Выбор читателей:

Частные письма сибирских ссыльных о «Туруханском бунте». 1908–1912 гг.

News image

УДК 94(57) Д. А. Бакшт Красноярский государственный педагогический университет им. В. П. Астафьева, г. Красноярск, Российская Федерация Частные письма сибирских ссыльных о «Туруханском ...

Прошения как источник изучения истории административной высылки в Тверскую губернию в конце XIX – начале XX в. и повседневных практик поднадзорных

News image

УДК 94(47) 083 О. В. Ванюшина Тверской государственный технический университет, г. Тверь, Российская Федерация Прошения как источник изучения истории административной высылки в Тверскую ...

КРУГЛЫЙ СТОЛ «ЭПОХА IT В АРХИВНОЙ ОТРАСЛИ: ПРОБЛЕМЫ СОХРАННОСТИ И ДОСТУПНОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ» НА 9ОМ IT-ФОРУМЕ В ХАНТЫ-МАНСИЙСКЕ 6-7 июня 2017 г.

News image

"The epoch of IT in the archival industry: problems of preservation and accessibility of electronic documents" on the 9th IT Fo...

Прошения как источник изучения истории административной высылки в Тверскую губернию в конце XIX – начале XX в. и повседневных практик поднадзорных

Печать PDF

УДК 94(47) 083

О. В. Ванюшина

Тверской государственный технический университет, г. Тверь, Российская Федерация

Прошения как источник изучения истории административной высылки в Тверскую губернию в конце XIX – начале XX в. и повседневных практик поднадзорных

К 100-летию Государственной архивной службы России

Olesya V. Vanyushina

Tver State Technical University, Tver, Russian Federation

Petitions as a Source for Studying History of the Administrative Exile in the Tver Gubernia in the Late 19th – Early 20th Century and Everyday Practices of Persons under Surveillance

Аннотация

В статье дается характеристика одного из источников по истории административной политической высылки в Тверскую губернию - прошений, которые содержатся в фондах Государственного архива Тверской области и Государственного архива Российской Федерации. Автор анализирует тематику прошений, порядок их рассмотрения, текстовые особенности, решения, принятые по итогам их рассмотрения. Наибольшее количество прошений касалось вопросов назначения пособия от казны, отмене высылки, сокращении срока надзора, переезде в столицы империи с целью продолжения образования или поиска заработка, переезде в другую местность империи, где проживали близкие родственники, что было связано с особенностями правового положения поднадзорных. Прошения - это ценнейший источник аналитической информации, позволяющий выявить основные проблемы, с которыми сталкивались административно высланные в Тверскую губернию лица в месте вынужденного проживания, реконструировать многие стороны их повседневной жизни, описать специфику правового и материального положения поднадзорных, определить сроки принятия решений и процедуру рассмотрения обращений. Во многих из них описываются те факты из жизни административно высланных лиц, которые не нашли отражение в иной делопроизводственной документации. Анализ просительной документации свидетельствует о тяжелом материальном положении поднадзорных. Обращает на себя внимание сложность процедуры рассмотрения прошений, бюрократизм и длительность переписки между органами власти по вопросам обращений, что затягивало сроки принятия решений и осложняло и без того тяжелое положение поднадзорных. При принятии решений по ходатайствам поднадзорных власти старались действовать в рамках закона. Между тем, на местном уровне, самом близком к населению, наиболее ярко отражалась зависимость людей от местной администрации, которая нередко играла решающую роль в разрешении того или иного вопроса. Большинство лиц, административно высланных в Тверскую губернию, получили право избрать место водворения и в силу циркуляра МВД от 30 декабря 1898 г., не имели права на получение пособия от казны. Руководствуясь эти циркуляром, фактически все просьбы поднадзорных о начислении казенного денежного пособия власти признавали не подлежащими удовлетворению. В большинстве случаев, не были удовлетворены и просьбы поднадзорных о прекращении надзора и разрешении переезда в столицы империи. Временные отлучки дозволялись только по уважительным причинам и в случаях удовлетворительного поведения высланного лица.

Abstract

The article assesses one of the sources on the history of administrative political exile in the Tver gubernia – petitions stored in the fonds of the State Archive of the Russian Federation and the State Archive of the Tver Region. The author analyzes the subject-matter of these petitions, procedure of their consideration, textual patterns, and verdicts on them. Most petitions asked for benefits, revocation of exile, reduction of time under supervision, transfer to capitals in order to resume education or find employment or transfer to a place near relatives’ residence, all of which sprang from legal conditions of persons under supervision. Petitions are a most valuable source of analytical information that allows to identify major problems faced by persons in administrative exile in the Tver gubernia; to reconstruct various aspects of their everyday life; to describe their legal and financial situation; to define decision time and procedures for petitions consideration. Many describe some facts from the life of persons in administrative exile that are reflected in no other record. Petitions reflect hard financial situation of the persons under surveillance. Complexity of procedure for petition consideration, bureaucracy and lengthy communication time delayed decision making and made the situation of persons under surveillance even more difficult. In their decision making the authorities acted within the law. Nevertheless, on the local level (and one closest to the population), the dependence of people from the local administration was strongest. The administration played a crucial role in the settlement of many questions. Most exiled persons in the Tver gubernia could choose their place of living according to the guidance note from the Ministry of Internal Affairs of December 30, 1898, but did not have a right to benefits. In accordance to the note, petitions for benefits were rejected by the authorities. Petitions requesting reduction of time under supervision or transfer to capitals also met denial. Short-term absence was only allowed if the person under supervision had good record and serious reasons for the absence.

Ключевые слова

Прошения, исторические источники, архивные документы, административная политическая высылка, Тверская губерния, конец XIX – начало XX в.

Keywords

Petitions, historical sources, archival documents, administrative political exile, Tver gubernia, late 19th – early 20th century.

В конце XIX – начале XX в. административная высылка использовалась центральными и местными властями в борьбе с леворадикальной частью общества, как средство противодействия революционному движению, и занимала заметное место в карательной политике правительства. Административная высылка подразумевала принудительное удаление во внесудебном порядке «политически неблагонадежных» лиц из мест их постоянного жительства с правом избрания места водворения, либо отправление «на родину» или по месту «приписки» с подчинением гласному или негласному надзору полиции. Высылка же с указанием конкретного места проживания представляла из себя административную ссылку. В качестве мест административной ссылки, как правило, использовались относительно отдаленные от столиц губернии Европейской России, преимущественно Архангельская, Астраханская, Вологодская, Олонецкая, Пермская, Вятская и др., а также весьма отдаленные сибирские губернии и области. Центральные же губернии Европейской России использовались для водворения административно высланных лиц. Столь популярное тогда словосочетание – «сослать в места не столь отдаленные», означало в исследуемое время именно высылку в губернии Европейской России. К числу мест административной высылки была отнесена и Тверская губерния. Здесь не по своей воле оказались многие революционеры, народники и те, кто по какой-либо причине был не согласен с официальной властью. Большинство из них прибыло из Москвы и Санкт-Петербурга.

Особую ценность и важную часть источниковой базы по изучению истории политической высылки в Тверскую губернию представляют прошения административно высланных лиц, а также их родственников на имя губернатора, министра внутренних дел, а также главы Департамента полиции. Основная часть прошений сохранилась в фонде 56 - Канцелярия Тверского губернатора Государственного архива Тверской области, а также в фонде 102 - Департамента полиции Государственного архива Российской Федерации и составляет часть материалов третьего и пятого делопроизводств. Прошения фигурируют как в делопроизводственной документации, так и, например, в личных делах административно высланных лиц.

Анализ прошений исследуемого периода, поступающих в канцелярию тверского губернатора и Департамент полиции, свидетельствует об их многочисленности и разнообразии просьб, с которыми обращались поднадзорные к властям. Чаще всего административно высланные ходатайствовали о назначении пособия от казны, отмене высылки, сокращении срока надзора, о переезде в столицы империи с целью продолжения образования или поиска заработка, о выезде за границу или переезде в другую местность империи, где проживали близкие родственники. Даже о временной отлучке в другой уезд поднадзорный вынужден был ходатайствовать перед губернатором. Благодаря данным источникам можно выявить основные проблемы, возникавшие у административно высланных лиц и степень удовлетворения ходатайств поднадзорных. Прошения, сохранившиеся в фондах как центральных, так и местных архивов, представляют особую ценность для исследования адаптивного поведении и повседневной жизни лиц, административно высланных в Тверскую губернию. Анализ подобных текстов позволяет подробно описать многие стороны повседневной жизни поднадзорных, ознакомиться с процедурой рассмотрения ходатайств. Многие из прошений написаны в эмоциональной форме и отражают личный, психологический настрой их авторов.

Прошения – это источник, отличающийся специфическими особенностями содержания, выявления и анализа. В соответствии с общепринятыми правилами написания подобного рода документов, прошения начинались с обращения к адресату. Чаще всего использовались следующие формулировки: «Его Превосходительству Господину Тверскому Губернатору» или «Его Сиятельству Господину Тверскому Губернатору», «Его Превосходительству Господину Директору Департамента Полиции», «Его Превосходительству Господину Министру Внутренних Дел». Далее в правом верхнем углу указывались сведения о просителе: происхождение, звание, фамилия, имя, отчество. Например, от «крестьянина Костромской губернии Солигалического уезда Карцевской волости Спиридона Спиридонова Кучкина» или «Санкт-Петербургской мещанки Александры Александровой Тимофеевой». Во вступлении, как правило, автор документа коротко описывал обстоятельства его высылки: кем и когда было принято решение о высылке, в какую местность Тверской губернии и на какой срок. Например, «По распоряжению Министра Внутренних Дел от 12 октября с.г. я был выслан из гор. Петрограда в гор. Тверь под гласный надзор полиции». В некоторых случаях проситель мог сразу перейти к делу. Данные сведения могут использоваться для составления базы данных по исследуемой теме, в случае плохой сохранности официальных документов.

Далее излагалась сама просьба. Например, административно высланный в 1907 г. в Тверь за принадлежность к деятельности революционных партий народный учитель, крестьянин Клинского уезда Московской губернии М. В. Караков писал: «Не имея средств к жизни, я имею честь покорнейше просить Ваше Высокопревосходительство разрешить мне педагогическую деятельность или службу в земских учреждениях в месте подчинения моего надзору полиции». Общепринятым являлось обращение со словами: «осмеливаюсь обратиться к Вашему Превосходительству с просьбой», «покорнейше прошу Ваше Превосходительство», «всепокорнейшее прошу вас Ваше Высокопревосходительство неотказать моей прозбы». Нередко просители, пытаясь усилить значимость своей проблемы, писали прошение в сострадательной форме. Так, административно высланный из Санкт-Петербурга в Тверь в 1909 г. крестьянин И. И. Воробьев писал: «Припадая к стопам вашего Высокопревосходительства с покорнейшею просьбой по ходатайствовать обо мне о снятии с меня охраны, и разрешении мне права жительства в городе С. Петербурге для пропитания своего семейства. Слезно Прошу ваше Высокопревосходительство избавьте бедных малолетних детей старшей дочери 13 лет, от прошения милостыни». Несмотря на то, что прошения являлись официальными документами, в стиле многих из них прослеживаются элементы разговорной речи, глубоко личные моменты, подробности повседневно-бытового характера, т. е. те факты из жизни административно высланных лиц, которые не нашли отражение в иной делопроизводственной документации. Прошения как исторический источник несут на себе отпечаток не только эпохи, но и личности автора и дают возможность увидеть жизнь высылаемых лиц с другой стороны, глазами самих поднадзорных.

Прошения свидетельствуют о крайне тяжелом материальном положении большинства лиц, административно высланных в Тверскую губернию в конце XIX – начале XX в. В значительной части из них говорится о неимении у поднадзорных средств к существованию, невозможности найти какой-либо заработок в Тверской губернии. Действительно, при поиске работы административно высланные сталкивались с целым рядом проблем. Среди них низкий спрос на труд поднадзорных в Тверской губернии, ограничения, которые налагало «Положение о полицейском надзоре, учреждаемом по распоряжению административных властей» 1882 г., в праве выбора целого ряда занятий, неприспособленность части поднадзорных к физическому труду. Кроме того, лица, высланные в Тверскую губернию, были лишены государственной поддержки в виде казенного пособия. Это объясняется тем, что, в соответствии с циркуляром МВД от 30 декабря 1898 г., лица, подчиненные гласному надзору полиции в избранном месте жительства, не имели права на получение пособия от казны. Большинство же административно высланных в Тверскую губернию относилось к этой категории высылаемых. В сложившейся ситуации административно высланные начинали писать многочисленные ходатайства о назначении денежного пособия от казны, переводе в губернский центр или другие города империи для поисков работы, переезде в города, где проживают их родственники, об отмене высылки и сокращении срока надзора. Руководствуясь циркуляром МВД от 30 декабря 1898 г. фактически все просьбы поднадзорных о начислении казенного денежного пособия власти признавали не подлежащими удовлетворению. В целом, используя административную высылку, как меру наказания по отношению к оппозиционно настроенным к существующей власти лицам, государство пыталось, не только снизить революционную активность в столицах империи, обезопасить себя и общество от революционных потрясений, но и стимулировать «политически неблагонадежных лиц» к исправлению в сторону «одобрительного» поведения. По мнению власти, материальные лишения, поиск средств к существованию, в условиях целого ряда законодательных ограничений в этой области, должны были отвлечь административно высланных лиц от революционной активности.

Власти очень серьезно подходили к вопросу о предоставлении отлучек поднадзорным или переезде в другие местности империи и тщательно «взвешивали» каждое свое решение. При этом местная администрация и полицейские чины старались действовать исключительно в рамках закона. Административно высланные, состоящие под гласным надзором полиции, не имели права покидать населенный пункт, предназначенный для высылки. В соответствии с «Положением о полицейском надзоре, учреждаемом по распоряжению административных властей» 1882 г., временные отлучки дозволялись только по уважительным причинам и в случаях удовлетворительного поведения высланного лица. Например, в случае тяжелой или смертельной болезни родителей, жены или детей, а также в обстоятельствах, которые грозят разорением его семье и не могут быть улажены без его личного присутствия. В пределах уезда передвижение допускалось и при других обстоятельствах. Отлучки в другие губернии предоставлялись министром внутренних дел с согласия губернатора. Временные отлучки поднадзорных в пределах уезда допускались с разрешения местного начальника полиции, в пределах губернии – местного губернатора. В большинстве случаев просьбы поднадзорных о предоставлении временных отлучек по причине болезни близких родственников, для лечения у врачей-специалистов или другой уважительной причине при положительном заключении местной полиции и губернатора подлежали удовлетворению. В то же время на просьбы административно высланных о предоставлении отлучек с целью продолжения образования, свидания с семьей, поездок на праздники или на летний отдых в большинстве случаев следовал отказ. Например, Саре Рабинович не была разрешена отлучка в д. Устье на летние месяцы «в виду того, что она замечается в сношениях с неблагонадежными лицами: Казанским, Бакуниной, Квашенниковой и другими, возбуждающими большое сомнение в их благонадежности, […] а равно и в виду несомненной неблагонадежности ее, Рабинович, за нею требуется особо тщательное наблюдение».

На местном уровне, самом близком к населению, наиболее ярко отражалась зависимость людей от местной администрации. Нередко решающую роль в решении того или иного вопроса играло мнение уездного исправника. Так, Бежецкий уездный исправник Н. Аничков всячески препятствовал административно высланной Александре Шакол выехать со станции Бежецк в Рыбинск для лечения у специалиста по грудным болезням, куда ее направлял железнодорожный врач. Аничков доносил тверскому губернатору, что у А. Шакол хорошее здоровье и она ежедневно гуляет по улицам города и, как ему известно из частных слухов, она «добивается поездки в означенный город для развлечений и свиданий со знакомыми, и потому я со своей стороны полагал бы ходатайство Шакол отклонить». Вследствие этого прошение А. Шакол тверским губернатором тайным советником Н. Д. Голицыным удовлетворено не было.

Таким образом, прошения - это чрезвычайно информативный и ценный источник по истории административной высылки в Тверскую губернию в конце XIX – начале XX в. Прошения являлись важным каналом взаимосвязи между властью и лицами, состоящими под надзором. Их изучение позволит воссоздать картину повседневной жизни административно высланных лиц.

Список литературы

Гессен, В. М. Административная высылка и ссылка // Гессен В. М. Исключительное положение. − СПб.: Издание Юридического книжного склада «Право», 1908. − С. 23-34.

Перегудова, З. И. Политический сыск России (1880-1917). – М.: РОССПЭН, 2000. – 432 с.

Токарева, С. Н. Полицейские и поднадзорные: российское законодательство и практика полицейского надзора в Курской губернии ( конец XIX –начало XX вв.) // Новый исторический вестник. − 2013.− № 4 (38). − С.28-55.

References

GESSEN, V. M. Administrativnaya vysylka i ssylka [Administrative banishment and exile. In Russ.] IN: GESSEN, V. M. Isklyuchitel'noe polozhenie [The exceptional situation. In Russ.] St. Petersburg, Izdanie Yuridicheskogo knizhnogo sklada “Pravo”publ., 1908, pp. 23-34.

PEREGUDOVA, Z. I. Politicheskii sysk v Rossii (1880-1917) [Political police in Russia. In Russ.] Moscow, ROSSPEN publ., 2000, 432 p.

TOKAREVA, S. N. Politseiskie i podnadzornye: rossiiskoe zakonodatel'stvo i praktika politseiskogo nadzora v Kurskoi gubernii ( konets XIX –nachalo XX vv.) [The Policemen and the Supervised: Russian Legislation and Police Surveillance Activities in the Kursk Region (late XIX – early XX centuries). In Russ.] IN: Novyi istoricheskii vestnik, 2013, no.4 (38), pp.28-55.

Сведения об авторах

Ванюшина Олеся Викторовна, кандидат исторических наук, Тверской государственный технический университет, старший преподаватель, г. Тверь, Российская Федерация, 8-920-690-61-07, Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

About authors

Vanyushina Olesya Викторовна, PhD in History, Tver State Technical University, assistant professor, Tver, Russian Federation, +7-920-690-61-07, Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.