Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ПИСЬМА И ЖАЛОБЫ В ОРГАНЫ ВЛАСТИ КАК ИСТОЧНИК ИЗУЧЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ПОВСЕДНЕВНОСТИ

Печать PDF



Изучение советской повседневности является на сегодняшний день достаточно популярным направлением гуманитарных исследований, при сохранении внутри профессионального сообщества существенной дифференциации в понимании природы и сущности предмета изысканий. Существует много «повседневностей», в рамках которых изучаются материальная культура, питание, жилье, одежда, а также повседневное поведение и переживания людей. Несколько нивелирует различия в подходах к предмету тот факт, что изучение бытового уклада также косвенно направлено на выявление и реконструкцию им обусловленных стереотипов мышления, мотиваций, поведенческих моделей. Именно анализ рутинных форм сознания и деятельностных стратегий видится одним из возможных и наиболее перспективным направлением в исследовании повседневности, позволяя обозначить систему координат идеал – мотивация - действие, являющуюся ключевой характеристикой в изучении и объяснении социальной истории.



Обращение к данной теме актуализирует проблему источников. По справедливому замечанию Н.Л. Пушкаревой, в изучении повседневности XX в. существует возможность расширения источниковой базы за счет интервью с еще живущими информантами. Но на практике данный метод не всегда доступен и достаточен, что выдвигает на первых план анализ письменных источников. Среди них преимущественное внимание исследователей привлекают документы, фиксирующие по возможности неотредактированные вербальные практики, реконструирующие ценностно-мотивационное пространство человека, повседневную логику жизнедеятельностных стратегий. В ряду таких эго-документов биографии, дневники, письма, мемуары.



Достаточно информативным источником являются письма и жалобы в органы власти. Они представляют интерес как сообщение о событии, субъективное, более или менее точное отражение реальности. Но внимание исследователя повседневности сосредотачивается не столько на том, что произошло, а на том, как повествует о событии агент, как через текст он воспроизводит культурных схемы и поведенческие модели, как раскрываются посредством рассказа его представления об идеальном и желаемом, нужном и должном, нарушениях и правилах, субъективные суждения о плохих и хороших поступках в различных оценочных системах: по правде, по закону, по-советски, по-людски. Анализ писем к власти раскрывает широкие исследовательские возможности, позволяя отслеживать идентификационное конструирование. Через стилистику, форму и языковой репертуар документов высвечиваются способы демонстрации личной идентичности, позволяющие выявить усвоение и принятие агентом социальных ролей, представлений о себе, государстве, проживаемом времени, а также сопряжение личного и коллективного в мотивациях и поступках.



Безусловно, каждый такой документ, неповторим и работа исследователя при изучении писем-жалоб сопряжена с проблемой идиографии, позволяя вскрыть индивидуальное. Но в отличие от мемуаров и дневниковых записей жалоба дает достаточно скудную информацию о самом пишущем, весьма условно обозначая его в координатах пола и возраста. Человек не пытается утвердиться в своем отличии и максимально полно раскрыть индивидуальность, зачастую стремясь к анонимности. Объем и содержание повествования жалобы ограничены и полностью подчинены одной цели – сообщить властям «о безобразиях» и «нарушениях» с просьбой «обратить внимание», «разобраться» и «призвать к порядку». Согласно А. Шуцу, такое усиление анонимности, влекущее за собой уменьшение уникальной индивидуальности описываемого лица, актуализирует проблему типизации. Поэтому работа с жалобами в русле изучения повседневности направлена скорее на выявление типизирующих мотиваций и поведенческих конструктов, чем на культивацию уникального, требуя обработки значительного массива источников, каждый из которых привносит отдельный штрих в реконструкцию характерной для заданного времени и пространства мотивационно-поведенческой модели.



Анализ текстов писем и жалоб позволяет реконструировать не только типичные поведенческие модели, но и дает возможность «услышать» язык определенных категорий населения, т.к. важнейшей средой, в которой формируются культурные общности, является языковая среда. В языке отражена историческая память населения, сохраняющая и генерирующая его особую картину мира. Анализ вербальных практик различных исторических периодов позволяет, с одной стороны, увидеть константы языковой письменной культуры, а с другой – понять, как изменялись на разных исторических этапах способы передачи информации через стилистику текстов, используемые понятия, уровень грамотности пишущего. Также тексты писем, как правило, содержат характерные идеологемы и идиомы, маркирующие социальное пространство и отражающие уровень политизации населения.



Стилистика текстов писем граждан не всегда соответствует литературному языку в понимании современного «культурного» читателя, а порой содержит массу грубых стилистических и орфографических нарушений, поэтому одной из актуальных источниковедческих проблем при работе с письмами населения является проблема их современной редакции. Вопрос правомерности применения «исправительных» редакторских операций по отношению к «наивным текстам» уже поднимался в отечественной историографии. В частности, Н.Н. Козлова и И.И. Сандомирская отмечали необходимость их минимизации, с целью сохранения аутентичности подобных текстов, являющихся образцами народной прозы и требующих к себе бережного отношения как к артефактам. На наш взгляд, при публикации текстов писем-жалоб необходимо по возможности максимально сохранять оригинальную редакцию, не корректируя идентичность авторов в соответствии с требованиями «большой» литературы. Допущенные нарушения литературного языка интересны постольку, поскольку они, сохраняя устность, метафоричность и народность речи, обладают информационным потенциалом для расшифровки культурных кодов и реконструкции образно-схематических структур советского социального пространства.



Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что нередко в письмах граждан «оригинальные» орфография и пунктуация затрудняют прочтение текстов. Можно привести в качестве примера выдержку из жалобы жителя Белоярского района Свердловской области Баранова А.Ф., написанной в 1947 году в Министерство по делам колхозов: «… вот давайте будем так говорить о чесности председателя колхоза в 1941 году 200 гектар запало снегом это его чесность когда председатель колхоза растранжиривает колхозно кооперативную собственность а именно какую были у нас хорошие конючны кирпичные продал была мельница продал досталас часовня колхозу она тоже из кирпича тоже продал нам ничего ненадо а хватились кирпичу и нет это что чесно нет конечно …». Очевидно, что если публиковать данный документ не редактируя, текст плохо декодируется, его приходится с трудом расшифровывать, нарушается логика и коммуникативный план произведения как высказывания именно письменной речи, поэтому, определенное редакторское «вмешательство» необходимо.



Одной из обязательных редакторских операций, на наш взгляд, является расстановка знаков препинания, почти полностью отсутствующих в данном тексте. Расстановка пунктуации, в данном случае, сродни озвучанию довольно эмоционального текста, являющегося не просто монотонным повествованием, а содержащего вопросительные и восклицательные интонации. Но редакционное вмешательство не должно приводить к изменению и «окультуриванию» текста, поэтому, добавленные пунктуационные знаки должны выделяться в тексте, например, сопровождаясь нижним подчеркиванием (, . – !), а орфографические правки выделяться курсивом. Это не приводит к переформатированию текста и не сращивает оригинал с редакцией. В случае такой умеренной и бережной правки приводимая выше выдержка из письма будет выглядеть следующим образом: « … Вот, давайте, будем так говорить о честности председателя колхоза: в 1941 году 200 гектар запало снегом. Это его честность? Когда председатель колхоза растранжиривает колхозно-кооперативную собственность, а именно, какую: были у нас хорошие конюшни кирпичные – продал, была мельница – продал, досталась часовня колхозу (она тоже из кирпича) – тоже продал. Нам ничего не надо, а хватились кирпичу – и нет. Это что, честно? Нет, конечно. … ».



На наш взгляд, отредактированный таким образом текст, с одной стороны более адаптирован для прочтения, с другой максимально сохраняет культурную идентичность пишущего, так как редакторские правки отделимы от оригинального исторического источника и не сливаются с ним.



В целом письма населения в органы власти являются достаточно информативным историческим источником позволяющим реконструировать событийное, жизнедеятельностное, культурное и языковое пространство населения в определенные исторические периоды. Кроме того анализ писем и жалоб граждан дает возможность ознакомиться с образцами письменной речи тех категории социума, в том числе советского, которые находились фактически вне письменной культуры и не оставили иных письменных свидетельств своей жизни (например крестьянство).



LETTERS AND COMPLAINTS TO THE GOVERNMENT AUTHORITIES AS A SOURCE FOR ANALYSIS OF
A SOVIET EVERYDAY LIFE

Аннотация / Annotation

В статье дана характеристика источников - писем и жалоб советского населения в органы власти как материалов для изучения советской повседневности. Отмечены широкие информационные возможности писем и жалоб граждан - их анализ позволяет исследовать типичные поведенческие модели, а также вербальные практики периода. Автор предлагает свою схему редакции писем и жалоб, позволяющую сохранить культурно-историческую идентичность данных исторических источников.

The article contains the characteristic of letters and complaints of soviet people to the government authorities as sources for learning the soviet everyday life is given. The wide informational opportunities of the letters and complaints of the citizens as a history source are noted, because their analysis allows to research the typical behavior models as well as the verbal practices of that period. The author proposes his own scheme for letters and complaint reduction that allows keeping cultural and historical identity of these history sources.

Ключевые слова / Keywords

Исторические источники, повседневность, жалоба, архивы. everyday life, complaint, archives, history sources.


Клинова Марина Александровна

Klinova Marina Aleksandrovna

Кандидат исторических наук, доцент кафедры общей и экономической истории Уральского Государственного экономического университета (УрГЭУ), г. Екатеринбург.

Эл. почта: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript тел. 8 912 26 94478

Candidate of Science (History), docent of the Department of general and economic history of Ural State University of Economics (USUE),

Yekaterinburg city.

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.