Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН РЕКОНСТРУКЦИИ МОСКВЫ 1935 ГОДА: ИСТОЧНИКОВЕДЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Печать PDF










История Москвы охватывает более восьми веков и на каждом этапе общественной эволюции она обладала определенными социоэкономическими и социокультурными особенностями. Каждое поколение дополняло, обогащало, вносило новые штрихи в развитие столицы. В годы первых пятилеток в развернувшейся программе социалистического преобразования страны особую роль играли разработка и реализация Генерального плана (Генплана) реконструкции Москвы 1935 г.

Идея реконструкции Москвы была выдвинута вскоре после переезда 11 марта 1918 г. советского правительства в Москву из Петрограда. Несмотря на чрезвычайно тяжелое положение страны, перед архитекторами была поставлена задача подготовки проекта реконструкции столицы с учетом опыта перепланировки ряда западноевропейских городов.



В апреле 1918 г. создается Архитектурно-художественная мастерская при Строительном отделе Московского совета РК и КД под руководством И.В. Жолтовского, который предложил проект реконструкции столицы по мюнхенской планировке 1920 г. Но задуманное не удалось осуществить из-за Гражданской войны.

Концепции, заложенные уже в этот первый эскизный проект, определяли основное направление работ по созданию последующих планов реконструкции Москвы в 1920-х гг. При этом проектирование велось одновременно в двух направлениях. За основу планов принималась радиально-кольцевая система, исторически сложившаяся с начала образования города. Первым к работе приступил коллектив архитекторов во главе с А.В. Щусевым, который разрабатывал проект «Новой Москвы» в пределах существовавшей территории города. Инженер С.С. Шестаков предлагал эскиз «Большой Москвы» с включением пригородной зоны. Однако все представленные планы были лишены достаточного экономического обоснования и четкой архитектурной идеи.



Новым этапом в развитии социалистической столицы становится 1931 г., на июньском пленуме ЦК ВКП (б) руководством страны были поставлены гигантские задачи по городскому строительству. Разработка плана реконструкции Москвы продолжалась почти четыре года под руководством архитекторов В.Н. Семенова и С.Е. Чернышева.

Несмотря на обширность имеющейся литературы по данной тематике, обращает на себя внимание отсутствие специальных исследований, посвященных истории создания Генплана, взаимоотношению советского и городского правительства к ведущим архитекторам страны, разработчикам основного плана, не затрагивались проблемы его реализации. Идеологическая подоплека, остро проявлявшаяся в работах советского периода, предопределяла стереотипы и схематизм в освещении исследуемых явлений. Отмеченные недостатки историографии детально анализировались в трудах, вышедших в свет на рубеже 1980-2000-х гг. Однако комплексного изучения данных вопросов практически не осуществлялось, по всей вероятности, трудности изучения проблем раннего советского градостроительства возникали, в частности, из-за недостаточного количества документальных материалов, имеющихся в распоряжении исследователей, что и обусловило выбор данной темы исследования. Но со временем ситуация изменилась, открытие архивных фондов предоставили возможность более полно проанализировать период подготовки.



Отметим, что характеристика создания и реализации Генплана Москвы 1935 г. нашла свое отражение в документах высших органов партии и советского правительства СССР 1930-х гг., в основе которых лежала законодательная и практическая деятельность государства и других массовых организаций. В партийных документах сосредоточены все принципиальные вопросы развития народного хозяйства, идеологии, культуры, социальных процессов в стране, поэтому ни один вопрос не только из истории страны, но и Москвы советского периода нельзя понять и изучить без их анализа. Директивные решения ЦК ВКП (б) и СНК СССР по вопросам архитектуры и строительства определяли основные этапы и направления развития советской столицы.

Основополагающим документом для рассмотрения темы явилось постановление «О генеральном плане реконструкции города Москвы» от 10 мая 1935 г. Однако недостаточно использовать только этот документ. В основу закона о Генеральном плане Москвы были положены решения июньского (1931 г.) пленума ЦК ВКП (б), сформулированные в резолюции пленума от 15 июня 1931 г. «О Московском городском хозяйстве и о развитии городского хозяйства СССР».



В этом документе нашли отражение главные принципы перестройки столицы и дальнейшего развития социалистического градостроительства в целом, в котором указывалось на необходимость использовать в строительстве лучшие образцы классической архитектуры, сочетая их с новыми достижениями архитектурной мысли и опытом городского строительства. План обязывал «строить и создавать высококачественные сооружения для трудящихся, чтобы строительство столицы СССР и ее архитектурное оформление полностью отражали величие и красоту социалистической эпохи». Исходя из этого, ЦК ВКП (б) и СНК СССР постановили «утвердить следующий генеральный план реконструкции г. Москвы на 10 лет и на ближайшие 3 года», реализация которого должна была обеспечить планомерное, экономически целесообразное и комплексное развитие Москвы, благоустройство города и радикальное улучшение бытовых и культурных условий жизни населения города.

Первые месяцы после утверждения постановления ЦК ВКП (б) и СНК СССР «О генеральном плане реконструкции города Москвы» от 10 мая 1935 г. показали, что трудовые и материальные ресурсы не соответствовали реализации «гигантского размаха московского строительства». Отсутствие строительных механизмов и машин, постоянных кадров рабочих, инженеров, руководителей-хозяйственников приводило к невыполнению установленных планов и увеличению затрат на строительство. Основные вопросы по решению проблем строительства были закреплены в постановлении ЦК ВКП (б) и СНК СССР «Об улучшении строительного дела и об удешевлении строительства» от 11 февраля 1936 г.



Одной из важнейших задач в реконструкции столицы являлось жилищное строительство. Новый курс на постройку благоустроенных, высококачественных жилищ, с одновременным развитием сети общественных культурно-бытовых учреждений был взят в 1934 г. и закреплялся в постановлениях СНК СССР «Об улучшении жилищного строительства» от 23 апреля 1934 г., дальнейшее продолжение этого курса было отражено в постановлении СНК СССР «О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства в городах» от 17 октября 1937 г.



Нельзя не отметить, что государство диктатуры пролетариата динамично трансформировалось в государство диктатуры партии большевиков, а с 1920-х гг. – диктатуры аппарата партии, который не только единолично решал идеологические и политические проблемы, но и выполнял функции госаппарата. Сращивание партийно-государственных структур, в свою очередь, превратило партию из политической организации единомышленников в бюрократическую государственную структуру со строгой иерархией. Аппарату партии га всех уровнях подчинялись профессиональные, общественные и творческие организации. Перестройка системы управления архитектурой, утверждению новых принципов ее функционирования, а также политико-воспитательная работа партийных органов по объединению различных архитектурных группировок, которые сложились в 1920-е гг., отражены в постановлении ЦК ВКП (б) «О перестройке литературно-художественных организаций» от 23 апреля 1932 г.



В 1931 г. Москва была выделена в самостоятельную административно-хозяйственную единицу. Были созданы Моссовет и Московский городской комитет партии, подчинявшиеся непосредственно ЦК ВКП (б), поэтому особую ценность для выяснения механизмов управления, руководства и контроля в деле реконструкции столицы представляют документы Московских городских конференций ВКП (б), постановлений и инструкций МГК ВКП (б) по вопросам строительства Москвы. В них определялись важнейшие задачи и темпы реконструкции столицы, которые координировали и направляли повседневную деятельность проектных и строительных организаций, указывая на имеющиеся недостатки. Анализ архивных документов показывает непосредственную зависимость местных органов от решений Центрального комитета ВКП (б) и Совета народных комиссаров СССР.



Кстати, советская эпоха породила новый вид документов – материалы планирования развития народного хозяйства. Планы являлись многоаспектными документами, отражавшими не только историю становления теории и практики планирования, но содержавшие широкий спектр информации об экономической политике государства. Ряд документов, хранящихся в Центральном государственном архиве Московской области, не привлекал внимания исследователей, между тем планы развития Московского коммунального хозяйства и планы перепланировки столицы в первые годы революции, Генплан реконструкции города Москвы 1935 г. были опубликованы в сборнике «Генеральный план реконструкции Москвы. Постановление и материалы». В тот период он являлся показателем повседней жизни не только государства, но и жителей города. Выполнить план любой ценой было девизом общества и главным смыслом жизни советского человека. Поэтому документы планирования являются важнейшими источниками, отражающими одну из существенных сторон жизнедеятельности столицы.

Еще одну группу источников составили статистические материалы, которые дают возможность проследить результаты планировки Москвы, находившиеся в полной зависимости от некоторых важных факторов, прежде всего от увеличения города как в территориальном, так и в количественном соотношении. Их можно проследить по сборникам документов, составители которых ставили перед собой задачу дать общую картину «успехов реконструкции в Москве», охватить все основные процессы преобразований в столице. Можно назвать статистические сборники: «Москва и Московская губерния. Статистико-экономический справочник. 1923/1924-1927/1928» (1929 г.), «Материалы о хозяйстве Москвы в итоге первой пятилетки» (1934 г.), «Москва в цифрах» (1940 г.), «Москва в цифрах. 1917-1967 гг. За годы советской власти. Статистический сборник» (1967 г.), «Москва в цифрах. 1917-1977 гг. Статистический сборник» (1977 г.). Между статистическими сборниками много общего, но следует отметить, что по степени насыщенности информацией они имеют значительные различия. Во-первых, они изданы в разные годы, поэтому доводят состояние городского хозяйства в цифровом выражении до определенных дат. Во-вторых, почти каждый из них обладает новыми сведениями, которые отсутствуют в других. При этом анализ документов, содержащих статистические сведения, представляет определенную сложность. В первую очередь – расхождение показателей в характеристике одного и того же явления. Но разночтения нередко являются мнимыми. Дело в том, что статистический учет в 1920-1930-х гг. осуществляли разные учреждения: статистика была государственной, ведомственной, кооперативной и различалась по назначению, объектам учета, методике получения и обработке данных. И еще одно обстоятельство: разный временной срез даже в источниках одного происхождения, рождает еще одно расхождение: в одних случаях исследователь ориентируется на начало, в других – на середину, в третьих – на завершение изучаемого года. Например, население города в 1939 г. по одному справочнику составляло 4 609,2 тыс. человек, а по другому – 4 542 тыс. человек.

Публикуемые данные в основном характеризовали развитие городской инфраструктуры, условий жизни населения г. Москвы. Особое внимание уделено данным о городском бюджете и финансовом положении некоторых отраслей городского хозяйства.



Нормы и правила в области жилищного строительства составили особый вид источников работы. Строящиеся и существующие жилые дома должны были отвечать определенным требованиям. Следовало понять, каким должно стать жилище для рабочего и с гигиенической, и с социальной точки зрения, поэтому ведущими архитекторами страны и врачами были разработаны нормы, регулирующие строительство. По-видимому, первыми советскими общегосударственными нормами и правилами в области жилищного строительства стало «Обязательное постановление Народного Комиссариата Труда по устройству вновь сооружаемых и вспомогательным к ним учреждений для рабочих и служащих промышленных предприятий». Постановление касалось планировки и застройки отдельных участков, определяло размеры и состав помещений квартир и рабочих общежитий.

С каждым годом предъявлялись новые требования к строительству жилых домов и сооружений, поэтому менялись «Правила и нормы». Здесь следует отметить следующие: «Временные строительные правила и нормы постройки жилых домов» (1926 г.), «Правила и нормы застройки населенных мест проектирования и возведения зданий и сооружений» (1930 г.). Однако надо отметить, что эти требования не всегда выполнялись при планировке и застройке города, создавая новые проблемы в жизни многомиллионного города.

Важнейшие свидетельства истории города – его карты. Информация, содержащаяся в картографических исследованиях, позволяет наглядно представить территориальный рост, характеристику жилой и промышленной застройки, появление новых видов транспорта, фиксирует изменения внутригородского районирования и географических названий объектов города. По картам четко прослеживаются этапы преобразования города по проектным планам: «Новая Москва», который был разработан мастерской Моссовета под руководством А.В. Щусева в 1922 г.; «Большая Москва» (1926 г.), создателем которого выступил С.С. Шестаков. Постановлением ВКП (б) и СНК СССР от 10 июня 1935 г. был утвержден Генеральный план реконструкции Москвы, который предусматривал радикальные изменения в сложившейся застройке и обводнения столицы. В связи с широкой его пропагандой было издано несколько карт Москвы, в том числе прогнозных. Одновременно в этой серии впервые появляется «гибкий термин» - «схема», а не карта, например, «Схема основных магистралей, обводнения и озеленения города Москвы».

Законодательный источник с нормативным содержанием не дает возможности проследить выполнение задач реконструкции города, поэтому важнейшим источником по данной теме в 1920-1930-х гг. послужили материалы периодической печати, в частности, журналов «Строительство Москвы» и «Архитектура СССР», освещавшие вопросы теории архитектуры и планировки города, практику и конкретные достижения в этих областях. Именно пресса чрезвычайно чутко реагировала на происходящие в градостроительстве процессы. В ней публиковались статьи, очерки, репортажи лучших строителей Москвы – архитекторов, инженеров, художников. Значительный интерес представляют статьи по проблемам реализации Генерального плана реконструкции города Москвы, авторами которых явились архитекторы Н.А. Былинкин, А.И. Булушев, В.А. Дедюхин, А.В. Щусев,инженеры Е.И. Малеев, А.И. Пряхин, В.И. Поляков, А. Пеклер, К. Берюшев и другие.

Отмечая ценность периодической печати для данного исследования, нужно отметить, что нередко на страницах журналов публиковалась интересная, но не всегда тщательно проверенная информация. Поэтому факты, полученные из журнальных материалов, требуют критического отношения. Однако многие статьи этого периода подтверждаются архивными материалами, например, в архивном фонде Л.М. Кагановича находятся докладная записка о нарушениях выполнения Постановления ЦК ВКП (б) и СНК СССР «О Генеральном плане реконструкции Москвы» А.И. Булушева, тезисы о новом этапе советской архитектуры А.В. Щусева.

Несомненную ценность для выяснения малоизвестных страниц создания Генерального плана реконструкции Москвы 1935 г. составили материалы из личного фонда Л.М. Кагановича Российского государственного архива социально-политической истории. Фонд насчитывает 1127 единиц хранения, однако для изучения данной темы оказались востребованы всего 20 единиц хранения, в которых сосредоточены документы партийной и государственной деятельности Л.М. Кагановича 1931-1935 гг. Основная часть извлеченных материалов фонда – протоколы заседания комиссий Политбюро ЦК ВКП (б), постановления и решения МГК и Бюро МК ВКП (б), стенограммы выступлений, тезисы докладов, докладные записки, письма на имя Л.М. Кагановича, который в этот период занимал должность первого секретаря Московского городского комитета ВКП (б) и непосредственно руководил работой по составлению Генплана и архитектурного оформления столицы.

Протокольная документация заседаний Политбюро ЦК ВКП (б) 1930-1939 гг. (Ф. 17. Оп. 3.) содержит сведения о принятых решениях по строительству в Москве, например, Академии наук СССР (Д. 970), о строительстве Дворца Советов (Д. 971), о строительстве в Москве Северного городского канала (д.978), о строительстве Моссоветом стандартных деревянных домов для переселения жильцов с перестраиваемых улиц и площадей города (Д. 980), о строительстве кинотеатров (Д. 972), о финансировании подготовительных работ к строительству 1936 г. в Москве (Д. 971), в связи с одобрением разработанного Генерального плана реконструкции Москвы (Д. 967) и др.

Самая разнообразная информация имеется в организационно-распорядительной документации, составляющей стенограммы выступлений Л.М. Кагановича на пленумах ЦК ВКП (б) «О Московском городском хозяйстве и о развитии городского хозяйства СССР», «За социалистическую реконструкцию Москвы и городов СССР», «По вопросам Генерального плана реконструкции Москвы». Протоколы заседаний комиссии Политбюро ЦК ВКП (б) по выработке проектов постановлений «Об улучшении и развитии Московского городского хозяйства», «О правилах и порядке застройки г. Москвы».

Текущая переписка в фонде Л.М. Кагановича раскрывает малоизвестные аспекты в деле перепланировки города, так как этот вопрос переставал быть чисто градостроительным и перерастал в вопрос политический. Двойственность и противоречивость, чрезмерная идеологизация подходов к проблемам реконструкции Москвы со стороны руководства города, небрежное отношение к сохранению ее архитектурного богатства вызывало недовольство среди зодчих, которые, как могли, сопротивлялись этому разрушению, хотя и пассивно, их выступления носили случайный и неоднозначный характер.

Реконструкция Москвы, начиная с первых послереволюционных лет, неразрывно связана не только с жизнью этого города, но и судьбами людей, которые стояли у истоков перепланировки столицы. На долгие годы имя С.С. Шестакова, создателя плана «Большой Москвы», было практически вычеркнуто из истории Москвы, только небольшие заметки можно встретить на страницах отечественной литературы по истории градостроительства и то в основном в уничижительной форме. Какая-либо информация о его жизни и деятельности отсутствует в и справочной литературе. Восстановить доброе имя архитектора помогли закрытые архивные материалы Федеральной службы безопасности.

Таким образом, при исследовании избранной темы имеются разные группы исторических источников. Каждая из этих групп имеет свою специфику, свой угол отражения исторической реальности, вместе с тем они взаимно дополняют друг друга. Содержащийся в них фактический и статистический материал позволяет проанализировать целостно интересующие нас проблемы.

Аннотация

В статье представлен обзор источникового комплекса исследований истории создания и реализации Генерального плана реконструкции Москвы 1935 г., проанализированы законодательные акты, материалы планирования развития столицы, нормы и правила в области жилищного строительства, периодическая печать и статистические материалы, организационно-производственные документы, использование которых позволило открыть малоизвестные страницы истории перепланировки города.

Ключевые слова

Строительство, Москва, реконструкция, архитектура, благоустройство, источниковый комплекс. Сonstruction work, Moscow, redevelopment, architecture, beautification, complex of sources.


Антонова Оксана Евгеньевна

Ведущий инженер центра информационных технологий ИАИ РГГУ, соискатель РГГУ.

625 50 19 – рабочий телефон

89161521583 – моб. телефон

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Antonova Oksana. The Masterplan of Moscow's redevelopment of 1935. The problem of source studying
An engineer, Center of information technology RGGU

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript






Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.