и дворянских институтов. Оставшиеся в распоряжении дворянских обществ капиталы предполагалось использовать для выдачи стипендий.

Такое положение никак не могло устроить правительство. Еще в 1864 г. Министерство просвещения обратилось ко всем губернским и уездным предводителям с призывом принять меры к сохранению пансионов. Ставший в 1866 г. во главе министерства Д.А. Толстой решительно высказался не только за сохранение дворянских сословных заведений, но и вообще за восстановление прежней закрытой системы образования, «чтобы таким путем улучшить просвещение дворянства, дабы оно могло идти вровень с совершенными великими преобразованиями». В этом его поддержал и Александр П.

По видимому, основной проблемой, вызвавшей разногласия в среде дворянства по поводу образовательных учреждений, стали последствия буржуазно-демократических преобразований 70-х гг. XIX в., вызвавшие расслоение высшего сословия на два крыла: либеральное и консервативное. Представители либерального направления придерживались мнения о несостоятельности закрытой системы образования дворянской молодежи ввиду большого количества присущих ей анахронизмов, усиливавших расхождения с требованиями изменяющегося общества. Сторонники же консервативного направления считали своей основной задачей защитить принципиальные основы дворянских традиций от внешних воздействий посредством сохранения закрытой системы образования для своих потомков.

Уже с середины 70-х гг. в среде дворянства возникает определенный поворот в пользу восстановления закрытых учебных заведений и пансион-приютов на прежней сословной основе. В этом сыграли свою роль и падение удельного веса представителей высшего сословия в государственном аппарате и среди учащихся, причину чего дворянские собрания усматривали главным образом в возросшей стоимости обучения и конкуренции со стороны городских сословий, а также в увеличении слоя «недостаточных» дворянских семей и общей неприспособленности дворянства к новым условиям. Все большее беспокойство и самих дворян, и правительства вызывал рост среди определенной части дворянской молодежи либеральных и демократических настроений. Все это привело к тому, что некоторые дворянские собрания стали вновь поднимать вопрос о возвращении к старому типу учебных и воспитательных заведений, которые не только давали бы учащимся нужные знания, но и воспитывали бы их в традиционном дворянском духе.

Начало практическим шагам в этом направлении положило московское дворянство, принявшее в январе 1875 г. решение об открытии Петровско-Александровского пансион-приюта. Учредители ставили целью путем использования части средств от обложения городской недвижимости помочь «недостаточным» дворянам-землевладельцам в воспитании и обучении их потомства. При этом предполагалось со временем придать пансиону общероссийский характер, предоставив часть мест в распоряжение других дворянских обществ. Помимо благотворительных целей, это учреждение, как отмечал в своем выступлении губернский предводитель кн. А.В. Мещерский, должно было помочь в борьбе «против язв социальных идей». Такое намерение не только заслужило «высочайшее» одобрение, но и было поддержано правительством материально. В распоряжение московского дворянства было передано здание Запасного царского дворца, а воспитатели получили право на чины и казенную пенсию.

В марте 1891 г. министр просвещения И.Д. Делянов обратился ко всем губернским предводителям, указывая на необходимость учреждения закрытых пансионов и интернатов для дворянских детей. При содействии Министерства просвещения сословные пансион-приюты были учреждены в Курске, Саратове, Калуге, Орле. Однако к середине 90-х гг. насчитывалось всего восемь таких заведений, содержащихся на дворянские капиталы. Причины такой их малочисленности оставались прежними: отсутствие достаточных средств у обществ при быстром росте малоимущих групп сословия и разногласия в среде дворянства по вопросу о целесообразности возвращения к старой учебно-воспитательной системе.

Наибольшее единодушие дворянство проявило в вопросе об учреждении сословных стипендий. К середине 90-х гг., поданным 28 обществ, на проценты от дворянских капиталов и в счет ежегодных сборов было учреждено 1889 стипендий (1558 мужских и 331 женская), 186 лиц получили пособия для подготовки к поступлению в учебные заведения.

Из статистических данных по Курской губернии за 1906 г. видно, что на выдачу стипендий детям бедных дворян для продолжения образования в высших и средних учебных заведениях было выделено дворянским обществом 9203 руб. 25 коп., а также внесено в учебные заведения за право обучения детей бедных дворян 555 руб. 80 коп.8 В 1910 г. на выдачу стипендий было выделено 5359 руб. (для 13 лиц мужского пола и 6 женского). Внесено в учебные заведения 1179 руб. 60 коп. (за 8 человек мужского пола и 23 женского)9. В 1914 г. на выдачу стипендий было выделено 4517 руб. (для 14 лиц мужского пола и 6 женского). Внесено в учебные заведения 1164 руб. 95 коп. (за 8 че¬ловек мужского пола и 29 женского).

Однако, несмотря на все усилия дворянских обществ, средств этих было явно недостаточно, чтобы удовлетворить всех претендентов на пособия. И в целом процент дворян, пользовавшихся ими, был невелик. Так, в московском пансион-приюте, самом крупном из подобных дворянских заведений, в 1889 г. насчитывалось всего 75 воспитанников, из которых лишь 41 был полным стипендиатом дворянства. Остальные были рассчитаны на 20-30 воспитанников. При этом только в одной Тульской губернии, по сообщению губернского предводителя, насчитывалось 505 дворянских семей, которые не могли дать своим детям элементарного образования.

Активность дворянских обществ в этом вопросе приобрела особый размах с началом работы Особого совещания по делам дворянского сословия. В ответ на предложение председателя совещания высказаться о мерах, необходимых для улучшения воспитания и образования дворянской молодежи, губернские предводители от имени дворянских собраний представили свои соображения, затрагивающие весьма широкий круг проблем. Их отзывы уже в который раз продемонстрировали отсутствие у дворянских обществ единой точки зрения по существу проблемы, в том числе и по вопросу о характере пансион-приютов. Так владимирский, екатеринославский, казанский, нижегородский, самарский, харьковский и воронежский предводители высказались за общежития или интернаты исключительно сословного характера, которые обеспечили бы воспитание молодежи в духе преданности «царю, вере и отечеству». В то же время Костромской, пензенский, полтавский, тамбовский и тверской предводители считали, что этой цели могут отвечать и всесословные интернаты. При всех своих расхождениях дворянские общества были единодушны в одном - государство должно принять участие в расходах на эти цели. И если раньше в пользу такого решения проблемы раздавались отдельные голоса, то теперь предводители с непоколебимой уверенностью в своей правоте заявляли, что такое решение — единственно возможное. «Тут речь идет не о подачках, а о воспитании будущего всего служилого сословия для пользы государства, и потому средства для этого должно давать государственное казначейство,- утверждали они. - Как бы ни был велик расход, он должен быть принят как неизбежная необходимость: это подготовка охраны для спокойного развития России на исторических началах».

Отвергнув большинством голосов слишком «выдающиеся» своей реакционностью дворянские проекты, Особое совещание в целом все же сочувственно отнеслось к ходатайствам собраний. Нашли они поддержку и в Государственном совете. В результате последовал указ от 25 мая 1899 г., согласно которому обществам предоставлялось право учреждать с пособием от казны пансион-приюты для воспитанников средних учебных заведений из сыновей потомственных дворян, устанавливать стипендии в высших и средних учебных заведениях. Казна брала на себя единовременный расход в 3 млн. руб. на учреждение пансион-приютов и в дальнейшем должна была ежегодно вносить половину сумм, необходимых на их содержание, а также нести половину расходов на учреждение дворянских стипендий в учебных заведениях. Другая половина расходов возлагалась на дворянские общества. Кроме того, предполагалось учредить в двух новых кадетских корпусах 415 бесплатных мест в дополнение к 585, содержавшихся на средства обществ, на что требовалось ежегодно еще по 186,7 тыс. руб. Морское министерство намечало увеличить число воспитанников Морского кадетского корпуса, куда принимались преимущественно сыновья потомственных дворян, с 320 до 600 человек. Первоочередное право пользоваться всеми этими льготами предоставлялось детям дворян, внесенных в местные родословные книги и занимавших выборные дворянские и земские должности, а также должности по крестьянскому управлению. Вслед за ними шли дети «недостаточных» дворян, но не все, а только живущие в своих име¬ниях и занимающиеся сельским хозяйством.

С целью облегчить детям этих дворян поступление в юнкерские училища был принят закон 2 апреля 1903 г. об учреждении дворянских кадетских школ. Предложение это внесло тульское дворянство, рассчитывавшее помочь таким образом семьям, которые не могли дать детям даже начального образования. Идея была поддержана Особым совещанием по делам дворянского сословия, которое увидело в этом и способ усиления дворянского элемента в армии, и меру по возрождению «захудалых» дворянских родов. В результате с «высочайшего соизволения» 27 мая 1903 г. последовал приказ по военному ведомству, согласно которому собраниям предоставлялось право ходатайствовать об открытии дворянских кадетских школ. Казна брала на себя единовременные расходы на их учреждение (до 150 тыс. руб. на каждую) и ежегодные пособия в размере от 1/2 до 3/4 всех штатных издержек. Остальные расходы должны были взять на себя дворянские общества. Эти школы представляли собой закрытые начальные общеобразовательные заведения с 5-летним сроком обучения. Выпускники их подлежали зачислению без экзаменов в юнкерские училища, а лучшие из них - в 6-й класс кадетских корпусов.

Дворянские общества стали довольно широко пользоваться законом о пансион-приютах. По сведениям Министерства финансов только казенные расходы на их учреждение составили в 1900 г. 2 млн. руб., в 1901 и 1902 гг. по 1 млн руб. Вскоре казна взяла на себя и пенсионное обеспечение воспитателей пансион-приютов, что ранее возлагалось на дворянство. Заботой обществ стало всемерное увеличение в составе воспитанников доли детей помещиков. Ранее учрежденные пансионы этой цели не достигли. Так, около 80% воспитанников Московского пансион-приюта принадлежали к числу безземельных малоимущих дворян. При обсуждении этого вопроса губернскими предводителями предлагалось прекратить прием в них детей личных дворян.
 
Вопрос же об учреждении кадетских школ так и остался открытым. Дворянство пыталось вынудить правительство предоставить нужные средства на создание более дорогих учебных заведений типа кадетских корпусов, ограничив свое участие минимальными расходами, однако военное ведомство, сославшись на отсутствие средств, отвергло эти притязания.

Вскоре обнаружилось, что принятые правительством меры уже не удовлетворяют высшее сословие. В среде дворянства всерьез обсуждались вопросы то об открытии сословных общежитий для студентов вузов, то вообще об учреждении на средства обществ сословных закрытых учебных заведений. На совещании предводителей дворянства Московской губернии в феврале 1898 г. стоял вопрос об организации закрытых гимназий для детей дворян, живших в деревне и несших поместную службу. Это же предложение обсуждалось на совещаниях губернских предводителей. И если в ноябре 1898 г. отмечалось, что «отдельные сословные средние учебные заведения не могут удовлетворить общей потребности всего числа учащихся и к тому же среди многих почтенных представителей дворянства мнения о целесообразности обособленной сословной школы расходятся существенным образом», то уже в октябре 1904 г. господствующей стала мысль о необходимости существования именно закрытых сословных заведений. Было предложено с этой целью создать особый фонд на средства объединенного дворянства для учреждения специальных учебных заведений в сельских местностях.

Таким образом, благотворительная внутрисословная деятельность дворянских обществ в рассматриваемый период была подчинена главной задаче - любой ценой удержать господствующие позиции высшего сословия. Необходимым условием этого, прежде всего, было сохранение и расширение его социально-экономической базы, что было практически невозможно без усовершенствования системы образования дворянской молодежи. Эту проблему дворянские общества пытались решить путем привлечения как частных капиталов, так и казенных субсидий. Что касается основной тенденции в сфере благотворительной поддержки сословных учебных заведений - этой позиции придерживалось консервативно ориентированное дворянство. Результатом чего стал возврат к идее сохранения закрытой сословной системы образования, что и послужило толчком к открытию по всей России учебных заведений данного типа для представителей высшего сословия.