Выбор читателей:

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ОБ УЧАСТИИ НАСЕЛЕНИЯ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 г.

Печать PDF



Одним из знаковых событий объявленного в Российской Федерации Года истории является юбилей Отечественной войны 1812 г. Тема военного подвига и народного самопожертвования в период борьбы с наполеоновским нашествием на протяжении вот уже двух столетий вызывает живой исследовательский интерес. Еще в 1912 г., по сообщению одного из руководителей Курской губернской ученой архивной комиссии Н.И. Златоверховникова, в его частном каталоге имелись сведения о 1 275 изданиях, посвященных данной проблематике.

Отсутствие в региональных архивах достаточного числа источников, необходимых для углубленного изучения темы участия местного населения в событиях военной истории начала XIX в., затрудняет работу историка. Вместе с тем, наличие краеведческих публикаций и возможность обращения к документальным материалам, хранящимся в федеральных архивах, позволяет уточнить и конкретизировать различные аспекты участия курян в защите Отечества.



В фондах Государственного архива Курской области (ГАКО) сохранился незначительный по объему массив документальных материалов, отражающих жизнь губернии в период Отечественной войны. Наибольший исследовательский интерес представляет дело № 567 из фонда Курского губернского правления, содержащее материалы о реализации в регионе положений Высочайшего манифеста от 4 августа 1812 г. о рекрутском наборе.

14 августа 1812 г. с нарочным курьером в Курском губернском правлении из Правительствующего Сената был получен Указ № 19961 от 6 августа с приложением Высочайшего Манифеста «О сборе с удельных и казенных крестьян повсеместно, а с помещичьих со всех тех губерний, где не назначено ополчения со ста душ 6-й ревизии по два рекрута». В предписании Губернского правления от 15 августа, отпечатанном типографским способом, содержались указания городничим опубликовать, а нижним земским судам немедленно разослать по всем селениям с целью обнародования экземпляры Указа: помещикам, управляющим имениями, приказчикам и старостам, волостным головам и прочим сельским начальникам. После обнародования (под расписку) Указа о наборе рекрутов, каждый помещик или его поверенный должны были незамедлительно явиться в окружной город к дворянскому предводителю для составления раскладочного списка. От уездных предводителей дворянства требовалось взять под личный контроль составление списков лиц, подлежащих набору, завершив указанную работу к 28 августа 1812 г.

Курский губернатор А.И. Нелидов 16 августа направил письменное уведомление в Правительствующий Сенат о получении одного экземпляра Манифеста. В тот же день городским и земским исправникам во все уезды губернии был направлен ордер, в котором содержались дополнительные требования по организации рекрутского набора. Губернатор требовал учесть ошибки, допущенные в период организации предыдущего набора, имевшего следствием поступление многочисленных жалоб от населения на неправильное решение вопроса о зачислении в рекруты.

С целью недопущения конфликтных ситуаций от местного начальства требовалось, чтобы «подлежащее количество рекрут… препровождаемо было при отдатчиках каждого селения самим волостным головой той волости и выборными тех селений, дабы в случае происходивших жалоб на неправильный приговор в рекруты удобнее без переписки через них решить можно было». Сопровождающим полагалось иметь при себе копии ревизских сказок и очередные списки, по которым можно было проверить правильность отбора в рекруты. Ответственность за невыполнение наряда по набору возлагалась непосредственно на получателей предписания.

29 августа 1812 г. из Департамента исполнения Министерства полиции Курскому гражданскому губернатору было направлено циркулярное предписание главнокомандующего в Санкт-Петербурге С.К. Вязмитинова о доставлении ведомостей по объявленному рекрутскому набору. Губернатор А.И. Нелидов запросил требуемую информацию в Курском рекрутском присутствии, откуда 1 октября была выслана запрашиваемая ведомость. С помещичьих крестьян и малороссиян предполагалось набрать 5 355 рекрутов; с людей казенного ведомства, т.е. однодворцев, их крестьян и малороссиян, удельных и экономических крестьян, ямщиков и цыган 6 857 чел., с мещан 275 чел., всего же куряне должны были выставить 12 487 рекрутов.

12 сентября 1812 г. из Инспекторского департамента Военного министерства было направлено предписание главы этого ведомства с приложением расписания, согласно которому из Курской губернии требовалось 6 000 рекрутов отправить в Рязань, 4 042 чел. – во Владимир и еще 3 018 новобранцев – в Тулу. Курян предполагалось использовать для формирования и пополнения пехотных полков, учебных команд и внутренних батальонов. Но уже спустя месяц, из канцелярии Военного министерства поступило новое указание: собранных в Курской губернии рекрутов (по правительственному наряду – 13 060 чел.) отправить в город Арзамас Нижегородской губернии.

Как следует из рапорта командира Курского внутреннего гарнизонного батальона подполковника Мандрикина, к 11 октября 1812 г. в Курске было собрано 5 650 рекрутов. На 16 октября была готова к отправке в Арзамас первая рекрутская партия в количестве 320 человек. Всего предполагалось сформировать около 40 партий, для сопровождения которых необходимо было собрать конвойные команды, назначить старших офицеров. Личного состава внутреннего батальона для решения этой задачи не хватало, поэтому для конвоирования рекрутских команд привлекались местные обыватели.

Значительных материальных затрат требовало обеспечение новобранцев в период сбора и в пути следования к месту службы. На продовольственное обслуживание будущих воинов, их расквартирование и другие потребности выделялись казенные средства. Фрагментарные сведения о расходах на военные нужды сохранились в фонде «Курская казенная палата» ГАКО. Так, в журналах заседаний казенной палаты за май–август 1812 г. содержится информация об указаниях уездным казначеям в связи с объявленным рекрутским набором, «…чтобы они непременно через три дня по получении указов доставили к уездным дворянским предводителям самовернейшие ведомости о числе помещичьих душ по селениям ведомства, каждого в оклад по сей 6-й ревизии состоящих». На уездных казначеев возлагалась персональная ответственность за точность и своевременность составления ведомостей. В протоколах за указанный период есть отдельные сведения о выделении казенных средств для реализации организационных мероприятий, связанных с объявлением рекрутского набора.

Кроме того, документы упоминают имена курян, которые одними из первых летом 1812 г. выступили на защиту Отечества. Решившим вернуться на военную службу отставным офицерам Петру Авдееву, Евграфу Маслову и Ивану Иванову было выделено по 133 руб. для проезда к местам дислокации их полков. Еще до официального начала рекрутского набора были приняты на службу Иван Казмин, Алексей Коренев, Данила Борисов, Федор Бултев, которым в силу их социального положения решено было выделить по 25 руб. на обмундирование и проезд до Харькова. К сожалению, журналы заседаний казенной палаты за вторую половину 1812 г. в фондах ГАКО не сохранились.

В журналах и определениях за январь–апрель 1813 г. имеется информация о принятии мер «для лучшего сбережения рекрут… при проводе их с мест сбора до квартир резервной армии». Согласно Указу императора от 10 февраля 1813 г. рекрутам определялась три раза в неделю винная порция (по одной чарке), а ответственность за непременное употребление рекрутами винной порции возлагалась на офицеров, сопровождавших их. Кроме того, Указом предусматривалось, чтобы в рацион питания рекрутов обязательно входили мясо или рыба. Средства на эти цели выплачивались Курской казенной палатой на основании табеля, списков и росписи маршрутов движения рекрутских партий.

Для выплаты денежного жалованья, закупки продовольствия и найма 24 подвод направлявшейся 18 марта 1813 г. из Курска в Белосток рекрутской партии численностью 484 чел. в сопровождении конвойной команды из трех унтер-офицеров и 6 рядовых под командованием Старооскольского дворянина штабс-ротмистра Русанова, из казны выделялось 5 118 руб. 89 коп. Как следует из журналов заседаний Казенной палаты в течение 1813-1814 гг. продолжали регулярно выделяться средства, обеспечивавшие снабжение рекрутских партий.

Потребности военного времени предполагали и другие расходы из губернской казны. В это время ежемесячно направлялись установленные суммы на обеспечение в местном лазарете больных рекрутов и «проходящих команд солдат», выплату пособий переселенцам, вышедшим из мест, «кои заняты были неприятелем», содержание французских военнопленных.

В фонде Курского губернского правления сохранилось дело, раскрывающее причины ограниченности источниковой базы по военной истории края XIX в. В январе 1912 г. из Министерства внутренних дел в губернии поступил циркуляр, сообщавший об указании императора Николая II «на желательность разобраться в наших губернских архивах и обсудить вопрос о передаче на хранение в воинские части или в военные архивы дел и документов, заключающих в себе данные о минувшей старине».

В каждом губернском городе предлагалось создать особые комиссии под председательством вице-губернаторов и в составе: советника губернского правления, чиновника по назначению губернатора, члена ученого учреждения по археографии и археологии и представителя военного ведомства. В двухмесячный срок комиссиям предписывалось выявить в местных архивах и составить описи для последующей передачи в учреждения военного ведомства все дела, представляющие военно-исторический интерес (приказы, журналы боевых действий, месячные рапорты, послужные списки и т.д.).

Особая комиссия «для разборки архива Курского губернского правления и передачи дел и документов, относящихся к военному ведомству» работала с 18 февраля по 18 апреля 1912 г. под председательством вице-губернатора В.Н. Дудинского. В ее состав вошли старший советник В.Н. Перцев, представитель Курской губернской ученой архивной комиссии А.Н. Кобылин, полковник 174-го пехотного Роменского полка М.Н. Щеголев и чиновник для особых поручений при губернаторе Н.И. Златоверховников.

По итогам работы комиссии курский губернатор направил в Департамент общих дел МВД информацию о том, что для передачи в Главное управление Генерального штаба («по военно-ученому архиву») подготовлено 1 207 дел. О содержании переданных дел можно судить по докладу «Краткий обзор некоторых, сохранившихся в Курской губернии, письменных и вещественных памятников Отечественной войны 1812 года», сделанному Н.И. Златоверховниковым 11 октября 1912 г., в дни празднования столетнего юбилея Отечественной войны, на торжественном заседании Курской губернской ученой архивной комиссии. Автор дал подробную характеристику сохранившихся на тот момент источников. Среди документов архива Курского губернского правления заслуживает внимания, например, дело «По Высочайшему Его Императорского Величества Манифесту, присланному при Указе Правительствующего Сената, о сборе внутри государства новых сил». Указ Правительствующего Сената от 10 июля 1812 года, а также Высочайший Манифест от 6 июля того же года был разослан гражданским губернатором А.И. Нелидовым губернскому предводителю дворянства, думам, ратушам, городским головам, полиции, городничим, исправникам и земским судам.

В ответ на это от названных должностных лиц и учреждений поступили сообщения, свидетельствующие о полной готовности всех сословий жертвовать личные силы и средства для защиты Отечества. В том же деле имелись указ Святейшего Синода на имя Архиепископа Феоктиста и его сообщение губернатору о предпринятых епархиальным начальством действиях по выполнению Высочайшего Манифеста.

Ряд архивных дел за 1812 год содержал сведения о местных пожертвованиях на нужды войны деньгами, припасами, оружием, а также о назначении ратников в ополчение от разных сословий. К той же категории дел относились решения сельских обществ Курской губернии о количестве пеших и конных людей, поставляемых в ополчение, о средствах на их содержание, пожертвованных деньгами и припасами.

Из немногих документов, сохранившихся в фондах Государственного архива Курской области, необходимо отметить упомянутое Н.И. Златоверховниковым «Дело о следующей из Москвы в Курск партии военнопленных французов». В этом деле содержатся данные о прибывших из Москвы и других городов в пределы Курской губернии военнопленных французах, о заготовке для них подвод, о размещении и продовольственном обеспечении пленных, а также об установлении надзора за ними.

В фондах Российского государственного военно-исторического архива отложились документы, указывающие на то, что осенью 1812 г. Курская губерния должна была стать одним из центральных узлов снабжения действующей армии. Так, в письме М.И. Кутузова, направленном 21 ноября на имя управляющего департаментами Военного министерства А.И. Горчакова, отмечалось: «Во время пребывания армии в районе Смоленска и Москвы и при настоящем движении её для преследования бегущего неприятеля, продовольствие людям и лошадям доставлялось и доставляется наиболее из добровольного пожертвования дворянских сословий и вообще жителей: Тульской, Калужской, Тверской, частично Орловской и других ближайших к расположению армии внутренних российских губерний.

Теперь, когда армия удаляется от пределов сих губерний, и когда потому доставление из оных продовольствия делается только затруднительным, но и вовсе почти невозможным, я, изыскивая способы, коими бы можно обеспечить содержание армий в оных местностях, куда отсель по обстоятельствам должно будет иметь направление. Похоже, по всем соображениям ближайшим и сподручнейшим, иметь готовый запас провианта, овса и для порции людям вина, в Курской и в обеих малороссийских – Черниговской и Полтавской губерниях.

Определяя меру сего запаса, я полагаю необходимым, чтобы во всех оных губерниях собрано было с каждой ревизской платящей подати души: сухарей по одному пуду, круп и овса по шести гарнцов, а вина, непосредственно с тех лиц, кои пользуются правом винокурения, в каждой губернии по семидесяти пяти тысяч вёдер. А потому, возложить исполнение сего моего Положения на особенное попечении господ гражданских губернаторов и предводителей дворянства Курской, Черниговской и Полтавской губерний, сообщил настоящее тамошним господам гражданским губернаторам, дабы они каждой поверенной ему губернии, учинили как наискорее зависящее на сей предмет с их стороны распоряжение, с тем, чтобы коль скоро потребуется доставление назначенных в сбор сухарей, круп, овса и вина к армии, на сие продовольствие, было всё то в своевременной готовности.

На первый раз пункты своза провианта, овса, и вина, назначены мною по уездным городам и в других, по собственному господ гражданских губернаторов усмотрению, удобных для складки и центральных по уездам местностям, а куда от толь далее должно будет доставляться, о сем по данному от меня предписанию будет уведомлять губернаторов главноуправляющий по части продовольствия армии господин сенатор Ланской». Но уже в письме в Военное министерство, датированном 1 декабря 1812 г., М.И. Кутузов сообщал: «подвигаясь ныне с армией к Литве, я нашел необходимым назначить подобный сбор в этой же самой мере и на таком же основании с Волынской губернии».

В ноябре 1812 г., по указанию М.И. Кутузова с Курской губернии потребовалось собрать подводы и погонщиков для перевозки из города Трубчевска Орловской губернии заготовленных для армии запасов. 7 ноября собрание, состоявшее из губернского и уездных предводителей дворянства, постановило для выполнения этого поручения избрать ответственными чиновниками тимского помещика Д.Н. Дятлова, льговского помещика майора В.И. Тютчева и фатежского – Н.А. Спешнева.

После этого состоялись уездные дворянские собрания, определившие наряд на подводы, лошадей и погонщиков, которые необходимо было представить помещикам каждого уезда. В конце ноября установленное количество подвод, возчиков и лошадей было собрано курянами. 30 ноября Д.Н. Дятлов уведомил губернского предводителя дворянства о предстоящем отправлении обоза для выполнения указанного задания. Всего от Курской губернии было выставлено 12 076 подвод.

На выполнение операции по перевозке продовольствия и фуража из Трубчевска потребовалось два месяца. Вскоре перед курским обозом была поставлена новая задача. О ней гражданский губернатор А.И. Нелидов известил губернского предводителя дворянства П.А. Гасвицкого: «Из уведомлений Вам господ уездных предводителей дворянства, производящих отправление провианта и фуража в Минск, известно Вам, что отправление последних транспортов оканчивается. В связи с чем, прошу Вас как наипоспешнее распорядиться транспортированием и отправлением подвод, нужных для поднятия и доставления в назначенные пункты выпеченных из муки Трубчевских запасов сухарей, коих половина возложена… на Курскую губернию. Всех же сухарей, долженствующих подняться на подводах сей губернии, приготовлено 200 944 пуда 23 фунта 13 золотников, по каковому числу поднятия тяжести, должно быть произведено и отправление нужных для того подвод».

В соответствии с требованием Главнокомандующего, курское дворянство выполнило перевозку сухарей из города Севска Орловской губернии в местечко Новую Белицу (пригород Гомеля) Могилевской губернии, пользуясь выделенными для этой цели обозами, под наблюдением избранных дворянских чиновников. Эта операция была завершена в августе 1813 г.

В целом, от дворянства Курской губернии для приобретения 1 500 голов волов и фур требовалось собрать 150 000 рублей. Курянами было собрано 177 469 руб., из которых израсходовано – 165 656, а 11 813 руб. было передано в Курский Приказ Общественного Призрения. Те из помещиков, кто не мог явиться на собрание лично, в письмах изъявляли желание жертвовать «то, что по времени признавалось необходимым», Так, например, помещица Фекла фон-Линденер писала: «По причине слабости здоровья в собрании быть не могу, но, желая исполнить в защиту Отечества с верою в душе моей, прошу вас уверить благородное общество, не откажусь от того, что оно положит». Помещик Суковкин писал: «всякое положение, постановленное в собрании господами дворянами, я с искренним моим усердием приемлю, дабы я мог показать самим делом, что я есть верный сын Отечества».

В фондах Российского государственного военно-исторического архива сохранилось предписание М.И.Кутузова М.Б. Барклаю де-Толли от 19 сентября 1812 г., в котором он приказывал приведенных из Курска под командованием прапорщика Курского гарнизона Сысоева 235 новобранцев направить в Нижний Новгород в «состав формируемых там войск».

Курское дворянство оказывало помощь землякам, пожелавшим поступить на службу в действующую армию, но нуждавшимся в материальных средствах. Все уездные дворянские собрания приняли соответствующие решения в августе 1812 г. Например, «Рыльское благородное сословие в своем собрании для вспомоществования изъявившим желание дворянам поступить в армейские полки, на защиту Отечества, не имеющим средств на проезд их и содержание, согласилось дать с каждой души 10 коп. из собственных своих доходов».

После оставления Наполеоном Москвы и бегства остатков французской армии из России, ввиду продолжения похода русских войск за границу Империи, формировались новые военные части для службы внутри государства. Для этих частей необходимы были офицеры, в связи с чем, в конце 1812–начале 1813 г. дворянам, не занятым службой, предлагалось поступить во вновь формируемые войска.

По предписанию, поступившему из столицы, курскому губернатору поручалось призывать дворян к записи в части 3-го округа внутреннего ополчения. А.И. Нелидов обратился за содействием к губернскому предводителю дворянства. П.А. Гасвицкий, в свою очередь, передал просьбу губернатора уездным предводителям, после чего от дворян стали поступать отзывы на предложение вступить в ополчение и вновь формируемые полки. В Щигровском уезде изъявили желание поступить на службу 179 человек, в их числе полковники Александр Рахманов и Петр Скрыплев, премьер-майор Александр Ханыков, капитан флота Петр Монахов, другие военные и гражданские чиновники, юнкера, унтер-офицеры, капралы. Многие из них просили материальной помощи со стороны дворянства. Поступавшим на службу выделялась лошадь и денежное пособие в 50 рублей из собранного дворянами капитала.

Всего за период Отечественной войны куряне собрали пожертвований для армии почти 2 млн руб. (по всей России было собрано 57 млн). Основная сумма пожертвований приходится на 1812 г. – 43 044 руб. 24 коп. В 1813 г. было собрано 1 796 руб., а в 1814 г. – 10 814 руб. 87 коп. Население Курской губернии жертвовало золото, серебро, деньги, драгоценные вещи.

Куряне передали армии перевязочные материалы, полушубки, продовольствие. Указание о сборе овчины для нужд армии было дано еще в сентябре 1812 г. в письме графа А.А. Аракчеева военному министру А.И. Горчакову: «На случай, ежели армия должна будет продолжать военные действия в зимнее время, нужно снабдить солдат овчинными шубами, а потому заготовление овчины предполагается сделать в губерниях Воронежской, Курской, Екатеринославской, Харьковской и Тамбовской...». М.И. Кутузов в письме от 3 ноября 1812 г. лично ходатайствовал перед Военным министерством о том, чтобы курский городской голова В.А. Гладков и мещанин Н.И. Сибилев получили награды за помощь, оказанную армии: «Градские главы… особенно курской, доставляют к армии в значующем числе необходимо нужные для рядовых ныне при армии употребляемые полушубки и к пользованию раненых корпию, …оказывают всевозможную готовность во всех отношениях с пожертвованием собственности умерять разного рода недостатки армии. Я в приятной долг вменяю означенных глав и курского мещанина Никиту Сибилева, употребляемого к доставлению полушубков и корпии и находящегося большею частию при армии от общества для извещения их о всех потребностях, поруча покровительству вашего сиятельства, покорнейше просить в награду ревности их исходатайствовать им у его императорского величества пожалования медальми, для сословия их установленными». В.А. Гладкову была вручена золотая медаль на андреевской ленте с надписью «За усердие», а Н.И. Сибилев получил серебряную медаль.

Мужество и героизм проявили куряне и на полях сражений. Рядовые представлялись только к личной благодарности царя, объявлявшейся перед строем. В наградном списке отмечались рядовые Евсей Кучма, Семен Климов, Яков Белоусов, Сергей Григорьев, Иван Коваленко, Козьма Фомин, которые «были ранены пулями, но поле побоища не оставили».

Отвагой в боях с противником отличились солдаты Курского внутреннего гарнизона. Федор Кузьмич Чаплыгин (из однодворцев д. Ольховатой Обоянского уезда Курской губернии) участвовал во многих боях с начала войны, вплоть до вступления наших войск в пределы Польши и Пруссии. Крепостной графа Головкина из села Долгие Буды Обоянского уезда Софрон Калашников был участником таких решающих сражений как Бородинское, у села Тарутина, у Малоярославца. Он был тяжело ранен, но после выздоровления вернулся в армию, участвовал в заграничных походах.

Архивные документы хранят память о подвигах на полях сражений представителей курского дворянства. Приведем имена отдельных героев. Подполковник Волынского пехотного полка Николай Андреевич Курносов, во время сражения, командуя батальонами, подавал пример личной храбрости и тем содействовал успешному отражению неприятеля. Был ранен в правую ногу пулей. Награжден за Бородино орденом Святой Анны 2 класса. Подпоручик Ширванского пехотного полка Антон Тимофеевич Терлецкий. Принимал участие в сражениях: Смоленском, Бородинском, при Малоярославце, Красном. Корнет Орденского Кирасирского полка Александр Онуфриевич Решетинский «26 августа при атаке на неприятельскую кавалерию, командуя взводом, отличил себя храбростью», за что был награжден золотой шпагой.

Прапорщик Федор Алексеевич Бурнашев во время Бородинского сражения использовался в качестве адъютанта, посылался в самые опасные места, ранен в руку. Рапорт о награждении его знаком отличия Военного ордена был подан генерал-лейтенантом Д.В. Голицыным начальнику Главного штаба П.М. Волконскому 21 мая 1813 года. Капитан гвардейской легкой роты Алексей Александрович Вельяминов отличился при Бородино. Командуя ротой, получил ранение в ногу. Награжден орденом Святого Владимира 4-й степени.

Поручик Лейб-Гренадерского полка Иона Андреевич Щекин отличился при Бородино: «При самой сильной канонаде посылался неоднократно с разными поручениями к стрелкам, кои исполнял с поспешностью и мужеством, презирая все опасности». Награжден орденом Святой Анны 4 класса.

Командир Черниговского пехотного полка, подполковник Иван Михайлович Ушаков отличился в сражении при Бородино. Его полк захватил укрепленную высоту, ранее оставленную войсками Багратиона, за что офицер был представлен к ордену Святого Георгия 4 степени. Полковник Ушаков получил тяжелые ранения ядром в ногу и пулевое в челюсть. Он был доставлен в госпиталь, где ему отняли ногу ниже колена.

Родословные книги дворян Курской губернии, находящиеся на хранении в Российском государственном историческом архиве, содержат сведения о курянах – участниках войн начала XIX в., награжденных орденами Святого Владимира и Святой Анны. Среди них: поручик Александр Илларионович Выходцев; подпоручик Курского пехотного полка Петр Иванович Бакланов; майор 12-го Егерского полка Василий Васильевич Юдин; штабс-ротмистр Иван Филонович Рожанский, подпоручик Максим Андреевич Абаза, капитан Петр Андреевич Кладищев. Продолжение изучения родословных книг позволит дополнить списки воинов, отличившихся в Отечественной войне и заграничных походах русской армии, новыми именами и фактами.

Введение в научный оборот архивных материалов по военно-исторической проблематике будет способствовать и уточнению содержания современных краеведческих изданий, посвященных прошлому отдельных районов Курской области. В них, как правило, приводятся имена земляков, отличившихся в Отечественной войне 1812 года. Но, к сожалению, авторы подобных работ не раскрывают источники приводимой информации, в связи с чем снижается ее научная ценность. Тем не менее, краеведческий материал о героизме представителей разных поколений курян в деле защиты Отечества, является уникальным средством патриотического воспитания молодежи.

В заключение необходимо отметить, что проводимый в регионе комплекс мероприятий, посвященных 200-летнему юбилею Отечественной войны 1812 года, в подготовке которых принимают участие архивисты, музейные работники, ученые, члены Российского общества историков-архивистов призван способствовать восполнению пробелов и внесению необходимых уточнений в военную историю Курского края.


ARCHIVE DOCUMENTS ABOUT THE PARTICIPATION OF KURSK PROVINCE POPULATION IN THE WAR OF 1812


Аннотация

В статье дана характеристика документальных источников, раскрывающих участие населения Курской губернии в событиях Отечественной войны 1812 года, оказания материальной помощи курян действующей армии, которые были выявлены автором в региональных и федеральных архивах.

This article deals with the analysis of archive sources which reveal the problem of the participation of Kursk province population in the Patriotic war of 1812 and some questions concerning material assistance to the army explored by the author in a number of regional and federal archives.

Ключевые слова / Keywords

Архивы, источники, Отечественная война 1812 г., Курская губерния, рекрут, правление, дворянство, армия, городской голова. 1812, Kursk province, recruit, government, nobility, army, city head

Коровин Владимир Викторович

Korovin Vladimir V.

профессор, доктор исторических наук, ФГБОУ ВПО «Юго-Западный государственный университет», профессор кафедры конституционного права

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

8-920-738-40-00

Ph. D. in History, South-Western University (Kursk, Russia),

Constitutional Law chair, professor

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.