Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

Личный фонд И.С. Шмелева в РГАЛИ. Неизвестная редакция романа И.С. Шмелева «Пути небесные»

Печать PDF
Личный фонд Ивана Сергеевича Шмелева в РГАЛИ был создан еще в 1949 г. В нем собраны биографические документы, рассказы, очерки, статьи писателя, его письма и фотографии. Большое количество писем И.С. Шмелева находится в фондах его корреспондентов – Л. Андреева, И. Бунина, В. Немировича-Данченко, А. Серафимовича и др. Существенная часть наследия И.С. Шмелева – переписка писателя с О.А. Бредиус-Субботиной (1 406 документов) – поступила в архив в 1999 г. из Нидерландов. Эти материалы были сохранены и возвращены на родину протоиереем Григорием Красноцветовым.

 

Имя Ольги Александровны Бредиус-Субботиной (1904-1959) долгое время было как бы вычеркнуто из  жизни писателя, и последняя, яркая и страстная любовь И.С. Шмелева представала перед читателями просто знакомой или другом. Надо отметить, однако, что писательница и художница, единственная ученица И.С. Шмелева Ольга Бредиус-Субботина — самобытная и одаренная личность. Письма Шмелева к ней – это и признания в любви, и тяжелые разрывы, и почти исповедальные откровения. Заметим, что в период переписки с ней Шмелев продолжал работать  над своими художественными произведениями, и Бредиус-Субботина играла важную роль в их создании: с ней он делился планами о своей работе, ей посылал первые копии только что написанного текста. В массив переписки также включены промежуточные редакции и варианты рассказов «Свет. Из разорванной рукописи» (первоначальное название «Свет во тьме»), «Почему так случилось», повести «Куликово поле», романов «Пути небесные» и «Лето Господне». Переписка не только меняет сложившееся представление о  последних годах жизни И.С. Шмелева, но и раскрывает творческую лабораторию его итогового романа «Пути небесные». Работа над первой частью романа была завершена в июне 1936 г. в связи со смертью 22 июня жены писателя. В качестве незавершенного произведения роман неоднократно упоминается в переписке Шмелева с Бредиус-Субботиной и И.А. Ильиным, однако даже продолжение работы над ним ставилось писателем под сомнение.
В октябре 1941 г. происходит событие, изменившее отношение автора к роману. Писатель дополняет прообраз героини, и «Пути» перестают быть для него произведением, завершение которого отложено на неопределенное время. Из письма к Ольге Бредиус-Субботиной: «…знай, что если «Пути небесные» будут написаны, это только через тебя – и пусть все мои читатели и – особенно – читательницы знают, что должны ТЕБЯ благодарить. [...] История Литературы Русской – отметит э т о» (13.11.1941).

В августе 1940 г. переписка с И.А. Ильиным прерывается. С этого времени, если не считать переданных с оказией эпизодических открыток, переписка с Ольгой становится основным источником, по которому мы можем проследить ход работы над второй частью романа.

Октябрь-ноябрь 1941 г. – время наибольшей идеализации Шмелевым своей корреспондентки, время, когда он ищет и находит в Ольге Субботиной «неземные» черты. «Дива – ты – от Храма, от Святых недр. Моя Дари – тоже, от Церкви, но не вся. [...] Быть может, для тебя ее искал, писал… [...] Дари сложна. Но ты – сложней: тебя века лепили. [...] В тебе течет лучшая из кровей – земно-небесная, ты – как чудотворная Икона, «обмоленная»…» (22.10.1941).

С этого времени роман снова начинает занимать воображение писателя и «сквозь магический кристалл» постепенно проступает его фабула. Событийная канва «Путей» изложена в письмах к О.А. Бредиус-Субботиной от 25 октября и 3 ноября 1941 г. – общий план романа и, более отчетливо, почти детально – первая глава (приезд главных героев в Мценск).
Что же меняется в романе по сравнению с заметками 1939-1940 гг.?

Во-первых, определяется трехчастная композиция. За первой частью романа (предварительный очерк характеров и взаимоотношений героев) следуют вторая (кризис, измена Дари, рождение и смерть ее ребенка) и третья (покаяние и мученическая смерть главной героини). «Сказать в письмах о «Путях» - романе – невозможно: нельзя. [...] Кратко: Должно дать любовь матери – тончайшую и – животную – к ребенку, - и – ВОЙ Дари. Это ряд сцен, меня страшащих – одолею ли? Два-три посещения Оптиной. [...] Тайна – чей ребенок – неизвестно ни ей, ни В. А…. но читателю, пожалуй, будет ясно. Тут очень трудно дать «намеки». Будто нет греха… для Дари».

Во-вторых, именно в этом замысле (осень 1941 г.) Шмелев наиболее близок к философским построением Владимира Соловьева,  у которого он заимствует две, пожалуй, центральные идеи – Вечно-женственного как искупляющей и направляющей силы (напутствие старца Амвросия Дариньке «везти возок») и диалектическое понимание христианства (восходящее еще к Гегелю), согласно которому падение (искушение) является необходимым этапом становления человеческого и Мирового духа. Поэтому центральным событием второй части романа становится измена Дари, понимаемая как грехопадение, - малиновая поляна в предгрозовой июльский день. «”Пути” не могут быть оскопленными. К концу только повеет б е с п л о т н о с т ь ю. Кульминационный пункт – з а ч а т и е (поляна, малина спеет. О, какой бунт красного, запахов… - пожар крови!). Дари в этот один момент вся истает, отдаст все, что было в ней земного. Как бы – за этим – наступит ее ‘’Преображение''.
Две наполненные событиями части вместо предполагаемой одной – задача почти непосильная. В 1941 г. И.С. Шмелеву исполняется 68 лет, он тяжело болен, нет надежды увидеться с Ольгой Субботиной, и в ноябре он делает ей, на первый взгляд странное, предложение – дописать роман вместо него. К счастью, замены автора романа не произошло: пожалуй, единственное в своем роде предложение корреспонденткой И.С. Шмелева осталось намеренно незамеченным.

В марте 1942 г. И.С. Шмелев упоминает о двух текстовых фрагментах романа, до нас не дошедших. Однако систематической работы за этим не последовало. Шмелев пишет о невозможности «с головой уйти в работу», причем препятствуют ему не столько бытовые условия оккупированного Парижа, сколько собственные незавершенные произведения. К августу того же года он устанавливает строгую последовательность работы над ними: сначала – «Лето Господне», и только затем – «Пути небесные». «Куликово поле» будет ждать своей очереди еще очень долго – до 1947 г. В феврале 1944 г. работа над текстом «Лета Господня» была завершена. Здесь имеет смысл отметить довольно любопытный аспект, который мог бы стать темой самостоятельно исследования: с 1944 и фактически по 1948 гг. И.С. Шмелев одновременно работает над двумя романами.

С марта 1944 г. И.С. Шмелев начинает работу над текстом «Путей небесных», одновременно корректируя планы романа. В процессе работы меняется принятое им в ноябре 1941 г. соотношение частей романа. Первые главы постепенно разрастаются в объеме, замещая найденную ранее трагическую развязку. Появление Вагаева, рождение и смерть ребенка вытесняются в третью часть, за которой намечается четвертая – монастыри.

С 7 апреля по 15 августа 1944 г. И.С. Шмелев высылает О.А. Бредиус-Субботиной 15 глав - 193 страницы текста. Машинописный текст этих страниц – первая из дошедших до нас редакций второй части романа. Однако в голландском архиве И.С. Шмелева, переданном в РГАЛИ в 1999 г., фрагмент данной редакции не сохранился.

В первом из писем 1945 г. Шмелев перечисляет новые главы романа и сообщает, что полный текст второй части составил 294 страницы. Он отправляет недостающий фрагмент. Эта рукопись долгое время считалась утраченной. Однако 4 декабря 2007 г. на конференции, посвященной архивным материалам русского зарубежья, о. Григорий Красноцветов, передавший в РГАЛИ переписку Шмелева, сообщил об удивительной находке: в архиве православной церкви в г. Роттердаме, в хозяйственной документации, которую вел С.А. Субботин (брат О.А. Бредиус-Субботиной), был обнаружен недостающий фрагмент рукописи. Найденная рукопись была безвозмездно передана в РГАЛИ.

В феврале 1945 г. возобновляется переписка И.С. Шмелева с И.А. Ильиным. В почтовой открытке на французском языке Шмелев сообщает о том, что завершил вторую часть романа. С октября писатель начинает правку «Путей», и объем произведения несколько увеличивается – с 294 до 308 страниц. Вероятно, редакция октября 1945 г. февраля 1946 г. – наиболее развернутая. В ней имеется фрагмент о петушином крике и толковании Дари, впоследствии вызвавший наиболее резкую критику И.А. Ильина. Рукопись была отправлена на отзыв философу, и 15 марта 1946 г. Ильин ответил подробным письмом. Упрекая писателя в «агиографичности», И.А. Ильин повторил определение Шмелева «православный роман», однако в несколько ином контексте – «сознательно православный роман», придав всему высказыванию негативную окраску. «Сказать о человеке – «святой» — значит вооружить читателя [...] к критике, к придирчивому разбору поступков, слов, ситуаций и т.д. Может быть, лучше не произносить этой квалификации, даже устами других героев романа?..».

Отзыв И.А. Ильина был крайне болезнен для И.С. Шмелева. Критик коснулся не отдельных стилистических приемов, которые писатель мог, по своему усмотрению, изменить или сохранить, а самого построения романа, при котором автор использовал главного героя для выражения собственной позиции. Именно на это указал И.С. Шмелев в ответе: «Это – вмешательство – персонажа в рассказ [...] автора… — вывихнулось как-то, само, с первой еще книги. Затруднило, но и… освободило меня от новых пут и капканов… [...] Вы метко определяете: ”пристальность рефлектора”, которым свечу читателю. [...] Я в этом романе не пугаюсь, почему-то, подписывать ”се лев, а не собака!”».

Предложенная Ильиным правка требовала от Шмелева ни много ни мало переписать весь роман, создав на его основе совсем иное произведение. Согласиться на это Шмелев не мог, даже при всем пиетете к Ильину. Он просто… отложил рукопись. И только в декабре 1946 г. принял решение. По собственному выражению, И.С. Шмелев «подсушивает» текст, убирая эмоции персонажей и утяжеляющие роман подробности. «Высушил – так и знал, что высушу! – «слезы умиления» (и не только, а много и четких, но загромождающих мелочей)…». К февралю 1947 г. И.С. Шмелев завершает правку, сократив вторую часть почти на 100 страниц. Исчезают не только подробности: автор «снимает» упоминание о Тургеневе, молитву-разговор Дари со св. Филиппом. Так возникает одна из последних редакций романа, наиболее близкая к опубликованной.

К сожалению, И.С. Шмелев не хранил рукописи своих произведений. Дошедшие до нас тексты сохранены другими людьми. Благодаря им читателям и исследователям стали доступны бесценные материалы, раскрывающие подлинный облик произведений русского писателя Ивана Шмелева.

В заключении отметим, что в настоящее время в рамках проекта РГНФ №07-04-00085а «Творческая история произведений И.С. Шмелева периода эмиграции» в Российском государственном архиве литературы и искусства ведется научная работа по выявлению и сверке редакций и вариантов романа И.С. Шмелева «Пути небесные».