Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ОБЗОР ДОКУМЕНТОВ ФОНДА ПЕТРОГРАДСКОГО АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА

Печать PDF


Н.В. КОЛЫШНИЦЫНА



THE REVIEW OF DOCUMENTS OF THE ARCHIVAL FUND «PETROGRAD ARCHAEOLOGICAL INSTITUTE»

Аннотация

Статья посвящена обзору документов первого в России высшего учебного заведения по подготовке специалистов в области архивоведения и археологии. Обзор составлен по документам Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга, и охватывает период с момента основания института в 1877 г. до преобразования в 1922 г. в археологическое отделение факультета общественных наук Петроградского университета.

The review is about the first high school in Russia, which prepared specialists for archived and archeological researches. The review is lased on documents keeping in Central State Historical Archive of S.-Petersburg and presenting the whole history of the institute from the foundation in 1877 till the transformation into the Archeological department of Social Science faculty of Petrograd University in 1922.

Ключевые слова

Археологический съезд, Археологический институт, Архивная реформа, Вольнослушатели, Губернская ученая архивная комиссия. Archaeological congress, Archaeological institute, Archival reform, Free student, Provincial learned archival committee.


Археологический институт был учрежден на основании высочайше утвержденного Положения от 23 июля 1877 г. как частное высшее учебное заведение для подготовки специалистов в области архивного дела. Предыстория создания и института такова. На рубеже 1860-1870-х гг. сенатор Н.В. Калачов, возглавлявший архив Министерства юстиции, вышел с предложением о создании Временной комиссии для подготовки в России реорганизации архивного дела. 3 февраля 1873 г. под его председательством была учреждена Временная комиссия об устройстве архивов. За четыре года работы эта Комиссия обследовала почти все архивы разных ведомств и пришла к неутешительным выводам. Для сохранения исторических документов требовалось в самом непродолжительном времени приступить к разбору документов в архивах, а также создать условия для их хранения. В этой связи Н.В. Калачов предлагал устроить в губерниях центральные исторические архивы, в которые из местных ведомственных архивов должны были поступать документы, не требовавшиеся для дальнейшего делопроизводства. Для организации этой работы Н.В. Калачов считал необходимым «неотложное создание двух учреждений, из которых одно должно было готовить специалистов, желающих посвятить себя архивной работе, а другое направлять разбор архивных документов, используя поддержку государственных властей».

В связи с нехваткой средств в Государственном казначействе было решено ограничиться открытием Археологического института. Торжественное открытие института состоялось 15 января 1878 г., и с 16 января начались занятия. Согласно «Положению», институт был открыт на частные средства (личные средства Н.В. Калачова и пожертвования) в виде опыта на 4 года. При этом институт не являлся учебным заведением в полном смысле этого слова, а призван был дать своим слушателям дополнительную подготовку по археологии и архивоведению. Туда принимались только лица, уже имеющие высшее образование (как гуманитарное, так и техническое). Среди слушателей можно было встретить выпускников университетов, духовных академий, высших военных и технических учебных заведений. Курс обучения длился 2 года. В числе основных предметов, изучаемых в институте, могут быть названы палеография, хронология, генеалогия, нумизматика, сфрагистика, геральдика, основы архивоведения и русские древности. Обучение было бесплатным.

В дальнейшем изменения в это «Положение» вносились в 1880, 1899 и 1912 гг.

Деятельность института быстро обратила на себя внимание, и в 1882 г. было принято решение о продлении срока его деятельности. Но, несмотря на это, частные пожертвования стали сокращаться, и Н.В. Калачов вынужден был обратиться в Министерство народного просвещения с ходатайством о предоставлении учебному заведению правительственной субсидии. С 1883 г. институту стала предоставляться ежегодная государственная субсидия в размере 6 тыс. руб., а с 1897 г. она стала постоянной и составила 18 тыс. руб. в год.

В 1888 г. великий князь Сергей Александрович принял институт под свое покровительство. С 1897 г. Археологический институт стал правительственным учебным заведением, состоящим в ведомстве Министерства народного просвещения. 30 апреля 1905 г. он получил статус императорского.

В институте преподавали выдающиеся ученые своего времени: Н.В. Калачов, Н.В. Покровский, С.Ф. Платонов, Н.П. Бауер, С.А. Жебелев, А.А. Спицын, Н.Ф. Финдейзен и многие другие.

Петроградский археологический институт руководил деятельностью губернских ученых архивных комиссий, возникших в 1884 г. по предложению Н.В. Калачова для сохранения, описания, разбора и исследования письменных памятников были учреждены губернские ученые архивные комиссии (закон от 13 апреля 1884 г.). Они должны были заниматься разбором и описанием дел провинциальных архивов, рассматривать описи дел, предназначенных к уничтожению, обследовать местные памятники старины. К 1903 г. существовало 22 комиссии: Тверская, Рязанская, Костромская, Ярославская, Нижегородская, Симбирская, Саратовская, Пермская, Оренбургская, Пензенская, Таврическая, Херсонская, Екатеринославская, Воронежская, Тамбовская, Курская, Бессарабская, Орловская, Черниговская, Калужская, Полтавская и Владимирская. На каждую комиссию приходилось от 2 до 16 губерний.

Институт должен был «доводить до сведения и правительства и всего общества то, что делалось в разных губерниях по части устройства архивов». С этой целью с 1878 г. стали выходить специальные издания, посвященные архивному делу: «Сборник археологического института», а затем - «Вестник археологии и истории». Они распространялись по всей стране и стимулировали самостоятельную деятельность провинциальных любителей старины, которые получили возможность сообщать туда все, что касалось местных древностей. Кроме того, в них публиковались теоретические материалы, нормативные документы и рекомендации по проведению археологических раскопок и организации архивного дела.

В 1922 г. Археологический институт был преобразован в Археологическое отделение факультета Общественных наук Петроградского университета.

Архивный фонд Петроградского археологического института (Ф. 119), хранящийся ныне в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга, содержит документы за весь период существования института (1877-1924 гг.). Основная часть материалов фонда поступила в архив в 1928 и 1930 гг. из Ленинградского областного архивного бюро. В 1941-1953 гг. остальные документы продолжали поступать из Областного государственного архива Октябрьской революции, Центрального государственного исторического архива СССР в Ленинграде и филиала Центрального государственного военно-исторического архива в Ленинграде.

Фонд насчитывает 721 ед. хр., объединенных в две описи. Опись №1 состоит из 649 дел за 1877-1924 гг., систематизированных в хронологическо-структурной последовательности. В описи №2 – 72 дела, из них первые 44 представляют собой рукописи из собрания Археологического института (недатированные выписки из Библии и философских трактатов на библейские темы). В делах №№ 48-71 отражена деятельность института в 1917 г. В 1972 г. часть материалов фонда (113 дел) была микрофильмирована. В 1973-1974 гг. фонд закаталогизирован.

Настоящий обзор построен по тематическому принципу. Структура его следующая: 1) группа документов об основании Петроградского археологического института, а также «Положение» об институте и его изменения, протоколы заседаний Совета, отчеты о деятельности Института, организация учебной деятельности; 2) переписка об организации практических занятий и экскурсий для слушателей института; 3) личные документы слушателей и сотрудников; 4) организация всероссийских и областных археологических съездов; 5) материалы об организации и деятельности губернских архивных комиссий, проекты архивной реформы в России.

Документы об основании Археологического института, Положения о нем, протоколы заседаний Совета института, отчеты о деятельности института и организация учебной деятельности. Из архивных материалов относящихся к истории основания Археологического института следует отметить черновую записку Н.В. Калачова министру народного просвещения Д.А. Толстому о необходимости открытия в С.-Петербурге Археологического института (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 6. Л. 1-4 об.), в которой в частности указывается, что назрела насущная потребность «подготовить для будущих занятий в архивах лиц, которые достаточно были бы знакомы с архивным делом Чтобы не обременять Государственного казначейства новым расходом даже и 15 тыс. рублей – пригласить к участию в основании этого заведения частных лиц и таким образом открыть институт на свой собственный счет и поместить его в моем собственном доме в 12 линии Васильевского острова № 19 ». Свои соображения относительно необходимости создания подобного учебного заведения Н.В. Калачов изложил в записке «Об открытии в С.-Петербурге Археологического института» (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 3-12 об.).

Самым значимым в этой группе является «Положение об Археологическом институте», утвержденное 23 июля 1877 г. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 11), где были определены цели и задачи нового учебного заведения, его структура, круг изучаемых предметов, сроки обучения, права и обязанности преподавателей и слушателей. Согласно этому «Положению», целью института объявлялась подготовка специалистов по русской старине для занятия мест в правительственных, общественных и частных архивах. Учебное заведение было для слушателей бесплатным. Окончившие курс получали аттестаты и могли пользоваться содействием института для получения мест в архивах. Основные предметы читались преподавателями высших учебных заведений или специалистами-практиками. Возглавлял институт директор, назначаемый министром народного просвещения. Хозяйственное управление находилось в ведении одного из почетных членов (им могло быть любое лицо, вносящее в кассу института ежегодно не менее 500 руб.). Дела, касающиеся педагогической части, рассматривались в Совете института.

В документах фонда сохранились также «Положения» 1880, 1897 и 1912 гг.

По «Положению» 1880 г. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 37) Археологический институт стал постоянно действующим учебным заведением. Остальные изменения коснулись определения действительных членов института и его сотрудников, а также хозяйственной части. Действительными членами института признавались лица, окончившие курс в институте и давшие согласие содействовать своими трудами целям института и предоставлять ему ежегодно свои исследования, научные работы или отчеты о них. Сотрудниками института могли становиться лица, не принадлежавшие к составу института, но оказывающие ему содействие представлением своих исследований и научных работ по археологии или смежным с ней дисциплинам. Хозяйственные дела переходили в ведение Правления института, состоящее под председательством директора.

Согласно «Положению» 1899 г. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 70) институт стал правительственным учебным заведением, состоящим в ведомстве Министерства народного просвещения. Была расширена программа преподавания в институте, в которую вошли: славяно-русская археография, славяно-русская палеография, архивоведение, первобытная и христианская археология, юридические древности, историческая география и этнография, нумизматика, дипломатика, польско-литовские древности, греческая и латинская палеография. Также, с разрешения министра народного просвещения, могли читаться лекции и по другим отраслям археологии и архивоведения. Директор и преподаватели института состояли на действительной учебной службе по ведомству Министерства народного просвещения. Тем не менее, пенсионных прав преподавателям института дано не было. Сохранилась переписка директора института Н.В. Покровского с министром финансов С.Ю. Витте о предоставлении служащим пенсионных прав, однако положительного разрешения этот вопрос не получил (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 70).

5 июля 1912 г. был принят закон об увеличении штатных средств Археологического института и вновь изменено «Положение» о нем (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 347). Согласно новой редакции «Положения», в число вольнослушателей теперь могли приниматься не только выпускники высших учебных заведений, но и лица, не получившие высшего образования.

Большой интерес представляет переписка по поводу проекта реформы института, предложенной весной 1917 г. слушателями в Совет профессоров (Ф. 119. Оп. 2. Ед. хр. 48). Этот проект предусматривал разделение всех слушателей института на три категории в зависимости от первоначальной подготовки и дальнейшей деятельности и, следовательно, предполагал разные уровни их обучения. Одновременно были предложены проект расширения программы института и три варианта учебного плана. Они предполагали реорганизацию института в обычное высшее учебное заведение с трехлетним курсом. При этом первый курс должен был стать вводным для всех и обязательным для всех слушателей, а со второго курса планировалось разделение на два факультета – археологический и археографический. Реформы эти частично были осуществлены к 1921 г. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 600).

К сожалению, не сохранились расписания лекций за ранние годы существования института, они имеются на 1886-1887, 1899-1900, 1902-1904, 1908-1917 гг. (Ф. 119. Оп.1. Ед. хр. 69, 575, 582, 588, 410; Ф. 119. Оп. 2. Ед. хр. 48), а также учебные планы на 1923-1924 гг., когда институт уже прекратил самостоятельное существование и стал археологическим отделением факультета общественных наук Петроградского университета (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 624). За 1901 г. имеются программы экзаменов по сфрагистике и дипломатике (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 87).

Среди документов фонда сохранилась переписка о предоставлении институту правительственных субсидий в 1882, 1883-1885 гг., о предоставлении ежегодной субсидии в 6000 руб с 1887 г. и ее увеличении до 18000 руб. с 1897 г. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 36).

В фонде имеются протоколы заседаний Совета и Правления института за 1878-1885 гг. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 11). Протоколы заседаний Совета содержат сведения об обязанностях слушателей, о приеме в число слушателей, об избрании почетных членов, о принесении в дар институту книг, о пополнении библиотеки и музея, о вознаграждении профессорам и преподавателям, об утверждении программ преподавания, о назначении стипендий, о выборе и назначении профессоров и преподавателей. В протоколах заседаний Правления отражено движение денежных сумм: поступление пожертвований, выплата стипендий слушателям и вознаграждения преподавателям, расходы на научные командировки и производство раскопок, на издания института и хозяйственные нужды. Имеются также инвентари движимого имущества.

Кроме того, к этой группе принадлежат отчеты о состоянии института, которые содержат поименные списки почетных и действительных членов, преподавателей, сотрудников и слушателей; сведения о деятельности института за отчетный период, о движении денежных сумм, статистические сведения по библиотеке и музею. Эти отчеты имеются за 1912-1913, 1915-1916, 1916 гг. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 385; Ф. 119. Оп. 2. Ед. хр. 48).

Среди документов фонда сохранились конспекты докладов вечерних бесед слушателей института за 1896-99 гг. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 567). Они возникли в 1878 г. по предложению Н.В. Калачова (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 15). Помимо чтения докладов на этих беседах практиковалось и разделение слушателей по группам для более глубокого изучения отдельных исторических дисциплин, таких как метрология, генеалогия, сфрагистика и т.п. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 11).

В фонде также имеются списки работ почетных членов Института за 1892 г. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 566а), сведения о научных заграничных командировках слушателей и преподавателей за 1897, 1908 и 1912 гг. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 77, 213, 228, 327) и научных командировках в разные губернии России (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 228, 327).

Сохранились материалы для издания в 1904 г. «Записок слушателей С.-Петербургского археологического института» - сборника лекций, основных событий и прочих вопросов, имеющих интерес для слушателей института (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 181).

В фонде имеется переписка о создании «Общества членов Императорского археологического института» за 1913-1914 гг., проект устава этого Общества, целью которого объявлялось объединение с научными интересами лиц, окончивших институт (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 376). Предполагалось издание трудов Общества, устройство собраний для обсуждения докладов, исследование различных документов и памятников, организация выставок, экскурсий и публичных чтений. Разрешения на создание Общества получено не было, но кружок членов Императорского археологического института создать разрешили. Также сохранились журналы заседаний этого кружка и отчеты о его деятельности, в которых указывались присутствующие на заседаниях, темы докладов, организационные вопросы, краткие конспекты докладов (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 362).

К этой группе документов также можно отнести материалы о деятельности библиотеки, «собрания образцовых принадлежностей архива» и музея древностей, действующих со дня открытия института (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 17). Библиотека и музей регулярно пополнялись. Среди документов фонда имеются сведения о поступлении в библиотеку книг, рисунков и карт за 1877-1885, 1886-1893, 1897-1917 гг. (Ф. 119. Оп. 1, Ед. хр. 5, 25, 60, 81, 113, 129, 175, 214, 229, 252, 279, 310, 334, 371, 389, 424) и о приобретении у граждан монет и предметов древностей в 1901, 1914, 1915-1916 гг. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 105, 106, 387, 425).

Также в фонде имеются поздравительные адреса и телеграммы от разных учебных заведений, обществ, организаций и частных лиц в связи с 25, 30, 35-летием института (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 117, 227, 377, 629-642).

Переписка об организации практических занятий и экскурсий для слушателей Института. Хорошо отражены в документах фонда практические занятия слушателей, которые включали в себя приведение в порядок архивов разных ведомств и частных лиц, участие в археологических раскопках, экскурсиях, организацию собственных выставок и краткосрочных курсов по археологии. Сотрудники и слушатели Археологического института принимали участие в разборе и описании документов Московского архива Главного штаба (Ф. 119. Оп.1. Ед. хр. 95), Шлиссельбургской крепости (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 208) и других ведомств (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 3, 46, 90, 109, 209, 233, 255, 285, 315). В связи с этим большой вопрос вызвала унификация составления карточек при описании дел. Во многих делах фонда встречается описание таких карточек, принятое как разными архивными комиссиями, так и разработанное Археологическим институтом (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 91, 95, 110).

В документах фонда отражена и переписка о приведении в порядок и сборе документов по истории отдельных родов (Ф. 119. Оп. 2. Ед. хр. 50).

Сохранилась переписка о посещении слушателями Института различных российских архивов, дворцов и музеев, в том числе архива Государственного Совета, архива департамента герольдии Правительствующего Сената, Военно-учетного архива Главного штаба, Московского отделения общего архива Главного штаба, Витебского архива, Публичной библиотеки, мозаичной мастерской Академии Художеств, Эрмитажа, Монетного двора, Большого Царскосельского и Павловского дворцов (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 19, 85, 200, 239, 315, 328, 456).

Кроме того, имеются отчеты и переписка об участии слушателей и преподавателей Института в археологических раскопках на территории России и экскурсиях в разные города, в том числе в Москву, Тверь, Рыбинск, Феодосию, Симферополь, Псков, Новгород, Тифлис, уездные города Петербургской губернии и т.п. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 12, 80, 204, 231, 283, 312, 331, 369, 388, 423).

Среди материалов фонда находится переписка об организации силами сотрудников и слушателей Института периодических выставок. Например, Русской художественно-археологической выставки (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 17) и Славяно-русской палеографической выставки (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 297). На последней экспонировались рукописи до XVIII в., старопечатные книги русских и южно-славянских типографий, снимки с рукописей, образцы нотных рукописей и сборников.

В 1912 г. силами преподавателей Археологического института были организованы семидневные археологические курсы в Новгороде (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 330).

Сохранились и некоторые рукописные работы слушателей Института по переводам Царских грамот и Родословиц с правилами транскрипции грамот (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 599, 600), а также по вопросам археологии (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 604, 618). Имеются рукописные работы: «Первый русский военный корабль на Черном море в 1699 г.» (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 605), «Ярославский Толгский монастырь» М.А. Трунова с иллюстрациями (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 602), «Коновод в земстве» А. Катенкампа (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 603).

Личные документы слушателей и преподавателей. Среди документов фонда имеется много дел с прошениями о зачислении в Институт в качестве слушателей и вольнослушателей (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 2, 31-34, 39-43, 55-56, 92-93, 97-102, 116, 119-120, 127, 138, 153-155, 172-173, 193-194, 196, 215-220, 293-295, 300-304, 413-415), а также о назначении директора, профессоров и преподавателей Института (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 7, 8, 134, 461), личные дела служащих в институте (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 479-533), списки почетных членов и адресные книги сотрудников Института (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 469-478). За 1917 г. имеются материалы для биографического словаря членов Петроградского археологического института (Ф. 119. Оп. 2. Ед. хр. 50). Кроме того, имеется несколько копий аттестатов разных лиц об окончании Института за разные годы (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 600).
Сохранились докладные записки Н.В. Покровского (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 83, 114, 327), его личная и официальная переписка за 1897-1912 гг. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 609, 610, 612), переписка Н.В. Покровского с Глазовым* за 1896-1903 гг. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 611).

Личных дел преподавателей Института сохранилось мало, среди них имеются личные дела Н.И. Веселовского (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 482), Н.В. Калачова (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 491), С.Ф. Платонова (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 505), Н.В. Покровского (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 507). Кроме того, имеются докладные записки А.С. Лаппо-Данилевского и Н.К. Рериха о читаемых ими курсах по археологии восточно-европейской равнины и художественной технике в археологии с программами этих курсов (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 495, 511), а также переписка о чтении А.А. Спицыным курса исторической географии (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 519), о приглашении Б.В. Фармаковского для чтения лекций по классической археологии (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 410).

За 1892 и 1915 гг. сохранилась переписка о приеме в почетные члены Института великих князей Георгия Михайловича и Николая Николаевича (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 484, 502), о принятии Института под покровительство великого князя Сергея Александровича (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 47, 516) и великого князя Петра Николаевича (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 504).

Всероссийские и областные археологические съезды. Среди документов архивного фонда имеются сведения о проведении в разных городах России областных археологических съездов. Они собирались в основном в Ярославле, Твери, Владимире и Костроме. Цель этих съездов – исследование старины в пределах своих областей. Это способствовало оживлению «умственной жизни провинциальных городов», возбуждению интереса к местной старине. По большей части они включают в себя примерный состав участников, тему съезда, ее обоснование и программу (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 110, 254). Всероссийские археологические съезды стали проводиться по инициативе А.С. Уварова еще с 1869 г. в основном в Казани, Москве, Киеве и Чернигове. Среди документов фонда сохранились правила проведения таких съездов, утвержденные Министерством внутренних дел 20 мая 1906 г. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 110). Также среди документов фонда имеются прошения преподавателей и слушателей Института об участии в этих археологических съездах (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 21, 132).

Материалы о деятельности губернских архивных комиссий, проекты архивной реформы в России. Указанная группа документов включает в себя переписку о создании архивных комиссий, программы и отчеты об их деятельности, переписку архивных комиссий с губернскими органами власти и с Императорской археологической комиссией. Кроме того, в фонде имеются рецензии на книгу Д.Я. Самоквасова «Архивное дело в России», ходатайство Н.В. Покровского о пересмотре «Положения» об архивных комиссиях и проекты нового Положения, записки И.Е. Андреевского и А.Н. Труворова с проектами архивной реформы.

Среди документов фонда имеются сведения о создании при непосредственном участии Археологического института Холмогорской губернской ученой архивной комиссии (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 114) и Малороссийского архива (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 45).

В фонде имеются отчеты о деятельности губернских ученых архивных комиссий за разные годы (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 45, 144, 115, 549), которые включали в себя: характеристику помещений, предназначенных под исторические архивы, состав архивных документов, их разбор и составление реестров, издание архивных материалов. Большой интерес представляет переписка директора Института с Археографической комиссией главноначальствующего гражданской частью на Кавказе, которая была создана в 1864 г. для издания 10-томного собрания «Актов по управлению краем» (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 46).

Переписка Археологического института с губернскими учеными архивными комиссиями (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 549-564, 566, 569-571, 573-574, 576-577, 580-581, 587, 589-597) затрагивает довольно значительный круг вопросов, в том числе программы областных археологических съездов, списки опубликованных трудов, сведения о приеме документов на хранение, прошения об оказании материальной помощи, ходатайства о предоставлении консультаций и изданий Института и т.п.

Программы деятельности комиссий составлялись ежегодно. Они предусматривали разбор документов, подготовку печатных работ, организацию областных съездов и т.п. (Ф. 119. Оп.1. Ед. хр. 115).

Переписка губернских ученых архивных комиссий с губернскими органами власти касалась в основном вопросов предоставления документов на рассмотрение архивных комиссий. Так, в 1892 г. Министерство финансов издало циркулярное распоряжение, согласно которому Казенные палаты всех губерний были обязаны описи дел, предназначенных к уничтожению, отсылать на предварительное рассмотрение в ближайшую ученую архивную комиссию и о времени отсылки уведомлять Археологический институт (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 91). Однако большинство ведомств ответило, что у них отсутствуют документы, подлежащие уничтожению; часть сообщила, что среди таких документов нет интересных в научно-историческом отношении; некоторые отказали в доставлении старых дел, сославшись на отсутствие средств (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 115).

Кроме того, далеко не во всех губерниях России были созданы ученые архивные комиссии, поэтому встал вопрос: куда направлять для рассмотрения дела тех учреждений и организаций, где таких комиссий не было. Эта проблема стала причиной активной переписки Археологического института с губернскими архивными комиссиями (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 91, 110). В документах архива имеется список Управлений государственными имуществами разных губерний с указанием архивных комиссий, в которые должны направляться архивные описи и дела (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 46).

В фонде имеются разработанные губернскими учеными архивными комиссиями специальные правила по созданию губернских архивов, хранению и описанию дел в них (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 600). В этих правилах четко определялось, каким должно быть помещение под архив, как должны выглядеть стеллажи и как размещать на них дела, указаны требования по нумерации дел и их описанию; даны рекомендации по составлению именного, тематического и географического каталогов.

Все губернские архивные комиссии, помимо Археологического института предоставляли свои отчеты в Императорскую археологическую комиссию, которая единственная имела право на выдачу разрешений на раскопки и ведала в целом охраной памятников старины в стране. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 51, 82, 210, 281, 313, 333). Имеются также документы, свидетельствующие о передаче Императорской археологической комиссией институту разного рода коллекций древностей для пополнения институтского музея, и выдаче открытых листов на раскопки, проводимые сотрудниками Института и членами губернских ученых архивных комиссий и т.п. (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 51).

В тесной связи с документами архивных комиссий нужно рассматривать и материалы, связанные с проектами архивной реформы в России. В фонде находятся ходатайства VIII археологического съезда 1890 г. о выработке нового Положения об устройстве и управлении архивами и соответствующей реформе Археологического института (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 48), оставшиеся без ответа.

Значительный пласт документов связан с обсуждением книги Д.Я. Самоквасова «Архивное дело в России» (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 133). В ней большое место уделялось критике современной организации архивного дела, которая приводила к «повальному уничтожению и разрушению исторически слагавшихся архивных фондов, гибели большинства архивов из-за непонимания большинством чиновников всей ценности порученного им рукописного материала». Помимо этого, Д.Я. Самоквасов предложил и свой проект архивной реформы, который включал в себя следующие положения. Во-первых, учредить центральный орган архивного управления в России, который должен был объединить управление государственными архивами разных ведомств и подчинить их общим правилам хранения и публичного использования. Во-вторых, сосредоточить в одном центральном публичном государственном архиве делопроизводство по 1825 г. упраздненных и действующих высших и центральных государственных учреждений, за исключением уже обладающих благоустроенными центральными архивами, открытыми для публичного использования. В-третьих, делопроизводство местных правительственных учреждений по 1775 г. сосредоточить в 12 центральных публичных областных государственных архивах древних актов, а делопроизводство губернских и уездных правительственных учреждений 25-летней давности сосредоточить в губернских центральных публичных государственных архивах (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 91).

В сохранившихся записках И.Е. Андреевского (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 48) и А.Н. Труворова (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 141) этот проект был подвергнут критике. В частности, ими указывалось, что проект Д.Я. Самоквасова предполагал довольно значительные материальные затраты и был рассчитан на очень продолжительное время, в течение которого в большинстве губерний продолжалось бы прежнее архивное неустройство. Результатом этого обсуждения стало ходатайство в 1903 г. Областного археологического съезда в Твери перед министром внутренних дел об изменении существовавшего временного Положения об архивных комиссиях, которое поддержал Н.В. Покровский (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 141). Главным изменением должна была стать законодательно закрепленная правительственная поддержка архивных комиссий. В частности предполагалось, что архивные комиссии должны были учреждаться в ведомстве министерства внутренних дел для сосредоточения и постоянного хранения архивных дел и документов, не требующих текущего делопроизводства, и для «охранения» памятников местной старины. Непременным попечителем архивной комиссии должен являться губернатор. Губернские ученые архивные комиссии, как правительственные учреждения, имели бы право доступа в правительственные архивы и могли командировать туда своих членов для занятий. Большинство комиссий могло иметь свои печатные органы. Средства их должны были составляться из правительственных субсидий, в размере не свыше 2 000 руб., пособий от земств, членских взносов и частных пожертвований.

К сожалению, реформа эта до 1917 г. так и не была проведена. Единственное, чего удалось добиться – это передачи в 1905 г. полномочий по охране, изучению и реставрации местных памятников старины губернским ученым архивным комиссиям (Ф. 119. Оп. 1. Ед. хр. 110).

В заключение следует отметить, что документы, относящиеся к деятельности Императорского археологического института, имеются также в Центральном государственном архиве С.-Петербурга и в С.-Петербургском филиале архива РАН.

Колышницына Наталья Валерьевна
Kolyshnisyna Natalya Valerievna
кандидат исторических наук, научный сотрудник Центрального государственного исторического архива С.-Петербурга
E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Тел.? 8-812- 495-20-29



Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.