Выбор читателей:

РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ. АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В АРХИВАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

News image

А.И. РОЗАНОВ, г. Москва, Российская Федерация РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ. АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В АРХИВАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ Аннотация В статье раскрывается состав и содержание ...

АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В РОССИЙСКО–ШВЕДСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТАХ

News image

М.А. ЧИЧУГА, г. Москва, Российская Федерация АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В РОССИЙСКО–ШВЕДСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТАХ Аннотация Автор характеризует состав и содержания аудиовизуальных документов, касающихся ...

«ЭПОХА IT В АРХИВНОЙ ОТРАСЛИ: ПРОБЛЕМЫ СОХРАННОСТИ И ДОСТУПНОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ». КРУГЛЫЙ СТОЛ В РАМКАХ IX МЕЖДУНАРОДНОГО IT – ФОРУМА С УЧАСТИЕМ СТРАН БРИКС И ШОС 6-7 июня 2017 г.

News image

6-7 июня 2017 года в городе Ханты-Мансийске в рамках IX Международного IT-Форума с участием стран БРИКС и ШОС Архивная служба Юг...

СОВЕТСКИЙ ВМФ КАК ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Печать PDF
В конце 1960-х – начале 1970-х гг. в рамках зарубежного «советоведения» начало стремительно формироваться самостоятельное направление, объектом изучения которого стал советский Военно-морской флот (ВМФ). Возникновение нового историографического направления – явление не частое. Данный историографический феномен своим появлением оказался обязан свершившемуся к тому времени выходу советского ВМФ в океан. Только за десять лет в период с 1964 по 1973 г. средний показатель числа дней, проведенных советскими кораблями в океане увеличился с 4 000 до более чем 50 000. В предлагаемой вниманию читателей журнала «Вестник архивиста» статье анализируется процесс развития источниковой базы зарубежных исследований истории советского Военно-морского флота.

В специфических условиях системного противостояния двух супердержав уникальная способность советского Военно-морского флота выполнять функцию «проекции силы» в любом районе Мирового океана приобрела ключевое значение. Советский ВМФ неоднократно демонстрировал эти качества в ходе локальных войн и конфликтов послевоенного периода. Впоследствии зарубежные историки подсчитали, что в период 1944-1979 гг. Советский Союз использовал «силовую дипломатию» в 190 международных инцидентах и конфликтах, из них флот участвовал в 69 (36 %).
Политическая элита Запада восприняла это новое явление как вызов своему традиционному господству в Мировом океане, как новую угрозу национальной безопасности. За каких-то 10-15 лет были опубликованы сотни работ – от магистерских диссертаций и статей в журналах до солидных монографий и обобщающих исторических трудов. Возникли научные центры, специализировавшиеся на исследованиях советского ВМФ. Этот интерес сохранялся вплоть до распада СССР. Одной из проблем, привлекших особое внимание зарубежных исследователей, стало использование советским политическим руководством Военно-морского флота в период «холодной войны» 1945-1991 гг.
Те крупицы достоверной информации о развитии советского ВМФ, которые в этот период удавалось получить западным исследователям, адмирал британского флота Генри Хоран (Henry E. Horan) сравнил с «каплями, просочившимися сквозь "железный занавес"». В 1940-е гг. зарубежным аналитикам приходилось использовать любые возможности получения информации: «Из-за герметичности "железного занавеса" аналитики разведслужб Запада в конце 1940-х – начале 1950-х гг. могли рассчитывать лишь на сведения, полученные от репатриированных из СССР германских специалистов. [Но] их сообщения часто были ненадежны и противоречивы…»
В феврале 1951 г. Управление военно-морской разведки США подготовило аналитический обзор «Советский ВМФ», предназначенный для информирования вооруженных сил США и содержащий краткую характеристику состава советского ВМФ, кораблей и вооружений. Круг допущенных к ознакомлению был ограничен личным составом вооруженных сил США.
После начала «оттепели» конца 1950-х гг. в развитии источниковой базы зарубежных исследований советской военно-морской деятельности происходят кардинальные изменения. На протяжении второго этапа, середина 1950 – начало 1970-х гг., радикально расширяется круг доступных источников. В советской периодической печати и отдельными изданиями публикуются выступления политических лидеров, представителей военного и военно-морского руководства. Поистине, «подарком судьбы» для зарубежных аналитиков оказался Н.С. Хрущев, не только уделявший огромное внимание вопросам развития Вооруженных сил СССР, но и нарочито не скрывавший от зарубежной прессы и разного рода собеседников – от бизнесменов до военных атташе – своих взглядов, а, часто, и принятых политических решений. Буквально шквал подобного рода информации обрушивался на зарубежных аналитиков в результате каждого зарубежного визита Н.С. Хрущева. Однако, очень часто, намеренно или случайно, в этой информации оказывалась изрядная доля дезинформации.
Известный американский историк и журналист Хэнсон Болдуин (Hanson W. Baldwin), посетивший Москву в 1956 г. в составе военной делегации, приводил одно из таких высказываний: «Членам делегации показалось странным, что ни на одной из встреч не оказалось офицеров флота. Во время приема в Доме Советской Армии Н.С. Хрущев неожиданно обратил внимание начальника штаба ВВС США генерала Нэтэна Твининга (Nathan F. Twining) на небольшие лодки, курсировавшие по искусственному озеру в парке. "Это и есть наш флот, – саркастически заметил советский лидер"...» Во время своего первого визита в США в 1959 г. Н.С. Хрущев, «совершая плавание по гавани Сан-Франциско на борту катера береговой обороны "Gresham", – писала New York Times, – решил просветить [командира катера] кэптена Кларка: "Я открою Вам секрет. Мы начали строительство большого флота, включавшего крейсера. Но сегодня они уже устарели, у них очень маленькая дальность плавания, они слишком дороги. Мы пустили на слом 90-95 % из них, включая те, что уже должны были вступить в строй. Мы теперь полагаемся главным образом на подводные лодки... Я не скажу Вам, сколько субмарин мы имеем сейчас... но их у нас столько, что мы можем использовать часть из них для ловли сельди в Северном море…» Эти слова Хрущева в изложении кэптена Кларка были опубликованы в американской прессе и наделали много шума, введя в смущение западных аналитиков и экспертов, но достоверной информации в них было очень мало.
Наиболее полно потенциал доступной к началу 1970-х гг. источниковой базы был представлен в сборнике «Советская морская мощь», изданном Центром стратегических и международных исследований Джорджтаунского университета. Составители сборника подчеркивали, что его авторы использовали только открытые источники, но их перечень выглядел очень внушительно, включая: «сообщения газет, доклады официальных лиц, материалы и доклады на слушаниях в Конгрессе, материалы обширной программы интервьюирования ключевых фигур правительства, специалистов ВМФ США, представителей групп интересов в судостроении США. Точка зрения иностранцев была представлена корреспонденциями и другими неофициальными контактами с чиновниками и экспертами стран Европы и Дальнего Востока».
Однако уровень использования советских источников оставался критически низким. Удручающую картину описал в конце 1960-х гг. признанный эксперт и знаток советского ВМФ, бывший помощник британского военно-морского атташе в Москве Роберт Херрик (Robert W. Herrick): «Почти никакой полезной и достоверной информации невозможно найти в небольшом числе книг на западных языках, посвященных советской военно-морской угрозе… Поиски в Библиотеке Конгресса и библиотеке Британского музея не выявили ни одной книги, посвященной истории советского военного флота, которая бы представляла собой серьезную попытку исследовательского подхода, опиравшуюся на доступные русскоязычные материалы… В целом, большинство книг и статей на английском и французском языке опираются на недостоверную информацию, полученную из западной прессы». И хотя британский исследователь явно сгущал краски, но все же масштаб привлечения советских источников в 1950-1960-е гг. оставался очень скромным.
Примером продуктивного использования опубликованных документов может служить ряд исследований действий советского ВМФ в Средиземном море, основой для которых стали ежегодно публиковавшиеся данные правительства Турции о проходе иностранных кораблей и судов через черноморские проливы. Интенсивно используются в качестве источника материалы прессы и радиопередач стран Европы, Азии, Африки (Франция, Италия, Канада, Португалия, Израиль, Индия, Южная Корея, Китай, Бангладеш, Египет, Ливия, Сирия, Гана, Гвинея и др.); появившиеся мемуары политических деятелей и интервью с государственными чиновниками США, Франции, ФРГ, Израиля, Египта.
Весьма существенно расширился и круг введенных в оборот советских источников – опубликованных документов советского государства, КПСС, тексты выступлений руководителей советского государства (В.И. Ленин, И.В. Сталин, Н.С. Хрущев, Л.И. Брежнев, Ю.В. Андропов, М.С. Горбачев, Э.А. Шеварнадзе,), министерства обороны (Г.К. Жуков, Р.Я. Малиновский, А.А. Гречко, Д.Ф. Устинов, С.Л. Соколов, Д.Т. Язов, В.Д. Соколовский, М.В. Захаров, С.Ф. Ахромеев, Н.В. Огарков, А.А. Епишев), Военно-морского флота (Н.Г. Кузнецов, С.Г. Горшков, В.Н. Чернавин, В.А. Касатонов, Н.Н. Амелько), материалы прессы («Правда», «Известия», «Красная звезда», «Комсомольская правда», «Труд», «Советская Россия», «Ленинградская правда», «Советский флот», «Водный транспорт», «Морской сборник», «Коммунист вооруженных сил», «Военно-исторический журнал», «Военная мысль», «Военные знания», «Военный вестник» и др., материалы ТАСС) и радио. Доступность советских материалов для исследователей, не владеющих русским языком, была обеспечена практикой издания переводных материалов советской прессы для широкого пользования.
Показателем объема и уровня доступности источниковой базы зарубежных исследований можно считать монографию доктора Джонатана Хоу (Jonathan T. Howe) «Морская мощь и глобальная политика в ракетную эпоху», где автор использовал 365 различного рода источников, в т.ч. и 104 советских, а также трехтомное исследование аналитика Центра военно-морских исследований ВМФ США Роберта Херрика «Предназначение советских военно-морских сил», при подготовке которого автор использовал несколько сотен советских источников. Не менее обширная источниковая база была привлечена при подготовке защищенной в 1984 г. в Университете Южной Каролины докторской диссертации Джеймса Триттена (James J. Tritten) «Стратегическое использование советского флота в ядерной войне», текст которой позже был опубликован в виде монографии. Автор использовал в качестве источниковой базы тексты 275 выступлений советских политических и военных руководителей (Н.С. Хрущева, Л.И. Брежнева, Ю.В. Андропова, М.С. Горбачева, министров обороны Р.Я. Малиновского, А.А. Гречко, Д.Ф. Устинова, С.Л. Соколова, главнокомандующего ВМФ С.Г. Горшкова и др.) за период 1956-1985 гг.
И все же источниковая база зарубежных исследований сохраняла целый ряд значительных лакун. Это понимали и сами западные исследователи. Профессор Роберт Вейнланд (Robert G. Weinland), сотрудник Центра военно-морских исследований Университета Рочестер, приступив в начале 1970-х гг. к исследованию операций советского ВМФ в Средиземном море, сетовал на нехватку эмпирического материала. Кэри Джойнт и Олес Смолански, занимаясь тем же вопросом, отмечали «невозможность проведения сравнительного исследования возможностей советского ВМФ и 6-го флота США в Средиземном море».




ПОЛНОСТЬЮ СТАТЬЮ ЧИТАЙТЕ В ПЕЧАТНОЙ ВЕРСИИ ЖУРНАЛА "ВЕСТНИК АРХИВИСТА"

ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ
ВО ВСЕХ ОТДЕЛЕНИЯХ СВЯЗИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПО КАТАЛОГУ АГЕНТСТВА «Роспечать»
«ГАЗЕТЫ. ЖУРНАЛЫ»
в разделе «ИСТОРИЯ. ФИЛОЛОГИЯ»

НА ВТОРОЕ ПОЛУГОДИЕ 2009 г. и первое полугодие 2010 г. ПОДПИСНОЙ ИНДЕКС
ПЕЧАТНОЙ ВЕРСИИ ЖУРНАЛА
"ВЕСТНИК АРХИВИСТА" НА ПОЛУГОДИЕ
48655

НА 2010 г. ПОДПИСКУ С СЕНТЯБРЯ 2009 г. МОЖНО БУДЕТ ОФОРМИТЬ НА ГОДОВОЙ КОМПЛЕКТ ПЕЧАТНОЙ ВЕРСИИ ЖУРНАЛА «ВЕСТНИК АРХИВИСТА»
ПОДПИСНОЙ ИНДЕКС 32337
ПО КАТАЛОГУ АГЕНТСТВА «Роспечать»
«ГАЗЕТЫ. ЖУРНАЛЫ»
в разделе «ИСТОРИЯ. ФИЛОЛОГИЯ»


А ТАКЖЕ ПОДПИСКУ МОЖНО ОФОРМИТЬ С ЛЮБОГО НОМЕРА В ИНТЕРНЕТЕ
НА САЙТЕ
www.presscafe.ru