Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ГРАМОТЫ ИМПЕРАТОРА СВЯЩЕННОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ КАРЛА VI РУССКОМУ ЦАРЮ ПЕТРУ I В СОБРАНИИ РГАДА

Печать PDF







Российский государственный архив древних актов (РГАДА) является старейшим хранилищем документов по истории международных связей России. В его состав вошли материалы XVI-начала XVIII в. архива Посольского приказа (затем Коллегии иностранных дел), который осуществлял руководство внешнеполитической деятельностью. Дипломатическая переписка сформирована в 24 фондах-коллециях по связям России с иностранными государствами. Важное место занимают документы по русско-австрийским связям, находящиеся в Ф. 32 «Сношения России с Австрией» (Оп.1-4).

В РГАДА хранится около 40 грамот императора Священной Римской империи Карла VI русскому царю Петру I за 1711-1719 гг. (1711 г. -1, 1712 г. – 4, 1713 г. – 4, 1714 г. – 3, 1715 г. – 6, 1716 г. – 9, 1717 г. – 4, 1718 г. – 8, 1719 г. - 2). Понятие «грамота» очень объемно и применяется к различным видам источников. В области внешней политики так называются документы, в которых фиксировались связи с главами иностранных государств. Грамоты Карла VI являются высшей формой дипломатической переписки между Россией и Австрией, в настоящее время они составляют отдельную опись № 4 фонда № 32 «Сношения с Австрией» (1711 г.). Частично переписка Петра I и Карла VI за 1711-1713 гг. помещена в сборниках «Письма и бумаги Петра Великого». Основная часть грамот до настоящего времени в России не опубликована, но активно используется историками.



Исследование корпуса грамот Карла VI позволяет оценить их значимость и информативность для изучения дипломатических отношений России и Австрии в начале XVIII в., рассмотреть - какие вопросы обсуждались на высшем уровне, высказать мнение о характере двусторонних связей. Важной темой переписки монархов стали обстоятельства бегства царевича Алексея Петровича из России, его пребывания в Австрии и возвращения.

Основная часть грамот написана на больших листах пергамена (размеры от 40 до 60 ширины и от 50 до 70 длины) на латыни, полные титулы Карла VI и Петра I выполнены золотой краской. Под адресом располагалась сургучная печать под бумажной кустодией (Custodia) для защиты от повреждений во время доставки документа из Вены в Россию. Почти все печати хорошо сохранились до нашего времени. Большинство грамот со времени доставки их в Россию хранятся в архиве в сложенном состоянии, так как они были привезены в Посольский приказ и затем поступили в его архив. Каждая грамота подписана лично императором Карлом VI по определенной формуле: «Bonus Frater Carolus».

Термин «братство» стал важнейшим в дипломатическом языке еще в XV-XVII вв., он выражал равноправие в отношениях государей, и использовался даже воюющими между собой монархами, если это было принято до начала военных действий. Формуляр дипломатической переписки и порядок вручения грамот был зафиксирован специальным письменным обязательством, заключенным 9 октября 1675 г. между руководителем Посольского приказа боярином А.С. Матвеевым и австрийскими посланниками А.Ф. де Ботонием и И.К. Терлингер де Гусманом.

Исключением по оформлению являются четыре грамоты Карла VI, которые написаны на стандартных листах бумаги (20х31 см) с водяными знаками на латыни. Они не имеют украшений, подписаны императором по названной форме и запечатаны его личной сургучной печатью. Следует предположить, что эти послания носили характер личной переписки Карла VI и Петра I. Так, можно назвать грамоту от 16 октября 1712 г., присланную в Карлсбад (Карловы Вары), где в это время лечился царь знаменитыми минеральными водами, с камергером генерал-адъютантом С.Г. Нарышкиным. При регистрации она названа переводчиком «приватная». В ней Карл VI соглашался на предложенный Россией союз. Особо следует отметить собственноручное письмо Карла VI Петру I от 12 мая 1717 г. из Лаксембурга – первое официальное послание после бегства царевича Алексея в Австрию. Оно находится в корпусе следственных дел Тайной канцелярии.

Как известно, грамоты Петра I к императору Карлу VI хранятся в Австрийском государственном архиве, продолжая более ранние частично опубликованные послания из России. Можно назвать две неотправленные грамоты, сохранившиеся в РГАДА, которые дают представление о порядке оформления такого рода документов в дипломатическом ведомстве в Петровское время. Первая поздравительная с вступлением на престол Карла VI от 14 марта 1712 г., а вторая грамота с той же датой о назначении тайного советника барона И.К. Урбиха полномочным министром при дворе нового императора.

По сложившейся делопроизводственной традиции грамоты иностранных государей поступали в дипломатическое ведомство. С 1712 г. Посольский приказ, преобразованный затем в Коллегию иностранных дел, располагался в новой российской столице Санкт-Петербурге. В это время уже сформировалась система функционирования иностранных посольств в России; в 1710-1718 гг. австрийским резидентом при российском дворе был советник Оттон Плейер (Блеер). Биография его мало изучена, известно, что впервые он появился в Москве в 1692 г., а в 1696 г. уже исполнял должность действительного поверенного в делах венского двора. Известен доклад Плейера 1710 г. «О нынешнем состоянии государственного управления в Московии», в котором дипломат пишет о формировании новых придворных церемоний приема иностранных послов.

Грамоты австрийского императора доставлялась из Вены к русскому двору разными способами. Часть почтой к Плейеру, затем резидент представлял ее лично царю или в дипломатическое ведомство. На одном из посланий сохранилась запись: «Грамота цесарская подана чрез резидента Плейера». В то время, когда Петр I находился за границей России, документы доставлялись в город его пребывания, и их регистрацию и перевод осуществляли служащие Посольской канцелярии, сопровождавшие царя. Об этом свидетельствует запись на грамоте от 2 января 1717 г.: «подана чрез посланника барона Гемса в Амстердаме января в 14 день 1717 году […] переведена того ж числа». В некоторых случаях послания из Вены доставлялись посредством российских дипломатов. Так, например, несколько грамот 1713-1714 гг. были получены в Петербурге вместе с письмами чрезвычайного и полномочного посла при австрийском дворе А.А. Матвеева.

Из мемориалов Оттона Плеера в Посольский приказ можно узнать некоторые обстоятельства представления посланий Карла VI в дипломатическое ведомство. В 1712 г., когда оно уже переехало в Петербург, Плеер все еще оставался в Москве, живя в купленном доме в Немецкой слободе. Получив из Вены верящую грамоту с подтверждением своих полномочий, резидент 14 марта 1712 г. обратился в Посольский приказ с просьбой не приезжать самому в Петербург для представления грамоты в связи с болезнью, а послать в посольскую канцелярию список, оставив у себя подлинник «покамест случай получит оной самому Его царскому величеству подать». На сохранившейся грамоте имеется запись: «Принято в Петербурге 1 июля». Церемониал представления резидентом грамот зафиксировала запись в дипломатических бумагах. Оттон Плейер прибыл 6 мая 1713 г. в Посольский приказ и подал секретарям грамоту Карла VI о его свободном проезде из Вены до российской границы, перевод которой сохранился в деле. Здесь же находится подлинный паспорт резидента для проезда из Киева в Москву.

В Посольском приказе полученные из Вены грамоты регистрировалась и переводчиком на чистом поле пергамена записывались даты их подписания в Вене, даты получения и предмет послания. Например, «Грамота цесарская получена в Петербурге в 17 день июля 1713, дана в Вене 15 июня 1713, чтоб князь Меншиков денег не претендовал».

Следующим шагом была подготовка перевода грамоты на русский язык. В отдельных случаях в приложении к подлинной грамоте сохранилось несколько вариантов перевода, различающихся по полноте (с титулами и без титулов) и стилистике перевода. Русский текст представлялся на рассмотрение Петру I, который при необходимости указывал, что должно содержаться в ответной грамоте австрийскому императору.

Основываясь на терминологии переводчиков Посольского приказа и сложившейся в России классификации документов, грамоты императора Карла VI можно разделить на известительные, просительные, поздравительные, соболезнующие, верящие, отзывные и отпускные.

Известительные и просительные составляют основную часть грамот Карла VI, сохранившихся в РГАДА. Известительные– это документы, в которых глава государства сообщал русскому царю о каком-либо событии в своей стране (смерти государя и вступлении на престол его наследника, заключении мирного договора, важных событиях в императорском доме). Как правило, в XVI-XVII вв. иностранные монархи в обязательном порядке сообщали о своем вступлении на престол и подтверждении дружественных отношений с Россией. Такой порядок сохранился и в XVIII в., но с расширением двусторонних связей переписка стала более активной, и Карл VI сообщал Петру I о рождении детей, военных победах и других важных событиях.

Карл VI первой своей грамотой, данной во Франкфурте 23 декабря 1711 г., извещал Петра I о своем вступлении на престол и короновании: «Мы в 12 октября согласным изволением Священного римского государства князей электоров соизволением на высочайшее римских королей достоинство вознесены и чинно оглашены, а вчерашнего числа цесарской короною коронованы».

Две грамоты Карла VI связаны с его посреднической деятельность в заключении мирного союза между Россией и Швецией. Так, 27 ноября 1713 г. он сообщил Петру I о созыве съезда по этому поводу в Брауншвейге и отправлении туда своих министров. Следующее известие о Брауншвейгском конгрессе последовало из Вены 17 ноября 1719 г. при реляции генерал-лейтенанта И.-Б. Вейсбаха.

Австрийский император, состоявший в родстве с Петром I через брак царевича Алексея с сестрой своей супруги, с особой радостью сообщал в Россию о рождении своих детей. 15 апреля 1716 г. Карл VI сообщил Петру I и царице Екатерине Алексеевне о появлении на свет сына Леопольда: «Всевышний Бог милостивейше благоволил мою дружелюбезнейшую государыню супругу ее величество и любовь третьяго дня в вечеру по 7-м часу от имевшаго ея бремени счастливо разрешить и чрез сие нас обоих по нашему прилежному желанию здравым и молодым сыном и принцом […] одарить». Сохранилась в РГАДА и грамота Карла VI о рождении у него 13 мая 1717 г. дочери, которой «во святом крещении имена Мария Терезия Вальбурга Амалия Кристина даны».

Находясь в Копенгагене, Петр I получил 31 августа 1716 г. из Австрии грамоту, в которой Карл VI извещал его о «виктории», одержанной в начале месяца командующим австрийскими войсками принцем Евгением Савойским над турками. В октябре 1716 г. Петру I пришло новое известие об успехах «цесарского оружия против турков» и взятии крепости Темесвара, а в августе 1717 г. о победе под Белградом.

Не все известительные грамоты хранятся вместе с переводами на русский язык. Это можно объяснить их формальным информативным характером, и Петру I сообщалось только о присылке грамоты и событии, о котором в ней сообщалось. На таких подлинных грамотах сохранились регистрационные сведения. Например, «грамота от цесаря карола объявительная о короновании его венгерскою короною, принята в Риге июня месяца 22, выписано из нее. Дана 22 мая 1712 года».

Отдельно следует выделить корпус грамот Карла VI, связанных с трагическим событием для российской царской династии – бегством наследника престола царевича Алексея Петровича за границу. Как известно, в то время как Петр I путешествовал по Европе, его сын 26 сентября 1716 г. под вымышленным именем подполковника Коханского бежал из России в Вену. Пребыванию Алексея Петровича в Вене и обстоятельствам его возвращения в Россию посвящено пять грамот.

Первым официальным ответом Карла VI на послание Петра I c требованием обеспечить возвращение царевича на родину стало указанное выше собственноручное письмо императора от 12 мая 1717 г. Он уверял Петра I в своем искреннем заинтересованном отношении к Алексею Петровичу и писал о том, что «сколько токмо от меня зависит со всяким попечением мыслить буду, дабы Ваш сын Алексей, его любовь, не впал в неприятельские руки».

В Ф. 32 имеется еще четыре грамоты Карла VI, в которых он объясняет обстоятельства пребывания царевича Алексея в своих землях и покровительство, которое ему было оказано. Несмотря на серьезное осложнение двусторонних отношений в это время, дружеская стилистика грамот Карла VI сохраняется, обращения императора к Петру I остаются вежливыми и учтивыми. Свою помощь царевичу он объясняет исключительно родственными связями и особым своим «усердием» по отношению к Петру I. До настоящего времени опубликована только грамота от 1 января 1718 г. В ней Карл VI писал царю, что принял его сына Алексея в своих владениях «с такою склонностью, как требовала того должность всенародного права, близкое свойство, особливое Наше к пресветлости Вашей усердие».

Следующее послание от Карла VI было получено в Ревеле 31 июля 1718 г. через курьера Керфа. Император писал о несправедливой оценке его действий, данной в специальном манифесте о преступлении царевича Алексея Петровича, напечатанном и разосланном по России и за границу. В нем, в частности, говорилось: «И, хотя его цесарское величество о его (царевича Алексея – Н.Б.) непотребных поступках, и как он с своячиною его, а с своею женою жил, известен был, однако ж по его многому домогательству дал ему место к пребыванию, где он просил себя так тайно держать, дабы мы о нем ни малого известия получить могли».



Карл VI указывал, что он не советовал царевичу Алексею Петровичу оставаться за границей, но и не принуждал вернуться в Россию, а предоставил ему самому принять решение. Одновременно курьер доставил грамоту, в которой император отвечал на послание Петра I относительно своего резидента. Он писал, что в действиях Плейера, который подробно докладывал в Вену о «случающихся делах или о которых разглагольствованиях», нет ничего, выходящего за рамки его должности при российском дворе, и, следовательно, нет причин для его отзыва.

Еще до получения этого послания 6 июля 1718 г. Петр I вновь потребовал отозвать австрийского резидента, обвиняя его в распространении вымышленных сведений о ситуации в Петербурге в связи с бегством царевича Алексея Петровича и в «заговорах с некоторыми неверными подданными». В результате из Вены пришла отзывная грамота от 31 августа 1718 г. – распоряжение верховной власти об отзыве своего дипломатического представителя Оттона Плейера из России под того, что «дела наши требуют» его присутствия при императорском дворе.

Следующая грамота Карла VI, связанная с делом царевича, датируется 19 октября 1718 г. Она была доставлена в декабре того же года в Петербург с бароном Г.И. Левенвольдом. Хранится грамота без перевода на русский, он был обнаружен нами в том же фонде «Сношения России с Австрией», но в другом деле. Император был возмущен тем, как уже во втором манифесте Петра I говорилось о его покровительстве царевичу Алексею Петровичу. Карл VI писал, что собирается подготовить и прислать историю «вкраце подлинную истинну о выше помянутого принца Алексея приезде, пребывании и отъезде ис провинцей наших».

Просительные австрийские грамоты связаны с ущербом, который наносили военные действия Северной войны (1700-1721) жителям пограничных земель Священной Римской империи. 17 января 1713 г. Карл VI писал к Петру I, что «дружбу зело почитаем, однако ж вам позволить не можем, чтоб вы в Римском государстве войну вели». В июне того же года император прислал грамоту, в которой убеждал царя запретить фельдмаршалу князю А.Д. Меншикову требовать контрибуцию с Гамбурга и предписать ему, воздержаться от недружественных поступков против имперских областей. В ноябре 1713 г. последовала новая грамота Карла VI о притеснениях, которым подвергнул имперские города Меншиков. В ней император просил запретить царскому фавориту располагать в этих городах зимние квартиры для русских войск и вознаградить жителей за понесенные убытки. Еще три грамоты Карла VI связаны с убытками и разорением, которые наносили русские войска населению земель Священной Римской империи в 1716-1717 гг. В послании от 20 июня 1717 г. император просил и требовал «братски» немедленно приказать вывести полки из Мекленбургского княжества.

Поздравительные грамоты Карла VI связаны с важными событиями в семье Петра I. 3 октября 1714 г. он поздравлял царя с рождением внучки и своей родственницы Наталии Алексеевны (1714-1728), а 10 ноября с рождением дочери Маргариты Петровны (03.09.1714-27.07.1715), высказывая готовность быть ее восприемником (крестным). 25 декабря 1715 г. Карл VI поздравлял царя с появлением на свет внука Петра Алексеевича и высказывал свою радость, «что светлость ваша нас новорожденного восприемником быти благоволит». Спустя три дня из Вены было отправлено новое поздравление «от истиннаго дружебно-братска сердца» по случаю рождения сына Петра I – Петра Петровича (1715-1719).

Соболезнующие грамоты приходили из Вены в Россию в скорбные для царской семьи моменты. Такие послания поступали по случаю кончины царевен - дочерей Петра I Наталии (дата грамоты 07.09.1715, при письме секретаря Лангинского) и Маргариты (09.10.1715, при письме резидента А.П. Веселовского), сестер царя Наталии (19.09.1716) и Екатерины (17.08.1718); особую печаль высказал император в связи со смертью супруги царевича Алексея Петровича крон-принцессы Софии-Шарлотты Брауншвейг-Вольфенбюттельской (12.02.1716 г.).

Верящие грамоты являлись дипломатическими документами, которые удостоверяли назначение представителя одной страны в другом государстве. Кроме выше названной грамоты Оттона Плейера, можно назвать еще два документа. Один был представлен царю от Карла VI чрезвычайным посланником графом Г.В. Вилчеком на аудиенции в Карлсбаде 22 октября 1712 г. и в тот же день переведен на русский язык. Дипломат прибыл для переговоров по проекту оборонительного союза между российским и австрийским дворами. Вторая грамота была представлена секретарем посольства при дворе датского секретаря И.К. Шмидом и переведена на русский 13 сентября 1716 г. в Копенгагене.

Отпускные грамоты давались русским дипломатам при их отправлении из Вены. К этой разновидности можно отнести рекомендательную грамоту, данную Карлом VI чрезвычайному и полномочному послу при австрийском дворе А.А. Матвееву 20 февраля 1715 г., перевод которой сделал сам дипломат. 14 февраля 1719 г. состоялась грамота о высылке из Вены российского резидента Веселовского, сыгравшего известную роль в деле царевича Алексея Петровича. В послании говорилось, что причину высылки объявит сам дипломат, но «в протчем он во все время, чрез которое он при дворе нашем пребывал, чин свой так благоразумно и изрядно отправлял, что сие имя чрез апробацию всех по справедливости заслужил и славную память по себе здесь оставил».

Корпус грамот Карла VI Петру I, хранящихся в РГАДА, свидетельствует о высоком уровне дипломатических связей России с Австрией в первой четверти XVIII в., особых отношениях двух монархов, соединенных династическими родственными связями. Тематика посланий обширна – от важнейших международных вопросов до событий в монарших семьях. Особый интерес вызывает переписка государей в то время, как наследник российского престола царевич Алексей Петрович тайно бежал из России и нашел приют у австрийского императора. Изучение порядка поступления грамот в Посольский приказ, а затем в Коллегию иностранных дел, их регистрации, перевода и организации хранения позволяет охарактеризовать начальный этап становления российского дипломатического делопроизводства.


Bolotina Natalia Yrievna. Letters (gramoty) of the Emperor of the Holy Roman Empire Karl VI to the Russian Tsar Peter I in the collection of RGADA

Аннотация / Annotation

В статье проводится источниковедческий анализ и разрабатывается классификацию посланий императора Священной Римской империи Карла VI русскому царю Петру I. Автор дает характеристику оформления полученных грамот в Посольском приказе, исследует содержание дипломатических документов и их значение в русско-австрийских дипломатических связях. Тематика посланий Карла VI обширна – от важнейших международных вопросов до описания событий в монарших семьях. Важной темой переписки стали обстоятельства бегства царевича Алексея Петровича из России, его пребывания в Австрии и возвращения.

Author of the article makes the source study analysis and develops a classification of the messages of Holy Roman Emperor Charles VI to Russian Tsar Peter I. The author characterizes the design of the received letters (gramoty) in the Embassy Order, examines the contents of diplomatic documents and their importance in the Russian-Austrian diplomatic relations. The subject of letters of Charles VI is vast - from major international issues to a description of events in the royal family. An important theme of the correspondence were the circumstances of escape of Tsarevich Alexei Petrovich of Russia, his stay in Austria and return.

Ключевые слова / Keywords

Источник, архив, Петр I, Карл VI, царевич Алексей Петрович, дипломатическая переписка, Северная война, русско-австрийские отношения. Peter I, Charles VI, Tsarevich Alexei Petrovich, diplomatic correspondence, Great Northern War, Russian-Austrian relations.

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.