Выбор читателей:

КРУГЛЫЙ СТОЛ «ЭПОХА IT В АРХИВНОЙ ОТРАСЛИ: ПРОБЛЕМЫ СОХРАННОСТИ И ДОСТУПНОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ» НА 9ОМ IT-ФОРУМЕ В ХАНТЫ-МАНСИЙСКЕ 6-7 июня 2017 г.

News image

"The epoch of IT in the archival industry: problems of preservation and accessibility of electronic documents" on the 9th IT Fo...

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

Из истории Архивной службы Забайкалья

Печать PDF

Первые сведения о забайкальских архивах относятся к 1724 г., когда Берг-коллегия направила приказание в Нерчинские   заводы:   «...Все   книги   и всякие дела,  которые  на предь сего были с начала тех заводов по 1725 год, разобрав погодно и по месяцам и по числам и по нумерам, так же  и  впредь разбирать и по истечении каждого года переплетать, как наискоряе закрепив те книги своими подписями...». 

Документы XVIII — XIX вв., хранящиеся в Государственном архиве Читинской области, дают представление о делопроизводстве и о состоянии архивов того времени. Это рапорт шихтмейстера Серебрякова об обнаружении дел Приаргунского волостного правления за 1704-1775 гг., донесение о затоплении архива Аргунской приказной избы, дело о хищении из кладовой архивных материалов Нерчинского горного правления, проект здания архива Нерчинского горного правления архитектора Л. Иванова, сведения о состоянии архивов области и другие. Характерной чертой архивов того времени являлась их ведомственная принадлежность и разобщенность: все архивы были собственностью учреждений, предприятий и частных лиц.

Во второй половине XIX в. по плану сенатора Н.В. Колачева в центральных губерниях России создаются архивные комиссии, главная задача которых — сбор сведений по истории края и создание исторических архивов. Забайкальские архивы были подведомственны Иркутской губернской архивной комиссии. В 1873 г. комиссия обратилась к военному губернатору Забайкальской области с просьбой собрать сведения об архивах, подведомственных министерству внутренних дел. К этому ведомству относились архивы городских, окружных полицейских управлений и, как свидетельствуют донесения, все они «находились в надлежащем порядке».

Самым крупным в то время был архив Забайкальского областного правления, насчитывавший 34 790 дел (с 1849 г. в него ежегодно поступало до двух тысяч дел). Тогда при сборе сведений выяснилось, что многие архивы хранятся в помещениях своих ведомств и зачастую дела ликвидированных учреждений было просто некуда сдавать. Встал вопрос о постройке общего архива всех присутственных мест Читы. Собрав сведения от всех учреждений, Забайкальское областное правление в конце 1881 г. попросило областного архитектора составить смету и план каменного здания для архива.

Только спустя семь лет «в новой прирезке городского плана» городская дума отвела для него участок земли. Это решение не удовлетворило военного губернатора Забайкальской области, и в своем письме городскому голове он написал: «Я не могу согласиться на отвод земли в новой прирезанной местности по отдаленности от всех присутственных мест г. Читы, так как канцелярские чиновники ежедневно должны ходить в архив за справками, почему прошу Вас, Милостивый Государь, предложить Думе вновь рассмотреть этот вопрос и для устройства архива отвести свободное угловое место, расположенное в одном квартале и сзади Областного Правления, которое вполне бы соответствовало своему назначению». Городская дума удовлетворила просьбу губернатора: «...Просимый участок под постройку архива отвести... на задах двора Областного Правления: по улице Шилкинской — 39,5 сажени и по улице Корейской — 23 сажени, а всего — 908,5 квадратных саженей».

В предполагаемом здании должны были храниться документы Забайкальского областного правления, Забайкальского областного суда, Читинского уездного казначейства, врачебного отделения Забайкальского областного правления, Читинского окружного полицейского управления. К сожалению, в документах архива не удалось обнаружить подтверждение, что здание архива всех присутственных мест было в Чите построено.

Отсутствие централизованных архивов затрудняло хранение документов. И в 1911 г. в докладной записке в Совет читинского отделения Императорского русского географического общества (РГО) ученый-краевед В.П. Гирченко писал о «крайне небрежном хранении архивных документов в Забайкалье», что часто приводило к их утрате. Он первым поставил вопрос перед единственным тогда научным обществом в Забайкалье о сохранности документов с целью их использования в изучении истории края.
В.П. Гирченко предложил создать областную архивную комиссию, которая провела бы работу по учету документальных материалов, хранящихся на местах, и обследовала помещения, в которых находились архивы. Для изучения и использования документов он предлагал привлекать заинтересованных людей, способных, по договоренности с ведомствами, заняться изучением архивных материалов и тем самым «заложить прочное основание историческому изучению края».

В 1913 г. по заданию Императорского исторического общества Иркутская архивная комиссия вновь обратилась к военному губернатору Забайкальской области с просьбой собрать сведения об архивах. Была разработана анкета, содержавшая следующие вопросы: какие правительственные архивы существуют в области; какие из них находятся в общих помещениях тех учреждений, при которых числятся, или занимают особые помещения; каковы размеры и состояние архивных помещений; имеются ли в области частные архивы. Анкету размножили и разослали на места с требованием срочно представить нужные сведения. Из собранных данных следовало, что в Троицкосавском уезде - 17 архивов, из которых 5 - в Троицкосавске; 4 - в Селенгинском уезде; 4 - в Баргузинском;  48 - в Верхнеудинском; 28 - в Чите; 6 - в Нерчинске.

Кроме того, имелись архивы при волостных и станичных правлениях, при церквях и монастырях. Из донесений с мест стало ясно, что большая часть архива Нерчинского горного правления распродана купцам в Нерчинском Заводе, а остальная увезена в Читу. Архив Забайкальского областного акцизного управления сгорел в 1906 г., а в 1911 г. та же участь постигла архив бывшего Телембинского острога. Частный архив, собранный И.В. Богашевым, был продан купцу Юдину, проживавшему в Красноярске.

В своем ответе в январе 1914 г. председателю Иркутской ученой архивной комиссии военный губернатор генерал-лейтенант А.И. Кияшко писал: «...Отдельных домов, построенных специально для хранения архивов, в области нет, архивы хранятся или в помещениях тех учреждений, при которых числятся, или в деревянных амбарах и даже под крышами, как, например, архив села Бушулея, который сложен под крышею церкви в селении».

Особенно пострадали архивы в годы революционных потрясений, многие из них тогда были уничтожены. К счастью, большевики принимали меры по сохранности архивов. Во все крупнейшие ведомственные и исторические архивы были направлены комиссары, которые должны были не допустить возможной в тех условиях гибели архивов. В апреле 1918 г. на заседании Совнаркома  РСФСР была создана комиссия «для разработки детального проекта организации управления архивами и реорганизации библиотечного дела», а 1 июня 1918 г. В.И. Ленин подписал декрет Совнаркома «О реорганизации и централизации архивного дела». В соответствии с декретом, ставшим новой вехой в архивном деле, все архивы правительственных учреждений как собственность ведомств ликвидировались, создавался единый Архивный фонд, в который включались документальные материалы как дореволюционного периода, так и документы вновь созданных советских учреждений, организаций и предприятий.

В короткий срок в стране были организованы архивные учреждения, работники которых в труднейших условиях Гражданской войны, голода и разрухи сумели собрать, а в целом ряде случаев спасти от гибели огромное количество документальных памятников. В течение 1918-1919 гг. было принято четыре декрета: «О хранении и уничтожении архивных дел», «О военных архивах», «Об отмене частной собственности на архивы умерших русских писателей, художников, ученых, хранящихся в библиотеках и музеях», «Положение о губернских архивных фондах», нацеленных на то, чтобы собрать и сконцентрировать в государственных хранилищах все ценные материалы, создать сис¬тему их учета и приступить к ис¬следованию.

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.