Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ФОТОГРАФИЯ РАБОЧИХ ПОДМОСКОВЬЯ НАЧАЛА ХХ ВЕКА ИЗ ФОНДОВ МУЗЕЯ «НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ» КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

Печать PDF

Н.В. МОЛОДЦОВА,

г. Истра, Российская Федерация

ФОТОГРАФИЯ РАБОЧИХ ПОДМОСКОВЬЯ НАЧАЛА ХХ ВЕКА ИЗ ФОНДОВ МУЗЕЯ «НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ» КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

Аннотация

В сообщении представлен обзор семейных фотографий рабочих Подмосковья начала ХХ века, которые хранятся в фондах музея «Новый Иерусалим», рассмотрена возможность использования их как исторических источников личного происхождения по истории рабочего класса данного периода.

Abstract

The report presents an overview of family photographs of the workers suburbs of the early twentieth century, which are stored in funds of the Museum "New Jerusalem", considered the possibility of using them as historical sources of personal origin in the working class history of this period.

Ключевые слова

Музей «Новый Иерусалим», фотография, рабочие Подмосковья, исторический источник, документы личного происхождения

Исследователи неоднократно отмечали, что фотографии являются важным историческим источником, но используются они в основном лишь как иллюстративный материал, в отличие от письменных источников, выступающих основой исторических исследований. Это и понятно, ведь сама история исследования письменных источников насчитывает не одно столетие, и новые поколения историков совершенствуют методы этих исследований, тогда как история фотографии, не говоря уже об ее исследовании, составляет пока менее двухсот лет. Однако фотография, как и другие исторические документы, является источником не только интересным, но и многослойным, и та информация, которую она может нам сообщить, во многом будет зависеть от поставленных исследовательских задач.

В музее «Новый Иерусалим» (до 1991 г. он являлся Московским областным краеведческим музеем) фотографии входят в состав документального фонда по истории Подмосковья конца XIX–XX вв. Он содержит ныне 11 тыс. ед. хр. основного фонда, и более четверти из них составляют фотографии. Как и весь музей, документальный фонд существенно пострадал в декабре 1941 г., во время немецкой оккупации. Погибла и большая часть учетной документации, что существенно затрудняет атрибуцию даже тех немногих снимков, которые сохранились. После войны музей продолжал сбор материалов по истории Московской области, в том числе в результате историко-бытовых экспедиций его фонды пополнялись документами и фотографиями, повествующими о жизни рабочих в начале ХХ в. Фотографий рабочих данного периода в музее сравнительно немного, и это не позволяет только на основе их анализа делать широких обобщений, ограничиваясь отдельными наблюдениями. Наш интерес к фотографиям обусловлен еще и тем, что они могут быть отнесены к источникам личного происхождения, которых за данный период из рабочей среды вышло не так уж много.

Хотелось бы рассмотреть несколько фотографий представителей рабочего класса Подмосковья, датируемых примерно 1900–1910-ми гг. которые хранятся в фондах музея «Новый Иерусалим». Их объединяет то, что это семейные фотографии, сделанные в фотосалонах. Такая съемка была для портретируемых определенным поступком, при этом ими создавался определенный образ семьи, какой она хотела предстать перед окружающими и быть запечатленной в памяти потомков. В известной степени эти фотографии можно сравнить с парадными портретами представителей других сословий.

Фотография семьи Козловых с Ликинской мануфактуры была сделана в 1913 г. (КП 27891). Ликинская мануфактура находилась в д. Ликино тогда еще Покровского уезда Владимирской губернии и была довольно крупным текстильным предприятием Московского региона. К сожалению, в материалах историко-бытовой экспедиции музея, участникам которой в свое время удалось получить эту фотографию, не сохранилось сведений о том, кем конкретно являлись члены этой семьи, как их звали, кем они работали. На снимке изображены сидящие по бокам мать и отец, стоящие в центре два старших сына и младший, присевший на стул. Представитель старшего поколения семьи Козловых одет в тужурку, брюки его заправлены в сапоги. Одежда его отнюдь не выглядит выходной и, вероятно, является его единственной верхней одеждой. Ликинских рабочих, одетых в такие тужурки, с застежкой на левую сторону, можно видеть и на снимке «Богоносцы», представляющем участников молебна по случаю пуска фабрики после пасхального перерыва (КП 11900/171), хотя большинство изображенных на фотографии одето в пиджаки. Фактически центральное место на фотографии семьи Козловых занимает старший сын, стоящий в свободной, раскованной позе, опустив одну руку в карман брюк. Его костюм представляет интересный контраст с одеждой отца. Сын в костюме-тройке и ботинках. Дополняет костюм рубашка-косоворотка. Молодой человек не упускает возможности продемонстрировать и цепочку, говорящую о наличии карманных часов. Между тем, судя по фотографии, ему не больше 20 лет. Подростки из рабочих семей начинали работать примерно в 14 лет (а если семья нуждалась, то раньше), и к 1920-м гг. это были уже рабочие со стажем и, наверное, с определенными денежными накоплениями, что отражалось на их внешнем виде и позволяло чувствовать себя довольно уверенно. Перед нами уже не привычный образ «мастерового», а стремление следовать образу выходца из средних слоев городского населения.

Еще меньше мы знаем о семье, которую мы также можем видеть на одной из фотографий из фондов музея (КП 27904). Происходит эта фотография, вероятно, из довоенной коллекции Московского областного краеведческого музея. Изображена на ней, как следует из записи на обороте, семья орехово-зуевских рабочих. Снимок может быть отнесен к 1910-м годам. Он вполне отвечает традиционным представлениям о семейном фото – сидящих в центре родителей окружают представители младшего поколения, дети и, возможно, внуки. Обращает на себя внимание прием провинциального фотографа – для оживления сцены портретируемым даются в руки музыкальные инструменты. Сейчас сидящие по краям мужчины с напряженными лицами и гармошками в руках производят несколько комическое впечатление. Однако давайте присмотримся к ним внимательно. Оба не только в костюмах, но и в белых сорочках с жесткими воротничками, при галстуках. Еще раз приходится выразить сожаление, что мы мало знаем об изображенных на этой фотографии – все ли представители младшего поколения остались рабочими или стали конторщиками, служащими, и изменение социального статуса повлекло за собой и изменение костюма. О том, что мальчики из рабочих семей, начав свой трудовой путь учениками на фабриках, переходили затем в контору, и случаи эти были не так уж редки, мы знаем из биографий и воспоминаний.

Женщины, сидящие в первом ряду, в головных уборах – мать семейства в темном платке, у женщины средних лет на голове темный кружевной шарф или косынка. Возможно, что здесь можно видеть следование традиции, по которой замужние женщины ходят с покрытой головой, в отличие от незамужних, ведь молодые женщины во втором ряду как раз с непокрытыми головами. Но для рабочей среды это правило, как представляется, не было столь обязательным, как в деревне, и мать семейства с фотографии семьи Козловых простоволосая. Возвращаясь к молодым женщинам с орехово-зуевской фотографии, отметим, что костюм их вполне отражает модные тенденции своего времени, и выглядят они при этом весьма уверенными в себе, нет скованности, напротив, некоторое умение «подать себя». Интересно, что в музейной коллекции тканей нет образцов подобного костюма, происходящего из рабочей среды, представлены только традиционные «парочки», или костюмы «казак», состоящие из юбки и кофты. Здесь, безусловно, фотография расширяет наше представление о том, как выглядели выходцы из рабочего сословия, в частности, представители именно молодого поколения.

Можно предполагать, что молодежь из рабочих семей не только в костюме, но и в образе жизни, и в манере поведения стремилась подражать состоятельным слоям городского населения. Действительно, из других источников мы знаем, что в среде рабочей молодежи создаются драматические кружки (члены такого кружка, созданного работниками Богородско-Глуховской мануфактуры в 1912 г., представлены на фото из фондов музея КП 11598), возникают, причем по инициативе рабочих, футбольные команды (материалы по истории таких рабочих спортивных команд, в том числе фотографии, хранятся в фондах музея) и пр.

Не все, однако, стремились к новизне в одежде и образе жизни. Яркий пример традиционализма – фотография братьев Абрамовых, служивших помощниками мастеров на Ликинской мануфактуре. Это вообще необычная семейная фотография – на ней только мужчины. Все с длинными бородами, из семерых четверо в длиннополой одежде с глухой застежкой на левую сторону. На обороте рядом с фамилией изображенных помечено «староверы». Интересно, что двое из братьев держат в руках толстые книги, а еще один свернутый в трубку большой лист бумаги. Думается, что книги у них не случайно. Возможно, это должно показать нам, что перед нами «начетчики», люди в старообрядческой среде очень уважаемые. Конечно, это только предположение. Книги в руках, изображенных заставляют также вспомнить провинциальные купеческие портреты, где портретируемые также нередко держат книги в руках. Обычно это трактуется как признак «просвещенного купца», но книга в руках могла быть и церковная, и тогда это может свидетельствовать о благочестии, что для купеческой среды было очень важной характеристикой. Вообще связь между живописным и фотографическим портретом, преемственность приемов изображения и употребляемых атрибутов – тема довольно интересная, и ее разработка могла бы помочь нам лучше понять сословный и так называемый «бытовой» портрет.

Эти отдельные наблюдения могут быть дополнены и развиты при работе с другими подобными фотографиями, которых, как можно надеяться, немало хранится в подмосковных музеях. Расширение круга источников позволит более уверенно говорить о выводах, которые сейчас являются во многом только предположениями.

Сведения об авторах

Молодцова Наталья Владимировна, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник исторического отдела Музейно-выставочного комплекса Московской области «Новый Иерусалим», г. Истра, Российская Федерация, Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript