Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

Документальное свидетельство о реакции русского общества на Тильзитский мир

Печать PDF

После окончания кровопролитной кампании 1807 года Александр I вынужден был заключить перемирие с Наполеоном I. Россия в это время оказалась в очень тяжелом положении. Военные неудачи в ходе Русско-прусско-французской войны 1806–1807 гг., приближение врага к самым границам государства, чего страна не знала со времени борьбы Петра I со шведским королем Карлом XII, до крайности обострили внутренние противоречия, порожденные реформаторской политикой молодого монарха и его друзей из числа членов «Негласного комитета» (князь А.А. Чарторыйский, граф П.А. Строганов, граф В.П. Кочубей и Н.Н. Новосильцев). Продолжение войны могло окончиться катастрофой. Поэтому Александр I согласился на подписание мирного договора с Наполеоном в прусском г. Тильзите (ныне Советск Калининградской области). Переговоры шли в обстановке секретности. Тревожные слухи, порожденные неизвестностью, вызывали ещё большее смятение в умах людей, потрясенных совершающимися на их глазах переменами. Ненависть к французам, страх перед всесокрушающим гением Наполеона (Бонапарта или Бонапартия, как его по привычке называли русские), причудливым образом сочетались с восхищением его удачливостью и военным гением.