Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация   ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ   Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация   ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ   Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация   Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.   Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

«История и перспективы социально-экономического развития, государственного регулирования и местного самоуправления Юга России и Украины»

Печать PDF

21-22 мая 2010 г. в г. Курске (Россия) и г. Сумы (Украина)

состоялась в режиме on-line

Международная научно-практическая конференция

«История и перспективы социально-экономического
развития, государственного регулирования и местного
самоуправления Юга России и Украины»

на базе кафедры истории государства и права Курского государственного технического университета и кафедры управления Сумского государственного университета


Міжнародна науково-практична
конференція «Історія та перспективи соціально-економічного,
державного регулювання та місцевого
самоврядування Півдня Росії та України»


ПРОГРАММА



21-22 мая 2010 года
21-22 травня 2010 року







Курск – Сумы, 2010



Конференция посвящена научно-теоретическим и практическим подходам к формированию эффективных методов взаимодействия и социально-экономического развития Юга России и Украины на государственном, региональном и местном уровнях в условиях исторических и современных факторов.

Сопредседатели оргкомитета
Емельянов С.Г. - докт. техн. наук, профессор, ректор Курского государственного технического университета.
Васильев A.B. - канд. техн. наук, профессор, ректор Сумского государственного университета.

Заместители cопредседателей оргкомитета
Пашин В.П. - докт. ист. наук, профессор, заведующий кафедрой «История государства и права» КурскГТУ.
Телиженко A.M. - докт. эконом. наук, профессор, заведующий кафедрой управления СумГУ.

Ученые секретари оргкомитета
Хлопова И.Е. - канд. ист. наук, ст. преподаватель кафедры «История государства и права» КурскГТУ.
Лукьянихин В.А. - канд. эконом. наук, доцент, докторант кафедры управления СумГУ.


21 МАЯ 2010 г.
(ПЯТНИЦА)



ОТКРЫТИЕ КОНФЕРЕНЦИИ
Приветственное слово:
ректор Курского государственного технического университета,
док. тех. наук, профессор Сергей Геннадьевич Емельянов
ректор Сумского государственного университета
канд. тех. наук, профессор Анатолий Васильевич Васильев

ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ

1. Анфертьев Иван Анатольевич, к.и.н., профессор Учебно-научного центра «Новая Россия. История постсоветской России» Российского государственного гуманитарного университета, главный редактор журнала «Вестник архивиста»
«Проблемы освещения межархивных связей на постсоветском пространстве в российской научной периодике»

2. Свитайло Нина Дмитриевна, к.ф.н., доцент, проректор по научно-педагогической деятельности и гуманитарным вопросам СумГУ
«Тенденция трудовой миграции в приграничных областях»

3. Минакова Ирина Вячеславовна, д.э.н., профессор, зав. кафедрой «Мировой и национальной экономики» КурскГТУ
«Эколого-экономические проблемы развития приграничных территорий России и Украины»

4. Звагельский Виктор Борисович, к.ф.н., доцент кафедры истории СумГУ,
«Историко-географические вопросы "Слова о полку Игореве»

5. Коровин Владимир Викторович, д.и.н., доцент кафедры «Конституционное право России» КурскГТУ
«Об интернациональном характере партизанской борьбы в годы Великой Отечественной войны (на примере боевого содружества народных мстителей Курской и Сумской областей)»

6. Балацкий Олег Федорович, д.э.н., профессор кафедры управления СумГУ, Лапин Евгений Васильевич, д.э.н., профессор, председатель правления ОАО «Сумыхимпром», Жулавский Аркадий Юрьевич, к.э.н., профессор кафедры управления СумГУ (докладчик Жулавский А.Ю.)
«Теоретические и практические аспекты оценки экономического потенциала территории»

7. Пашин Василий Петрович, д.и.н., профессор, зав. кафедрой «История государства и права» КурскГТУ
«Губители государства российского (прошлое и настоящее кадровой политики)»

8. Жулавский Аркадий Юрьевич, к.э.н., профессор кафедры управления СумГУ, Грищенко Вадим Федорович, к.э.н., старший преподаватель кафедры управления СумГУ (докладчик Грищенко В.Ф.)
«Организационно-механический механизм экологизации экспортно-импортных операций»
ЗАСЕДАНИЯ СЕКЦИЙ

Секция 1


«РОССИЯ И УКРАИНА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ»

Председатель секции - М.В. Соловьянова, к.и.н., ст. преподаватель
секретарь секции - Н.М. Крыгина, преподаватель.

Выступают:

1. Воеводкина Е.В. К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ОРГАНОВ ГОРОДСКОГО УПРАВЛЕНИЯ КУРСКА В КОНЦЕ 18 – 19 ВВ.

2. Ракитин А.С. О ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ ЖИТЕЛЕЙ ЮГА РОССИИ НА ДОНУ В СЕРЕДИНЕ XVII ВЕКА

3. Шишкарева Т.Н. РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ДОЛЖНОСТИ СЕЛЬСКОГО СТАРОСТЫ В СТАНОВЛЕНИИ КРЕСТЬЯНСКОГО ОБЩЕСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ РЕФОРМЫ 1861 Г. (ПО МАТЕРИАЛАМ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ)

4. Аболмасова М.В., Крыгина Н.М. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

5. Печникова О.Г. МЕДИЦИНСКИЙ ДЕПАРТАМЕНТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОСИЙСКОЙ ИМПЕРИИ – СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ

6. Воронковская Е.С., Крыгина Н.М. ИЗ ИСТОРИИ ПРАВОВОГО НОРМИРОВАНИЯ ОЦЕНКИ ЗЕМЛИ В РОССИИ

7. Кузнецова Т.Л. 22-ая КУРСКАЯ ПОВЕРОЧНАЯ ПАЛАТКА

8. Горлова Т.В. ДВЕ ВЕТВИ ВЛАСТИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ОБОЯНСКОГО УЕЗДА КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА)

9. Пахомова А.Н. ВЛИЯНИЕ СОВЕТСКОЙ ПОЛИТИКИ ПАРТИИ НА ОБЩЕСТВО В ЦЧР В 1920-1930-Х ГГ. В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ

10. Малиевский Р.Р., Соловьянова М. В. РОЛЬ КУРСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В ПРОЦЕССЕ СТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА (1917-1928 ГГ.)

11. Соловьянова М.В. БОРЬБА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ С ЧАСТНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПРАКТИКОЙ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА (НА МАТЕРИАЛАХ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ)

12. Бунина Е.Ю., Картамышева Н.В. К ВОПРОСУ О РАЗВИТИИ СТРАХОВЫХ ОРГАНОВ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД (НА МАТЕРИАЛАХ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ)

13. Бухарина Н.Д., Бухарина Ю.Д. РАЗРАБОТКА ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТАНДАРТОВ В ОБЛАСТИ ЭНЕРГЕТИКИ СССР В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX В.: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

14. Хлопова И.Е. О ПРИЗЫВНОЙ КАМПАНИИ 1924 Г. В КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ

15. Находкин В.В., Хлопова И.Е. КРАСНАЯ АРМИЯ В СЕРЕДИНЕ 20-Х ГГ. XX ВЕКА В СССР

16. Семерова М.В., Хлопова И.Е. ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ КРАСНОАРМЕЙЦЕВ В ГОДЫ ПРОВЕДЕНИЯ ВОЕННОЙ РЕФОРМЫ 1924-1925 ГГ. В СССР

17. Тошева Н.А., Тошева М.С. РОЛЬ РОССИЙСКИХ И УКРАИНСКИХ УЧЕНЫХ В РАЗВИТИИ ТАНКОСТРОЕНИЯ СССР в 1930-1940-е гг.

18. Манжосов А.Н., Золотухин А.Ю. ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ О ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ – ВОССТАНОВИТЕЛЯХ МАГИСТРАЛЕЙ УКРАИНЫ В 1943-1944 ГГ.

19. Цуканова О.М. РОЛЬ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА В ОЗДОРОВЛЕНИИ НАСЕЛЕНИЯ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ (1925- 1941 гг.)

20. Исаева И.В. ВОССТАНОВЛЕНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО ИНДИВИДУАЛЬНОГО ЖИЛИЩНОГО ФОНДА г. КУРСКА В ПЕРИОД 1943 -1948 ГГ.

21. Кондакова С.В., Пашин В.П. ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ И УГОЛОВНОГО ПРАВА В СВЯЗИ С НОВЫМИ ЗАДАЧАМИ В СССР (1953-1964 ГГ.)

22. Гордеев И. А. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ГРАЖДАН, УВОЛЕННЫХ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ В РОССИИ

23. Синельников Б.В. СВЕКЛОСАХАРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ЮГА РОССИИ И УКРАИНЫ В КОНТЕКСТЕ VI-ОЙ ДЛИННОЙ ВОЛНЫ Н.Д. КОНДРАТЬЕВА.

24. Семенов В.М. ЗАСЕЛЕННЯ СЛОБІДСЬКОЇ УКРАЇНИ ЯК ДОСВІД УКРАЇНСЬКО-РОСІЙСЬКОЇ ВЗАЄМОДІЇ.

25. Левковський О.М. ЕКОНОМІЧНІ ТА СОЦІАЛЬНІ ПРИЧИНИ ДЕМОГРАФІЧНИХ ЦИКЛІВ В РОСІЇ ТА УКРАЇНІ ДО ПОЧАТКУ ЖОВТНЕВОЇ РЕВОЛЮЦІЇ.

Секция 2

«ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И РАЗВИТИЯ ПРИГРАНИЧНЫХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ И УКРАИНЫ»


Председатель – А.Н. Пахомова, к.и.н., доцент
секретарь секции - Т.В. Горлова, преподаватель.


Выступают:

1. Соловьева Т.Н., Цуканов Г.И. ЕВРОРЕГИОНЫ – ПЕРСПЕКТИВНАЯ ФОРМА ПРИГРАНИЧНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИИ И УКРАИНЫ

2. Кондратюк Е.А. ПРОБЛЕМЫ ПОДПИСАНИЯ «БОЛЬШОГО ДОГОВОРА» (К ВОПРОСУ ОБ ОТНОШЕНИЯХ РОССИИ И УКРАИНЫ В 1990-Е ГГ.)

3. Протасов В.В. АНАЛИЗ СИСТЕМЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МЕНЕДЖМЕНТА ПРЕДПРИЯТИЙ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ

4. Дмитриева О.А. «СТАРЫЕ» ЛЕКАРСТВА ДЛЯ «НОВОЙ» СИСТЕМЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ИЛИ ИСТОКИ ПСЕВДОВОССТАНОВЛЕНИЯ ОТРАСЛИ.

5. Крыгина Н.М. ФОРМИРОВАНИЕ И ОЦЕНКА ПОТЕНЦИАЛА РАЗВИТИЯ КОРРЕКЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ В УКРАИНЕ СЕРЕДИНЫ ХХ ВЕКА

6. Крыгина Н.М. ЗАКОНОДАТЕЛЬНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ КОРРЕКЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ КОНЦА 80-Х– НАЧАЛА 90-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА

7. Безусская А.Ю., Лукьянихин В.А. ЭКОЛОГИЗАЦИЯ ПРОЦЕССОВ РАЗРАБОТКИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СТРАТЕГИЙ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ.

8. Дмитриева О.А. «КОПЬЯ И СУДЬБЫ» В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ.

9. Родіонов О.В. НАПРЯМИ РОЗВИТКУ СОЦІАЛЬНО-ЕКОЛОГІЧНОЇ ДІЯЛЬНОСТІ ПІДПРИЄМСТВ.

10. Глубіцька Т.В. ЕКОЛОГО-ЕКОНОМІЧНІ ЗАГРОЗИ ФУНКЦІОНУВАННЯ АВТОТРАНСПОРТУ УКРАЇНИ ТА РОСІЇ.

11. Котенко Н. В., Ілляшенко Т.О. РЕАЛІЗАЦІЯ КОНЦЕПЦІЇ СТАЛОГО РОЗВИТКУ ТЕРИТОРІЇ ШЛЯХОМ ВПРОВАДЖЕННЯ ЕКОЛОГО-ЕКОНОМІЧНИХ ЗОН.

12. Вишницька О.І. ФОРМУВАННЯ РЕГІОНАЛЬНИХ ТА ЛОКАЛЬНИХ ЕКОЛОГО-ЕКОНОМІЧНИХ ПОКАЗНИКІВ ІНВЕСТИЦІЙ ЕКОЛОГІЧНОГО СПРЯМУВАННЯ.

13. Вакуленко І.А., Лук´янихіна О.А. МОЖЛИВОСТІ ТА ПРОБЛЕМИ МІЖНАРОДНОГО СПІВРОБІТНИЦТВА У БІОЕНЕРГЕТИЧНІЙ СФЕРІ.

14. Прокопенко О.В., Кліменко О.В. ПРОБЛЕМИ ТА ПЕРСПЕКТИВИ ФОРМУВАННЯ СИСТЕМИ ЕКОЛОГІЗАЦІЇ ІННОВАЦІЙНО-ІНВЕСТИЦІЙНОЇ ДІЯЛЬНОСТІ.

15. Похилько С.В. КАЧЕСТВО ВОЗДУХА КАК ИНСТРУМЕНТ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТЕХНИКИ.

16. Бурима Л.Я., Литвинчук А.А. СТРУКТУРА УЩЕРБОВ ОТ РИСК СИТУАЦИЙ И ВОЗМОЖНОСТИ ИХ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ И ОЦЕНКИ.

17. Кириченко К.И., Лукьянихин В.А. ОПЫТ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЕКТОВ СОТРУДНИЧЕСТВА ПРИГРАНИЧНЫХ ТЕРРИТОРИЙ.

18. Бурима Л.Я. РАЗРАБОТКА КРИТЕРИЕВ ОЦЕНКИ СОСТОЯНИЯ ПРЕДПРИЯТИЯ ДЛЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СИСТЕМЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ В РЕГИОНАХ С ПОЗИЦИЙ ПРОИСХОДЯЩИХ СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ.

19. Лисиця В.І. ШЛЯХИ ПІДВИЩЕННЯ ЕНЕРГОЕФЕКТИВНОСТІ ТЕПЛОПОСТАЧАННЯ СУМСЬКОГО РЕГІОНУ.

20. Телиженко А.М. УПРАВЛЕНИЕ КАЧЕСТВОМ АТМОСФЕРНОГО ВОЗДУХА НА МЕЖГОСУДАРЧСТВЕННОМ УРОВНЕ.

21. Мартынец В.В. ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СТРАХОВАНИЕ КАК ЭЛЕМЕНТ МЕХАНИЗМА УПРАВЛЕНИЯ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТЬЮ.

22. Горобченко Д.В. ВПЛИВ РИНКОВОЇ КОН’ЮНКТУРИ НА ФОРМУВАННЯ ЕКОЛОГІЧНОГО БОРГУ.

23. Гудзь М.В. СОГЛАСОВАНИЕ ИНТЕРЕСОВ УЧАСТНИКОВ РЕАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИИ ЭФФЕКТИВНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОТЕНЦИАЛА КУРОРТНО-РЕКРЕАЦИОННЫХ ТЕРРИТОРИЙ.

24. Федчак О.М. ФІНАНСОВЕ ЗАБЕЗПЕЧЕННЯ РАЦІОНАЛЬНОГО ВИКОРИСТАННЯ ТА ОХОРОНИ ПРИРОДНИХ РЕСУРСІВ В УКРАЇНІ.

25. Сірик Т.А. АНАЛІЗ ФАКТОРІВ ВПЛИВУ ПАКУВАЛЬНИХ ВІДХОДІВ НА НАВКОЛИШНЄ СЕРЕДОВИЩЕ.

26. Ліпич Л. Г., Івашко О. А. СПЕЦІАЛЬНІ РЕЖИМИ ЯК ФАКТОРИ ЗАЛУЧЕННЯ ІНВЕСТИЦІЙ В ЕКОНОМІКУ УКРАЇНИ І РОСІЇ.

27. Роздобудько Э.В., Милютин В.М. ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭНЕРГОСБЕРЕГАЮЩИХ ТЕХНОЛОГИЙ В ПРОМЫШЛЕННЫХ РЕГИОНАХ.

28. Шваб О.В. ІНТЕГРАЦІЙНА СТРАТЕГІЯ УКРАЇНИ ЯК ФАКТОР РОЗВИТКУ НАЦІОНАЛЬНОГО ГОСПОДАРСТВА.

Секция 3


«ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРОЙ»

Председатель – В.Ю. Байбаков, к.и.н., доцент,

секретарь секции – Н.В. Картамышева, к.и.н., ст. преподаватель.
Выступают:

1. Байбаков В.Ю. Б.А. КИСТЯКОВСКИЙ О ПРИНЦИПАХ И МЕТОДОЛОГИИ ПРАВА

2. Петрищева Н.С. СОВЕТСКОЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

3. Письменов В. Н. К ВОПРОСУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ УСТРОЙСТВЕ НА КУРСКОЙ ЗЕМЛЕ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

4. Беляев С.А. РАЗВИТИЕ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

5. Авилов Я.Д., Байбаков В.Ю. ФОРМИРОВАНИЕ МНОГОПАРТИЙНОСТИ В РОССИИ В КОНЦЕ XX В.

6. Павленок А.Б., Пахомова А.Н. ПОЛОЖЕНИЕ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ.

7. Рамазанов С.К., Шмальц О.І., Воронова Г.Г. ЗАКОНОДАВЧА БАЗА УКРАЇНИ ЯК СТИМУЛ ВПРОВАДЖЕННЯ ІНФОРМАЦІЙНИХ ТЕХНОЛОГІЙ В ОРГАНИ МІСЦЕВОГО САМОВРЯДУВАННЯ ДЛЯ ЕФЕКТИВНОГО УПРАВЛІННЯ СОЦІАЛЬНО-ЕКОНОМІЧНОЮ СФЕРОЮ.

8. Литвиненко І.Ю. ОРЕНДА В СИСТЕМІ БУХГАЛТЕРСЬКОГО ОБЛІКУ: ВПЛИВ ЕКОНОМІКО-ПРАВОВИХ ФАКТОРІВ.

9. Ильяшенко К.В. ЭКОНОМИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ НА ЗЕМЕЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ В УКРАИНЕ.

10. Валенкевич Л.П. ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ УПРОЩЕННОЙ СИСТЕМЫ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ СУБЪЕКТОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИГРАНИЧНЫХ ОБЛАСТЕЙ РОССИИ И УКРАИНЫ.


СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ

ЗБІРКА НАУКОВИХ СТАТЕЙ


Международная научно-практическая конференция
«История и перспективы социально-экономического развития, государственного регулирования и местного самоуправления Юга России и Украины»

Міжнародна науково-практична конференціа «Історія та перспективи соціально-економічного розвитку, державного регулювання та місцевого самоуправління Півдня Росії та України»




21-22 мая 2010 года

21-22 травня 2010 року






Курск – Сумы, 2010


УДК 353(2Рос)(091)+332.1(091)(2Рос)+94(470+477)

ББК 67.400.6/1(2Рос)+65.9(2Рос)+63.3(2Рос)
И 907


Ответственный редактор:

В. П. Пашин, заведующий кафедрой истории государства и права КГТУ, доктор исторических наук, профессор

Редакционная коллегия:

Байбаков В.Ю., кандидат исторических наук, доцент

Хлопова И.Е., кандидат исторических наук, старший преподаватель



И 907 История и перспективы социально-экономического развития,

государственного регулирования и местного самоуправления Юга России и Украины [Текст]: Сборник научных статей / Отв. ред. В.П. Пашин; Курск гос. техн. ун-т, 2010. – 284 с.


В сборнике представлены материалы, подготовленные к проведению Международной научно-практической конференции «История и перспективы социально-экономического развития, государственного регулирования и местного самоуправления Юга России и Украины».
Материалы данной книги на основе исторических и современных факторов освещают научно-теоретические и практические подходы к формированию эффективных методов взаимодействия и развития Юга России и Украины на социально-экономическом, государственном и местном уровнях.
Для студентов высших учебных заведений, аспирантов, всех тех, кто интересуется актуальными вопросами взаимоотношений России и Украины.

Материалы публикуются в авторской редакции.


УДК 353(2Рос)(091)+332.1(091)(2Рос)+94(470+477)
ББК 67.400.6/1(2Рос)+65.9(2Рос)+63.3(2Рос)

© Курский государственный
технический университет, 2010




Уважаемые участники!

Примите слова искренней признательности за большую целенаправленную работу по сохранению и укреплению традиций взаимопонимания, сотрудничества двух дружественных стран.
Отрадно отметить, что конференция начинает свою деятельность в преддверии 65-летия Великой Победы. Страшные испытания, посланные Великой Отечественной войной, не смогли сломить волю и дух братских народов. Сознавая высокую ответственность перед памятью павших, администрация Курской области уже много лет плодотворно сотрудничает в сферах патриотического и духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения России и Украины.
Для правильной оценки развития любого государства необходимо точное определение его взаимоотношений с другими государствами.

Построение гражданского общества требует от нас экономических и политических решений международного уровня. Администрация Курской области надеется, что участники конференции получат возможность всесторонне рассмотреть вопросы о дальнейшем эффективном использовании экономического потенциала приграничных регионов и в целом развития сотрудничества России и Украины.
Для всех очевидно, что самое сложное и самое ответственное дело - обеспечение единения всех прогрессивных сил, все истинных патриотов.
Провозглашая безусловную ценность человеческой личности, ее свободу и достоинство, необходимо помнить, что свобода, талант, любые открывающиеся нам возможности могут и должны служить идеалам добра, сострадания, любви к людям. Желаю успешной и плодотворной работы!




Губернатор Курской области А.Н. Михайлов







Уважаемые участники международной научно-практической конференции!

Множественные социально-экономические и политические изменения, происходящие сегодня в нашей стране и государствах ближнего зарубежья, связанные с развитием рыночных отношений, эволюцией государственных институтов, формированием гражданского общества, безусловно, требуют научного осмысления и обоснования. Всестороннее и глубокое теоретическое изучение этих процессов имеет несомненное практическое значение, позволяя в реальной жизни существенно уменьшить возможность совершения ошибок и избежать неприятных последствий недостаточно продуманных решений. В равной степени это относится и к экономике, и к политике. С этой точки зрения считаю тему конференции - «История и перспективы социально-экономического развития, государственного регулирования и местного самоуправления Юга России и Украины» чрезвычайно важной и актуальной.
Анализ исторических аспектов социально-экономического развития наших государств, имеющих общие исторические корни и многовековой опыт формирования устойчивых хозяйственных связей, позволяет по-новому взглянуть на наши нынешние общие проблемы и определить пути дальнейшего сотрудничества на благо граждан России и Украины.
В Курской области делается немало для укрепления отношений между нашими государствами. В рамках подписанных многосторонних соглашений развиваются экономические и межпарламентские связи с регионами Республики Украина, в числе которых — Сумская и Харьковская области, Автономная Республика Крым и другие. Выражаю уверенность в том, что участники конференции внесут свой вклад в эти позитивные процессы.
Знаменательно, что организаторами конференции являются ученые российского и украинского университетов, что свидетельствует об общих научных интересах и желании объединить и направить интеллектуальные силы на созидание, развитие и процветание наших государств. Желаю участникам конференции плодотворной работы и творческих успехов.


Председатель Курской Областной Думы А. А. Кичигин


Дорогие братья и сестры!

Сердечно рад приветствовать на благодатной земле Курской организаторов и участников Международной конференции «История и перспективы социально-экономического развития, государственного регулирования и местного самоуправления Юга России и Украины»!
В настоящее время общество сталкивается с рядом проблем в экономической, социальной, а также культурной сферах. Однако главным вопросом продолжает оставаться наше духовно-нравственное состояние. И в основе этих общественных недугов лежит утрата нравственных ориентиров. Отмечая глубокую связанность науки с духовными ценностями, мы видим такое взаимодействие одним из решений проблем общества, и государства. Огромный потенциал наших духовно-нравственных, идейных и научных изысканий должен послужить действенным средством формирования национального, патриотического и гражданского самосознания.
Не умаляя великую роль Русской Православной Церкви в воссоздании исторически сложившихся истоков взаимодействия Украины и России, отмечаем, что сегодняшняя конференция должна стать прямым диалогом представителей государственной власти, местного самоуправления, научных организаций, представителей духовенства на пути их широкого научного сотрудничества.
Надеемся, что проведение таких мероприятий, способствующих воссоединению наших народов, станет доброй традицией, служащей формированию национального сознания и приумножению добрых начал в общественной, семейной и личной жизни.
Желаю гостям и участникам конференции неоскудевающей помощи Божьей, творческих успехов и новых научных свершений!



Архиепископ Курский и Рыльский Герман







Уважаемые коллеги, студенты и гости нашего города!

 

 

Сегодня мы открываем международную научно-практическую конференцию «История и перспективы социально-экономического развития, государственного регулирования и местного самоуправления Юга России и Украины».
Несколько слов об особенностях этой конференции. Проведение такой конференции это не только чисто научно-исследовательская работа, которую демонстрируют участники конференции, но и практика использования новейших возможностей. Сегодня мы представляем новую информационную культуру, преобразующую наше научное и образовательное пространства.
Небывало высок уровень соучредителей этой конференции и состав участников. Проводимая международная научно-практическая конференция, как видно по географии присланных докладов, объединила в одном мероприятии не только гуманитариев различных ВУЗов страны, но и заинтересованных ученых из других государств.
Сегодня мы еще раз обращаемся к нашим истокам, к нашей общей истории. В современных условиях динамичного потребительского рынка и постоянно внедряющихся новых технологий изучение истории является первоочередной задачей для нормального экономического развития общества.
Университет с готовность поддерживает новые преобразования и начинания в области международного сотрудничества.
Сегодняшняя конференция является важным шагом на пути плодотворного сотрудничества с Украиной. Конференция открывает возможности по установлению важных контактов на оперативном уровне, а также по определению пробелов в исторической науке.
Мне хотелось бы пожелать всем участникам конференции конструктивной дискуссии, интересных докладов, обмена опытом.
Международную научно-практическую конференцию «История и перспективы социально-экономического развития, государственного регулирования и местного самоуправления Юга России и Украины» разрешите считать открытой!

Ректор Курского государственного технического университета С.Г. Емельянов


СОДЕРЖАНИЕ

РАЗДЕЛ I. РОССИЯ И УКРАИНА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Пашин В.П. ГУБИТЕЛИ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО (ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ)

Воеводкина Е.В. К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ОРГАНОВ ГОРОДСКОГО УПРАВЛЕНИЯ КУРСКА В КОНЦЕ 18 – 19 ВВ.

Ракитин А.С. О ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ ЖИТЕЛЕЙ ЮГА РОССИИ НА ДОНУ В СЕРЕДИНЕ XVII ВЕКА

Шишкарева Т.Н. РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ДОЛЖНОСТИ СЕЛЬСКОГО СТАРОСТЫ В СТАНОВЛЕНИИ КРЕСТЬЯНСКОГО ОБЩЕСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ РЕФОРМЫ 1861 Г. (ПО МАТЕРИАЛАМ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Аболмасова М.В., Крыгина Н.М. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Печникова О.Г. МЕДИЦИНСКИЙ ДЕПАРТАМЕНТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОСИЙСКОЙ ИМПЕРИИ – СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ

Воронковская Е.С., Крыгина Н.М. ИЗ ИСТОРИИ ПРАВОВОГО НОРМИРОВАНИЯ ОЦЕНКИ ЗЕМЛИ В РОССИИ

Кузнецова Т.Л. 22-ая КУРСКАЯ ПОВЕРОЧНАЯ ПАЛАТКА

Горлова Т.В. ДВЕ ВЕТВИ ВЛАСТИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ОБОЯНСКОГО УЕЗДА КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА)

Пахомова А.Н. ВЛИЯНИЕ СОВЕТСКОЙ ПОЛИТИКИ ПАРТИИ НА ОБЩЕСТВО В ЦЧР В 1920-1930-Х ГГ. В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ

Малиевский Р.Р., Соловьянова М. В. РОЛЬ КУРСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В ПРОЦЕССЕ СТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА (1917-1928 ГГ.)

Соловьянова М.В. БОРЬБА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ С ЧАСТНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПРАКТИКОЙ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА
(НА МАТЕРИАЛАХ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Бунина Е.Ю., Картамышева Н.В. К ВОПРОСУ О РАЗВИТИИ СТРАХОВЫХ ОРГАНОВ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД (НА МАТЕРИАЛАХ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Бухарина Н.Д., Бухарина Ю.Д. РАЗРАБОТКА ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТАНДАРТОВ В ОБЛАСТИ ЭНЕРГЕТИКИ СССР В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX В.: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Хлопова И.Е. О ПРИЗЫВНОЙ КАМПАНИИ 1924 Г. В КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ

Находкин В.В., Хлопова И.Е. КРАСНАЯ АРМИЯ В СЕРЕДИНЕ 20-Х ГГ. XX ВЕКА В СССР

Семерова М.В., Хлопова И.Е. ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ КРАСНОАРМЕЙЦЕВ В ГОДЫ ПРОВЕДЕНИЯ ВОЕННОЙ РЕФОРМЫ 1924-1925 ГГ. В СССР

Тошева Н.А., Тошева М.С. РОЛЬ РОССИЙСКИХ И УКРАИНСКИХ УЧЕНЫХ В РАЗВИТИИ ТАНКОСТРОЕНИЯ СССР в 1930-1940-е гг.

Манжосов А.Н., Золотухин А.Ю. ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ О ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ – ВОССТАНОВИТЕЛЯХ МАГИСТРАЛЕЙ УКРАИНЫ В 1943-1944 ГГ.

Коровин В.В. ОБ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОМ ХАРАКТЕРЕ ПАРТИЗАНСКОЙ БОРЬБЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (НА ПРИМЕРЕ БОЕВОГО СОДРУЖЕСТВА НАРОДНЫХ МСТИТЕЛЕЙ КУРСКОЙ И СУМСКОЙ ОБЛАСТЕЙ)

Цуканова О.М. РОЛЬ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА В ОЗДОРОВЛЕНИИ НАСЕЛЕНИЯ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ (1925- 1941 гг.)

Исаева И.В. ВОССТАНОВЛЕНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО ИНДИВИДУАЛЬНОГО ЖИЛИЩНОГО ФОНДА г. КУРСКА В ПЕРИОД 1943 -1948 ГГ.

Кондакова С.В., Пашин В.П. ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ И УГОЛОВНОГО ПРАВА В СВЯЗИ С НОВЫМИ ЗАДАЧАМИ В СССР (1953-1964 ГГ.)
Гордеев И. А. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ГРАЖДАН, УВОЛЕННЫХ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ В РОССИИ

РАЗДЕЛ II. ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И РАЗВИТИЯ ПРИГРАНИЧНЫХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ И УКРАИНЫ

Соловьева Т.Н., Цуканов Г.И. ЕВРОРЕГИОНЫ – ПЕРСПЕКТИВНАЯ ФОРМА ПРИГРАНИЧНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИИ И УКРАИНЫ

Минакова И.В., Марганова О.Н., Коварда В.В., Дрантусов А.В. ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ПРИГРАНИЧНЫХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ И УКРАИНЫ

Кондратюк Е.А. ПРОБЛЕМЫ ПОДПИСАНИЯ «БОЛЬШОГО ДОГОВОРА» (К ВОПРОСУ ОБ ОТНОШЕНИЯХ РОССИИ И УКРАИНЫ В 1990-Е ГГ.)

Протасов В.В. АНАЛИЗ СИСТЕМЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МЕНЕДЖМЕНТА ПРЕДПРИЯТИЙ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ

Дмитриева О.А. «СТАРЫЕ» ЛЕКАРСТВА ДЛЯ «НОВОЙ» СИСТЕМЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ИЛИ ИСТОКИ ПСЕВДОВОССТАНОВЛЕНИЯ ОТРАСЛИ

Крыгина Н.М. ФОРМИРОВАНИЕ И ОЦЕНКА ПОТЕНЦИАЛА РАЗВИТИЯ КОРРЕКЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ В УКРАИНЕ СЕРЕДИНЫ ХХ ВЕКА

Крыгина Н.М. ЗАКОНОДАТЕЛЬНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ КОРРЕКЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ КОНЦА 80-Х– НАЧАЛА 90-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА

Дмитриева О.А. «КОПЬЯ И СУДЬБЫ» В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

РАЗДЕЛ III. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРОЙ

Байбаков В.Ю. Б.А. КИСТЯКОВСКИЙ О ПРИНЦИПАХ И МЕТОДОЛОГИИ ПРАВА

Петрищева Н.С. СОВЕТСКОЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Письменов В. Н. К ВОПРОСУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ УСТРОЙСТВЕ НА КУРСКОЙ ЗЕМЛЕ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

Беляев С.А. РАЗВИТИЕ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Авилов Я.Д., Байбаков В.Ю. ФОРМИРОВАНИЕ МНОГОПАРТИЙНОСТИ В РОССИИ В КОНЦЕ XX В.

Павленок А.Б., Пахомова А.Н. ПОЛОЖЕНИЕ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ








РАЗДЕЛ I

РОССИЯ И УКРАИНА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

В.П. Пашин

ГУБИТЕЛИ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО (ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ)

Курский государственный технический университет

В ретроспективе рассматриваются способы подбора кадров в государственные органы власти.
Ключевые слова: местничество, Табель о рангах, номенклатура.

V.P. Pashin

RUINING THE STATE OF RUSSIA (PAST AND PRESENT PERSONNEL POLICY )

Kursk state technical university

Discusses ways of recruitment to government authorities in retrospect.
Key words: parochialism, the table of ranks, nomenclature.

Успешное решение государством экономических, социальных и политических задач в решающей степени зависит от эффективности деятельности государственных органов. В свою очередь, эффективность деятельности государственных органов напрямую зависит от правильного подбора и расстановки кадров, их квалификации, опыта, морально-нравственных качеств.

Российское государство, изначально формируемое как военно-бюрократическое, порождало недоверие населения к власти и ее носителям. Кадры, назначаемые «сверху», централизованным путем, всегда будут руководствоваться интересами вышестоящих структур, от которых зависит его продвижение по служебным лестнице, а затем уже, интересами населения.

Современные оценки кадровой работы властных структур приводят нас к довольно пессимистическим выводам. Старая, коммунистическая система работы с кадрами разрушена, а новую не создали. Кадры подбираются хаотично, по принципу личной и политической преданности, а деловые и нравственные качества нередко отодвигаются на задний план. Возрастает процент «волевого» решения возникающих проблем, или решение местных задач с участием «первых» лиц государства, субъекта.
В условиях феодализма право аристократии занимать определенные места на государственной службе регулировалось традиционной иерархией родов, которое оформилось в принцип местничества. Каждому роду было четко определено его место – разряд с записью в разрядных книгах. Формируется даже специальный Разрядный приказ, ведавший делами служилых людей, назначениями, выдачей жалования за службу и т.п. В 1556 г. была составлена официальная разрядная книга – Государев разряд, который восходил к 1475 г.
При такой системе замещений должностей профессиональные, деловые качества не имели существенного значения. Более того, часто хорошие профессионалы имели печальную судьбу.
В смутах н. ХVII в. активное участие принимало дворянство в борьбе против боярства. В связи с чем (в том числе) выдвигается целая плеяда «худосочных», но талантливых государственных деятелей – Ф.М. Ртищев, А.Л. Ордин-Нащокин, А.С. Матвеев и др. Устои местничества были поколеблены. Но одновременно слой бюрократии за 50 лет (1640-1690) увеличился в три раза .

Начинается массовое злоупотребление служебным положением. «Не подмажешь – не поедешь», «Дьяк дока вертел дело, а дьяк невежа – путал дело». Масштабы взяточничества приняли столь угрожающий характер, что для контроля и борьбы со злоупотреблениями чиновников был учрежден Приказ тайных дел со значительными функциями и широкими полномочиями.
Любая замкнутая система быстро вырождается. В 1682 г. местничество официально было отменено.

Итак! Местничество систематизировало подбор кадров в Московском государстве. Но в основу систематизации были положены не деловые качества, способности человека, а родственные связи. Пытались разрушить этот принцип еще ранее монголо-татары, стремившиеся вместо кровно родственных связей (через ярлык на княжение) поставить деловые качества. Но этот принцип первоначально не прижился. А от монголо-татар чиновники московские взяли худшее – подарки, подношения, проще говоря – взяточничество. Хочешь получить должность – плати мзду, делай дорогие подарки высшему должностному лицу. Соответственно, назначенный чиновник на должность, стремился «компенсировать издержки» назначения через взятки с нижестоящих чиновников, а, в конечном счете, с населения.
Правовое положение чиновничества, как особой группы населения, было оформлено Табелью о рангах 1722 г. Чиновничество подразделялось на две группы: первая – табельные чиновники 14 классов вторая – внетабельные государственные служащие, т.е. низшие чиновники, не вошедшие в сетку 14 классов. Для последних вводился институт «канцелярских служителей» в качестве начальной ступени служебной деятельности .
Табель о рангах сделала основой продвижения по службе знание и опыт, личные способности и заслуги перед государством, вместо старого основания службы – родовитости.
В целом, заложенная идея подбора и расстановки кадров в государстве отвечала общегосударственным интересам. Однако, очень скоро и эта система начинает работать на себя и под себя. Л.А. Стешенко, Т.М. Шамба отмечают: «В начале ХIХ в. общая пропорция социальной принадлежности кадров государственной службы выглядела следующим образом: выходцы из крестьян и горожан составляли 11,5% от всего количества чиновников, выходцы из родового дворянства – 40%, выходцы их чиновного дворянства – 21%. В середине ХIХ в. ситуация изменилась: выходцы из простого народа составляли 5,3% от общего количества государственных чиновников, из родового дворянства – 40,4%, из чиновничьего дворянства 30,4%. Таким образом, чиновничество начало ускоренно воспроизводить само себя» . Стремительно вновь формируется замкнутая система, которая, как известно, стремительно вырождается. Государственная служба стала способом, с помощью которого повышался социальный статус и приобретался ранг дворянина. Этот социальный факт для функционирования системы русской власти имел наиболее существенное значение. Эта возможность затрудняла образование политических и интеллектуальных элит из народа. Наиболее способные люди, благодаря службе, получали канал социального продвижения при условии верноподданности государству. Даже дворянин уже ничего не значил без ранга государственной службы. В определенном смысле он был привязан к государству.
Пришедшая к власти партия большевиков считала, что управление государством вполне по силам рабочего класса. «Каждая кухарка» может научиться управлять государством», - говорил Н. Бухарин . Гражданская война скрывала недостатки в управленческой деятельности. Многие вопросы решались волевым способом. НЭП ярким лучом высветила недостатки в подборе кадров. Бурно развивающийся частный сектор и продолжающаяся стагнация государственной промышленности заставили большевиков задуматься над причинами подобных явлений. На ХI съезде партии большевиков (1922 г.) В.И. Ленин выступает с крайне взвинченным и противоречивым докладом, где призывает расстреливать из пулеметов своих противников . Здесь он произносит сакраментальную фразу, что гвоздь проблемы в кадрах, в подборе кадров.
Возникшую проблему стали решать по-традиционному для российской действительности пути – бюрократическому. В 1923 г. в недрах большевистских органов формируется номенклатура. Номенклатура – перечень наиболее важных должностей в государственном аппарате и в общественных организациях, кандидатуры на которые предварительно рассматривались, рекомендовались, утверждались и отзывались партийным комитетом – от райкома до Политбюро ЦК ВКП(б) – КПСС.
Так, в 20-е годы ХХ века были заложены основы нового правящего слоя советского общества. Опорой номенклатуры стало чиновничество. Номенклатура включала в себя не только перечень должностей (как по Петровскому Табелю о рангах), но и список лиц, из которых подбирались кандидатуры на ту или другую должность.
Основной смысл созданной номенклатуры состоял в подчинении всех руководящих кадров большевистским органам, которые выполняли бы все решения центра. Создавалась стройная система подчинения и личной зависимости номенклатурного работника от назначенного партийного органа. Он тебя утверждает в должности, постольку, поскольку ты обязуешься выполнять его решения.
Номенклатурное бытие определяло нравственные качества руководящих кадров: двойную мораль, интриганство, заискивание перед вышестоящим руководством, неразборчивость в достижении поставленной цели. Увеличивался разрыв между словом и делом, видимостью и сущностью, девальвировались революционные идеалы. За годы властвования номенклатуры сложился особый синтез моральных категорий и общечеловеческих норм, находящихся в постоянном движении, где зло могло превратиться в добро, подлость в подвиг, бесчестие в честь и наоборот.
В конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ в. номенклатурная система работы была разрушена. Старое разрушили, но нового не создали. В современных условиях воссоздаются самые негативные черты многовекового опыта работы с кадрами. Государственной службе РФ свойственны следующие отрицательные черты: противоречивость законодательства о государственной службе, бюрократические методы руководства, корпоративность и замкнутость в создании корпуса государственных служащих, коррупция и нарушение установленных запретов и ограничений для служащего, пренебрежение нравственными нормами, организационная стабильность государственных структур, слабая профессиональная подготовленность, некомпетентность значительной части государственных служащих, снижение служебной дисциплины в государственном аппарате, протекционизм, недостатки в организационном обеспечении, укомплектовании и техническом оснащении органов по управлению государственной службой.
Становится все более очевидным, что во все времена декларируемые и устанавливаемые в законах требования к государственным служащим находились в противоречии с реальной практикой их деятельности.
Высшая политическая элита стремительно сужает провозглашенное в Конституции РФ право на выбор, в самом широком его понимании. Современная Конституция, выхолощенная в период 2000-2008 гг., продолжает превращаться в литературное произведение. Так ст. 3 провозглашает, что «высшим непосредственным выражением власти народа являются… свободные выборы. Ст. 12 утверждает, что «в Российской Федерации … гарантируется местное самоуправление» и т.д.
Сегодня сложно найти кандидатуру на руководящую должность, так как отсутствие системы не позволяет отслеживать рост кадров, их подготовку, компетентность морально-нравственные качества. При подборе кадров главным условием должно являться доверие граждан, которое может определяться только через голосование. Где назначение - там обязательно клановая борьба, подковерные интриги, кто кого победит.
Политиков, организаторов выращивают, селекционируют. Это возможно только в конкурентной борьбе. Закон единства и борьбы противоположностей никто отменить не сможет. У нас же формируется система вождя и племени. Назначение практически производит (губернаторов, например) один человек в Кремле, а утверждение его законодательным собранием – фиговый листочек, который не в состоянии прикрыть не только всю наготу, но и срам. Можно привести примеры только нескольких удачных назначенцев – губернаторов. История показывает, концентрация власти в руках одного человека, пусть и талантливого, самобытного, всегда чревата последствиями.
В современной России крайний дефицит кадров. Скорее не кадров, а незнание их центром. Отсутствует система работы с кадрами. Фактически идет не смена, а ротация кадров. Явно прослеживается несоответствие формальных критерий и практик их реализации. Путин В.В. разработал систему оценки губернаторов, имеется 41 критерий оценки Медведева Д.А.. Но производимые назначения не соответствуют критериям провозглашенным. Управлению необходимо учиться. Но при очень централизованном управлении учатся управлять только в Москве. В СМИ встречаются цифры резерва Президента в 100 человек, 500… Но каким образом составляется резерв? Как рассматриваются кандидатуры? Каковы принципы, положенные в основу включения лиц в резерв. Личная преданность? Партийность? Мелькает калейдоскоп цифр, но фамилии встречаются одни и те же. Победившая партия на выборах назначает губернаторов. Но где момент дискуссии, хотя бы в партии?
Вопросов к процедуре очень много, так как партии играют декоративную роль, основные вопросы решаются в Москве. Назначают самых преданных, хитрых. Не назначают, кто сопротивляется, высказывает суждения, не вписывающихся в общую канву конкретного руководящего лица. В связи с чем предлагаю в существующей системе соединить централизм и демократию. Предположенные три кандидатуры ставить на голосование в регионе. Победивший кандидат становиться губернатором.
Сейчас развернулась ожесточенная борьба вокруг выборов мэров городов. Пытаются подорвать, скомпрометировать сложившуюся систему. Предлагаются различные варианты – назначения производить Москвой, правящей партией, губернатором и т.д. А причина очень проста – губернатор – назначается, а мэр избирается народом. По Конституции РФ высший источник власти – народ. Следовательно, формально-юридически мэр является более легитимной фигурой, нежели губернатор.
Контроль из центра в полном объеме осуществлять невозможно. Централизованный контроль способен вскрывать нарыв, а важно – не допустить разрастание опухоли. Поэтому необходимо создавать систему местного контроля, прозрачность работы чиновников. Сегодня складывается ощущение безответственности сверху донизу. Все решают связи, которые дают тысячи процентов прибыли, а бизнес 20-30%. Поэтому все бросается на связи, подкуп, коррупцию.
Требуется также более внимательно в кадровой работе относиться к возрасту кандидата. Если кандидату за 70 лет, сомнительно, что он будет работать на перспективу. Механизм катится – и слава Богу, не трогай его. Психологи, медики давно доказали, что возраст 40-55 лет является оптимальным в работе.
Провозглашенный лозунг модернизации – это всего лишь лозунг. Как заставить олигарха вкладывать деньги в производство? Чтобы развивать свое производство – государство должно его стимулировать. При социализме были амортизационные отчисления. Куда сегодня вкладывается прибыль? По-существу современные олигархи – это варяги, думающие только о себе. Для спасения компании Дерипаски из стабилизационного фонда выдали 4,5 млрд. рублей. Но какая разница, кому принадлежит предприятие? Оно же остается в Российской Федерации. Спасали персонально Дерипаску. Государство острее чувствует ответственность перед богатыми, чем бедными. Мы спасаем банки, а не людей. Кого может убедить плоская шкала (13 %) подоходного налога в социальной справедливости. В кризисном 2009 г. в России количество миллиардеров увеличилось почти в 2 раза (с 32 до 62 человек).
Сегодня очень много рассуждают о прорыве в экономике. Но прорыв организуется государством. По отдельности мы все работаем. Но нас необходимо организовать. Даже небольшие группы ничего не сделают. Необходима организующая сила государства, как это было при Петре I, Екатерине II, СССР.
Сейчас государство ушло в сторону. Мы сейчас даже и не сырьевая держава. Добыча газа в 2009 году упала на 11%, по добыче нефти также не первые. За 20 лет не построили ни одного нефтеперерабатывающего завода. Износ основных фондов составляет 50-70 %.
Модернизация – это, прежде всего, политическая воля. А если политическая воля – под нее должны подбираться кадры. И кто отвечает за реализацию. Но этого как раз и не видно. Результат – худшие показатели в 2009 г. среди двадцатки сильнейших государств. Нас начинают обходить Бразилия, Индия…
За 20 лет наше государство переживает третий кризис. Это какие кадры управляют государством. Где их ответственность? Создана целая система законов, подзаконных актов, которые позволяют чиновникам благополучно жить. Советские законы являлись более жесткими – украл на сумму свыше 100 тысяч рублей – расстрел с конфискацией имущества. В 90-е годы ХХ века конфискацию вообще отменили. А критические статьи в СМИ игнорируют – «пусть гавкают». Даже при феодализме существовало правило – «не по чину берешь!».
Современная проводимая политика однозначно показывает концентрацию власти в руках лидера и опора на бюрократию и силовые структуры. Последние увольнение генеральского состава МВД – яркое тому подтверждение. В России складывается парадоксальное ситуация – лидер не имеет ресурсов для силовой модернизации, но, с другой стороны, нет возможности использовать демократические механизмы. Следствием этой половинчатости является стагнационное, сырьевое развитие, создающее условия для преобладания узкогрупповых интересов, монополизировавших административные и финансовые ресурсы.
Е.В. Воеводкина

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ОРГАНОВ ГОРОДСКОГО УПРАВЛЕНИЯ КУРСКА В КОНЦЕ 18 – 19 ВВ.

Курский государственный технический университет

Статья представляет собой региональное исследование процесса становления и развития институтов местного самоуправления на примере города Курска. Автор на основе анализа Жалованной грамоты городам 1785 г. и Городового положения 1870 г. рассматривает историко-правовой аспект реформирования Курской городской думы, приводит полный список курских градоначальников XIX-XX вв..
Ключевые слова: городская дума, гласные, городской голова.

E.V. Voevodkina

TO THE QUESTION ON FORMATION OF BODIES OF THE MUNICIPAL GOVERNMENT OF KURSK IN THE END OF 18 – 19 CENTURIES

Kursk state technical university

This article is a local research of the establishment and development of the Kursk city government. The author analyses the most important documents of the 1785 and 1870 years, shows the juridical and historical aspects of the Kursk city council reformation and gives the full list of Kursk mayors in XIX-XX centuries.
Keywords: a municipal duma, vowels, a mayor.

Первая Курская Городская Дума была создана в 1785 году. Она учреждалась на основании «Жалованной грамоты на права и выгоды городам Российской империи" , изданной 21 апреля 1785 года Екатериной II.
В первоначальном виде городская дума учреждалась как сословное представительное учреждение и состояла из общей и «шестигласной» палат (по числу разрядов избирающих думу горожан).
Городскую общую думу составляли городской глава и гласные (так называли выборных членов – депутатов). Выборы гласных проводились по шести разрядам (сословным группам) населения: 1) дворяне, чиновники, духовенство, 2) купцы, 3) иностранные и иногородние купцы, 4) именитые граждане (интеллигенция, ученые, художники, архитекторы, 5) ремесленники, прикрепленные к цехам, 6) посадские, т.е. мелкие ремесленники, торговцы, беднота.
Городская общая дума была распорядительным, совещательным органом, который избирался на три года и заседал без определенной периодичности, как указывалось в Жалованной грамоте 1785 года «по однажды всякий срок заседания, или же, когда нужда и польза городская потребует, и в другое время».
Городская общая дума один раз в три года выбирала шестигласную думу в составе шести гласных – по одному от каждого разряда населения.
Шестигласная дума была исполнительным органом, «полагалась для всегдашняго отправления дел» и действовала постоянно. Заседания шестигласной думы проводились еженедельно. Интересен тот факт, что Жалованная грамота 1785 года в ст.166 отражала «кому и как заседание иметь в городской думе»: «в городской думе сидит городской голова на стуле посредине; против городского главы сидят: на лавке направо – голос цеховых, налево – голос посадских; возле городского главы в правом завороте на лавке – голос настоящих городских обывателей и голос иногородних и иностранных гостей; возле городского главы в левом завороте на лавке же – голос имянитых граждан и голос гильдейской».
В круг деятельности городской думы входили вопросы городского хозяйства и благоустройства. Ведомству этой думы подлежали следующие «попечения: доставить жителям города нужное пособие к их прокормлению или содержанию; дохранить город от ссор и тяжеб с окрестными городами или селениями; сохранять между жителями города мир, тишину и доброе согласие; возбранять все, что доброму порядку и благочинию противно, оставляя однако ж относящееся к части полицейской исполнять местам и людям, для того установленным; поощрять привоз в город и продажу всего, что ко благу и выгодам жителей служить может; наблюдать за прочностию публичных городских зданий, стараться о построении всего потребнаго, о заведении площадей, для стечения народа по торгу, пристаней, анбаров, магазинов и тому подобнаго, что может быть для города потребно, выгодно и полезно; стараться о приращении городских доходов на пользу города для распространения заведений по приказу общественнаго призрения; разрешать сомнения и недоумения по ремеслам и гильдиям в силу сделанных о том положений».
Всеми указанными делами занималась шестигласная дума, «в случае же сомнения по важности или трудности дела» она была обязана передать его общей думе.
Городская дума, как общая, так и шестигласная, собиралась в доме общества градского и имела свою печать.
Жалобы на решения городской думы подавались в губернский магистрат.
11 июня 1870 года Александром II было утверждено новое «Городовое положение». На смену сословному самоуправлению пришло всесословное. Курск был в числе 45 городов, в которых это «Положение» вводилось в первую очередь.
По Городовому положению 1870 года «попечение о распоряжении по городскому хозяйству и благоустройству» предоставлялось городскому общественному управлению, состоявшему из городских избирательных собраний, городской думы и городской управы.
Городские избирательные собрания образовывались только для избрания гласных городской думы. Для избирателей устанавливался налоговый и возрастной ценз (голосовать могли граждане, достигшие 25 лет и владеющие в городских пределах на праве собственности недвижимым имуществом или торговым/промышленным заведением).
Через каждые 4 года составлялись списки лиц, допускавшихся к голосованию. Так, для проведения выборов в Курскую городскую думу на первое четырехлетие с 1871 по 1874 годы, в список избирателей было внесено 3063 человека, или 10,6 % от общего количества жителей. Однако воспользовались своим избирательным правом лишь 253 человека, или 0,9 %. В последующих выборах эта цифра изменялась в большую или меньшую сторону незначительно.
Для производства выборов в гласные Городской думы в каждом городе учреждались «из обывателей имеющих право голоса на выборах» три избирательные собрания, «…из коих каждое выбирает одну треть всех гласных. Для сего обыватели вносятся в список избирателей в том порядке, в каком они следуют по сумме причитающихся с каждого из них в доход города сборов, дающих право голоса на выборах; затем лица, внесенные в означенный список, делятся на три разряда, или собрания, таким образом: к первому разряду причисляются те из показанных в начале списка избиратели, которые, внося высшие размеры сборов, уплачивают вместе одну треть общей суммы сборов, платимых всеми избирателями; ко второму причисляются следующие за ними по списку избиратели, уплачивающие вместе также треть всех сборов; к третьему – все остальные избиратели».
Каждый из трех разрядов избирал равное число гласных. Таким образом, в Городской Думе преобладали и имели свое влияние представители «торгово-промышленных занятий», купцы. Складывалась такая ситуация, в результате которой 10-15 крупных купцов, плативших 1/3 городских налогов, имели в городской думе столько же представителей, сколько и сотни мелких мещан, вносивших в бюджет другую треть. По имеющимся данным на четырехлетие с 1884 по 1887 годы сословный состав Курской городской думы был следующий: купцы – 46 человек, или 63,8% от общего количества гласных; дворяне, духовенство, разночинцы – 13 человек (18,1%); ремесленники и крестьяне – 13 человек (18,1%). В дальнейшем купечество также занимало преобладающее место в городском самоуправлении.
Лишались права голоса опороченные по суду, отрешенные от должности (в течение трех лет с момента отрешения), признанные несостоятельными, исключенные из сословных обществ. Не имели права выбирать и губернатор, члены губернского по городским делам присутствия, за исключением городского головы, члены губернского правления и чины местной полиции, находящиеся на своих должностях. Не имели права голоса и женщины.
Городская дума составлялась под председательством городского головы из гласных, избираемых на четыре года.
Дума, также как и в XVIII веке была распорядительным органом. Она рассматривала вопросы благоустройства, устанавливала городские сборы и налоги, правила управления городским имуществом, определяла расходы на городские нужды, утверждала отчеты должностных лиц и порядок действий исполнительной городской власти.
Дела в думе решались простым большинством голосов, за исключением вопросов о недвижимости, финансах и отстранении от должности лиц городского самоуправления, когда требовалось присутствие не менее половины гласных и решение принималось большинством в две трети голосов.
Заседания городской думы назначались: по усмотрению городского головы, или по требованию губернатора, или по желанию не менее одной пятой числа гласных. Гласный, желающий выступить с докладом на заседании городской думы, обязан был известить городского голову о предмете своего предложения за три дня до заседания. По предложению же, сделанному без соблюдения этого правила «… хотя и могут быть допущены прения, но с отсрочкою окончательного решения до одного из следующих заседаний».
Исполнительным органом городской думы была избираемая ею городская управа. Управа избиралась на четыре года и решала текущие вопросы управления.
Структура городской управы утверждалась приговором думы. Управа состояла из четырех отделений: хозяйственного, распорядительного, счетного и особого.
На хозяйственное отделение возлагалось рассмотрение вопросов благоустройства города, ремонта общественных зданий и сооружений, сдачи городского имущества в аренду, отвода земельных участков для строительства и иных целей, рассмотрение земельных споров, открытия промышленных и торговых заведений, попечения о народном образовании, устройство театров, музеев, библиотек.
Как показывает история Курская городская дума и Управа в последней четверти XIX века работали плодотворно. В 1874г., при содействии Петербургского акционерного общества в городе был построен водопровод. В 1876 году в городе насчитывалось около 70 фабрик и заводов, уже имелась гостиница (содержалась полковницей Полторацкой). К 1880 году через Курск проходили три железные и две шоссейные дороги. Курск был одним из первых городов России, где в 1896 году городская управа заключила договор с бельгийской фирмой об устройстве в городе трамвая, а затем строительство небольшой электростанции для освещения домов в центре города и двух главных улиц – Московской и Херсонской. В 1876 году в городе насчитывалось около 70 фабрик и заводов, уже имелась гостиница (содержалась полковницей Полторацкой). К 1880 году через Курск проходили три железные и две шоссейные дороги. В 1903 принял первых посетителей курский краеведческий музей.
В сферу деятельности распорядительного отделения входило составление раскладных ведомостей и окладных листов на взимание налогов с горожан в пользу городской казны, перемещение купцов и мещан в другие сословия, наблюдение за выдачей пособий бедным горожанам, ведение нотариальных книг.
Счетное отделение ведало бухгалтерским и счетным делом, а особое отделение – подомовым сбором с горожан, строительным делом и проведением Коренской ярмарки.
Управа представляла в назначенные думою сроки отчеты о своей деятельности.
Первый состав Городской Управы г. Курска был сформирован 6 марта 1871 года и состоял из: городского головы – П.А. Устимович и членов – потомственного дворянина, надворного советника А.Г. Лукашев, купца 1-й гильдии почетного гражданина Н.В. Гладков, купца 2-й гильдии А.П. Медведев, коллежского секретаря Р.Я. Троянова. Торжественное открытие Городской Управы состоялось 9 марта 1871 года.
Члены городской управы присутствовали в заседаниях думы, участвовали в прениях и представляли объяснения по обсуждаемым делам, но пользовались правом голоса лишь в том случае, если они гласные.
Главой органов городского самоуправления был городской голова, который являлся председателем и городской думы, и городской управы. Городской голова избирался городской думой на четыре года. Избранного кандидата на должность головы губернского города утверждал министр внутренних дел. Имущественный ценз для претендента на эту должность был высок, поэтому довольно часто ее занимали представители крупного купечества.
На выборах городского головы, прошедших в Курске 7 января 1871 года был избран Устимович Прокопий Адрианович, коллежский асессор, занимавший до того должность товарища председателя Одесского окружного суда. Право на участие в баллотировке он получил от матери, курской домовладелицы Н.Г. Устимович. П.А. Устимович пробыл в должности главы города Курска с 1871 по 1874 года.
В Курске должность городского головы занимали: также: с 1875 по 1878 – Тихонов Алексей Васильевич, купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин; с 1879 по 1882 – Гостев Василий Иванович, потомственный почетный гражданин; с 1883 по 1890 – Сапунов Петр Петрович, купец 1-й гильдии; с 1891 по 1893 – Лавров Григорий Иванович, купец 1-й гильдии; с 1893 по 1897 - Новосильцев Георгий Александрович, купец 1-й гильдии; с 1897 по 1908 – Алехин Аркадий Васильевич, купец (участвовал в выборах как представитель недвижимого имущества, находившегося в нераздельном владении его и двух братьев); с 1909 по 1912 – Толубеев Николай Васильевич, статский советник; с 1913 по 1916 – Попов Константин Дмитриевич, коллежский советник; с 13 марта по 28 июля 1917 – Алехин Аркадий Васильевич (вторично); с 29 июля до начала 1918 – Аристархов Александр Алексеевич.
Надзор за деятельностью органов местного самоуправления осуществляло губернское по городским делам присутствие.
Проведенный анализ документов показывает достаточный демократизм при выборах органов самоуправления в условиях развития феодализма. Цензы имеют свое обоснование. Управлять может тот человек, который что-то вносит в «общий котел».


А.С. Ракитин
О ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ ЖИТЕЛЕЙ ЮГА РОССИИ НА ДОНУ В СЕРЕДИНЕ XVII ВЕКА

Российский государственный архив древних актов

В статье на основе впервые вводимых в научный оборот документальных материалов раскрывается специфика организации военной службы в России по обеспечению безопасности ее южных границ в середине XVII века.
Ключевые слова: донское казачество, добровольцы, вольные люди, Крым, 1646 год.

A. Rakityn

MILITARY SERVICE OF THE CITIZEN IN THE SOUTH OF RUSSIA (THE DON REGION) IN THE MIDDLE OF THE XVII CENTURY

The Russian State Archive of the Ancient Documents

The article deals with the analysis of the specific documents on the military service organization in the South of Russia in the middle of the XVII century.
Key-words: the Don Cossacks, volunteers, free people, the Crimea, 1646 year

В татарских вторжениях 1643-1645 годов на территорию Московского государства, как сообщают разного рода источники того времени, принимало участие от 50 до 60 тысяч крымцев. Такие серьезные грабительские походы вглубь Московии могли быть возможными только при полном отсутствии вероятности ответного удара тылу - Крымскому полуострову. Очень часто случалось так, что татарские походы срывали морские набеги донских казаков, однако на момент середины 40-х годов XVII века ситуация в корне изменилась.
В 1646 году московское правительство выдвинуло план военной кампании по продвижению русских войск в низовья Дона. В основном это было обусловлено просьбой донского казачества, изнуренного борьбой с татарами и турками 1644-1645 годов. Атаман П. Чесночихин по осени 1645 года привозит в Москву коллективную челобитную донской старшины, просившей о помощи деньгами, хлебом и порохом . Московское правительство возлагало огромные надежды на донское казачество в преддверии серьезного столкновения с татарами. В низовья Дона должны были подойти со своими ратями князь Семен Романович Пожарский и дворянин Ждан Кондырев из Воронежа – с тремя тысячами вольных охочих людей. Князь Пожарский вместе с донскими казаками должен был совершить поход на Перекоп, а Ждан Кондырев – с охочими людьми и донцами – морем на судах к берегам Крыма.
Остановимся более подробно на приборе в донскую службу вольных охочих людей Жданом Кондыревым, среди коих были и комаричане. По началу штат данного новоявленного ратного сообщества был вполне регламентирован по численности – около 3000 добровольцев. К прибору не подлежали крестьяне, холопы и служилые люди, об этом наказ Ждану Кондыреву говорит следующее: «А шли б воинские люди на Дон от отцов дети, от братьи братья, от дядей племянники, а чтоб службы и тяглых всяких участков не запустошили ». Охочим людям вменялось в обязанность самим построить в Воронеже суда. Жалование добровольцам было назначено следующее: «у которых пищаль своя есть» - по 5,5 рубля, не имеющим «оной» - 4,5 рубля; «всем по фунту зелья да по два фунта свинцу». Но самой основной задачей пребывания охочих людей на Дону являлось укрепление донского казачества, в данном случае – численностью штата.
В Москве вначале отнеслись скептически к тому, что Ждану Кондыреву удастся в срок набрать такое количество добровольцев «донской службы». Поэтому подмогой ему в данном деле стал сын боярский П. Красников, который должен был прибрать в счет трех тысяч добровольцев 1000 человек в Ряжске, Пронске, Лебедяни, Епифани, Данкове, Ефремове, Сапожке, Михайлове и Козлове . Параллельно тому в Шацке и Тамбове набирать охочих людей было поручено В. Угримову и О. Карпову. Во все южнорусские города были посланы царские грамоты о наборе добровольцев, которые оглашались «по торгам и по малым торжкам по многие дни ».
5 апреля 1646 года Ждан Кондырев с первой группой добровольцев прибывает в Воронеж. Вопреки предположениям правительства, численность желающих «стать донскими казаками» превысило допустимую норму. В «вольные охочие люди» попытались инкорпорироваться и крепостные крестьяне, холопы, мелкие служилые люди. Так крестьяне вотчины О. Сукина из Новосильского уезда, все до одного человека «покиня свои жеребья» подались в донские добровольцы .
Основными побудительными мотивами вольного населения юга России стать добровольцев «донской службы» являлось обретение личной свободы на Дону, а так же месть за попавших в татарских полон родственников, месть за убитую родню.
К 20 апреля численность добровольцев значительно превысила 3 тысячи человек, однако приток охочих людей в Воронеж продолжался. 27 апреля выборный атаман вольных людей северских городов А. Покушалов приводит тысячу добровольцев из Рыльска, Севска, Путивля и Курска – из районов, подвергшихся наиболее сильным татарским набегам 1644-45 гг. Сперва Ждан Кондырев решительно отказался их принимать. Тогда охочие люди посылают коллективную челобитную в Москву с Иваном Телегиным, в которой заявляют, что они идут против татар потому, что «у них крымские люди поимали в полон отцов, и матерей, и жен, и детей, и братью, и племянников ». Ответом из Разрядного приказа на челобитье северских добровольцев послужило распоряжение о выдаче им жалованья и отпуска на Дон вместе с основным отрядом.
При постройке судов большинство добровольцев отказались заниматься этим делом, начались волнения, в связи с чем, 3 мая Ждан Кондырев поспешил отплыть в низовья Дона на собранных отовсюду речных судах. Вместе с ним в столицу Донского Войска – Черкасск – прибыло 3037 человек на 70 судах. Кроме официально внесенных в своего рода реестр – именные списки добровольцев – охочих людей – на Дон в стругах по Северскому Донцу двинулись несколько других отрядов из Белгорода, Чугуева, Оскола и Валуек. Через Белгород прошло несколько отрядов черкас, добровольцы из Шацка и Тамбова спустились на бударах по реке Хопер. Судя по сообщению Ждана Кондырева летом 1646 года, численность охочего люда на Дону составил 10 тысяч человек, больше половины из них остались без положенного жалования . Вместе с ратными людьми князя Пожарского, подошедшего из Астрахани, числом 1700 человек, двух тысяч ногайских татар и черкесами князя Муцала Черкасского в низовьях Дона сосредоточилось порядка 20 тысяч человек.
Как этого и следовало ожидать, командовать таким «разношерстным» контингентом князю Семену Пожарскому пришлось нелегко . По регламенту царского указа вся эта разномастная рать должна была воевать с Крымом и ногайцами, не трогая Азова и турок. Однако донские атаманы настаивали на походе под Азов, к тому времени неплохо укрепленному турками. В июне-месяце донцам все же это удалось, однако приступ был легко отражен турками. После неудачной попытки штурма Азовской крепости донцы решили разгромить улусы ногайцев и азовских татар. К ним присоединились рати князя Пожарского. Все произошло весьма успешно, в полон было взято 7000 татар и ногайцев, 6 тысяч коров и 2 тысячи овец. Со всей этой добычи ратники вернулись в Черкасск. При дележе всего этого добра вспыхнул конфликт между охочими людьми Кондырева с астраханскими стрельцами и черкасами Муцала. Вполне вероятно, что видавшие виды ратники не хотели признать в охочих людях равных себе. Добыча у людей Кондырева была отнята и увезена на Кагальник, где в дальнейшем произошел трофейный дележ. Возмущенный данным обстоятельством, князь Пожарский потребовал возвращения части добычи охочим людям. Он смело явился в разбойничий лагерь и открыто высказал претензии астраханцам и черкесам. Разъяренные дерзким поступком князя, смутьяны отказали ему с бранью и выстрелили из двух пищалей . Не желая доводить конфликт до кровопролития, князь Пожарский не стал настаивать на выдаче трофеев.
Вместе с донскими казаками Ждан Кондырев организует морской поход к берегам Крыма на 37 стругах, по 50-60 человек на каждом. Однако, по случаю плохой погоды и бури 5 стругов было разбито о скалы, отряду пришлось вернуться в Черкасск .
Неудачная попытка высадиться на берегах Крыма, отсутствие снабжения провиантом и боеприпасами, предопределили неблагоприятный исход всей кампании. Осенью среди охочих людей начался голод, приведший к гибели многих добровольцев, что обусловило повальное бегство обратно в Россию. Основным контингентом вольных охочих людей составляли крестьяне. 5 октября 1646 года в Курск пришло с Дона 52 человека, которые были «биты по торгам» и посажены в тюрьму. Из росписи беглецов следует, что среди них детей боярских верстанных было 4 человека, детей боярских неверстанных – 9, крестьян помещичьих – 24, монастырских – 5, холопов – 3, гулящий человек – 1, родственников служилых людей – 3, площадной дьяк – 1, служка монастырский – 1, куркий рассыльщик – 1 . При допросе беглецов курским воеводой А. Лазаревым все отвечали одинаково: «пошел назад от голоду», «пошел назад, потому что запасу не дано».
К началу 1647 года из 10 тысяч вольных охочих людей на Дону осталось не более 2 тысяч. Рати князя Пожарского давно покинули донские земли. Однако, русское правительство не собиралось возвращать добровольцев – в 1647 году дважды на Дон было послано жалованье «старым и новым людем»: продовольствие, деньги и боеприпасы.
Дальнейшая судьба оставшихся в донских землях охочих людей неизвестна – либо разрозненные их «загоны» были разбиты и угнаны в полон татарами, либо какая-то мизерная их часть все-таки влилась в состав донского казачества. По крайней мере, последнее обстоятельство кажется маловероятным.
Кто же послужил основным элементом для формирования вольных «загонов» донской службы из комаричан? В основном это дворцовые крестьяне, гулящие люди и родственники служилых – об этом говорит анализ фамильного фонда прибранных добровольцев. В статье о даточных казаках Комарицкой волости – как предтечи милиционным службам дворцовых крестьян, мы уже негласно отмечали, что сама волость, населенная севрюками, еще со времен литовского господства оставалась на особом полувоенном положении. Густые леса севера волости и привольные лесостепи ее юга постоянно манили к себе всякого рода пришлый люд, часть которого и составила в дальнейшем само военно-селянское сообщество комаричан. Так в росписях «крестьяном» Брасовского и Глодневского станов 1623-1631 годов - кто и с каким боем должен быть в Брянске в осадное время мы находим Дорогобужских, Курченинов, Смольянинов, Шацких и Рязанцев…
Поручные записи выглядели следующим образом (приведем полностью в качестве наглядного шаблона): «[после персоналий]…все мы [указывался город] вольные охочие люди Донской службы поручилися есми мы друг по другу десеть человек, которые в сей поручная записи имены писаны, в том, что взяли мы государево жалованье: у которых пищали свои, по пяти рублев денег, а у которых пищалей нет своих, и мы взяли по три рубли с полтиною да по государевой пищали, и что быти нам за нашею порукою, служить государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии службу в Войску на Дону и быть нам всем готовым, где по государеву указу государевы воеводы, и приказные люди, и донские отаманы нам в войску укажуть. А что по государеву указу дано нам жалованья, денег и ружья, и нам за своею порукою тово государева жалованья не пропить, и не проворовать, и ни х кокому воровству не приставать; и государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всеа Руси не изменять, и з Дону не збежать и без отпуску не съехать. И в Крым, и в Литву, и в ыные государьства не отъехать. А будет хто за нашею порукою з государевай службы з Дону збежить, или государева жалованья проворует или в государевых украинских городех останутца, и на нас, на порутчиках пеня государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии, а пени, что государ укажет, и наши порутчиковы головы вместа ево голову. А кой у нас порутчик будет в лицах, на том государева пеня, и порука, и государева денежное жалованья. А на то [имя послуха или дьячка, писавшего поручную запись]».
«Донские дела» дают нам реальную возможность ознакомиться с персональным составом рати охочих людей, что может послужить неплохой стартовой «платформой» для генеалогических изысканий .
Т.Н. Шишкарева

РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ДОЛЖНОСТИ СЕЛЬСКОГО СТАРОСТЫ В СТАНОВЛЕНИИ КРЕСТЬЯНСКОГО ОБЩЕСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ РЕФОРМЫ 1861 Г. (ПО МАТЕРИАЛАМ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Курский государственный технический университет

В данной статье автор характеризует деятельность сельских старост в период становления общественного крестьянского управления на территории Курской губернии. Показано неоднозначное отношение крестьянства к учреждению крестьянского общественного управления и деятельности сельских старост в первые годы реформы.
Ключевые слова: крестьянское общественное управление, сельский сход, староста.

T.N. Shishkareva

THE ROLE And IMPORTANCE of a POST of the RURAL MONITOR In FORMATION of PEASANT PUBLIC MANAGEMENT At FIRST YEARS of the REFORM 1861 (ON MATERIAL KURSKOY REGION)

Kursk state technical university

In given article author characterizes activity of the rural monitors at period of the formation of public peasant management on territory Kursk region. The ambiguous attitude of peasantry to institution of peasant public management and activity of the rural monitors at the first years of the reform is shown .
Keywords: peasant public management, rural slope, monitor.

В соответствии с Положениями 19 февраля 1861 г. создавались новые органы крестьянского управления сельский сход во главе со старостой и волостной сход, возглавляемый волостным старшиной. Сельский староста в системе административного управле¬ния являлся самой первой низшей инстанцией. Следует особо остановиться на функциях старосты, определяемых Положениями. Он приводил в исполнение не только приговоры сельских сходов, но и распоряжения волостных правлений, мировых учреждений, а впо¬следствии земского начальника, съезда земских начальников и всех остальных вышестоящих властей. В его же обязанности входи¬ло и наблюдение за состоянием дорог, пролегающим по землям данной общи¬ны. Если общество не считало нужным назначить сборщика податей, то в обя¬занности старосты входили и фискальные функции, т.е. сбор податей и контроль за исполнением различного рода повинностей. Он же следил за соблюдением условий договоров как между крестьянами, так и между ними и другими лицами. Если общество не считало нужным избрать соответствующих должностных лиц, то в обязанности старосты входило еще и наблюдение за порядком в училищах, больницах и других общественных заведениях, которые учреждались данным обществом и содержались на его средства. Сельский староста был обязан вести перепись крестьянского населения. В его же обязанности входило ходатайство перед волостным старшиной о выдаче паспортов. Сельский староста выполнял и финансовые функции. Он заведовал как мирскими деньгами, так и мирским хозяйством. Поскольку община представляла собой орган крестьянского самоуправления, вписанный в систему административного устройства России, сельский староста занимался и административно-полицейскими вопросами.
Таким образом, уже на уровне сельского общества были законодательно закреплены задачи низшей инстанции государственной власти, что особенно ясно проявилось в определении функций старосты. О значении и особой роли старосты был издан Циркуляр Курского Губернатора №826 от 10.10.61 г.: «На основании правил Высочайше утвержденного положения о крестьянках, вышедших из крепостной зависимости.., сельские старосты есть первые непосредственные начальники в обществах временнообязанных крестьян; от большей или меньшей добросовестности в исполнении старостою своих обязанностей зависит успех проведения между крестьянами распоряжений Мировых учреждений; староста имеет несомненное влияние на нравственность целого общества; он блюдет и оберегает собственность и интересы землевладельца. Положение сельского старосты нравственно должно стать как можно выше и потому всякая обида, нанесенная старосте крестьянином заведываемого им общества, должна подвергать виновного самому строгому взысканию. Из получаемых мною сведений видно, что в некоторых случаях сельские старосты подвергались оскорблениям и даже побоям со стороны крестьян, о чем поручены Судебным Следователям формальные следствия и потому считаю нужным предложить Гг. Уездным судьям внушить Судебным Следователям, что крестьяне за нанесение побоев или оскорблений сельским старостам должны быть подвергаемы взысканиям весьма строгим и по возможности безотлагательно; по поступлении же дел на решение в Уездные Суды – заботиться немедленным и правильным их окончанием». И действительно отношение к учреждаемой должности старосты среди крестьян было довольно неоднозначным. В своем донесении губернатору мировой посредник Рыльского уезда 1-го участка 30 сентября 1861 г. сообщает: «В деревне Внезапной Князя Барятинского крестьянин Андрей Солодухин побил сельского старосту, о происшествии том мне были поданы две письменные жалобы, сельским старостою и Снагостскою Вотчинного Князя Барятинского конторою, на так как это дело подлежит судебно-полицейскому разбирательству, потому передано мною местному становому приставу 1 стана для дознания и передачи Судебному Следователю». Мировой посредник Курского уезда Курского уезда Курносов о сельских старостах писал «выбор их большею частью удачен; если и есть противные случаи, то это происходит от того, что крестьяне не сознали еще пользы самоуправления и больше обращали внимание на то, чтобы избираемый имел большое семейство и отправление им обязанности не было бы ему отяготительно, нежели на его личные достоинства»
Об отношении крестьян к должности старосты мировой посредник 1-го участка Льговского уезда сообщал: «лицо старосты не получило еще должной власти и уважения. Обиды, делаемые старосте людьми безнравственными, не принимаются крестьянами за оскорбление, а потому считаю долгом поддерживать и усилить власть старосты в глазах общества».
Подобные мнения посредников, находившихся в непосредственной близости к крестьянам и их проблемам, связанным с приведением положений реформы в действие, встречаются довольно часто. Вот мнение мирового посредника Дмитриевского уезда: « Как крестьяне мало понимают новое свое положение и как легко они смотрели на такую должность, как сельского старосты, могут служить примером следующие случаи. В одном обществе, приступая к выборам, я распространился о значении должности сельского старосты, о власти, ему предоставленной, о почетности этой должности и проч. Во время речи я заметил, что крестьяне посматривали на своего старосту и улыбались, а когда я кончил говорить, расхохотались над своим выбором старосты. – Зачем вы его выбрали? Спросил я. Они отвечали: - Он барский ключник; уж за одного работали мы за него, так не хотелось нам работать на другого. В другом обществе выбрали в полном смысле слова мальчика, так как он оказался моложе 25 лет Я его сменил».
Нужно сказать, что и сами старосты относились к своей должности довольно настороженно. Из Белгородского уезда губернатору В.И. Дену сообщали: «С открытием общественного управления порядок в крестьянском быту улучшился; но сельские старосты еще не пользуются своей властью, боясь навлечь на себя гонение общества. Они скрывают виновных и отговариваются так: - Я боялся открыть виновного, не век мне быть старостою, а общество мне за все отомстит».
Мировой посредник 5-го участка Путивльского уезда сообщал: «Сельские старосты во многих имениях избраны были до установления мировых учреждений. В понятиях крестьян сельский староста представлялся прежним экономическим старостой, со всеми атрибутами его власти и потому в некоторых имениях в некоторых имениях выбраны были люди слабые по характеру, люди без влияния, по выражению крестьян, люди смирные; замечательно, как мало ещё развито между крестьянами чувство честолюбия; когда сменяется сельский староста, то он преспокойно кланяется и усердно благодарит за то, что его сменили».
Нужно заметить, что большинство старост были людьми неграмотными. 2 августа 1861 г. в Курском губернском по крестьянским делам присутствии было прочитано циркулярное предписание Г. Управляющего Министерством Внутренних дел №46 от 16 июля о снабжении неграмотных должностных лиц волостного и сельского управления штемпелями вместо подписи. Такой штемпель представлял собой, как правило, прямоугольник и содержал информацию о должности лица и название сельского общества или волости. К примеру приговор Ржавского сельского общества Катовской волости Обоянского уезда от 25 февраля 1864 г. удостоверен сельским старостой Костиковым путем приложения к бумаге штемпеля со следующим содержанием: «ОБОЯНСК. У. РЖАВСКОГО ОБЩ. СЕЛ. СТАРОСТА».
Весьма любопытна характеристика мирового посредника 1-го участка Белгородского уезда, которую он дал в своем сообщении в июле 1861 г. В.И. Дену в связи с разбором дела о потраве: на содействие сельских старост пока еще надеяться невозможно: они не понимают ещё своей власти и обязанностей и видят в своей должности одну лишь тяжелую неприятность, упавшую на их голову в виде тяжелого наказания. Сменять их за нерадение невозможно, потому что это будет не наказание для них, а исполнение их самого заветного желания, налагать на них денежные штрафы, пока они еще не свыклись с делом и не умеют, как за него взяться, и жаль, да и поведет только к тому, что они увидят в должности ещё более тяжелую кару. С открытием волостей, дело будет немного легче; но и на волостное начальство слишком полагаться было бы странно; в волостные старшины будут избраны такие же темные и неопытные люди и также они будут горевать о своей тяжелой участи. Вообще нужно время и время, чтобы крестьяне, привыкшие во всем полагаться на помещиков, поняли и сознали, что такое самоуправление».[ ] Один из мировых посредников Суджанского уезда сообщал губернатору: «Когда я присланное из губернского присутствия Урочное положение препроводил в волость для раздачи старостам, они отказались его брать, за что старосты трех обществ были арестованы на 3 дня. В деревне Ивянке было введена была уставная грамота. Крестьяне даже подписали ее. Посредник, в общем присутствии крестьян хотел передать им копию с грамоты и взять подписку в прочтении 77 ст. Положения. «Тогда староста, стоявший во главе общества, сказал: - Хлопцы, рук не давать! Раз уже давали при подписи грамоты. Слова эти подтвердили все крестьяне и копии не взяли и кричали с азартом старосте: - Копии не бери, положи на стол! Тот так и сделал. Я спросил о причинах этого. Когда в обапольных деревнях, отвечали они, будут подписаны грамоты, то и мы возьмем копию и дадим руки».[ ] О том, что крестьяне с большой неохотой соглашались на подписание каких-либо документах, об их недоверии к власти свидетельствует и изданный Курским губернатором циркуляр №1022 от 18 июля 1862 г., в котором указывалось: «Согласно 77 стат. Правил о порядке приведения в действие положения о крестьянах, предоставляется право как помещикам, так и крестьянам приносить в Губернское по крестьянским делам присутствие жалобы на неправильные по утверждению и введению в действие уставных грамот распоряжения мировых посредников и уездных мировых съездов в установленный трехмесячный срок. Статья эта объявляется при введении в действие уставной грамоты крестьянам и в том, на основании журнального постановления Курского губернского по крестьянским делам присутствия, требуется от них подписка. Имея в виду, что ко всякого рода рукоприкладствам и подпискам, в особенности в случаях введения уставных грамот, крестьяне имеют сильное предубеждение, я полагаю возможным, в тех случаях, когда требуется подписка крестьян, в объявлении им 77 статьи положения, для успокоения их и внушения доверия, допустить уже принятый некоторыми из ГГ. Мировых Посредников порядок – давать крестьянам от себя вместе со списком уставной грамоты свидетельство в том: что они (крестьяне), на основании 77 стат. Пр. о прив. в действие полож., имеют право приносить жалобы в трехмесячный срок, который для большей ясности должен быть указан точно, то есть с означением месяца и числа, когда оканчивается, применяясь к тому, как подобные свидетельства выдаются вообще во всяком апелляционном действии присутствий, сообразно с общими законами. – Порядок этот может быть принят во всех тех случаях, когда крестьянам должно быть объявлено что-либо с подпискою».
По словам мирового посредника Льговского уезда Ширкова «… сельские старосты далеко не сознают важности своих обязанностей … и желают жить в согласии с товарищами-крестьянами».[ ] Мировой посредник Льговского уезда 3-го участка 14 марта 1863 года в донесении губернатору сообщал: «…в деревне Левшинки при поверке уставной грамоты составленной Льговским помещиком Аркадием Сергеевичем Левшиным сельский староста Левшинского общества Егор Береговой возбуждал крестьян к неисполнению условий писанных в уставной грамоте, за которым избранные от общества уполномоченные повторяли: что они дворовых людей в число при наделе не примут.., работы по душам не примут, а будут работать как работали до двух лет,…при этом староста, нисколько не внимая, отвергал все объяснения мои».
Однако надо сказать, были и положительные отзывы о влиянии избранных старост в сельских обществах. К примеру, Курский предводитель дворянства свидетельствовал о том, что «крестьяне имеют к избранным своими голосами и из своей среды старостам больше доверия. Мировой посредник 2-го участка Путивльского уезда князь Кавкасидзев писал В.И. Дену: «… сельские должностные лица исполняют свои обязанности рачительно и добросовестно. Если бы вашему пр-ву угодно было исходатайствовать мировым посредникам право представлять к концу года отличнейших из волостных и сельских начальников к почетным наградам, как – то: кафтанам, нашивкам и пр., то это сильно поощрило бы их к соревнованию и доставило новые средства к успешному водворению порядка между временнообязанными крестьянами». Один из посредников Курского уезда Бурнашев писал: «Замечено мною, что крестьяне состоят в гораздо большем повиновении избранным из их среды властям, нежели прежним, поставленным помещиками».
В целом на первоначальном этапе проведения реформы в Курской губернии было немало сложностей, вызванных, прежде всего, недоверием к власти в крестьянской среде, что приводило не только к курьезным случаям, но и к серьезным конфликтам как среди самих крестьян, так и крестьян с внешней средой: властью и помещиками.
М.В. Аболмасова, Н.М. Крыгина

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Курский государственный технический университет

В данной работе изложены основные моменты государственной политики в сфере строительной деятельности. Проведенный анализ имеющегося материала позволил выявить основные тенденции строительной деятельности до начала ХХ века. Особое внимание было уделено вопросу правового нормирования градостроительства периода царствования Петра I.
Ключевые слова: градостроительное законодательство, законодательство, Сенат, генеральный план, кодифицированное строительное законодательство.

M.V. Abolmasova, N.M. Kryqina

THE BASIC DIRECTIONS OF DEVELOPMENT OF THE TOWN-PLANNING LEGISLATION OF THE RUSSIAN EMPIRE

Kursk State Technical University

In the given work the basic moments of a state policy in sphere of building activity are stated. The lead analysis of an available material has allowed to reveal the basic tendencies of building activity prior to the beginning of the XХth centuries. The special attention has been given to a question of legal normalization of town-planning of the period of reign of Peter I.
Key words: town-planning legislation, legislation, Senate, general plan, coded building legislation.

В настоящее время наблюдается тенденция бурного развития строительной деятельности. Возводятся новые жилые районы с развитой инфраструктурой как в городах, так и в областных центрах, в сельской местности, строятся автомобильные дороги, производится реконструкция уже имеющегося жилого и нежилого фондов и т. д. Уже заговорили о создании своих родовых поместий, которые имеет смысл строить как на окраинах городов, так и в деревнях. Сам президент Дмитрий Медведев в своей интернет-конференции, проходившей в мае 2007 года, по вопросу родовых поместий отметил следующее: «В целом идея родовых поместий… вполне позитивна. Она полностью перекликается с нашими идеями малоэтажной, или одноэтажной России, которыми мы сейчас довольно активно занимаемся в рамках жилищного проекта» .
Таким образом, строительная индустрия – это один из наиболее актуальных вопросов современности. Однако, в силу ограниченности земельного ресурса, вопросы архитектурно-строительной деятельности в городах приобретают исключительное значение. Не менее актуальной является проблема реконструкции и, в то же время, сохранения уникальности и самобытности исторических центров российских городов.
Поэтому авторы работы взяли на себя смелость рассмотреть только одну проблему из названных аспектов строительной тематики – градостроительство.
Анализируя современное состояние законодательной базы в области градостроительства, необходимо отметить, что здесь также имеется ряд проблем. Несмотря на то, что этот вопрос регламентируется различными законами, такими как: Гражданский кодекс, Земельный кодекс, Жилищный кодекс, Градостроительный кодекс и т. д., в целом, состояние градостроительной деятельности далеко от совершенства, в силу имеющихся в законодательстве пробелов, которые, зачастую, очень умело используют как законное основание для ущемления законных прав других собственников, пользователей, владельцев или арендаторов.
Соответственно, анализируя вышеизложенное, хотелось бы отметить, что анализ богатого исторического опыта градостроительного законодательства Российской империи позволит выявить позитивный и негативный опыт в данном вопросе, что даст возможность избежать подобных ошибок при дальнейшем совершенствовании законодательной базы в области градостроительства в современной России.
До ХVII в. Русь была почти исключительно деревянной, поэтому первые мероприятия относительно строений были направлены на предупреждение пожаров. Однако они имели мало общего с ограничением права распоряжений недвижимой собственностью. Первым законодательным актом градорегулирующего характера было распоряжение царя Алексея Михайловича «О недозволении домохозяевам ставить свои хоромы близко к соседней меже и пристраивать к стене соседа печи и поварни» и «о сломке тех из построек, кои будут возведены несогласно с сими правилами» .
Последующее нормирование строительной деятельности мало чем отличалось от предыдущего и так же носило противопожарный характер. Например, 23 октября 1681 г. распоряжением царя Федора Алексеевича был издан запрет на возведение крыш из соломы или драни. В то же время предписывалось делать крыши из теса, который превосходил вышеозначенные строительные материалы по устойчивости к пожарам. Кроме того, этим указом предусматривалась регламентация строительства в Кремле, Китай-городе и по большим улицам Москвы, где отныне предписывалось строить дома только из кирпича и отделять их стеной из того же материала (кирпича) или «брандмауэром» .
В качестве надзорной инстанции был учрежден особый каменный приказ .
К 1688 г. повсеместно, не только в столице, было запрещено строить трехэтажные деревянные жилые дома .
Обращаясь к законотворческой деятельности Петра I, можно смело утверждать, что именно с него начинается более детальное и планомерное нормирование градостроительной деятельности в качестве области гражданского права. Ему предавалось государственное значение, так как оно охватывало, в первую очередь, вопросы строительства новой столицы.
Петр I стал основателем специального архитектурно-строительного регулирования и законодательства и впервые в Санкт-Петербурге ввел полицейский контроль за обывательскими строениями, т.е. отнес архитектурно-строительную практику в сферу полицейского регулирования. Наблюдение за выполнением правил каменного строительства было возложено в С.– Петербурге и Москве на полицмейстерские канцелярии в соответствии с Указом 1718 г., а главное наблюдение за постройками принадлежало Меньшикову. Полицмейстерская канцелярия занималась регламентом городского строительства и благоустройства, а также регламентом городских обывательских повинностей. Этим же нормативным документом было предусмотрено соблюдение красных линий при застройке улиц .
Строение же портов, гаваней и принадлежавших им зданий было поручено адмиралтейств-коллегии. При Петре I была учреждена и «канцелярия строений», получившая впоследствии значение центрального установления по делам строительной полиции .
Около 1714 г. была выпущена первая серия проектов «образцовых» жилых домов для городов, в которой строго выдерживался принцип дифференциации в зависимости от социальной принадлежности владельцев с точным определением размера домов для «подлых», «зажиточных» и «именитых». В «образцовых» проектах были обязательны лишь размеры участка, размеры дома и ворот. Отделывать фасад дома можно было по желанию застройщика, но с утверждения главного архитектора. Для большего благообразия застройки при возведении деревянных домов требовалось во внешнем оформлении имитировать каменные и «то строение строить брусяное, а буде из целого лесу, то снаружи обивать тесом и красить черленью или расписывать в кирпич» .
В этом же 1714 г. во имя строительства Петербурга Петр I пожертвовал возможным каменным строительством во всем государстве – был введен запрет на каменное строительство под угрозой разорения имения и ссылкой . А в 1721 г. была выпущена серия проектов загородных жилых домов. Основное внимание при проектировании этой серии было обращено на планировку садов и огородов, а также на архитектуру сооружений малых форм: беседок, фонтанов, заборов, ворот, оформление прудов. Был составлен проект решетчатого забора с воротами для ограждения участков. Именно в это время законодательным путем было запрещено традиционное перекрытие ворот двускатной крышей. Дома по «образцовым» проектам имели не более двух этажей на погребах, и их возведение не требовало особых технических указаний. Поэтому никаких конструктивных чертежей для каменных и деревянных домов не составлялось. Лишь в случае мазанкового строительства необходима была разработка конструктивной части проекта .
Резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что изначально в России правовое нормирование градостроительства, носившее характер обеспечения противопожарных мер, впоследствии (в основном, со времени правления Петра I) претерпело значительные изменения и, помимо первоначального назначения, стало выполнять функции несколько иного рода. Во-первых, это контроль за строительной деятельностью. Во-вторых – это осуществление финансирования строительства. В-третьих, это осуществление художественной регламентации градопланировочных решений путем введения перспективного планирования и внедрения типовых проектов.
Кроме того, противопожарные мероприятия эпохи правления Петра I уже не были столь примитивны. Постепенно в практику строительства зданий и сооружений, как городских строений, так и загородных домов законодательно вводились огнестойкие конструкции и материалы, проводились запретительные мероприятия против пожароопасного жилищного строительства, осуществлялся полицейский контроль с момента начала производства строительных работ до его полного окончания. Именно с этого времени согласительные процедуры проектной документации приобретают нормативно-обязательный характер.
Достаточно прогрессивным нововведением была разработка послепожарного нормирования, предполагающая замораживание цен на строительные материалы и услуги, а также регулирование государством объемов производства одобренных материалов.
Соответственно, вышеозначенная практика не могла осуществляться без участия специалистов высокой квалификации. Изначально это были иностранные строители, архитекторы. Однако, со временем, началась производиться целенаправленная подготовка российских специалистов, обученных по европейским программам.
Таким образом, нельзя не заметить, что в означенный период было создано множество правовых актов, типичными из которых были именные указы регламентирующего характера и с решениями для конкретных государственных органов, например, Сената или Синода, а также документы высших и центральных государственных учреждений. Однако, несмотря на то, что они носили обязывающий или запрещающий характер, зачастую в них содержалась противоречивая информация, что, естественно, не способствовало быстрой и эффективной реализации строительной деятельности на практике.
Кроме того, можно уверенно утверждать, что законодатель совершенно не учитывал интересы рядовых граждан, что особо ярко проявилось в указах о принудительном заселении Петербурга, о принудительной продаже незастроенных или застроенных недолжным образом мест и т. д.
Значительным прорывом в формировании теории права, повлиявшим на практику строительного дела в послепетровский период, стал трактат «Должность Архитектурной Экспедиции», который, по сути, являлся декларацией основ государственной деятельности в области архитектуры и градостроительства. Несмотря на то, что в качестве закона он не был принят и опубликован, однако идеи, составляющие его содержание, стали базисом для дальнейшего совершенствования градостроительного законодательства.
Новые нормативные акты по строительству, созданные с 1742 по 1762 гг., ничего нового не привнесли, а явились продолжением идеи поддержки благоустройства. Таким образом, достаточно продолжительное время законодатель не утруждал себя созданием новых «образцовых проектов». Вновь эти проекты появились только в 1761 г. Соответственно, руководство составлением планов городов и их застройкой было поручено Комиссии для устройства городов Санкт-Петербурга и Москвы, подведомственной Сенату.
В городе Курске первый градостроительный документ, регламентирующий застройку, появился в конце ХVIII в. В связи с пожаром 1781 г. комиссией для устройства городов Санкт-Петербурга и Москвы был разработан проект городской планировки называвшийся «План губернскому городу Курску», который предусматривал формалистическую планировку города. 26 февраля 1782 г. он был утвержден Российской императрицей Екатериной II. К концу ХVIII в. многие города России с помощью Комиссии, созданной для устройства столиц, обрели стандартно-однотипные проекты планировки, получившие силу законов после издания в 1785 г. «Грамоты на права и выгоды городам Российской империи». Анализируя документы градостроительного нормирования времен Екатерины II, можно проследить следующие тенденции связи исторического прошлого с реалиями настоящего. В частности, беспощадный снос старых зданий воплощается в жизнь и поныне. На протяжении десятилетий в Курске постоянно уничтожаются строения, которые, возможно, не представляют собой архитектурные шедевры, но они определяют исторически сложившийся облик старинного купеческого города и создают особую атмосферу связи с предыдущими поколениями.
Рубежной датой в процессе формирования российского строительного законодательства стал 1832 год, когда был опубликован первый строительный устав, открывший целую эпоху. В нем были объединены все ранее существовавшие законы, регулировавшие строительство. Структура устава подчинена общим принципам построения всего Свода законов, и в то же время ее старые и новые положения во многом противоречиво сосуществуют друг с другом. Строительный устав последней редакции значительно больше уделял внимания способам производства работ вообще и подрядному способу в особенности. Редакция устава 1900 г. регламентировала правила проведения торгов более детально, что было новшеством. Новым было требование публичности торгов и требование тщательнейшим образом описывать количество и качество материалов .
Российское строительное законодательство 1830 - 1910-х г.г., в процессе его оформления в законченную систему не было неизменным, оно модернизировалось, эволюционировало в соответствии с требованиями жизни.
Подводя итог вышесказанному, хотелось бы отметить, что в ХVIII – начале ХIХ вв. происходит формирование основ дальнейшего совершенствования градостроительной политики. С 1832 г. происходит оформление норм кодифицированного строительного законодательств. Однако к концу века принципы регулирования строительством исчерпали себя и уже не отражали реальной градостроительной ситуации, а также потребностей городской жизни. Трансформация юридических форм развития законодательства была отражена в последней редакции строительного устава; формирование законодательства подошло к логическому завершению: к началу ХХ века ресурсы для его дальнейшего развития в прежнем русле были исчерпаны.

О.Г. Печникова

МЕДИЦИНСКИЙ ДЕПАРТАМЕНТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОСИЙСКОЙ ИМПЕРИИ – СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ

Московский институт предпринимательства и права

Статья посвящена эволюции управления здравоохранением в дореволюционной России. Исследована многоплановая деятельность медицинского департамента в такой социальной сфере, как здравоохранение, в том числе и в организации санаторно-курортного лечения в южных регионах российской империи.
Ключевые слова: медицинский департамент, министерство внутренних дел, медицинский совет, кавказские минеральные воды.

O.G. Pechnikova

MEDICAL DEPARTMENT OF THE MINISTRY OF INTERNAL AFFAIRS OF THE RUSSIA EMPIRE - SRTUCTURE AND FUNCTIONS

The Moscow institute of business and the right

The article is devoted evolution of management by public health services in pre-revolutionary Russia. Multiplane activity of medical department in such social sphere, as public health services, including in the organisation of sanatorium treatment in southern regions of the Russian empire is investigated.
Keywords: medical department, the Ministry of Internal Affairs, medical advice, the Caucasian mineral waters.

30 декабря 1803 г., после рассмотрения Правительствующего Сената, Император Александр I утвердил доклад министра Внутренних дел В.П. Кочубея «О новом образовании медицинского управления» - назывался он - Экспедиция Государственной Медицинской Управы, куда входил Медицинский совет, состоящий из членов и членов-корреспондентов.
По манифесту от 17 августа 1810 г. из состава Министерства Внутренних дел была выведена вся Экспедиция Государственной Медицинской Управы и передана вновь организованному Министерству полиции, что было упущено в плане исследований некоторыми авторами . В состав Министерства Полиции входили три департамента: полиции хозяйственной, исполнительной и медицинской, а также Медицинский совет.
Вскоре, однако, указом от 4 ноября 1819 г. Министерство полиции было соединено с Министерством Внутренних дел. В структуре Министерства Внутренних дел стали значиться Медицинский департамент (главный орган управления медицинским делом в стране, имевший функции во многом сходные с функциями Медицинская Коллегия - см. ранее) с тремя отделениями и Медицинский совет. Следует заметить, что управление медицинским и фармацевтическим образованием было в ведение Министерства народного просвещения (т.е. было вне полномочий Медицинского департамента).
30 мая 1832 г. Министерству Внутренних дел были переданы все дела по медицинской и фармацевтической части, находившиеся до этого в ведении Министерства духовных дел и Министерства народного просвещения.
Процесс преобразований медицинского управления на этом не окончился. 17 июня 1836 г Медицинский департамент был разделен, и учрежден новый Департамент казенных врачебных заготовлений, что дало возможность отделить делопроизводство вопросов, имеющих непосредственное отношение к медицине от вопросов хозяйственных.
Медицинский департамент в новом своем составе был образован из первого отделения, а Департамент казенных врачебных заготовлений – из второго и третьего отделений прежнего Медицинского департамента. Реорганизованный Медицинский департамент состоял из двух отделений. В первом отделении решались вопросы, связанные с деятельностью высших медицинских учебных заведений и распределением их выпускников по ведомствам армии, флота и гражданской службы. Второе отделение наряду с вопросами судебной медицины, занималось решением дел, связанных с деятельностью частных и казенных аптек. Заготовка, хранение и распределение медикаментов были поручены новому Департаменту казенных врачебных заготовлений .
17 июня 1836 г. были утверждены штаты и обязанности Медицинского совета. В его состав входили председатель, три действительных члена, один из которых должен был быть фармацевтом или химиком, и неопределенное число почетных (непременных) членов. Кроме того, директор Медицинского департамента Министерства Внутренних дел, а также директоры Военного и морского министерств, директор Департамента казенных врачебных заготовлений и президент Медико-хирургической академии назначались непременными членами совета и обязаны были присутствовать при рассмотрении дел, касающихся подведомственных им учреждений .
Примечательно, что, согласно высочайшему утверждению от 22 марта 1904г., штат Медицинского совета был уже значительно расширен и составлял 16 человек: председатель, 16 непременных членов, неопределенное число совещательных и приглашенных членов, ученый секретарь, 2 эксперта по судебно-медицинской части, заведующий делопроизводством и 2 его помощника, а также канцелярские чиновники, работники библиотеки. Расходы на этот разросшийся штат составляли 33300 рублей в год, причем содержание председателя Медицинского совета назначалось отдельно по особому высочайшему повелению и не указывалось в общей смете.
В задачи Медицинского департамента Министерства внутренних дел кроме общих задач, отмеченных А.Н. Пищитой и Н.Г. Гончаровым :
« - повышение исполнительной дисциплины служащих медицинского ведомства и усиление контроля над реализацией принятых решений;
- более детальная регламентация частных вопросов организации медицинской помощи (с учетом специфики работы министерства внутренних дел)» .
Но это не было полным перечнем его функций и кроме указанного вышеназванными авторами, Медицинский департамент – «высшее в Империи врачебно-ученое установление для рассмотрения вопросов охранения народного здравия, врачевания и судебно-медицинской экспертизы» (п.1 Положения о Медицинском совете от 22 марта 1904 г.) - занимался рассмотрением следующих вопросов: цензурой медицинских сочинений (а также поваренных, кондитерских, химико-экономических книг); рассмотрением всякого рода открытий, имеющих отношение к медицине; изданием постановлений и инструкций в случае возникновения эпидемических заболеваний (и издание наставлений по борьбе с падежами скота); испытанием и оценкой новых открытий в области медицины; исследованием новых фармацевтических средств и выдачей разрешений на их продажу и употребление; оценкой качества отечественных заменителей импортных лекарственных средств; испытанием отечественных минеральных вод и лечебных грязей, составлением инструкций по их применению, «установление округов санитарной охраны для минеральных вод, грязей и лечебных мест»; рассмотрением карантинных постановлений; рассмотрением и оценкой образцов новых хирургических инструментов и аптечных приборов; оценкой действительной терапевтической ценности лекарственных средств, поступающих из-за границы; изданием правил изготовления лекарств и аптекарской таксы; организацией судебно-медицинской экспертизы и «составлением таксы вознаграждения за судебно-медицинские исследования»; рассмотрением вновь составленных каталогов лекарственных средств для армии и флота; рассмотрением и утверждением проб медикаментов и других медицинских материалов; рассмотрением всех требований на медикаменты, поступающих от Департамента казенных врачебных заготовлений; рассмотрение «возбуждающих сомнение медицинских свидетельств по делам пенсионным, бракоразводным и иным», оценкой квалификации иностранных врачей и «дозволением их свободной практики», после и «обыкновенного испытания в Императорской военно-медицинской академии или в одном из университетов…или…по одному заключению Медицинского совета, утвержденному министром Внутренних дел, о известном совету достоинстве сих врачей».
Все дела об «охране народного здравия и медицинского устройства» поступали в Медицинский совет через главного врачебного инспектора или отдел народного здравия и общественного призрения, а прочие дела – «вносятся непосредственно подлежащими установлениями»
Необходимость принятия экстренных мер в деле «охраны народного здравия» усугублялась тем, что в начале XIX в. в России ощущался острый недостаток врачей, особенно в провинции, что послужило поводом для их вербовки за границей.
Попыткой улучшить положение медицинских и фармацевтических работников, а также желанием привлечь в их ряды новых людей продиктовано изданное 22 марта 1833 г. «Положение о пенсиях и единовременных пособиях медицинским, ветеринарным и фармацевтическим чиновникам и нижним чинам, их вдовам и детям» . По этому положению врачи и фармацевты, прослужившие на казенной службе не менее 20 лет, имели право получать при отставке пенсию в размере половины оклада; прослужившие не менее 25 лет – 2 / 3 и прослужившие 30 лет – полный оклад жалования. В случае смерти пенсионера, пенсия в том же размере выплачивалась вдове или детям .
В этих условиях важнейшими направлениями деятельности Медицинского департамента Министерства Внутренних дел, по нашему мнению, следует назвать правовую регламентацию и организацию работы местных органов управления здравоохранением (губернские врачебные управы), организацию борьбы с эпидемиями (в том числе бесплатного оспопрививания); кадровое и лекарственном обеспечение учреждений здравоохранения; приглашения иностранных врачей в Россию; производство в медицинские и фармацевтические звания; проверка доброкачественности крупных партий медикаментов, приобретаемых казной для казенных аптек; распространение медицинской литературы и инструментария.
Следует отметить, что хозяйственное обслуживание санитарно-врачебной части осуществлялось Отделом народного здравия и общественного призрения Главного управления по делам местного хозяйства Министерства Внутренних дел. Контроль за медицинскими учреждениями и выполнение ряда других обязанностей (что мы рассмотрим далее) осуществляло Управление главного врачебного инспектора, где работали: Главный врачебный инспектор, его помощники и канцелярия .
Главный врачебный инспектор был ближайшим помощником Министра Внутренних дел по медицинской части, а также Генерал-Штаб-Доктором по Управлению гражданской врачебной частью и занимался всеми вопросами «охраны народного здравия». Кроме этого, он являлся членом Совета Министра Внутренних дел, членом Совета по делам местного хозяйства, непременным членом Медицинского Совета и Военно-медицинского ученого комитета. На должность Главного врачебного инспектора и его помощников назначались лица, имеющие ученую степень доктора медицины .
Главный врачебный инспектор был наделен особыми полномочиями. В перечень его обязанностей в 1832 г. входили: дела по управлению в научно-техническом отношении врачебно-санитарной части Империи; по охране Империи от распространения опасных инфекций; по управлению за личным составом гражданской медицинской части; по устройству врачебной помощи, оказываемым земскими и городским учреждениями. Он также осуществлял контроль за применением законоположений и правил по медицинской части; за деятельностью научно-врачебных и санитарных учреждений и обществ, аптек, медицинских складов и лабораторий и за другими делами, вплоть до заведывания делами о привлечении к ответственности и придании суду служащих по гражданской медицинской части за должностные преступления и нарушения возложенных на них обязанностей .
Согласно высочайше утвержденного Мнения Государственного совета от 22 марта 1904 г. произошло разделение вопросов касающихся народного здравия, «сторону научно-техническую» - передали Медицинскому совету и Управлению Главного врачебного инспектора, а хозяйственную – совету и Главному управлению по делам местного хозяйства. Согласно пп. 5 и 6 Положения об Управлении Главного врачебного инспектора Министерства Внутренних дел от 22 марта 1904 г. , в ведении главного врачебного инспектора находились дела: « 1) по управлению в техническо-научном отношении врачебной и санитарною частями в Империи и по надзору за правильной их постановкою» с представлением министру Внутренних дел своих «предположений о мерах к их улучшению»; 2) организацию «охраны Империи от распространения заразных заболеваний»; 3) «по управлению личным составом гражданской медицинской части». В этих пределах на Главного Врачебного инспектора возлагались: 1) дела, подлежащие ведению министра Внутренних дел по «устройству врачебной помощи» и санитарных мер, «подаваемой населению земскими и городскими учреждениями, управлениями земского хозяйства и общественным управлением г. Санкт- Петербурга»; 2) врачебно-санитарные дела ведения министра Внутренних дел «в местностях, в коих не введены в действие положения о земских учреждениях или об управлении земским хозяйством»; 3) «дела по устройству и заведыванию врачебной частью» больниц, др. лечебных заведений, амбулаторий, курортов, санаториев и заведений общественного презрения ведомства Министерства Внутренних дел; 4) контроль за соблюдением «законоположений и правил»; 5) контроль за деятельностью согласно уставов обществ и учреждений санитарного и научно-врачебного предназначения; 6) организация общин сестер милосердия Российского Общества Красного Креста; 7) «надзор за деятельностью» аптек, аптечных магазинов, складов, бактериологических, органо-терапевтических заведений и лабораторий; 8) контроль за обучением «низшего врачебного персонала» в специальных школах; 9) заведывание статистикой по врачебной части и санитарному делу с изданием общего годового отчета; 10) организация мер «по охране Империи от распространения заразных заболеваний»; 11) управление личным составом гражданской медицинской части ведения Министерства Внутренних дел; 12) обеспечение взаимодействия с Канцелярией Правительственного Сената, др. департаментами, ведомствами, учреждениями и «других ведомств с местами и лицами, сим учреждениям подчиненными, а также с губернаторами».
Штат Управления Главного врачебного инспектора, согласно рассматриваемого нами Положения от 22 марта 1904 г., составляли 14 человек: главный врачебный инспектор (с содержанием 8000 руб. в год); 2 его помощника (с содержанием каждому 4500 руб. в год); 3 делопроизводителя (соответственно по 3000 руб. в год); 3 старших помощника (по 2000 руб. в год); 3 младших помощника (по 1500 руб. в год); редактор «Вестника общественной гигиены, судебной и практической медицины» (2000 руб. в год); 1 журналист (1500 руб. в год). Общий бюджет Управления Главного Врачебного инспектора составил 63.800 руб. в год (были учтены дополнительные расходы на издание Российского медицинского списка – 4600 руб. в год; «Вестника общественной гигиены, судебной и практической медицины» - 4000 руб. в год; на канцелярские и хозяйственные расходы – 11000 руб. в год и на производство статистических работ – 4200 руб. в год) .
Как нами уже отмечено Главный врачебный инспектор был непременным членом Медицинского совета, но кроме него, непременными членами были: Управляющий Отделом народного здравия и Общественного призрения Главного управления по делам местного хозяйства, Главный военно-медицинский инспектор, Главный медицинский инспектор флота, Инспектор придворной медицинской части, инспектор по медицинской части учреждений императорского ведомства, директор императорского института экспериментальной медицины, по одному представителю Ведомства православного исповедания, министерств – Финансов, Иностранных дел, Торговли и промышленности и Главного управления землеустройства и земледелия, председатель Ветеринарного комитета и начальник Ветеринарного управления. При обсуждении Медицинским советом вопросов об условиях приема на военную службу, на правах непременного члена приглашался начальник Управления по делам воинской повинности. Непременные члены высочайше утверждались указом Правительствующего Сената (механизм утверждения мы рассмотрели ранее), по представлению главных начальников соответствующих ведомств и по согласованию с Министром Внутренних дел, а совещательные члены избирались Медицинским советом из числа видных ученых с последующим назначением их на должности также высочайше утверждались указами Правительствующего Сената.
Что касается Медицинского совета, то, согласно Положению о нем, он являлся «высшим установлением в Империи» для рассмотрения «вопросов охранения народного здоровья, врачевания и судебно-медицинской экспертизы», предварительному рассмотрению которого подлежали все мероприятия по вопросам здравоохранения .
Медицинский совет являлся солидным учреждением. Его задачей было заботиться об «охранении народного здравия», руководить местными органами здравоохранения в губернских городах и земствах (врачебными отделениями губернских правлений, земскими учреждениями и городскими управлениями). Деятельность Медицинского совета распространялась также и на освоение первых курортных зон.
Официальная история Кавказских Минеральных Вод начинается с 24 апреля 1803 г, когда появляется рескрипт Александра I о признании государственного значения Кавказских Минеральных Вод и необходимости их обустройства. Они становятся государственным достоянием и вступают на путь постепенного развития. Александр I дал задание известному архитектору и ученому-энциклопедисту Николаю Львову устроить на Кавказских Минеральных Водах лечебные заведения. Николай Львов спроектировал лечебные ванны и теплицы у горячих вод .
Мощным толчком к развитию курорта стало строительство железной дороги Ростов-Владикавказ в 1875 г. и Минераловодской ветки до Кисловодска в 1894 г. Строятся Пушкинские ванны, Лермонтовская галерея, Ермоловские ванны, гостиницы, Академическая галерея в Пятигорске, Нижние и Верхние ванны, грязелечебница, Цандеровский институт механотерапии в Ессентуках, Главные нарзанные ванны, Пушкинская галерея, Остроговские ванны в Железноводске .
Таким образом, Медицинский департамент являлся главным организационно-управленческим органом в сфере здравоохранения на протяжении длительного времени, выполняя самые разнообразные функции по поддержанию народного здравия, для выполнения которых была сформирована эта специфическая управленческая структура внутри МВД Российской империи, аналогов которой не было в мировой практике в исследуемый период.

Е.С. Воронковская, Н.М. Крыгина

ИЗ ИСТОРИИ ПРАВОВОГО НОРМИРОВАНИЯ ОЦЕНКИ ЗЕМЛИ В РОССИИ

Курский государственный технический университет

Статья посвящена историческому аспекту развития отечественного законодательства в области оценки земли. В настоящее время практика почти ежегодно проводимых индексаций земельного налога показывает, что этот путь роста налоговых поступлений себя полностью исчерпал. В связи с этим представляется целесообразным обращение к богатому историческому опыту при определении основных направлений реформирования налогового законодательства.
Ключевые слова: оценка земли, кадастр, правовое нормирование, налог, земельная рента.

E.S. Voronkovskaya, N.M. Kryqina

FROM THE HISTORY OF LEGAL NORMALIZATION OF THE ESTIMATION OF THE GROUND IN RUSSIA

Kursk State Technical University

Article is devoted to historical aspect of development of the domestic legislation in the field of an estimation of the ground. Now the practice of almost annually spent indexations of the ground tax shows, that this way of growth of tax revenues of has completely exhausted. In this connection the reference to the rich historical experience is represented expedient at definition of the basic directions of reforming of the tax laws.
Key words: an estimation of the ground, cadastre, legal normalization, the tax, the ground rent.


Земля - основа всей человеческой деятельности, что определяет важность земельных отношений в социальной и экономической политике общества. Поэтому система экономического регулирования и управления земельно-имущественными комплексами территории должна базироваться на материалах массовой оценки земель.
Оценка земли - составная часть государственного земельного кадастра, которая, в то же время, является частью общей оценки природных ресурсов, используемых в хозяйственном комплексе страны. Термин кадастр произошёл от латинского слова caput, что означало податный предмет, а также от слова capitastrum, означающего «опись податных предметов» . Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона за 1894 г. содержит перевод этих латинских терминов в несколько иной трактовке. Здесь мы можем узнать, что это слово происходит от средневекового латинского catastrum, т. е. capitastrum (от caput - голова), которое означало «регистр душ, подлежавших поголовной подати» .
Однако это не единственная трактовка понятия термина «кадастр» Этимологи полагают, что слово «кадастр» происходит от греческого «катастикон» (тетрадь для записей) или латинского «капитаструм» (реестр единиц территорий) . Сегодня под кадастром понимается свод сведений о чем-либо, составленный на основе непрерывного наблюдения. Можно составить кадастр зеленых насаждений города, водный, лесной и даже… интеллектуальный.
Земельно-оценочные работы в России, как и в западноевропейских государствах, имеют длительную историю развития. Первые упрощённые оценочные описания земель в России появились в IX в., которые касались главным образом монастырских и церковных земель и служили основанием для наделения духовенства недвижимым имуществом, в частности землёй.
Собирание данных о земле стало необходимым также в связи со взиманием сборов и податей русскими князьями с покоренных ими племен. Самые древние из дошедших до нас сведений о взимании таких сборов относятся ко времени Олега (Х в.) и Ольги, которая обложила древлян тяжкой данью и установила размеры повинностей с каждого плуга как единицы земельной меры и обложения.
Существовавшая в XI в. качественная оценка земель носила упрощённый характер. Так, «Русская Правда» сохранила сведения о подразделении земель только по видам угодий (дворовые, пахотные, пустопорожние, охотничьи угодья) без указания почвенных различий. Первые переписи земель с характеристикой их количества и качества относятся к XII в. Старейшими дошедшими до нас земельно-оценочными документами являются татарские переписи и писцовые книги, которые содержали сведения о земельных участках, строениях на них. Первая татарская перепись киевских земель была проведена в 1245 г. Суздальские и рязанские земли были описаны в 1257 г., муромские и новгородские – в 1259 г. В 1273 г. была проведена повсеместная перепись русских земель.
Наряду с татарскими переписями в период монгольских завоеваний описание земель вели и русские князья.
В XVI в. писцовые книги начинают составляться периодически. К этому времени, вероятно, за ними укрепляется и само название «писцовых» . Писцовыми описаниями управлял Поместный приказ как государственное учреждение, ведавшее земельными делами, который также регистрировал переход земельных владений от одного лица к другому, производил опись и оценку земли. Писцовые и переписные книги выполняли функцию первых земельных кадастров, а писцы и подьячие – первых оценщиков.
Помимо Поместного приказа существовал еще один центральный государственный орган – Разрядный приказ, который определял поместный оклад служилого человека – размер его земельного владения.
Кроме налоговых целей описание земель по сошному письму имело большое значение для определения количества ратников, лошадей и продовольствия, необходимых для обороны. Раздача земель за службу и необходимость приведения количества вотчинных и поместных земель в соответствии с исполняемой службой стали одной из основных причин частых переписей земель в ХV – ХVI вв. При царе Иване IV (1533 - 1584) были оценены и описаны почти все земли России, а некоторые из них – даже по нескольку раз.
Первое «большое письмо», т. е. генеральная перепись, составлено было в московском государстве в промежуток 1538 – 1547 гг. Итогом проведения этой переписи стали обширные финансовые реформы: податной единицей сделалась определенная площадь распаханной земли; также начали различать качество земли и принадлежность её к тому или другому сословию. Поэтому в основу нового «письма» пришлось вводить новые критерии измерения земли: оценка качества земли, хотя и очень грубая, придала новой переписи характер кадастра. В этих условиях вторая генеральная перепись затянулась на целых 30 лет(1550 - 1580). В отличие от старых «книг письма», новые книги стали именоваться «книгами письма и меры».
В книгах XVI в. наряду с количественным учётом и хозяйственным описанием земель содержится и их качественная оценка. Все сельскохозяйственные земли подразделяли на «добрые», «средние», «худые» и «добре худые». Между этими категориями земель устанавливали прямые количественные отношения, дававшие возможность соизмерения разнокачественных земель путём так называемого «одабривания» и «наддачи». «Одабривание» производили переводом низких категорий земли в высшую через «наддачу» - надбавку к единице «средней» земли в размере 25%, «худой»- 50 и добре худой»- 60%. Оценочными единицами были соха, обжа, выть, лук, сошка, четверть, копна и т. д.
События Смутного времени вызвали необходимость произвести коренную проверку платежных сил населения. Земский собор 1619 г. принял решение составить в местностях, уцелевших от разорения, новые писцовые книги, а в местностях разоренных – произвести дозор. С этого времени в оборот были введены Дозорные книги. Новая (третья) генеральная перепись окончилась к 1630 г. Несмотря на то, что характер описания был таким же, как в переписях 1550 – 1580 гг., но податная единица была введена новая – «живущая четверть».
В 1680-х гг. правительство приступило к составлению новых писцовых книг, но эта деятельность не была доведена до конца, вследствие новых перемен в податной системе, сделавших писцовые книги ненужными для финансовых целей, так как большое количество жителей не сидели на тяглой земле, а разбегались, а оставшиеся вынуждены были нести бремя оплаты за себя и за беглых.
В результате, по настойчивым просьбам плательщиков, правительство царя Алексея Михайловича (1645 - 1676) начало составление переписей, в которых вместо описания земель должны были описываться дворы («Переписные книги»).
Помимо финансового значения, писцовые и переписные книги имели также юридическую силу во всех тех случаях, когда надо было доказать право собственности.
Кроме писцовых книг составляли окладные, приправочные, полевые, строенные, отказные, засечные, дозорные и вотчинные книги, а в писцовом земельном кадастре были сконцентрированы сведения земельной регистрации, учета качества и количества земель и сравнительной их оценки.
В окладных книгах отражали только земли, приносящие доход, с указанием его размера, а в приправочных книгах расписывали служилые земли с указанием, кому какое имение принадлежит и по каким документам. Полевые книги составляли при межевании, на их основе появились межевые книги, в которых отражали границы землевладений. В строенных книгах регистрировали количество земли, отведенной под строительство городов, с указанием его местонахождения. Отказные книги содержали описи земельных раздач, засечные – описание земель по границам государства, в дозорные книги заносили земли, находящиеся в разорении и подлежащие конфискации. Вотчинные книги давали сведения для распределения тягла между населением вотчины с учетом имущественного положения крестьян.
В 1718 г. Пётр I ввёл подушную подать. Поэтому качественный учёт земель и их оценка как основание для налогообложения утратили своё значение и, по существу, прекратились на длительный срок. Вместо писцовых книг были введены подушные переписи - ревизии. Описание и оценка земель стали носить случайный характер, сохранившись в отдельных местностях. Однако именно Петр, любивший технические новинки, впервые применил в России геодезические измерения на местности угломерным прибором. Ему же впервые пришла идея о сплошном (генеральном) межевании. При этом ему так и не удалось её осуществить .
Новая попытка провести сплошное межевание в России была предпринята лишь спустя 30 лет после смерти Петра I. Начало общегосударственным межевым и оценочным работам было положено елизаветинским межеванием, объявленным Манифестом от 28 февраля 1752 г. Оно началось в 1754 г. с издания Инструкции 1754 г., и сопровождалось частыми земельными спорами, поскольку было основано на записях писцовых книг. А эти записи, в свою очередь, составлялись на основе устных показаний владельцев, а на планах границы участков не указывались, что породило сплошную путаницу. Однако первое генеральное межевание решило очень важную проблему: оно предполагало «привязку» земельных участков к владельцам, что позволило выявить самовольно занятые участки из казенных земель.
С 1765 г., при Екатерине II, началось Генеральное межевание земель. 19 сентября 1765 г. был обнародован Манифест о Генеральном размежевании земель всей империи, к которому прилагались Генеральные правила, Межевая инструкция и Инструкция землемерам к Генеральному всей империи земель размежеванию.
Методы проведения межевых и оценочных работ были направлены на создание условий для полюбовного и бесспорного раздела. В случае несогласия одного из владельцев, они должны были предъявлять документальные свидетельства на право владения землями. Спорные участки отрезали в казну, а спорщикам оставляли лишь 10% от площади законного владения.
Особое внимание уделялось дворянским имениям. Помимо качества земель, формы земельной ренты, промышленных предприятий и т. д. здесь производилась оценка земли по структуре угодий: пашня, сенокос, лес, усадебная земля, неудобные места. В зависимости от региона состав оценочных сведений мог меняться: добавлялись степь и солонцы, а лес разбивали на оценочные группы (строевой, дровяной, смешанный).
С целью улучшения качества проводимых работ, в 1779 г. в Москве была основана Константиновская землемерная школа, которая в 1835 г. была преобразована в Межевой институт.
Данное генеральное межевание «привязало» земельные участки к административным единицам (губерниям, волостям, уездам) и закрепило фактические владения.
В правление Павла I состоялся пересмотр прежнего отношения к земле как к объекту податного налогообложения. Указом от 18 декабря 1797 г. впервые был установлен дифференцированный подход к податям для различных местностей «по свойству земли, изобилию в ней и способам для обитателей к работам и промыслам их». Поголовное обложение перешло в кадастровое. Оклад оброчной подати был заменён дифференцированным - по 4 разрядам в зависимости от класса губерний.
Огромное значение в последующем развитии оценочной деятельности в России сыграли существенные изменения в земельном законодательстве на рубеже XVIII-XIX вв. Указ от 12 декабря 1801 г. предоставил право лицам всех свободных состояний приобретать вне городов в собственность незаселённые земельные владения крестьян. Такое право владения землей получили купцы, мещане, казенные крестьяне и т. д.
В начале XIX в. в официальных документах появляется термин «оценка», и постепенно его употребление становится общепринятым в русской оценочной практике, складывается и содержание оценки - «назначить чему цену, определять стоимость чего».
Широкое распространение в ХVIII – первой половине ХIХ в. получила оценка земли, связанная с делами о наследстве, разделе, залоге, купле и продаже сельских дворянских имений и загородных домовладений. На практике оценку выполняли уездные исправники по решению уездных или губернских судов. В ходе оценочных работ первой половины ХIХ в. производилась не только оценка земли, но и их переоценка, которая производилась около 10 лет.
Кадастровые работы в рамках податной реформы начались в 1838 г. и продолжались более 20 лет. К 1856 г. они были завершены для 19 губерний. Ещё в 6 губерниях были проведены оценочные действия. Несовершенство механизмов новой кадастровой оценки признавалось, в частности, инструкцией 1853 г., установившей значительное расхождение между размерами податей и доходностью: оно составляло в Тверской губернии 9,5 %, в Курской- 20%. Однако там, где были введены новые оклады, значительно сократились податные недоимки и повысились налоговые поступления.
В 1854 г. последовала очередная реформа механизма кадастрово-оценочных работ. Система критериев оценки была дополнена показателями урожайности земель, ценами на земледельческие продукты и т. д., что снизило доходность земель в некоторых губерниях (Курской, Орловской, Новгородской, Смоленской и др.) .
С началом царствования Александра II была пересмотрена прежняя податная политика. В губерниях, где кадастр был уже проведён, прежние оклады стали привязывать к условно определённым нормам - «коренным наделам». Все земли сверх установленных норм облагали дополнительным сбором на основании тех же кадастровых оценок. Число разрядов губерний увеличилось с 4 до 7. Вместо прежних 12% из доходности крестьянских земель теперь отчисляли 25 – 33%. Содержание кадастровых работ в этот период заключалось в следующем. 1. Определение количества сельскохозяйственных земель по группам собственников: угодья-усадьбы, пашни, выгоны, сенокосы. 2. Хозяйственное описание земель: местоположение, рельеф, состав, глубина, цвет почвы и подпочвы, классификация почв, сведения об удобрениях, культивируемых растениях и т. д. 3. Оценка земель путём определения их доходности и ценности.
При этом оценка земель и размеры среднего обложения десятины земель значительно колебались. Для подтверждения данного факта приведем пример. В 1882 г. оценка десятины земли в архангельской губернии была равна 1,5 р., а поземельный налог – 0,25 к., в то же время для Курской губернии эти показатели были равны, соответственно, 112 р. и 17 к.
Доход от промыслов не определяли, но на земли, где промыслы были развиты, была введена более высокая оценка доходности усадебных земель.
Реформа 1861 г. создала условия для проведения общегосударственных кадастровых работ. Новым подходом в методике оценки земель стало определение стоимости крестьянского землевладения по установленной цене выкупного платежа. Быстрое расширение сферы оценочной деятельности обусловило создание института присяжных оценщиков в городах. Зарождается новая отрасль статистики - земская оценочная статистика, включавшая статистические работы по обследованию и оценке сельского хозяйства и промыслов крестьянского населения в целях налогообложения.
В результате земской реформы 1864 г. оценочная деятельность была отнесена к компетенции земских губернских и уездных учреждений.
Дальнейшему совершенствованию организационной структуры, порядка проведения и финансирования оценочной деятельности в России способствовало принятие нового закона об оценке недвижимого имущества от 18 января 1899 г. В соответствии с ним права установления норм оценки были переданы от уездных к губернским комиссиям, а оценивали имущество уездные оценочные комиссии и уездные земские управы. Была принята государственная программа финансирования оценочных работ, на проведение которых был выделен 1 млн. р. в год на 34 губернии России. Эффект от финансирования начал проявляться к 1901 г. и позволил к 1913 г. оценить 78% недвижимости.
Таким образом, в методиках XIX- начала XX столетия земли оценивали по стоимости земель или по их доходности. Характерной чертой методик оценки земли в то время была оценка земельных угодий одновременно как источника дохода и предмета сделки купли-продажи.


Т.Л. Кузнецова

22-ая КУРСКАЯ ПОВЕРОЧНАЯ ПАЛАТКА

Курский государственный технический университет

Статья посвящена истории развития метрологической службы в Курской губернии с момента учреждения в г. Курске 22 Поверочной палатки торговых мер и весов.
Ключевые слова: метрическая система, поверочная палатка, поверка, клеймение.

T.L. Kuznetsova
22nd KURSK TESTING TENT

Kursk state technical university

Article is devoted history of development of metrological service in Kursk province from the moment of establishment in Kursk 22 Testing tents of trading measures and scales.
Keywords: metric system, testing tent, checking, a marking-off.

20 мая 1875 года Россия подписала конвенцию для обеспечения международного единства метрической системы. Дмитрий Иванович Менделеев, энтузиаст реформы национальной системы мер и весов, писал: «Облегчим же возможность всеобщего распространения метрической системы и через то посодействуем будущему желанному сближению народов» 1. Под руководством Д. И. Менделеева было разработано новое «Положение о мерах и весах», введенное в действие с 1899 г. Прежде всего новым законом было предусмотрено создание специальных поверочных учреждений — «Поверочных палаток». Предполагалось, что в разных пунктах страны будет образовано 150 Поверочных палаток. В их обязанности входила поверка и клеймение мер и весов, находящихся в употреблении, а с 1905 года им был поручен надзор за правильным применением мер и весов, подлежащих поверке и клеймению. Эти местные поверочные учреждения находились в подчинении Главной палаты мер и весов.
Поверочные палатки в России стали открывать с 1900 г. Первые десять из них были созданы в таких крупных городах как Петербург, Москва, Варшава, Нижний Новгород.
22-я Поверочная палатка торговых мер и весов была учреждена в г.Курске 1 марта 1906 г. на основании Правил торговли, утвержденных Министерством торговли и промышленности 4 июня 1899 г. и мнения Государственного Совета от 18 марта 1902 г. для проверки и клеймления весов в торгово-промышленных заведениях, на базарах, ярмарках и других местах на территории Курской и Орловской губерний2. Ее создание и начало деятельности проходило под пристальным вниманием Д.И. Менделеева. С 1 января 1908 г. временно Управляющий Министерством Торговли и Промышленности «изъявил согласие на включение» Тамбовской губернии в район действий Курской поверочной палатки3.
Циркуляром Курского губернатора №6711 от 30 апреля 1906 г на полицию возлагались задачи по всемерному содействию Поверочной палатке в ее деятельности. Городские и уездные полицейские должны были наблюдать за исполнением закона 1899 года о мерах и весах, как в торгово-промышленных заведениях, так и на базарах, ярмарках и других местах, где проводились торговые операции. В уездах местная полиция должна была брать от владельцев подписки, что все меры и весы, применяемые ими имеют установленные поверительные клейма с обозначением года поверки 4.
Первым заведующим Курской Поверочной палаткой был назначен государственный служащий из Санкт-Петербурга Дмитрий Григорьевич Мараховский, который и доставил в Курск стандартные поверочные образцы мер веса (гири), длины и объёма сыпучих тел, клейма, бланки и т. д. Назначая его на эту должность, Д. И. Менделеев писал: «Извещая сим о назначении Вас с 1-го марта сего, 1906 года, на должность Заведующего 22-й Поверочной Палатки предлагаю Вам, Милостивый Государь, отправиться к месту нового служения и организовать там выверку торговых мер и весов» 2. С этого документа и начинается история Курской поверочной службы.
Первоначально Курская Поверочная палатка занимала дом № 32 на улице Садовой. Однако вскоре поверители переехали на улицу Кондыревскую (ныне Димитрова) в дом № 51.
Штат поверочной палатки состоял из заведующего, он же главный поверитель, двух младших поверителей, письмоводителя и служителя5.
Для широкого ознакомления всех жителей с «Положением о мерах и весах» и о начале деятельности Курской Поверочной палатки были отпечатаны специальные объявления и расклеены на видных местах в городах и сельских поселениях - в государственных и общественных учреждениях, в торгово-промышленных заведениях, на людных площадях и улицах. Для обеспечения деятельности из столицы стало поступать различное оборудование - образцовые гири, питейные меры, меры длины и сыпучих тел, щипцы для пломб, пресс для клейм, книги, бланки и многое другое.
Вскоре курские поверители развернули широкую деятельность. Инспекторские поверки происходили периодически, через каждые три года. В случае исправности мер и весов на них ставилось клеймо с изображением государственного герба. На клейме стояли две цифры: номер поверочной палатки и год поверки. Если приборы оказывались неисправны, то хозяина обязывали отремонтировать их в специальных частных мастерских. Если предписание инспекторов не выполнялось, то приборы изымались из употребления. Их хозяина наказывали штрафом, а в случае повторного злоупотребления лишали права торговой и иной деятельности, связанной с использованием мер.
Внимание Д.И Менделеева к работе Курской Поверочной палатки не ослабло, по-прежнему в г. Курск направлялись распоряжения, указания, разъяснения Управляющего Главной Палатой мер и весов. В одном из писем Д.И. Менделеев запрашивает об обстоятельствах ревизии на станции Солнцево, где было «учинено препятствие в поверке»; в другом просит дать разъяснения технику одного из заводов: в третьем - определяет деловые взаимоотношения с руководством железнодорожного транспорта.
Последняя корреспонденция Д.И. Менделеева в Курск датирована 21 декабря 1906 г. В феврале 1907 г. Дмитрий Иванович умер. Служащие Главной Палаты мер и весов в память о своем Управляющем издали большое количество портретов ученого. Один портрет был прислан в Курскую Поверочную Палатку. Примечателен тот факт, что последующие поколения курских поверителей сохранили его, несмотря на все превратности времени.
С созданием Народного комиссариата торговли и промышленности согласно Декрету Всероссийского Съезда Советов от 28 октября 1917 г. Курская Поверочная палатка перешла в его ведение. Реорганизована на основании Положения Совета Труда и Обороны от 27 января 1922 г.
1. Каменцева, Е.И. Русская метрология: учеб. пособие/ Е.И. Каменцева, Н. В. Устюгов. – 2-е изд. – М.: Высшая школа, 1975. – 328с.
2. ГАКО. Ф. 41. Оп.1. Д.1.
3. ГАКО. Ф. 41. Оп.1. Д.7.
4. ГАКО. Ф. 41. Оп.1. Д.2
5. ГАКО. Ф. 41. Оп.1. Д.5

Т.В. Горлова

ДВЕ ВЕТВИ ВЛАСТИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ОБОЯНСКОГО УЕЗДА КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА)*

Курский государственный технический университет

В статье рассматривается и анализируется то, каким образом взаимодействовали две ветви власти местного самоуправления на примере Обоянского уезда Курской губернии н. ХХ в. На основе архивных материалов изучались, какого рода отношения возникали между ними, а также какие последствия наступали для каждой из ветвей при непонимании друг друга.
Ключевые слова. Уездные собрание и управа, предводитель дворянства, губернское присутствие, дисциплинарные взыскания.

T.V. Gorlova

THE TWO BRANCHES OF LOCAL AUTHORITY (ON EXAMPLE OF OBOYANSKIY DISTRICT OF KURSK REGION At THE BEGINNING OF XX)

Kursk state technical university

The interaction of two branches of local authorities on example of Oboyanskiy district of Kursk region is considered and analysed in article. On base archive material was studied, what sort of relations appeared between them, as well as what consequences approached for each of branches at incomprehension each other.
The Keywords. The District meeting and council, lesder gentry, губернское presence, disciplinary recovery.

В современной российской действительности по-прежнему одним из наиболее важных и актуальных вопросов остается четкое и неукоснительное распределение властных полномочий между государственными законодательными, исполнительными и судебными органами и их совместное взаимодействие. Для этого государство предпринимает достаточно активные меры, выражающиеся в постоянной корректировке действующего законодательства, способствуя устранению проблемных моментов.
Не стоит сбрасывать со счетов и местные органы власти, которые также функционируют на основе разделения властей, подчас перенимая опыт федеральных и региональных. Ведь именно с муниципальной властью непосредственно соприкасаются граждане при решении тех или иных проблем и забот. В связи с чем, необходимо позаботиться о слаженной работе местного самоуправления, недопущении возникновения коллизий между ветвями власти, об их плодотворном сотрудничестве, а самое главное о минимизации правовых пробелов муниципального законодательства.
Необходимо сказать, что в истории нашего государства все же можно выделить момент, когда исполнительная и законодательная ветви власти на местном уровне не смогли найти «общего языка» по организационному вопросу. Этот случай хорошо проиллюстрирован на примере Обоянского уезда Курской губернии в начале ХХ в., о чем свидетельствуют архивные материалы.
На заседании Курского Губернского по земским и городским делам Присутствия 26 марта 1906 г. было заслушано дело о Председателе Обоянской уездной земской управы Д.Я. Бровцыне и членах этой же управы В.П. Соколове, Н.М. Горяинове, М.Н. Рогове и Б.Г. Гамалее, которые обвинялись в том, что отказались явиться в заседание Обоянского 41 очередного уездного земского собрания1.
В связи с особым положением обвиняемых, на основании ст. 133 Положения о губернских и уездных земских учреждениях 1890 г. (далее – Положение о земских учреждениях), такие дела об ответственности возбуждались или постановлениями земских собраний или распоряжениями Губернатора. При этом предварительно истребовались надлежащие объяснения от обвиняемых и все материалы передавались Губернатором на обсуждение Губернского по земским и городским делам Присутствия. При рассмотрении таких дел в состав Присутствия входили, с правом голоса, взамен прокурора, Председатель Окружного Суда. Стоит заметить, что все требуемые законом формальности были соблюдены в данном случае.
Напомним, что, как следует из текста Положения о земских учреждениях, уездные земские управы находились в подчинении и ответственны были перед уездным земским собранием.
Так, в чем же непосредственно был конфликт. 10 октября 1905 г. открылось Обоянское 41 очередное уездное земское собрание, на него прибыло 25 гласных. Уездный Предводитель Дворянства объявил, что помещение в доме Обоянского земства, в котором постоянно собирались гласные, с 10 по 14 октября занято сессией Обоянского уездного съезда, в связи, с чем он, руководствуясь ст. 179 Общего губернского учреждения, переносит на эти дни заседания собрания в помещение Обоянского уездного по воинской повинности Присутствия. Статья 179 гласила: «Каждое заседание собрания открывается и закрывается его Председателем, который назначает и очередь его занятий. Но в случае замечаний членов собрания, или же требований правительства, а равно по другим уважительным причинам, предназначенная очередь может быть Председателем изменена»2. Видим, что Председатель собрания действовал в рамках тогдашнего законодательства.
Но, его такое решение было встречено протестом со стороны Председателя и членов управы, а также некоторых гласных. 10 же октября 1905 г. Обоянская управа в своем отношении №5670 сообщила Уездному Предводителю Дворянства, что заседания собрания могли происходить в том же помещении, но если бы начинались по окончании дневного заседания Обоянского Съезда3. Другим отношением №5674 Обоянская управа указала на то, что распоряжение о перемещении заседания уездного собрания из дома земства в помещение Воинского Присутствия она сочла незаконным, а потому и не могла принять приглашение Предводителя Дворянства прибыть туда для участия в заседании уездного собрания.
В вечернем заседании 10 октября Обоянское очередное земское собрание единогласно постановило предложить управе прибыть 11 октября в 10 ч. утра в помещение Обоянского уездного по воинской повинности Присутствия, доставив к указанному времени все документы и заявления, подлежавшие рассмотрению на собрании. В постановлении отмечалось, что если управа не исполнит требований собрания, то она обратиться к Курскому Губернатору.
11 октября 1905 г. управа препроводила Предводителю Дворянства, подписанное Председателем управы Бровцыным, четырьмя членами управы и шестью гласными заявление №5675, в котором было изложено, что перемещение собрания из земского дома в частное помещение, весь состав управы и некоторые гласные, посчитали незаконным и неисполнимым по следующим основаниям4:
1) отсутствие всего состава Управы, все текущее земское дело должно тогда приостановиться;
2) состав Управы не брал на себя ответственность в перенесении документов из здания земства в частное помещение;
3) Управа не могла обременять своих служащих непосильной работой, которая явилась бы следствием разделения их, для обслуживания собрания в отдельном удаленном на значительном расстоянии помещении;
4) исполнение всех дел собрания при таких условиях, несомненно, затянуло бы его на долгое время, что тяжело отразилось бы на интересах гласных.
11 октября 1905 г. Председатель уездной управы и ее члены так и не появились на утреннем заседании Обоянского собрания. В виду этого земское собрание по предложению Председателя собрания большинством голосов постановило: привлечь состав управы к ответственности в виду ее противозаконных действий.
Одновременно Уездный Предводитель Дворянства телеграммой известил Курского Губернатора, что, несмотря на постановление собрания, Обоянская управа не прибыла и докладов не представила. Председатель собрания просил сделать соответствующее распоряжение по телеграфу.
Губернатор отреагировал на законное требование Предводителя Дворянства и направил Обоянской управе телеграмму, в которой содержалось предложение, с предупреждением применения к ним законной ответственности, вернуться к исполнению своих служебных обязанностей. О данном решении также был уведомлен и Председатель Обоянского собрания.
Вмешательство Губернатора в сложившуюся конфликтную ситуацию между управой и собранием повлекло за собой немедленную реакцию со стороны Обоянской Управы. Она, после получения губернаторской телеграммы, известила своим отношением №5699 Предводителя Дворянства о том, что 12 октября 1905 г. все же явится в заседание собрания. Но данное уведомление было получено Предводителем Дворянства поздно, уже после объявления о закрытии собрания5.
Обоянская управа, хотя и проигнорировала участие в земском собрании, но была вынуждена давать объяснения по поводу своего поведения. Так, в своем объяснении управа доказывала, что перемещение заседания собрания было незаконным, что управа не подчинилась не только единоличной власти Председателя собрания, но постановлениям всего собрания, она считала себя необязанной исполнять распоряжение Председателя собрания.
Но Председатель Обоянской управы и ее члены, конечно же, лукавят в своем объяснении. Поскольку, в соответствии со ст. 115 Положения о земских учреждениях, должности председателей и членов земских управ замещались по выборам соответствующих земских собраний, которым предоставлялась возможность избирать и более одного лица на каждую должность. Что касалось обязанностей между председателем и членами земской управы, то они распределялись по постановлениям управы, которые также утверждались земским собранием. И все отчеты по земской деятельности, предоставляемые управой земскому собранию, утверждались земским собранием.
Далее, Обоянская управа объясняла, что распоряжение Губернатора она не могла исполнить потому, что Обоянский Предводитель Дворянства закрыл собрание, не предупредив даже о том, что 11 октября состоится вечернее заседание, и если в дальнейшем управа будет отсутствовать в собрании. Надо отдать должное управе в ее справедливом замечании. Правда, не понятно, почему стоило закрывать собрание, ведь большинство гласных присутствовали на заседании. Можно предположить, что нечего было рассматривать на уездном собрании, поскольку Уездная Управа не предоставила для этого никаких необходимых документов.
Необходимо отметить, что к моменту рассмотрения указанного дела в Курском Губернском по земским и городским делам Присутствии член Обоянской управы Б.Г. Гамалея 4 марта 1906 г. умер6.
После изучения всех представленных документов Присутствие постановило, что, ходатайствуя об открытии Обоянского собрания с 10 октября 1905 г., Обоянская управа не учла того, что в то же время будут происходить очередные заседания судебного присутствия Уездного Съезда, и не позаботилась о том, чтобы выяснить, где могут происходить заседания Обоянского собрания, что свидетельствовало о недостаточно внимательном отношении Обоянской управы к своим служебным обязанностям. Ведь в ст. 65 Положения о земских учреждениях закреплялось, что распоряжения о своевременном созыве и открытии земских собраний делались земскими управами, с разрешения Губернатора7.
Губернское Присутствие, отмечало, что в отношении неявки состава Обоянской управы в заседание очередного земского собрания на том основании, что собрание, будто бы, незаконно было перенесено Председателем собрания из земского дома в помещение Уездного по воинской повинности Присутствия, то ни в Положении о земских учреждениях, ни в ст. ст. 179 – 191 Общего учреждения губернского, определявших порядок производства дел в земских, дворянских и городских общественных и сословных собраниях, не содержалось никаких указаний относительно того, в каком именно помещении должны были происходить заседания земского собрания.
Из общего же смысла указанных выше статей, которые также регулировали права и обязанности Председателя собрания, следовало заключить, что Председатель собрания не лишен был права перенести заседание в необходимых случаях из помещения, где оно обычно происходило, в другое. Такое распоряжение Уездного Предводителя Дворянства признавалось обязательным как для земских гласных, так и для состава управы.
Присутствие отмечало, что если бы решение Председателя собрания и не могло быть основано на конкретном законе, то, во всяком случае, Обоянская управа, в виду лежавшей на ней обязанности присутствовать в заседаниях собрания для представления докладов и дачи объяснений, должна была прибыть в собрание, проходившее под Председательством Предводителя Дворянства, в законном числе гласных. Неисполнение ею этого распоряжения содержало, по мнению Присутствия, в себе все признаки «противозаконной неявки в должности».
В виду изложенного, Губернское Присутствие, усматривало в действиях Председателя и членов Обоянской управы признаки преступных деяний, которые влекли за собой применение ст.ст. 410 и 412 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, ст. 16 Устава уголовного судопроизводства и ст. 135 Положения о земских учреждениях8. Хотя в подобном наборе статей есть свой неоднозначный момент.
Так, в ст. 410 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных указывалось, что «за медленность и нерадение в отправлении должности делаются виновным, по усмотрению начальства, замечания или выговоры более или менее строгие». А согласно ст. 412, чиновник, который не явился «к должности без особых законных на то причин», подвергался за это или замечаниям, или выговору, или «вычету трех месяцев из времени службы», или удалялся9. Видим, что и преступления, в которых обвинялись Председатель Обоянской управы и ее члены, и санкции, предусмотренные данными статьями, носили дисциплинарный характер. И тут же ст. 16 Устава уголовного судопроизводства, закрепляла, что судебное преследование, «в отношении к уголовной ответственности» обвиняемого, не могло быть возбуждено, а начатое подлежало прекращению в нескольких случаях, и одним из них являлась смерть обвиняемого10.
В итоге, Курское Губернское по земским и городским делам Присутствие решило, что согласно ст. 16 Устава уголовного судопроизводства в отношении бывшего члена Обоянской управы Б.Г. Гамалеи за его смертью дело прекратить. Что касалось применения какого-либо дисциплинарного взыскания на Председателя Обоянской Управы Д.Я. Бровцына и членов ее В.П. Соколова, Н.М. Горяинова и М.Н. Рогова Присутствие постановило передать на усмотрение Министру Внутренних Дел11.
Опять же, Присутствие действовало в рамках действовавшего законодательства, поскольку из ст. 135 Положения о земских учреждениях следовало, что дисциплинарные взыскания, кроме удаления от должности, налагались на членов уездных земских управ Губернским Присутствием. Представление этого же Присутствия о наложении дисциплинарных взысканий на Председателей земских управ, а также об удалении от должности членов уездных управ, разрешались постановлениями Совета Министра Внутренних Дел, утвержденными Министром.
Следует отметить, что архивные материалы не оставили сведений о том, какое принял решение Министр Внутренних Дел в отношении Председателя Обоянской управы и ее членов. Подверг ли он их дисциплинарному взысканию, какому именно, а может быть они и избежали ответственности, не известно.
Таким образом, описанный случай взаимодействия исполнительной и законодательной ветвей власти в Обоянском уезде Курской губернии начала ХХ века свидетельствует о том, что вместо того, чтобы заниматься земским хозяйством, управлением и решение насущных вопросов земской жизни, а также изданием руководящих постановлений и распоряжений, а они не могли разобраться, кто перед кем отвечает и кто за что ответственен. Поэтому во избежание подобного, необходимо, при составлении законодательных актов на муниципальном или федеральном уровнях, как можно четче их прописывать, не оставляя места для уловок, недопонимания, неисполнения лицами, наделенными властными полномочиями.


А.Н. Пахомова

ВЛИЯНИЕ СОВЕТСКОЙ ПОЛИТИКИ ПАРТИИ НА ОБЩЕСТВО В ЦЧР В 1920-1930-Х ГГ. В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ

Курский государственный технический университет

Автором рассматривается советская политика в отношении построения социальной структуры в рамках социально-демографических изменений общества с 1920-х – 1930-х гг.
Партия, общество, социальная структура, рабочий класс, сельское население

A.N. Pahomova

THE INFLUENCE OF THE SOVIET POLICY OF A PARTY ON SOCIETY IN CENTRAL BLACK SOIL ZONE IN 1920-1930 IN THE CONTEXT OF SOCIAL AND DEMOGRAPHIC CHANGES

Kursk state technical university
The Soviet policy concerning construction of social structure within the framework of social and demographic changes of a society since 1920 - 1930 is considers by author.
Party, society, social structure, working class, village population.
The author considers the Soviet policy of construction of social structure in the limits of socially-demographic changes of society since 1920-1930.

Осуществление социальной политики партии большевиков было связано с укреплением единства всего общества, с последовательным преодолением различий между классами и социальными группами. Пути построения бесклассового общества, являющегося важнейшей задачей партии, были определены в трудах основоположников марксизма-ленинизма, в том числе В.И. Лениным: «Ясно, что для полного уничтожения классов надо не только свергнуть эксплуататоров, помещиков и капиталистов, надо отменить еще и всякую частную собственность на средства производства, надо уничтожить как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и умственного труда»1. В соответствии с этим человек рассматривался как главная производительная сила советского общества, но поскольку теоретические представления не давали готовых рецептов, то принимались решения партией в соответствии с ситуацией, а недостаточность теоретических посылок, рождавшая бурные дискуссии, компенсировалась «творческим развитием теории».
Особым наглядным примером изменения политики партии являлось решение о перестройки народного хозяйства страны на основе новой экономической политики (НЭП). Хотелось бы отметить, что НЭП в значительной степени преобразил все стороны жизни российского общества, в том числе и социальную структуру общества.
Проанализировав динамику численности Курского населения от переписи 1897 т. до Всесоюзной переписи 1926 года, можно прийти к выводу, что почти за тридцать лет население увеличилось только на 23 тысячи, то есть, менее чем на 800 человек в год. Если же принять во внимание, что естественный среднегодовой прирост населения Курской губернии в период с 1851 по 1914 годы составлял 1,44%, то в Курске с таким процентом роста к 1926 году должно было бы проживать около 160 – 170 тысяч. Этого не случилось по причине слабого социально-экономического положения населения, незначительного притока населения из других регионов и репрессивных действий правящей партии по отношению к населению страны. Кроме того, регион к 1926 году являлся экономически отсталым.
В конце 1926 года, когда страна в основном завершила восстановление народного хозяйства и готовилась к его коренной технической и социальной реконструкции, одним из возможных вариантов развития страны являлось устранение ограничений для формирования подлинной многоукладности в экономике, предоставления равных возможностей для развития всех форм собственности, всех хозяйственных укладов, однако этого не произошло, в силу целого ряда причин, ведущее место среди которых стала идеология правящей партии. Избавившись от некоторых издержек и очевидных упрощений военно-коммунистической системы, партия развивалась в режиме выживания через усиление законодательного и административного воздействия на социальные сферы, вплотную подходила к радикальным решениям проблемы накопления. Руководствуясь ленинскими установками, исходя из объективных потребностей экономического развития страны и ее международного положения, партия на XIV съезде политически оформила решение взятия курса на индустриализацию страны, что законодательно было закреплено в апреле 1927 года. Одновременно с этим, советская власть ставила себе задачу – поднять сельское хозяйство и реорганизовать на социалистических началах, чтобы навсегда закрыть источники возрождения капитализма. Вообще, число сельских поселений к этому моменту было несравнимо с городским. В конце свертывания НЭПа была присуща разнородная классификация социальной структуры сельского населения и общее увеличение крестьянского населения. В ЦЧР именно зажиточные хозяйства принимали наиболее активное участие в товарно-денежных отношениях, приобретали значительную массу промышленных товаров и являлись основными налогоплательщиками; на их долю приходилось 48,6% всех налогов2.
При обследовании экономического положения деревень, спрашивали, на что жалуется бедное крестьянство, оно отвечало так, что в связи с недородом происходила тяжесть единого сельхозналога, штрафы за несвоевременную уплату налога и грубое обращение с населением уполномоченных по взиманию сельхозналога. В 1926 году, согласно статистическим данным, сельское население в ЦЧР насчитывалось в 10141018 человек. Следовательно, ЦЧР по социальному облику своего населения оставалось еще крестьянским регионом3. Кроме того, ближе к концу 1920-х годов население в деревне стало все сильнее выражать недовольство своим положением в рамках советского государства, в частности, низким уровнем жизни, недостатком продовольствия, давлением на крестьянские хозяйства. В таких ситуациях, когда политический плюрализм был невозможен, возникал соблазн поставить крестьянство под жесткий социальный контроль. В соответствии с курсом на коллективизацию крестьянских хозяйств партия поставила задачу, – продолжая развивать объединения простейшего типа, обеспечить перерастание их в коллективные хозяйства.
Следует отметить, что к концу 1920 года, после того как закончилась гражданская война и после демобилизации в родные места возвратились красноармейцы-крестьяне, произошла колоссальная нивелировка деревенского населения. Данное положение не устраивало власть, которая стремилась к построению бесклассового общества.
В эти же годы без какого-либо побуждения со стороны государственной власти, только на основании собственной инициативы отдельных активных сельских жителей стали образовываться сельскохозяйственные коммуны. В коммуны крестьяне вступали на добровольных началах, имея близкие по духу идеи и устремления к экономическому успеху. Как правило, коммуны образовывались из 5-10 семейств, связанных не только общей идеей, но и родственными отношениями. Практика показала, что, действительно, такие коммуны жизнеспособны, позволяли его членам с наименьшими затратами труда производить сельскохозяйственные работы в более сжатые сроки с получением более высокого результата. Следовательно, партия большевиков использовала все средства политического и экономического воздействия на крестьянство в целом для подготовки его к коллективизации.
С этого момента начался этап формирования и консолидации рабочего класса ЦЧР. Кадровые рабочие, которые в годы гражданской войны и голода ушли из городов в деревни или были в Красной Армии, вернулись на свои предприятия. Стал увеличиваться естественный прирост населения в городах. Если по переписи 1926 года население ЦЧР составляло, как уже указывалось выше, 10 825 830 человек, то уже к 1927/1928 годы оно выросло до 11 130 170 человек. Рост составил 1,8%. Однако при этом в сельской местности проживало 9 870 000 человек4. Но внутренние резервы, резервы роста рабочего класса за счет консолидации его рядов и возвращения на фабрики и заводы старых кадровых рабочих, оторванных от производства в годы гражданской войны, уже были исчерпаны. И пополнение происходило за счет выходцев из других социальных слоев населения – крестьянства, интеллигенции.
В годы первой пятилетки, когда закладывался фундамент индустриализации, социалистической экономики и происходили коренные перемены в социальной структуре советского общества, численность промышленно-производственного персонала росла более высокими темпами, чем общее количество рабочих и служащих. Впрочем, основная доля пришлась на крестьянство как на самый массовый слой населения. Перепись рабочих 1929 года уже показывает, что среди рабочих 20,3% - это те, кто пришел из села.
Об изменении классового состава населения можно судить по предлагаемой таблице, вытекающей из доклада Председателя СНК СССР В.М. Молотова на VII съезде советов (на котором одобрили второй пятилетний план развития народного хозяйства и культуры СССР; решался вопрос об окончательной ликвидации эксплуататорских классов и эксплуатации человека человеком вообще).
Таблица 19. Классовый состав населения в 1913 году (в границах СССР) и в 1928-1934 годах5.

Социальные категории Классовый состав населения в %
1913 г. 1928 г. 1934 г.
Пролетариат (со служащими, ИТР) 16,7 17,3 28,1
Индустриальный пролетариат 12,4 15,8 24,9
Сельскохозяйственный пролетариат 4,3 1,5 3,2
Колхозники и кооперированные кустари и ремесленники Не было 2,9 45,9
Крестьяне-единоличники 65,1 72,9 22,5
Буржуазия городская и сельская 15,9 4,5 0,1
В том числе кулаки 12,3 3,7 0,09
Прочее население (армия, школьники, пенсионеры) 2,3 2,4 3,4
Всего населения 100 100 100
Из таблицы видно, что с 1913 по 1934 годы действительно происходят изменения в социальной структуре населения. Так, с 1913 года по 1934 год численность рабочего класса увеличилась на 22,8%; прочего населения – на 1,1%. С 1928 по 1934 годы колхозников стало больше на 43%. Остальная часть социума уменьшается, а к отметке ноль приближаются такие социальные категории общества как буржуазия и «кулаки». Таким образом, к середине 30-х годов ХХ века в СССР были уничтожены крупная буржуазия и помещики, которых было около 3 млн. человек, искорены зажиточные хозяева.
Отмечается, что в ЦЧР к 1939 году численность населения в областных центрах продолжала увеличиваться и уже составила: в Воронеже – 344 тыс., Курске – 120 тыс., Орле – 111 тыс., Тамбове – 106 тыс. человек. (Данных по городам в переписи 1937 г. не имеется)6. Основным пополнением городского населения был приток сельского населения.
Завершая освещение вопроса, можно сделать следующие выводы: ко второй половине 30-х годов, когда завершился переходный период и в стране был построен социализм, в основном сформировалась новая социальная структура общества, это подтверждает то, что поставленные цели правящей партии о построении нового общества были достигнуты, в результате чего, рабочий класс, колхозное крестьянство и интеллигенция выступали в качестве основных элементов социальной структуры. В ЦЧР происходили значительные изменения в социальной составляющей миграционных, экономических, идеологических и демографических процессов, как и по СССР в целом.
Р. Р. Малиевский, М. В. Соловьянова

РОЛЬ КУРСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В ПРОЦЕССЕ СТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА
(1917-1928 ГГ.)

Курский государственный технический университет

В статье рассматриваются роль и место разных отрядов курской интеллигенции в построении советского общества (1917 – 1928 гг.), а также отношение людей разных социальных групп к смене власти в стране и ее идеологии.
Интеллигенция, саботаж, революция, аполитичность, ветеринар, Губполитпросвет, РСФСР, НЭП.

R. R. Malievsky, M.V. Solovyanova
THE ROLE OF THE KURSK INTELLECTUALS IN THE MAKING OF THE SOVIET STATE (1917 – 1928 GG.)

Kursk state technical university

The role and place of different groups of Kursk intelligency in construction of the Soviet society (1917 - 1928 гг.), and also the attitude of people of different social groups to change of authority in the country and its ideology in clause are considered.
Intellectuals, sabotage, revolution, quartet, apolitical, a veterinarian, Gubpolitprosvet, RSFSR, NEP, Vserabis.

Интеллигенция - (лат. intelligentia, intellegentia — понимание, познавательная сила, знание) — особая социально-профессиональная и культурная группа людей, занятая преимущественно в сфере умственного труда, обладающая чуткостью, тактом и мягкостью в проявлениях, ответственная за поступки и склонная к самоотречению.
Немалую роль в формирование советского государства 1917-1928 годов внесла курская интеллигенция. К ним относятся представители и сельской, и медицинской, и педагогической, и творческой интеллигенции.
Основная часть представителей медицинской интеллигенции отнеслась к захвату большевиками государственной власти отрицательно. Образованная часть общества усомнилась в самоценности революции. Определяющим фактором отрицательного отношения стало несовпадение провозглашенных ценностей и идеалов с реальными событиями. Поскольку советская власть представляла собой форму осуществления власти диктатуры пролетариата, то ее цели совпадали в данном случае с миссией интеллигенции. Но для строительства нового общества требовались лишь профессиональные услуги специалистов, а привлечение их к руководству и управлению наравне с пролетариатом в интересы советской власти не входило.
С самых первых дней существования советской власти часть “старой” интеллигенции использовала один из сильнейших способов противостояния ей, а именно – саботаж. Он заключался в отказе от сотрудничества по причинам несогласия с установлением Советской власти и теми изменениями, которые проводились в обществе. Правление “Общества русских врачей памяти Н. И. Пирогова” в конце декабря 1917 г. Опубликовало обращение к врачам, в котором призвало медиков принять участие в борьбе с надвинувшейся реакцией. Своеобразной была форма противодействия Советской власти в высших учебных заведениях. “Работать они работали, но в то же время не так, как того требовали декреты советского государства”.¹
В Курске советской власти пришлось также столкнуться с частью враждебно настроенных врачей и других медицинских работников, которые очень недоброжелательно относились к мероприятиям Советской власти. Так, например, в отчете от 15 января 1918 г. Заведующего аптечным складом бывшего Курского уездного земства провизора Езерского о работе за 1917 год чувствуется неприятие Советской власти и тревога по поводу трудностей с медикаментами: “...Медикаменты находятся в руках спекулянтов, которые продают их по баснословным ценам... и, если неопределенное международное положение России продлится еще некоторое время, то медикаменты исчезнут из торговли совершенно. В этом отношении придется возвратиться к первобытному состоянию и лечиться травками и кореньями. Убаюкивать себя сказками, что химическая промышленность скоро будет создана, не приходится: для создания химической промышленности нужна спокойная, планомерная и упорная работа поколений...”.²
Острейшая нехватка медицинских кадров заставила большевиков отказаться от идеологических догм, освобождать из мест лишения свободы врачей и фельдшеров, находившихся там по политическим мотивам. Врач Талаловский, занимавший тогда должность заведующего лечебным подотделом, говорил: “Профессиональное движение будет иметь успех, лишь при том условии, когда все члены союза будут равны, никто не будет иметь преимуществ. В союзе должна быть аполитичность – не должно быть господства отдельных группировок и партий, в частности Коммунистической партии, по указанию которой проводилась до сего времени вся профессиональная работа”. Советская власть вынуждена была терпеть подобное вольномыслие. Нехватка врачебных кадров приводила к тому, что на должностях сидели люди, не имевшие никакого отношения к врачебному делу, главное чтобы они правильно понимали идеи Советской власти и воплощали их в жизни.
Положение с медицинскими кадрами в Курской губернии начало несколько облегчаться в начале 1921 года. По указанию Наркомздрава от 4 января 1921 года Воронежский губздравотдел направил в Курскую губернию 20 врачей, которые в основном и были распределены по уездам.
В 1921 году губздравотдел развернул работу по плановому повышению квалификации врачей, специализации их, подготовке средних медицинских работников и младшего персонала для лечебных учреждений.
С 15 сентября 1921 года по указанию Наркомздрава все врачи выпуска 1919 года и 1920 годов в обязательном порядке были направлены на 6-месячные курсы усовершенствования, причем за ними сохранялось право на получение всех видов денежного и натурального довольствия; те же, которые не могли выехать к указанному сроку, должны были представить в Наркомздрав мотивированное ходатайство об отсрочке.
За многие годы существования Советской власти “новая” интеллигенция, уже носившая в кармане партбилет, стала забывать тех, кто стоял у ее истоков, кто в тяжелой борьбе с эпидемиями оставил свои жизни, и на чьей самоотверженной деятельности она поднялась, проповедуя социалистические идеи. И сегодня, когда наша страна перешла на рыночные отношения, когда российская интеллигенция так стремится к зажиточности, уместно вспомнить слова организатора Курского здравоохранения, врача с дореволюционным стажем В. Д. Ястремского, видного деятеля земской медицины, “принявшего” официальную идеологию новой власти и активно участвовавшего в строительстве здравоохранения, отдавая все свои силы и весь свой профессионализм. При обзоре врачебной деятельности в Курской губернии за 1921 год он писал: “Пожелаем же, чтобы советская медицина, преемница земской, двигалась вперед более заметными шагами, чем земская, чтобы она возможно скорее осуществила широкую доступность, как амбулаторной помощи, так и различных видов больничной для трудящихся масс населения, памятуя, что все расходы на медицину есть только сбережение”.³ Это были слова настоящего врача, который любил свою профессию и свою страну, для которой на первом месте всегда стояло дело.
Хочется отметить и врачей – ветеринаров, одним из которых был Николай Данилович Диковский. Ученый-биолог и бактериолог, общественный деятель, организатор промышленного производства биопрепаратов в России. Родился в Херсонской губернии. Как стипендиат Курского земства в 1881 окончил Харьковский ветеринарный институт. С 1883 работал в Курской губернии на должности уездного земского ветеринарного врача. В 1893 впервые успешно провел вакцинацию крупного рогатого скота против сибирской язвы. С 1897 был бессменным руководителем ветеринарной бактериологической лаборатории. Под руководством Диковского лаборатория сразу же приступила к производству сывороток и вакцин и впоследствии переросла в Курскую биофабрику. В 1913 Д. был награжден большой золотой медалью Всероссийской гигиенической выставки в честь 300-летия дома Романовых, проводившейся в Санкт-Петербурге. После 1917 дом Диковского в Курске был национализирован, однако его авторитет был настолько высок, что местные власти, в нарушение законов, решили вернуть его хозяину. В газете "Курская правда" от 23 сентября 1923 писалось об этом так: "Ввиду особых заслуг врача Диковского по организации и поддержанию Бактериологического института, а также в связи с исполняющимся 40-летием службы по ветеринарии президиум губисполкома постановил возвратить доктору Диковскому принадлежавшее ему домовладение по Садовой ул., № 10"⁴ (здание сохранилось до наст. времени). В 1921 Курским губисполкомом Диковскому было присвоено звание "Курский Герой труда". В марте 1922 ветеринарно-бактериологическая лаборатория была преобразована в Курский ветеринарно-бактериологический институт имени ветврача Н. Д. Диковского. "Этому институту, - писал приват-доцент Н. А. Соколов, - Н. Диковский отдал все свои богатые силы, и на работе по его дальнейшему расширению получил тяжелый недуг, быстро сведший его в могилу, несмотря на весьма крепкий организм. Болея гриппом, он пошел покупать строительные материалы для устройства при Бактериологическом институте помещений для сывороточных лошадей. Отбирая на морозе в течение нескольких часов материалы, Диковский простудился, в результате чего грипп осложнился нефритом, окончившимся летально".⁵ Похоронен Диковский на Никитском кладбище Курска. В дни подготовки к 100-летию основания Курской биофабрики на могиле выдающегося бактериолога был установлен памятник. На здании биофабрики в его честь в 2008 установлена мемориальная доска.
Становление и формирование творческой интеллигенции Курского края после Октября 1917 года проходили в условиях, характерных для страны: Гражданская война, НЭП, коллективизация и индустриализация, проведение культурной революции. Период с 1917 по 1921 год для курян имел свои особенности, что наложило отпечаток на деятельность работников искусств. В 1917 году до провинции еще не дошла волна революции, и Советская власть в Курской губернии установилась лишь к февралю 1918 года. Но в этот период интеллигенция императорской России работала в Курском драматическом театре, художники творили для определенного круга людей, музыканты играли преимущественно в “салонах” для купечества и дворянства.
Хозрасчетные отношения, являющиеся стержнем новой экономической политики, проникли в творческую деятельность интеллигенции Курского края, поэтому Губполитпросветом был принят произвольный план “О перестройке работы художественного подотдела в 1921-1922 гг. в связи с переходом к НЭПу”, что привело к уменьшению количества учреждений культуры и работников культпросветучреждений. Указывалось, что желательно иметь на 1922 год “ по одному театру в каждом уездном городе”, тем самым были обеспечены работой труппа из 30 человек Фатежского театра, группа из 11 человек Дмитриевского театра, артисты Суджанского драмтеатра, 30 артистов Щигровского драмтеатра, 25 работников театра в Тимском уезде, труппа из 13 человек в Льговском уезде и 30 артистов Обоянского драмтеатра. В Курске оставался показательный театр с драматической труппой в 107 человек.
Материальное положение представителей творческой интеллигенции из театральной сферы в 1920-е годы было тяжелым. Зарабатывать артисты могли только своими выступлениями, поэтому в 1920-1921 гг. резко увеличивается количество театральных постановок, несомненно, приводит к низкому качеству режиссерской постановки и игры актеров. Поскольку театры стали открытыми для всех, то их также красноармейцы, которые бесплатно ходили в театр и “не могли приобрести даже программу за 60 рублей”. Вообще, со всех артистов и музыкантов взимались деньги в размере 50 рублей ежемесячно на “нужды культпросвета”. Артисты театров находились в сложном материальном положении еще и потому, что им приходилось своими силами “обслуживать” театральные постановки, как, например, было с Театром революционной сатиры.
Сложные условия работы приводили к истощению как физических, так и духовных сил артистов и режиссера. Почти в начале каждого театрального сезона, вплоть до 1934 года, менялся режиссер Курского драмтеатра и в связи с этим происходили изменения в составе труппы. После работы на сцене данного театра с 1918 по 1920 год труппы А. Л. Желябужского, с 1920 по 1922 год работала труппа во главе с В. Ф. Игреневым, но после этого “начинается чехарда”. С 1922 по 1923 театральный сезон работает труппа А. Л. Мичурина, затем труппа Д. Х. Пашковского, летом 1924 года на сцене выступает труппа Н. А. Листова.
К 1922 году театральные деятели были более подготовленными в плане борьбы за свое существование, нежели в 1921 году, так как артисты пошли по следующему пути. Во-первых, они снизили стоимость билетов, и в 1922 году цены на билеты колебались от 10 до 100 тыс. рублей, и тем самым театр стал доступен и для пролетарской массы. Ставка налога с драматических спектаклей не изменилась вплоть до 1926 года, когда аналогичное постановление было утверждено ВЦИК. Именно данная финансовая политика Советского государства служила гарантом материальной стабильности для творческой интеллигенции на протяжении 1920-х годов.
Введение НЭПа наиболее резко ударило по музыкальным кадрам. Недостаток средств и систематическая невыплата заработной платы привела к распаду музыкальных коллективов, уходу их лучших представителей в частные хоры и оркестры. На основании производственного плана Губполитпросвета к 1922 году по губернии и уездам были сохранены только те симфонические и духовные оркестры, которые могли себя сами содержать. В отношении хоров Губполитпросвет предложил организовать “показательные хоры с таким расчетом, чтобы из них мог быть организован камерный ансамбль и подготовить постановки опер и оперетты”. В каждом уезде организовался музыкальный кружок. Было запланировано готовить инструкторов музыкального отделения губполитпросвета и для этого организовывались курсы инструкторов. В итоге в 1922 году в соответствии с планом было 15 хоров, 15 музыкальных кружков, 12 хоровых кружков.
Музыкальная жизнь в целом в этот период становится разнообразнее и богаче в сравнении с предыдущим периодом. Регулярно стали проходить концерты музыкальной школы, которые “производили самое отрадное впечатление на слушателя”, в конце лета 1923 года в зале рабочего дворца прошел концерт артиста Большого Московского Академического театра А. Лабинского. Губполитпросвет приступил к организации симфонического оркестра и оперного коллектива, и уже через полгода государственный симфонический и духовный оркестры “стали выступать с серьезной программой: Верди, Глинка, Легар, Мендельсон, Чайковский, Вагнер”. В 1922 году в Курске “квартировались” артисты Ташкентской военной музыкальной школы. А таких школ в РСФСР было только две, поэтому для музыкальной жизни губернии это имело “громадное значение”.
Курская земля рождала таланты. Так, например, Г. С. Свиридов с 1924 по 1932 год жил и учился в Курске. Всероссийскую славу Курску также снискал скрипач М. Г. Эрденко, который родился в Курске в 1885 году, в 5 лет он уже играл на скрипке. После революции 1917 года М. Г. Эрденко выступал на концертах-митингах на фабриках и заводах, в Курске был в 1917 году, 1921-1923 годах, в 1925 году знакомил земляков с музыкой Бетховена, Брамса, Паганини, Чайковского.
Продолжается творческая работа и в музыкальной коммуне Г. Л. Болычевцева. В середине 20-х годов в селе Теребуж Щигровского уезда семьей Болычквцевых были созданы “музыкальная студия” и музыкальная школа I и II ступеней. Г. Л. Болычевцев имел свой концертный ансамбль, который он именовал “первым и единственным в СССР деревенским струнным квартетом”. Члены квартета собирались у кого-нибудь дома и играли отрывки из квартетов Гайда, Бетховена, Шуберта.
Все более значительную роль с начала 1920-х годов в культурной жизни Курского края начала играть литература. Успехи в восстановлении народного хозяйства, широкая политико-воспитательная работа партии среди художественной интеллигенции привели к существенным изменениям во взглядах курских писателей и в их творчестве. В это же время в литературу вливались и новые молодые силы.
Молодых курских поэтов интересовало не только собственное творчество, но и то новое, что происходило в литературном процессе страны. 16 января 1922 года в литературной студии с докладом о современной литературе выступила Рита Райт-Ковалева, ставшая позднее известной в стране переводчицей. Уроженка Курска Рита Яковлева хорошо знала В. Маяковского и Лилию Брик и, естественно, много рассказывала о жизни и творчестве поэта. А 13 февраля 1922 года на вечере в клубе Курского отделения Всерабиса выступали курские поэтессы. Зал был переполнен, зрителям особенно понравились стихи Елены Благинской и актрисы Натальи Белевцевой.
Сложное и противоречивое время 1920-х годов наложило свой отпечаток и на деятельность художников в Курском крае. В первой половине 1920-х годов художники продолжали работать в студиях и художественных мастерских. В плане общения и развития вкусов курян, их деятельность была ограничена единичными выставками на самые различные темы жизни трудового населения. Но в 1926 году, после Постановления ЦК ВКП(б) “О политике партии в области художественной литературы”, в Курской губернии создаются филиалы Ассоциации художников революционной России (АХРР) и Объединение молодежи ассоциации художников Революции (ОМАХР). Эти организации впервые сделали работы художников доступными для всего населения посредством плановых выставочных мероприятий.
Несмотря на всю сложность существования интеллигенции достаточно высоким было влияние интеллигенции на культурно-общественную жизнь провинции. Очень сильным влиянием представители “старой” интеллигенции пользовались в послеоктябрьский период и в период гражданской войны, когда в очень тяжелых материальных и социальных условиях люди самозабвенно трудились для окружающих. Несмотря на то, что многие не приняли Советской власти, они просто использовали возможности рассказать обо всем народу, передать свой опыт, свое творчество, они чувствовали, что востребованы обществом. Уровень культурной среды Курского края был очень высоким благодаря культурной среды Курского края, был очень высоким благодаря культурному наследию и богатому устному народному творчеству курян, профессиональному сотрудничеству представителей “старой” интеллигенции и “новой” в рамках творческих объединений и государственных учреждений, и именно это позволило вырасти в профессиональном плане А. А. Дейнеки, Г. В. Свиридову, Н. Н. Асееву и другим талантам, чьи художественные произведения вошли в сокровищницу отечественной культуры.

1. Афанасьев А.Д. Общественно - политическая деятельность провинциального учительства с 90-х гг. ХХв. по 1917 г.
2. Отчет от 15 января 1918 г. провизора Езерского.
3. Ястремский В.Д. Обзор врачебной деятельности в Курской губернии за 1921г. // Вестник Курского губздрава и союза Всемедикосантруд. 1922. № 3
4. Вестник Курского губздравотдела и губотдела союза Всемедикосантруд. 1921. № 2
5. См.: Ошкадеров И.И. Врач нуждается в доверии и поддержке // Курская правда. 1927. № 96

М.В. Соловьянова

БОРЬБА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ С ЧАСТНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПРАКТИКОЙ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА (НА МАТЕРИАЛАХ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Курский государственный технический университет

В статье рассматриваются меры применяемые советской властью в борьбе с частной медицинской практикой после Октябрьской революции.
Ключевые слова: советская власть, частная медицинская практика, конфискации, реквизиции.

M.V. Solovyanova

THE STRUGGLE OF THE SOVIET AUTHORITY WITH INDIVIDUAL MEDICAL PRACTICE IN FIRST YEARS AFTER OCTOBER REVOLUTION 1917 (ON MATERIALS KURSK REGION)

Kursk state technical university

In clause the measures used by the Soviet authority in struggle with individual medical practice after October revolution are considered.
Key words: the Soviet authority, individual medical practice, confiscation, requisition.

Огосударствление лечебно-медицинского обслуживания населения неизбежно ставило вопрос о существовании частной медицинской практики, где, как правило, оставались работать наиболее квалифицированные врачи.
Подрабатывали частной практикой и медики, работавшие в государственных структурах, так как их зарплата не всегда обеспечивала прожиточный минимум семье, не говоря о полном достатке. Некоторые медицинские работники, зараженные идеями социализма, в том числе и передовые врачи Курска, уже в 1920 году предлагали запретить частную врачебную практику декретом Советского правительства. В журнале "Медицинский работник", № 9-10 от 1 декабря 1920 года Н. Петров в статье "О частной практике" писал:"… Трудность разрешения этого вопроса не может оправдывать существования частной практики в таких городах, как Москва, где имеется полная возможность разрешить этот вопрос "революционными методами" ввиду изобилия врачей в этих городах" . Представители новой государственной власти неоднократно ставили вопрос о создании декрета о запрещении частной медицинской практики. Но ряд профессионалов не разделял подобных «революционных» методов. Так, нарком здравоохранения Н. А. Семашко в газете "Известия ВЦИК", № 12 от 19 января 1921 года выступил со статьей "Медицинская Сухаревка", посвященной частной врачебной практике .
Автор высказывался против борьбы с частной практикой путем издания декрета о запрещении ее. Он писал, что сначала нужно иметь реальную возможность гарантировать каждому гражданину Советской республики, что в любой момент он сможет найти скорую и квалифицированную медицинскую помощь, а уже после этого издавать соответствующий декрет. Н. А. Семашко отмечал, что вопрос о частной практике не следует ставить изолированно, он лишь частичка общего большого вопроса об улучшении лечебного дела в стране.
"Для правильной организации медицинской помощи в настоящее время, - писал далее нарком, - нужно довести до конца работу по использованию всех медицинских богатств страны в интересах всего трудового населения, нужно все медицинское имущество всех частных лечебниц взять на учет, правильно распределить, рационально использовать".
Н.А. Семашко указывал, что, несмотря на нашу бедность медицинскими средствами, несмотря на блокаду, разруху, уже удалось расширить и повысить общественно-медицинскую помощь на 30 % в сравнении с довоенным временем и в качественном и в количественном отношениях. Он рекомендовал закончить правильное распределение по стране медицинского персонала с учетом специальности каждого работника и наилучшим образом его использовать, указывая на необходимость пересмотреть наличную сеть медико-санитарных учреждений в данном районе, ибо писал Семашко, сеть наслаивалась случайно в зависимости от местных условии; подчеркивал необходимость обратить особое внимание на скорую помощь и помощь на дому, на базе чего и возникла, главным образом частная практика. В заключение он писал: "В настоящее время эпидемического затишья и освобождения значительной части имущества, находящегося в военно-санитарном ведомстве, а также высвобождения от военной службы значительной части медицинского персонала имеется реальная возможность так построить медицинскую организацию, что частная практика исчезнет сама собою" . Официально Наркомздрав высказал свое отношение к частной медицинской практике циркуляром от 20 мая 1921 года, в котором указывал, что она является пережитком капиталистического строя и противоречит основным началам парильной организации медико-санитарной помощи. М. А. Язвин пишет, что в результате дальнейших успехов советской медицины, роста амбулаторно-поликлинической помощи, широко развернутой скорой помощи и помощи на дому, осуществления на деле государственного принципа общедоступности и квалифицированности медицинской помощи частная практика сама себя изжила, и специального декрета об этом не понадобилось. Наши исследования показали, что действительно, декрета о запрещении частной практики Советская власть не приняла. Но декрет не понадобился не потому, что Советское здравоохранение добилось больших успехов, а потому что "старая" медицинская интеллигенция, занимающаяся частной практикой, была вынуждена переходить на сторону советской власти. В Государственном архиве Курской области в фонде Р-202, оп-1, в деле № 2 мы находим интересный для нас документ. Вот его содержание: "РСФСР. Народный Комиссариат Здравоохранения. Январь 31/ дня 1921г. 3 0/900. Москва, Петровка, 17. курскому Губздравотделу. В ответ на Вашу просьбу о разрешении покупать медицинские инструменты, врачебные предметы и пр. у частных лиц, Организационный Отдел НКЗ сообщает, что никаких "изъятий" из существующих положений для Курского Губздрава сделано быть не может. Необходимые Вам предметы могут быть Вами реквизированы у частных лиц, согласно декрета СНК от 25/XII – 20 г. п. п. 7 и 8. Зав. Организационным Отделом. Зав. инструкт -информационным подотделом. Зав. Канцелярией" . Мы думаем, что официальное принятие декрета о запрещении частной практики, могло бы еще больше усугубить отношение между интеллигенцией и Советской властью, в то время, когда она так нуждалась в "спецах". Поэтому, на наш взгляд, Советской власти было легче выставить частную практику как "буржуазную деятельность", "пережиток прошлого" с расчетом, что вся медицина должна быть народной. Причем из документа мы видим, что действия Советской власти переступали порог всякой нравственности и морали. Учитывая то, что в деятельности "старой" русской медицинской интеллигенции использовались дорогостоящие медицинские принадлежности, медицинское оборудование, зачастую целые лаборатории, создаваемые годами, Советская власть под предлогом борьбы с эпидемиями и высокой смертностью людей просто безвозмездно присваивала все это, вынуждая врачей работать в своих создаваемых медицинских учреждениях и становиться врачами-общественниками. "Принцип советской медицины, - говорил в докладе заведующий губздравотделом Иван Иванович Ошкадеров, - требуют от врача-лечебника уклона в профилактическую работу. Вместо узкого специалиста нам нужен врач-общественник. Заняться перевоспитанием медицинских работников в этом духе и подбором новых кадров таких работников – ближайшая задача органов здравоохранения" .
Заведующий губернским отделом здравоохранения И. И. Ошкадеров был первым в этой должности врачом-коммунистом, одним из организаторов Советского здравоохранения в Курской губернии (1923-1928 гг.). И.И. Ошкадеров был ярким образцом того, как медицинский работник отказывался от лечебной деятельности и переходил на общественно-административную работу. "Партия направила меня на эту работу, - говорил он, - и я горжусь таким доверием". Его слова в выступлении представляют для нас особый интерес. В своей речи он ярко отразил, кто был нужен Советскому здравоохранению, а Советское здравоохранение в первую очередь нуждалась в общественной деятельности врача, политпросветительской, и уже потом, к сожалению, в его профессионализме.
В своем выступлении на XIV губернском съезде Советов в марте 1927г. И.И. Ошкадеров обратил внимание на то, что в наследство от царской России было получено много больных и болезней.
За последние годы, говорил он, в деле охраны здоровья населения в городах губернии достигли некоторых успехов: органам здравоохранения удалось отремонтировать зданияобеспечить больницы топливом, улучшить питание больных, закупить медицинское оборудование и инструментарий, обратить внимание на лечебные средства, улучшить бельевое снабжение.
Здравоохранение в городах безусловно превзошло дореволюционное: увеличилось число амбулаторий, коек в больницах, был улучшен подбор медицинских работников. В связи с этим значительный интерес для нас представляет статья И. И. Ошкадерова в газете "Курская правда" "Врач нуждается в доверии и поддержке", в которой он так описывает советского врача: "Скромный труженик, ведущий ответственную работу помощи по оздоровлению труда и быта трудящихся, по предупреждению от тяжелых бедствий эпидемий, предохраняющий от заболевания с помощью прививок от неминуемо смертельных болезней, как бешенство, или почти смертельных, как дифтерия, скарлатина, холера, часто спасающий больного от гибели путем операций или подачи помощи в случае ненормальных родов и т. д. – этот медицинский работник вряд ли может отвечать за единые случаи неудачи – эти неудачи искупаются той громадной помощью, которую медики несут человечеству" .
Так, что же получается по словам И.И. Ошкадерова? Что за единичную смерть врач, который несет большую общественную нагрузку, не отвечает? Эти слова И.И. Ошкадерова еще раз показывают нам, что Советской власти нужна была новая медицинская интеллигенция, которая при выполнении своего профессионального долга должна была пропагандировать деятельность новой государственной власти. "Старая" интеллигенция оказалась в очень трудном положении. Она должна была, как бы переродить себя заново. И все же в таких условиях основная часть "старой" медицинской интеллигенции в первую очередь продолжала выполнять свой профессиональный медицинский долг, спасая тысячи людей и при этом теряя свои жизни.
За многие годы существования Советской власти "новая" интеллигенция, уже носившая в кармане партбилет, стала забывать тех, кто стоял у ее истоков, кто в тяжелой борьбе с эпидемиями оставил свои жизни, и на чьей самоотверженной деятельности она поднялась, проповедуя социалистические идеи.
В.Д. Ястремский, видный деятель земской медицины, "принял" официальную идеологию новой власти и активно участвовал в строительстве здравоохранения, отдавая все свои силы и весь свой профессионализм. При обзоре врачебной деятельности в Курской губернии за 1921 год, писал:
"Пожелаем же, чтобы советская медицина, преемница земской, двигалась вперед более заметными шагами, чем земская, чтобы она возможно скорее осуществила широкую доступность как амбулаторной помощи, так и различных видов больничной для трудящихся масс населения, памятуя, что все расходы на медицину есть только сбережение"
Мы хотим отметить, что это были слова настоящего врача, который любил свою профессию и свою страну, для которого на первом месте всегда стояло дело.


Е.Ю. Бунина, Н.В. Картамышева

К ВОПРОСУ О РАЗВИТИИ СТРАХОВЫХ ОРГАНОВ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД (НА МАТЕРИАЛАХ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Курский государственный технический университет

Статья представляет собой исторический анализ развития страховых органов в советский период. Объектом исследования является деятельность государства по формированию и изменению органов страхования. Цель работы состоит в изучении проведенных преобразований и выявлении их путем анализа архивных документов. В статье отражены основные проблемы развития страхового дела, их решение государством, а также последствия реформы в области страхования.
Ключевые слова: Главное правление Госстраха, страховые органы, обязательное страхование.
E.Y. Bunina, N.V. Kartamisheva

TO THE QUESTION ON DEVELOPMENT OF INSURANCE INSTITUTIONS DURING THE SOVIET PERIOD

Kursk State Technical University

The article represents the historical analysis of development of insurance institutions during the Soviet period. The object of investigation is the State activity in the formation and reforming of institutions of insurance. The work purpose consists in studying of the spent transformations and their revealing by the analysis of archival documents. In article the basic problems of development of insurance business, their decision by the state, and also consequences of reform in the field of insurance are reflected.
Key words: The main board of directors, insurance institutions, obligatory insurance.

В современном мире зачастую можно услышать выражение «страхование жизни» или «страхование имущества». Наверное, каждый человек столкнулся в жизни с понятием страхование. Это слово постоянно на слуху и им пользуются не только звезды телеэкранов, но и обычные люди. Но, что же такое страхование? Как возникла эта система? Откуда берет страхование истоки? Чтобы ответить на эти вопросы, конечно же, необходимо оглянуться в прошлое. Ибо, не зная прошлого, не поведаем настоящего и будущего. Настоящее не изолированно от прошлого, совершенно очевидна историческая обусловленность. Наиболее четко прослеживается становление системы страхования, ее развития в советский период. И это можно объяснить как минимум двумя причинами. Во-первых, это наиболее долгий период в развитии нашего государства, который продолжался с 1917 года по 1991 год. А, во-вторых, именно в это время задумывалось построение фундамента социалистической экономики, особое внимание уделялось экономическим проблемам государственного страхования на этапе хозяйственного строительства.
Страхование – важнейший элемент рыночной инфраструктуры, неотъемлемый компонент экономической и социальной сферы, который непосредственно затрагивает интересы общества, граждан, хозяйствующих субъектов, обеспечивая защиту их имущественных интересов, нарушенных в результате различного рода неблагоприятных факторов.
Страховые правоотношения в своей совокупности регулируются нормами нескольких отраслей права, которые воздействуют на различные стороны этих отношений. Государственное право как ведущая отрасль законодательства России закрепляет ряд принципов и норм, имеющих значение для всех отраслей права. Нормы административного и финансового права распределяются на отношения страховых организаций с органами страхового надзора и налоговой службы. Ими регулируются вопросы, связанные с лицензированием страховой деятельности, порядком образования и использования страховых фондов, контроль за обоснованностью страховых тарифов и обеспечением платежеспособности страховщиков и др.
В дореволюционной России страховое дело вели многочисленные страховые предприятия и общества. Ведущую роль играли предприятия коммерческого типа – акционерные общества. Акционерная форма страховых предприятий давала капиталистам возможность бесконтрольно распоряжаться средствами, во много раз превышающими их личное состояние. Наибольшее распространение имело страхование от огня, второе место в имущественном страховании по сбору платежей занимало транспортное страхование, страхование судов (каско) и страхование грузов (карго).
Анализируя документы, можно сделать вывод о том, что личное страхование в России появляется позже перечисленных выше видов страхования. Так, в 1835 г. было организовано первое акционерное общество по страхованию жизни – Российское общество застрахования капиталов и доходов. В России страхование жизни было менее развито, чем в других государствах. Основную массу застрахованных составляли состоятельные слои населения.
С отменой крепостного права начинается широкое развитие страхового дела и распространение его в деревне. За короткое время возникло несколько новых страховых обществ. Русские акционерные страховые общества, объединенные в особый синдикат, превратились в крупнейшие финансовые учреждения, игравшие наряду с банками большую роль в финансовой и экономической жизни страны. Пользуясь своим монопольным правом, они систематически взвинчивали страховые тарифы, получая от этого баснословные доходы. Такая политика нанесла значительный вред русскому страховому делу, тормозила его развитие и явилась одной из главных причин слабого распространения страхования в России.
Изученные материалы свидетельствуют о том, что февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г. не изменила страховое дело, так как Временное правительство всецело продолжало финансово-кредитную политику царизма. Сразу после революции 1917 г. Советская власть начала осуществлять коренные политические и социально-экономические преобразования в стране. Особенно большое значение придавал В.И. Ленин национализации банков. В свою очередь национализация банков, торговых и промышленных синдикатов приводила и к национализации страховых компаний, сосредоточивших в своих руках почти все операции по страхованию торгово-промышленных предприятий России. Все страховые компании пытались обороняться, хотели уберечь свое имущество. После чего для осуществления контроля за органами страхования был создан страховой трест и комиссия из представителей народных комиссаров финансов.
Национализация банков значительно облегчала национализацию страхового дела. В то время, когда могущественный рычаг кредита, как синдикат банков, был уничтожен и превращен в кредитный орган Советской власти, синдикат акционерных страховых обществ, тесно связанный с банками, еще существовал. Национализация страхового дела требовала больше времени. Советское правительство проводило его весьма осторожно.
Первоначально предлагалось национализировать страховое дело и сосредоточить его в трех обществах: страхование от огня – в «Саламандре», страхование жизни – в «России», страхование транспорта – в «Российском транспортном и страховом обществе». Все остальные страховые общества намечалось ликвидировать и объединить с вышеуказанными. Капиталы и все имущество страховых обществ должны были перейти в собственность государства, которое принимало бы на себя риск по заключенным страхованиям.
Планы Советского правительства о необходимости национализации страхового дела вызвали враждебные выступления со стороны русской и иностранной буржуазии и мелкобуржуазных партий – меньшевиков, эсеров и пр. В связи с этим было принято решение о создании страхового треста. С этой целью была образована комиссия (под председательством М.Т. Елизарова) из представителей народных комиссариатов финансов, внутренних дел и государственного контроля, а также земского перестраховочного союза, союза служащих в страховых обществах. Комиссии было поручено в недельный срок разработать проект декрета и порядок объединения всех страховых предприятий в один трест. Однако представители акционерного страхового дела высказались против данного проекта. В связи с этим комиссии было предложено разработать другой вариант проекта декрета. А уже 19 марта 1918 г. состоялось заключительное заседание комиссии по обсуждению проекта декрета, на котором он и был принят.
На основании Декрета СНК от 23 марта 1918 г. «Об учреждении государственного контроля над всеми видами страхования, кроме социального» вместо монополии устанавливалось государственное регулирование всего страхового дела в России. Страхование во всех его видах и формах – страхование от огня, транспорта, жизни, от несчастных случаев, градобития, падежа скота, неурожая и т.п. объявлялось государственной монополией. Для проведения в жизнь государственного контроля учреждался Совет по делам страхования. Введение государственного контроля ограничивало деятельность частных предприятий в области страхования. Декрет о государственной страховой монополии позволил решить две важные задачи: проведение страховых операций стало правом Советского государства; все материальные ценности, денежные средства, принадлежавшие как русским, так и иностранным капиталистам, были превращены в государственную собственность, во всенародное достояние.
6 октября 1921 г. В.И. Ленин подписал декрет Совнаркома «О государственном имущественном страховании». Согласно данному декрету, начали создаваться новые формы организации страхования, соответствовавшие отношениям в условиях переходной экономики. Появилось Главное правление Госстраха. Деятельность Госстраха СССР осуществлялась на основании Положения о Главном управлении государственного страхования СССР. Для содействия развитию страхового дела декретом Совнаркома РСФСР при Народном комиссариате финансов был образован Совет по делам страхования. С развитием системы государственного страхования появилась задача подготовки специалистов страхового дела. Была выработана целая система по подготовке кадров. Так низшей ступенью были курсы, затем техникумы. В 1928 г. впервые были установлены различные правила добровольного страхования от огня и для общественного и частного секторов.
Постановлением ЦИК и СНК СССР вводилось обязательное страхование для имущества государственных организаций и предприятий, а также на все средства транспорта. Был введен классовый тариф, учитывающий платежеспособность страхователя.
Для возмещения ущерба, причиняемого крестьянским хозяйствам пожарами, градобитиями и падежом скота, было введено государственное обязательное окладное страхование. Теперь земство за более чем полувековое свое существование смогло осуществить лишь страхование крестьянских построек от огня, да и то не во всей стране.
В 1923 г. в Курской области была проведена агитационная пропаганда. Это было связано с тем, что вопрос о введении в губернии обязательного страхования крупного рогатого скота следовало рассмотреть на уездных Съездах Советов. А для этого необходимо было выяснить мнение о страховке всего крестьянства путем постановки этого вопроса на волостных съездах и сельских сходах. Жители почти всех деревень признавали необходимым введение обязательного страхования крупного рогатого скота, а в некоторых селах высказывались мнения о введении и обязательного страхования лошадей. В архивных материалах были обнаружены материалы о страховке в Миропольской волости Борисовского уезда. Так, жители хутора Кучерова и села Графовки узнав, что введение обязательного страхования на скот передано на разрешение уездных советов, решили, не дожидаясь введения обязательной страховки, внести страховые платежи за скот совместно с платежами за постройки. Жители хутора Кучерова полностью заплатили страховые платежи – 100%, а села Графовки – 60%.
Обязательное страхование животных окупало убыток крестьянского хозяйства только на одну треть стоимости. Для того, чтобы крестьянин мог вместо павшей коровы или лошади купить себе равноценную, надо было застраховать скот дополнительно, в добровольном порядке. Из архивных данных видно, что добровольное страхование животных в Курской губернии не получило такого распространения, как обязательное.
Помимо страхования скота в Курской губернии проводилось и страхование сельскохозяйственных культур. Ответственность Госстраха как по окладному, так и по добровольному страхованию сельскохозяйственных культур по большому счету ограничивалось градобитием.
Таким образом, страхование использовалось государством для воздействия на хозяйственную жизнь деревни путем регулирования тарифных ставок и норм страхового обеспечения. Госстрах стремился создать особо льготные условия и, возможно, упрощенные формы для страхования имущества беднейшего населения, тем самым увеличивая страховые взносы для зажиточных крестьян.
На основе анализа документов, в 1927 году Госстрах открыл операции по новому упрощенному виду страхования жизни, получившему наименование крестьянского страхования жизни. Данный вид страхования проводился без медицинского осмотра, по нему устанавливали одинаковые страховые суммы, сроки и размеры страховых платежей. Быстро развивался и другой вид личного страхования – от несчастных случаев.
Предпринятая в 1931 году реорганизация системы государственного страхования не достигла поставленной цели, по большому счету из-за того, что ослабленное руководство недооценило значение страхового дела.
На основании постановления ЦК ВКП(б) от 8 марта 1933 г. были утверждены новые правила окладного страхования, а также инструкции о порядке определения и оплаты убытков по каждому его виду. Новые правила обязательного окладного страхования усилили хозяйственно-политическое значение государственного страхования. Проведена организационная перестройка и страхового аппарата.
Во второй пятилетке было завершено строительство основ социализма в СССР. Роль страхования в эти годы еще более повышалась. Важнейшей задачей страхования в этот период было обеспечение возможно более полного возмещения потерь от стихийных бедствий. Ликвидация кулачества как класса, организационно-экономическое укрепление колхозов создали предпосылки для иного подхода к системе построения тарифов, прежде всего сельскохозяйственного страхования.
В апреле 1940 года VI сессией Верховного Совета СССР был принят новый Закон об обязательном окладном страховании. В феврале 1941 года на VIII сессии Верховного Совета СССР отмечалось, что страховые органы в основном справились с проведением в жизнь нового закона.
В военное время норма страхового обеспечения не соответствовали изменившимся условиям, были значительно повышены нормы обеспечения по страхованию сельскохозяйственных культур и животных. Усиление страховой защиты сельского хозяйства в условиях военного времени полностью соответствовало интересам колхозного крестьянства.
На основе собранных материалов можно констатировать, что в послевоенные годы партия и правительство провели ряд важнейших мероприятий по преодолению тяжелых последствий войны. Важным этапом в развитии нашей страны явился XXI съезд КПСС. Огромные успехи экономического и социального развития обуславливали необходимость дальнейшего совершенствования и государственного страхования. Советская страховая система являясь одной из мощных организаций по аккумулированию и перераспределению денежных средств, участвовала в создании общегосударственного денежного фонда.
С 1 июля 1988 года введен в действие Закон СССР «О кооперации в СССР». Согласно п. 3 ст. 22 этого Закона, кооперативы и их союзы могли создавать кооперативные страховые учреждения, определять условия, порядок и виды страхования. Таким образом, наряду с государственным в стране допускалось и кооперативное страхование.
Деятельность Госстраха СССР осуществлялась на основании Положения о Главном управлении государственного страхования СССР. К основным функциям Госстраха относились: разработка проектов законодательных актов, правил, инструкций и методических указаний по всем видам страхования, по организации учета и отчетности, составление сводного плана доходов и расходов, общее методическое руководство и контроль за деятельностью всех страховых органов в стране. Правление государственного страхования СССР обеспечивал правильное применение законодательства страховыми органами, обобщал практику, вносил предложения по совершенствованию страхового законодательства в Министерство финансов СССР.
В Советском государстве все страховые органы страны были объединены в единую централизованную союзно-республиканскую хозрасчетную систему, возглавляемую Главным Управлением Госстраха СССР, призванным обеспечить единую финансовую политику, общее положение и принципы проведений государственного страхования.
Основными задачами органов государственного страхования являлись: проведение обязательного страхования имущества колхозов, межхозяйственных предприятий (организаций) в сельском хозяйстве, совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий; проведение обязательного и добровольного страхования имущества, принадлежавшего гражданам, а также личного страхования; определение суммы страхового возмещения и выплата ее в случае гибели, уничтожения, утраты или повреждения застрахованного имущества; определение и выплата страховых сумм по личному страхованию; осуществление мероприятий по дальнейшему развитию и совершенствованию государственного страхования, а также участие в разработке мер по предупреждению гибели и повреждения имущества, принадлежавшего страхователю.
Рассмотрев историю развития страхования в СССР, можно сделать вывод, что важнейшие принципы, на основе которых складывалась советская страховая система, обогатились новыми теоретическими положения и формами практического применения, учитывающими глубокие социально-экономические изменения в стране. Советское государственное страхование прошло большой путь, сыграло важную роль в решении задач, стоявших перед страной на различных этапах социалистического строительства в области развития народного хозяйства, повышения материального благосостояния граждан.
Выполняя важные социально-экономические функции, страхование меняет формы и методы своей работы, как того требуют условия времени, новая конкретная обстановка. По сей день продолжаются поиски путей дальнейшего совершенствования системы страхования, тарифов, норм страхового обеспечения, форм планирования и экономического стимулирования, наиболее эффективных методов организаторской деятельности.

Н.Д. Бухарина, Ю.Д. Бухарина
РАЗРАБОТКА ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТАНДАРТОВ
В ОБЛАСТИ ЭНЕРГЕТИКИ СССР В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX В.: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Курский государственный технический университет

В статье оценивается роль установления единых стандартов и норм на энергетическое оборудование в зарождении и развитии тепло- и электроэнергетики СССР в первой половине XX в.
Ключевые слова: электроэнергетика, теплоэнергетика, стандартизация, съезд, электрификация.

N.D. Buharina, Y.D. Buharina

WORKING OUT OF STATE STANDARDS IN THE FIELD OF POWER OF THE USSR IN FIRST HALF XX В: HISTORICAL ASPECT

Kursk state technical university

In article the role of an establishment of uniform standards and norms on the power equipment in origin and development warmly- and electric power industry of the USSR in first half XX century is estimated.
Keywords: electric power industry, power system, standardization, congress, electrification.

С первых лет советской власти возникла необходимость решать многие вопросы, касающиеся ассортимента и качества выпускаемой продукции всех видов и назначений, оборудования и инструментов и разработки соответствующей единой технической документации на сырье, материалы и изделия, а также по наиболее рациональному использованию наличных ресурсов. Для этого надо было установить обязательные для всех отраслей народного хозяйства единые нормы, технические условия и характеристики важнейших свойств отдельных групп и видов промышленной и сельскохозяйственной продукции .
Зарождение государственной системы стандартизации относят к сентябрю 1918 г., когда был подписан декрет Совета народных комиссаров (СНК) «О введении Международной метрической десятичной системы мер и весов», заложившей в стране прочные основы стандартизации .
Одной из определяющих отраслей промышленности, составляющих базу для развития промышленного производства, в этот период являлась электротехническая промышленность. Потребность установления и соблюдения определенных правил и норм, т.е. стандартизации, при пользовании электричеством выявилась с самого начала практического его применения и, особенно во второй половине 70-х гг. XIX в. в связи с успехами электротехники .
Началом систематической работы по стандартизации в электротехнике в России следует считать 1900 г., когда был созван I Всероссийский электротехнический съезд. Съезд, наряду с другими вопросами, рассмотрел комплекс правил и норм, позволивших унифицировать и сделать более прогрессивными существовавшие тогда правила и нормы для электрических устройств. Исторические документы свидетельствуют о том, что до 1914 г. было проведено семь таких съездов электротехников, на которых стало традицией рассматривать электротехнические правила и нормы. Эти правила и нормы не были обязательными, однако они соблюдались, так как нарушения их приводили к несчастным случаям, пожарам и авариям, причинявшим большой материальный ущерб. Многие рекомендованные съездами правила и нормы оформлялись правительственными распоряжениями как обязательные .
В 1918 г. при Комитете по государственным сооружениям было создано Управление по строительству электротехнических сооружений, возглавляемое А.В. Винтером. В том же году начались первые работы по строительству Волховской и Свирской гидроэлектростанций, Каширской и Шатурской тепловых электростанций. В эту пору по инициативе Л. Б. Красина и непосредственном участии А.В. Винтера был создан Центральный электротехнический совет (ЦЭС), объединивший наиболее талантливых представителей энергетической и электротехнической общественности. Для разработки проектов электрических правил и норм ЦЭС образовал Объединенный комитет из представителей заинтересованных организаций. Комитет разработал проекты технических условий на электротехнические материалы, изоляторы высокого напряжения, масло для трансформаторов и выключателей, энергетическое оборудование и др.
22 декабря 1920 г. был открыт VIII Всероссийский съезд Советов, принявший по предложению В.И. Ленина Государственный план электрификации России (ГОЭЛРО). Намеченное этим планом проектирование и строительство многих районных электростанций с объединением их в дальнейшем в крупные энергосистемы потребовало принять ряд стандартов на параметры электрического тока и многие виды электрооборудования. Более того, в связи с планом ГОЭЛРО вообще возникла необходимость организации в стране промышленной стандартизации и определения ее основ.
Для всестороннего обсуждения технико-экономических вопросов, связанных с осуществлением плана электрификации России, и привлечения широких масс к активному участию в этом деле СНК в феврале 1921 г. постановил созвать VIII Всероссийский электротехнический съезд.
На съезде обсуждались вопросы электромашиностроения, техники высокого напряжения, электрификации транспорта, техники связи, светотехники и электросварки. Был заслушан доклад М. А. Шателена о трехлетней работе ЦЭС и задачах в области стандартизации. Съезд утвердил правила и нормы, относящиеся к различным областям электротехники, проекты которых разработал ЦЭС.
В то время перед молодой, только создаваемой электропромышленностью стояла очень трудная и ответственная задача обеспечить электростанции и строящиеся промышленные предприятия новым совершенным отечественным электрооборудованием. Первоочередной задачей стала разработка и утверждение стандартов в этой области.
По мере развития промышленности понадобился отдельный исполнительный орган, который занимался бы стандартизацией. Поэтому в 1925 г. в соответствии с Постановлением СНК СССР был учрежден общесоюзный орган в области стандартизации – Всесоюзный комитет по стандартизации при Совете Труда и Обороны, занимающийся разработкой общесоюзных стандартов (ОСТ) .
В 1928 г. Одновременно состоялись IV Теплотехнический и IX Электротехнический съезды, на которых общие вопросы энергетики обсуждались на совместных заседаниях, а специальные на отдельных.
Теплотехнический съезд способствовал становлению отечественного энергомашиностроения и освобождению страны от импорта котлотурбинного оборудования. Большое число докладов на этих съездах было посвящено разработке норм расчетов, испытаний, технических условий на материалы и т.п.
В свою очередь, IX Электротехнический съезд утвердил правила и нормы по электрическим устройствам, электрическим машинам, аппаратам и др. Часть правил переросла в государственные стандарты, в которых устанавливались технические требования, определявшие уровень качества и методы испытаний электрооборудования различного назначения. Так, был установлен ряд важнейших стандартов в области электротехники: на трансформаторы, турбогенераторы, провода, кабели и другие изделия .
В этот же период нарастающими темпами развивалась теплофикация, представляющая собой наивыгоднейший способ выработки электрической энергии на тепловом потреблении без потерь в конденсаторе. Так в Москве со 2 по 7 января 1930 г. состоялся Первый всесоюзный съезд по теплофикации (Первая всесоюзная конференция). Съезд заслушал и обсудил около 30 докладов по основным вопросам теплофикации. На съезде впервые был сформулирован подход к теплофикации, как к комплексной энергетической проблеме.
Академик Г.М. Кржижановский, выступая на съезде, сказал: «Нельзя отделять электрификацию от теплофикации. Это два важных крыла, у которых каждому свое, которые объединяются в одном общем учении об энергификации нашего хозяйства, такой энергификации, которая является основной строительной базой всего нашего народного хозяйственного плана» .
В своих решениях съезд подчеркнул, что электроснабжение СССР необходимо базировать на теплоэлектроцентралях, производящих одновременно электрическую и тепловую энергию.
Способствовало организации отечественного энергомашиностроения в Советском Союзе создание крупных научных центров. В 1921 г. по инициативе В.И. Ленина Совет труда и обороны принял решение о создании в Москве Всесоюзного теплотехнического института (ВТИ), который явился первым крупным центром теплотехнической мысли и сыграл выдающуюся роль в развитии советской теплоэнергетики .
В 1925-1926 гг. в Ленинграде был организован теплотехнический отдел Государственного физико-технического института и Бюро теплотехнических испытаний. На базе их объединения в 1927 г. возник Центральный научно-исследовательский котлотурбинный институт им. И.И. Ползунова (ЦКТИ), который и занимался разработкой и утверждением государственных стандартов на тепловое энергетическое оборудование.
Значительное влияние на усовершенствование тепловых электростанций оказали работы по созданию ГОСТов на паровые турбины, проведенные в довоенный период ЦКТИ совместно с заводами. В результате создания надежных в эксплуатации быстроходных паровых турбин большой мощности уже в 1938-1940 гг. отечественное паротурбостроение заняло одно из первых мест в мире .
Главными научными задачами, стоявшими перед советской тепло- и электротехнической отраслями промышленности в период 19181940 гг., являлись:
 освоение и наладка нового импортного оборудования, поступавшего на первые электростанции, строившиеся по плану ГОЭЛРО;
 подготовка расчетных и нормативных материалов для обеспечения развития отечественного независимого от иностранных фирм котлотурбостроения;
 разработка методов сжигания разнообразных местных низкосортных топлив и т.д. .
К началу 1941 г. советское электромашиностроение занимало одно из ведущих мест в мире и обеспечивало народное хозяйство всеми видами электрооборудования различного назначения. Созданный в 1940 г. Комитет стандартов при СНК СССР развернул работу по стандартизации различных видов электрооборудования и к 1 июня 1941 г. действовало уже около 350 стандартов на электрические машины, трансформаторы, аппараты и др.
Особым периодом в развитии советской энергетики явились годы Великой Отечественной войны, когда все силы страны были направлены на разгром фашизма. Для большинства отраслей теплотехники этот период явился периодом снижения количественных показателей (установленной мощности, выпуска оборудования и т. п.) как за счет разрушений, произведенных гитлеровскими оккупантами, так и за счет переброски людских и промышленных ресурсов на нужды обороны страны. С другой стороны, этот период явился периодом качественного роста. Так, выявленные авторами исторические факты свидетельствуют о том, что за этот период улучшились многие показатели работы (удельные расходы, металлоемкость, КПД и т.п.) как эксплуатирующих, так и производящих тепловое энергетическое оборудование предприятий. Вместе с тем это был период подготовки к новому качественному скачку в послевоенный период, для обеспечения которого проводилась большая работа в научно-исследовательских институтах, проектных организациях, ЦКБ заводов, заводских технологов. Эта работа позволила в исключительно короткий срок после окончания войны поднять советскую энергетику на новый качественный уровень, характерный переходом к высоким и сверхвысоким давлениям и температурам перегрева.
Так, в годы войны был внедрен стандарт на турбогенераторы (ГОСТ 53341), предусматривающий турбогенераторы мощностью от 500 до 100 тыс. кВт только на 3000 об/мин (двухполюсные) вместо изготовляемых до этого турбогенераторов также и на 1500 об/мин. Стандартом предусматривалось увеличение КПД и повышались требования к надежности, устойчивости к параллельной работе и др.
Важной вехой развития советской теплотехники явился послевоенный ГОСТ 3618-47 на паровые турбины и котлы. Это дало возможность отказаться от применения сложного промежуточного перегрева, что явилось новым достижением советской энергетики, и как следствие освобождение от иностранной зависимости. Он наступил неодновременно во всех отраслях энергетики, но отчетливо выражался в двух формах: прекращение импорта энергетического оборудования и переход на производство конструкций, разработанных советскими учеными, инженерами, техниками. Эти моменты знаменовали собой выход тех или иных отраслей советской энергетики на путь самостоятельного развития.
Знаменательными датами развития советской энергетики являлись даты начала внедрения, освоения или производства новой техники. Так, в развитии турбостроения особый этап развития начался с производства теплофикационных турбин. С разработки проектов ТЭЦ и их строительства начался новый период в развитии тепловых электростанций. Как показывают документы, проектирование, строительство и эксплуатация тепловых электростанций в СССР еще в 30-е годы достигли такого высокого технического уровня, что теплоэнергетики были в состоянии поставить перед собой задачи и принять основные направления развития, свидетельствовавшие о высокой технической квалификации всего их многочисленного коллектива .
Новым периодом в развитии теплоэнергетики явился переход к новым, высшим параметрам работы тепловых агрегатов, установок, станций. В советских условиях этот переход отражал не только достижения отдельных конструкторов, но являлся результатом глубокого исследования, исходившего из учета развития всех отраслей отечественной техники, из учета изыскания наилучшего решения не в интересах отдельного лица или фирмы, но в интересах всей страны.
Таким образом, в начальный период развития энергетической промышленности стандартизация сыграла определяющую роль, заложив прочные основы для достижения высококачественных результатов в последующие периоды развития. Кроме того, развитие энергетики в первой половине XX века на основе установления единых правил и норм на энергетическое оборудование, позволило создать налаженную систему тепло- и электроэнергетики в общегосударственном масштабе.


И.Е. Хлопова

О ПРИЗЫВНОЙ КАМПАНИИ 1924 Г. В КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ

Курский государственный технический университет

В ходе военной реформы 1923-1925 годов в СССР были установлены новые правила призыва граждан на военную службу. Статья анализирует опыт призыва в 1924 году граждан 1902 года рождения в Курской губернии.
Ключевые слова: Красная Армия, реформа, милиционная система, приказ, призыв.

I.E. Hlopova

ABOUT MILITARY DRAFT CAMPAIGN IN 1924 IN KURSK ГУБЕРНИИ

Kursk state technical university

In USSR n the course of military reform in 1923-1925 new rules of the military draft were installed. The article analyses the experience of the military draft of citizens, who was born in 1902, in 1924 at Kursk region.
Key words: the Red Army, reform, militia system, order, military draft.

Первым призывом населения в начале 1920-х гг. в СССР, осуществленным в условиях мирного времени стал призыв 1924 года. Однако на практике его осуществление, в частности на территории Курской губернии, было сопряжено со многими трудностями.
29 января 1924 года всем уездным исполкомам и военкоматам губернии было разослано срочное письмо № 8343, в котором указывалось, что в самое непродолжительное время предстоит проведение призыва граждан 1902 года рождения .
Через месяц Курской уездной комиссией было составлено объявление. В нем приказывалось гражданам 1902 года рождения, желающим получить льготу по семейному и имущественному положению подать соответствующие документы до 10 марта, в противном случае лицо лишалось права на льготу .
Всем штабам округов был разослан Циркуляр от 13 февраля № 107618, которым устанавливались положения, касающиеся призывной кампании граждан 1902 года рождения .
В соответствии с Циркуляром освидетельствование призываемых на действительную военную службу, определение годности их к военной службе, определение рода войск, в котором они могли служить в зависимости от физических и интеллектуальных качеств, а также представление отсрочек призыва возлагалось на губернские и уездные призывные комиссии.
В состав губернских призывных комиссий входили председатель (он же являлся губернским военкомом) и члены – представитель исполкома, представитель губернского профсовета, представитель военкомата и представитель губ сов народного хозяйства (который мог быть заменен представителем областного СНХ, членом губернского экономического совещания или членом губисполкома, ведающим вопросами промышленности).
В состав уездных призывных комиссий входили председатель – уездный военком и члены - представитель уездного исполкома (который мог быть заменен начальником уездной милиции) и представитель уездного профбюро.
При разрешении вопросов об отсрочках привлекались представитель отдела народного образования или член уездного исполкома, ведающий вопросами народного образования, и уполномоченный губернского СНХ. Последний мог быть заменен членом уездного экономического совещания или членом уездисполкома, выдающим вопросами промышленности.
Циркуляр указал на необходимость включения в состав призывной комиссии двух врачей, но при условии «когда нужно будет медицинское освидетельствование» .
В состав комиссии по Циркуляру должны были входить два врача - один военный и один гражданский.
Именно поэтому представляются интересными выявленные архивные данные. Во-первых, все врачи, привлекаемые к призывной кампании, имели отношение либо к военной службе, либо государственной службе - рядовых медсотрудников к данной работе не привлекали.
А во-вторых, список врачей, привлекаемых к освидетельствованию граждан 1902 года рождения, составили трое, вместо двух человек, которые установил Циркуляр от 13 февраля 1924 года. В комиссию по призыву граждан 1902 года рождения вошли: Яблонский (врач всеобуча), Асеев (медицинский врач 18 строевого полка), Воробьев (заведующий санитарно-эпидемиологическим отделом Губздрава) .
В весной 1924 года письмами № 9283 – 9288 в Президиум Курского губернского исполкома, в Курский губерснкий профсовет, Курское губернское экономическое совещание, Курский губернский здравотдел, а также в Курский губернский наробраз были направлены указания по представлению от вышеуказанных органов членов в призывные комиссии, а также по определению списков лиц, подлежащих отсрочке.
Также в отношении медицинского персонала телеграммой № 441\с на основании указаний Штата округа устанавливались правила, которые надлежало исполнять вышеуказанным лицам. Так, указывалось, что для достижения безукоризненной работы по предстоящему призыву, врачам необходимо внушить, что задачей стоит укомплектовать армию наиболее высоким по своим психофизическим свойствам контингентом.
В случае, если гражданин подлежал испытанию, то его необходимо было направлять в Курскую губернскую народную больницу, снабжая всеми надлежащими документами и довольствием.
На время производства призыва на основании Циркуляра от 13 февраля 1924 года распоряжением штаба округа назначался в качестве члена призывной комиссии представитель воинской части.
Представители войсковых частей, назначаемые для участия в заседаниях призывных комиссий, извещались о начале работ соответствующим штабом округа. При этом штаб округа должен был позаботиться о том, чтобы представители назначались от территориально расположенных вблизи сборного пункта частей, и занимали бы должность не ниже командира роты.
Военкомам было указано со своей стороны принять всевозможные меры к отведению для призывных кампаний соответствующих помещений, организации продовольствия, отопления, освещения, к безотлагательному снабжению перевозочными материалами лиц, следовавших в приемные комиссии вне железных дорог.
Для освидетельствования и приема на военную службу создавались сборные пункты. Они существовали при уездных военкоматах на случай призыва по мобилизации и развертывались лишь частично по мере необходимости для производства одного призыва.
Получив приказ о производстве очередного призыва, уездный военкомат должен был составить объявление. Оно либо расклеивалось по городу, либо рассылалось председателям волисполкомов для последующей рассылки по селениям и прочитывания на сельских сходах. В объявлении о призыве указывалось кроме времени начала призыва, граждане каких волостей и в какую призывную комиссию, основную или дополнительную приемную, в какой день должны явиться, с точным указанием места нахождения комиссии.
15 февраля 1924 года НКВД был принят Циркуляр № 12, утверждающий Инструкцию о порядке распределения принятых на действительную военную службу при очередном призыве граждан, по родам и частям войск.
Военный комиссар, учитывая допризывную подготовку, имеющуюся у гражданина, профессию, грамотность, самостоятельно определял род войск и часть.
Таблица требований по распределению призывников
Род войск Требования к призывнику
Морской флот Крепкое телосложение
Развитость и грамотность
Рост значения не имеет
Имеет опыт плавания на мореходных и каботажных судах
Житель приморских, приречных и приозерных селений и промышленных районов
По возможности знающий какую-либо специальность: слесарь, металлист и водник, рабочий
Воздушный флот Вполне здоровый
Неслабосильный
Смелый и развитый
С хорошим зрением
Безусловно хорошо грамотный
По преимуществу знающий слесарное ,столярное ,машинное, моторное дело
Либо работающий на воздухо-авиастроительных заводах и мастерских
15-20% наряда может заполняться без особого отбора
Броневые части Физически крепкие
Сильные ,коренастые
Со здоровыми нервами
Способные длительно переносить высокую температуру
С нормальным зрением
Обязательно грамотные и развитые
Рост без значения, но предпочтительно не выше 166 см
Инженерные войска Физически крепкий
Преимущественно грамотный в соответствующих профессиях
Артиллерия рост не ниже 157 см
крепкий с широкими плечами
правильно развитая грудь, хорошее зрение ,слух,
умственное развитие
из общего числа направляемых в конную артиллерию 20% могли назначаться без особого отбора
Кавалерия Рост не ниже 155 см и не выше 178 см
Вес не более 74 кг
Телосложение крепкое, мускулистое
С хорошим зрением и слухом
Имеющие практику общения с лошадьми
Войска ОГПУ Рост не ниже 155 см
Вес не более 74 кг
Телосложение крепкое
Хорошее зрение и слух
Грамотные и политически развитые
ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНО ЧЛЕНЫ РКП(Б) И РКСМ
Соотношение рабочих и крестьян должно выражаться 1:1
Стрелковы и прочие части В физическом отношении годные к службе
с количеством грамотных не менее 50%

20 марта 1924 года губвоенкоматом были получены Правила о льготах по семейному положению для граждан, призываемых на действительную службу в 1924 году .
В них указывалось, что льготы состоят в освобождении призываемых граждан от прохождения действительной военной службы в мирное время и замене ее вневойсковым военным обучением.
Устанавливалось 4 разряда льгот по семейному положению: льгота первого разряда для единственного способного к труду члена семьи, при наличии трех и более нетрудоспособных членов семьи, содержимых трудом призываемого;
льгота второго разряда - для единственного способного к труду члена
семьи при наличии двух нетрудоспособных членов семьи, содержимых трудом призываемого;
льгота третьего разряда - для единственного способного к труду члена и, при наличии одного нетрудоспособного члена семьи, содержимого трудом призываемого;
льгота четвертого разряда - для способного к труду члена семьи, при наличии в ней другого трудоспособного члена и при условии ,что трудом обоих названных трудоспособных членов семьи содержатся четыре и более нетрудоспособных членов семьи.
В соответствии с приказом № 322 РВС СССР весной 1924 года были приняты Правила отбора новобранцев для территориальных дивизий .
Согласно им, для назначения в кадровые части отбирались от 4 до 10% новобранцев, при этом четко указывалось, что необходимо призывать только специалистов, рабочих и служащих. Если район чисто крестьянский (к которому принадлежала Курская губерния), то распоряжением окружного командования процент отбора в кадровые части новобранцев мог быть снижен до нуля (!).
Сохранялся также и порядок проверки с политической точки зрения переменного состава. Непригодность новобранцев определялась уже в период их обучения .
Каждый район должен быть дать строго определенное количество новобранцев, если это не удавалось, то «таковой район должен быть расширен до необходимых пределов при резкой прилегающих участков» .
Циркуляр № 107727 от 6 марта 1924 года внес изменения в порядок призыва.
Не призывались лица: учащиеся, подлежащие зачислению в команды обслуживания, освобожденные по религиозным убеждениям, лишенные избирательных прав по суду, получившие отсрочки как переселенцы, которые по освидетельствованию включены в другой призывной возраст.
Призыв начинался с исправления списков и жеребьевки. Каждый призывник вытягивал номер, который закреплялся за ним в течение призывной кампании. Составлялись списки лиц, вытянувших жребий. Затем списки пересоставлялись следующим образом. Призывников распределяли по льготным группам и уже в рамках каждой группы составляли номерные списки согласно вытянутым жребиям, затем назначалась явка на медицинское освидетельствование. Первыми прибывали лица, входившие в группу «безльготники».
Когда число признанных годными достигало при призыве величину наряда, объявлялось, что все остальные подлежат зачислению в запас резервного разряда. Наряд считался выполненным полностью только из признанных годными . Всех призываемых делили на две группы: подлежащих направлению в войска весной и осенью 1924 года.
В призывные списки при призыве в 1924 году в Курском уезде граждан 1902 года рождения было внесено 2 867 человек. Из лиц, внесенных в призывные списки 52 призывника (или 1,8%) являлись партийными работниками. Общая явка на призывные участки беспартийных составила 92%, в то время как явка партработников – всего 78%. Из общего числа годными были признаны 67% из числа прибывших рядовых призывников и 60% из прибывших партработников .
Соотношение безльготных и льготников при призыве весной 1924 года было следующим: безльготников - 83%, льготников 4 разряда – 5% ,3 разряда – 6%, 2 разряда -4% , 1 разряда -8%. В отношении партработников безльготниками в области распределения льгот оказалось, что в списках появились дополнительно 11, не заявленных ранее лиц. Остается лишь догадываться, вошли ли они в число льготников, либо были признаны безльготными.
Однако другие архивные материалы содержат в себе совершенно иные показатели призыва . За подписью начальника мобилизационного отделения была составлена таблица с точным указанием количества призываемых лиц. В призывные списки по Курскому уезду было внесено 2919 человек. Явка на призыв составила 92%. А безльготными были признаны 73% от общего числа явившихся.
Таким образом, на местах, основываясь на архивных материалах, существовало достаточное количество проблемных вопросов, которые препятствовали плановому проведению призывной кампании 1924 г.


В.В. Находкин, И.Е. Хлопова

КРАСНАЯ АРМИЯ В СЕРЕДИНЕ 1920-Х ГГ В СССР

Курский государственный технический университет

В ходе военной реформы 1923-1925 годов в СССР были установлены новые правила призыва граждан на военную службу. Статья анализирует опыт призыва в 1924 году граждан 1902 года рождения в Курской губернии.
Армия, большевики, всеобщее обучение, милиция, Курская губерния

V.V.Nahodkin, I.E. Hlopova

RED ARMY IN THE MIDDLE OF 1920th IN USSR

Kursk state technical university

In USSR n the course of military reform in 1923-1925 new rules of the military draft were installed. The article analyses the experience of the military draft of citizens, who was born in 1902, in 1924 at Kursk region.
The army, bolsheviks, general education, militia, Kursk region

В начале 20-х годов назрела необходимость проведения военной реформы. В 20-е годы происходит Реорганизация Вооруженных Сил, которая затронула все сферы жизни армии. Она включала в себе следующие основные мероприятия: улучшение руководства и совершенствование качества подготовки командного состава, создание новой системы комплектования Вооруженных Сил, организацию стройной системы прохождения воинской службы гражданами страны.
В некоторых пособиях реформа 20-х годов есть не что иное как "преобразование в области военного строительства в СССР в целях укрепления Вооруженных Сил, сокращение их численности в соответствии с условиями мирного времени и экономическими возможностями страны.
Военно-политические, экономические и социальные условия, как внутреннего, так и международного характера, диктовали необходимость значительного сокращения Вооруженных Сил Советской Республики и приведения их организационно-штатной структуры в соответствие с оборонным характером военной политики и экономическими возможностями страны.
Проведенная в 1924 г. проверка состояния дел в военной сфере выявила ряд существенных недостатков. Вывод проверочной комиссии был однозначен: "Красной Армии как организованной, обученной, политически воспитанной и обеспеченной мобилизационными запасами силы у нас в настоящее время нет. В настоящем своем виде Красная Армия небоеспособна".
В мае 1924 г. ХIII съезд РКП(б) утвердил предложенные комиссией мероприятия в военной области. В резолюции съезда по отчетному докладу ЦК говорилось: "Съезд приветствует шаги, предпринятые ЦК для проведения вполне назревшей реформы в военном ведомстве".
Основные направления военной реформы были продиктованы жизнью и сводились к реорганизации и укреплению аппарата управления, введению смешанной системы комплектования Вооруженных Сил (сочетанию кадровых и территориально-милиционных формирований), перестройке системы подготовки военных кадров, введению единоначалия, укреплению воспитательной работы среди личного состава.
Создание территориально-милиционных формирований началось ещё в августе 1923 г. Смешанный принцип комплектования юридически был закреплен в законе об обязательной военной службе, который предусматривал прохождение службы призываемых в армию в кадровых или территориально-милиционных частях. И если в 1923 г. последние составляли 17,2 % от общего количества соединений, то в 1926 г. их удельный вес в Красной Армии достигал уже 58,6% .
Военная подготовка при территориально-милиционной системе складывалась из допризывной подготовки, военного обучения граждан призывного возраста, кратковременных учебных сборов в территориальных частях, к которым призывники были приписаны; большое внимание уделялось междусборовой работе и вневойсковому обучению.
Реорганизация Красной Армии дала определенные положительные результаты. Территориально-милиционная система позволила сохранить большое количество воинских соединений с сокращенными органами управления в качестве ядра для развертывания их в военное время. Отрицательной стороной этого процесса являлось то, что расположение территориальных дивизий определялось, как правило, принципом районирования.
Поэтому в случае войны, учитывая огромное пространство СССР и недостаточную сеть железных дорог, сосредоточение этих частей на том или ином театре военных действий представляло одну из трудных проблем для мобилизационного развертывания.
Другим недостатком этой системы являлось то, что она, будучи основанной на проведении коротких сборов, не могла обеспечить должное сплочение частей.
Положение усугублялось еще и тем, что в то время среди призываемых было много неграмотных, особенно среди крестьянского населения. Так, среди призывников 1924 г. количество неграмотных составляло 19,4% .
Все вышесказанное серьезно затрудняло военное строительство. В марте 1924 г., выступая на совещании по территориальным формированиям, М.В. Фрунзе признал: "Рассуждая принципиально, мы должны сказать, что милиционная система при многих своих преимуществах сама по себе еще не может считаться самодовлеющим средством, гарантирующим при всяких условиях обороноспособность государства. Не всякая милиция и не всегда выгоднее и предпочтительнее постоянной армии".
Одной из главных задач военной реформы являлась перестройка системы подготовки военных кадров. В этом отношении стояли две задачи:
- во-первых, повысить общий уровень знаний комсостава, усилить его военную и политическую подготовку;
- во-вторых, наладить систему подготовки нового командного состава с целью нормального пополнения армии высококвалифицированными командными кадрами.
По всей армии имелся большой некомплект командного состава высшего - 28 чел., старшего - 442 чел., среднего - 5138 чел., младшего - 7297 чел..
В 1924 - 1925 гг. был проведен ряд мер по очищению командного состава от чуждых (в советском понимании) армии элементов, по усилению роли красных командиров, по сплочению командного состава.
Были пересмотрены методы обучения, а также проделана внушительная работа по обновлению и укреплению командного и преподавательского состава военно-учебных заведений: из 777 чел. 177 были признаны подлежащими увольнению или переводу на другую должность.
Возникли предпосылки для введения единоначалия.
В июне 1924 г. Оргбюро ЦК РКП(б) приняло постановление о введении единоначалия и установило 2 его формы:
а) оперативно-строевые и административно-хозяйственные функции были в ведении командира, а проведение партийно-политической работы оставалось за комиссаром;
б) функции командира и комиссара совмещались в одном лице. Командир в таком случае назывался "Командир-военный комиссар". В этих условиях должность комиссара упразднялась и утверждалась должность помощника командира по политической части.
Уже в апреле 1925 г. 40% командиров корпусов, 14% командиров дивизии и 25% командиров полков стали единоначальниками
Автор работы склоняется к мнению, что введение единоначалия в Красной Армии способствовало росту авторитета командного состава, содействовало установлению единства учебно-строевого и политического руководства. В целом сосредоточение власти в руках командиров повысило боеспособность Красной Армии и упорядочило управление войсками.
В годы военной реформы произошло укрепление партийно-политической работы. На протяжении 1921-1923 гг. ЦК принял ряд важнейших решений, направленных на укрепление партийно-политических органов и улучшение проводимой ими партийно-политической работы.
Специфика партийно-политических органов заключалась в том, что они являлись и руководящими (де-факто командными), и политическими (партийными) органами.
В 1924 г. начался процесс "очищения" партийно-политических органов от "негодных, неустойчивых элементов". Большое внимание было уделено вопросу подготовки политсостава, которая проводилась через военно-политические школы.
Наряду с укреплением политорганов, ЦК РКП(б) провел ряд важных мероприятий по преобразованию и совершенствованию партийных организаций в Красной Армии.
В 1924 г. в связи с увольнением военнослужащих 1901 года рождения и призывом 1902 года рождения произошло радикальное обновление почти всего рядового состава армии. Это сказалось и на армейской парторганизации: она значительно обновилась, изменилась ее численность (резко уменьшилось число членов партии - с 31595 человек на 1 января 1924 г. до 24468 человек на 1 июля 1924 г. ).
Молодые армейские коммунисты не имели достаточной политической подготовки, что затрудняло их участие в партийной работе. Но постепенно состояние дел улучшилось, чему в немалой степени помогла разработанная Политическим Управлением РККА двухлетняя программа политического обучения и воспитания бойца, которая имела своей основной "целью подготовку сознательного, боеспособного защитника Социалистического Отечества".
В процессе военной реформы были созданы новые воинские уставы и наставления, отразившие основные изменения, происшедшие в Вооруженных Силах. Обусловлено было это тем, что в начале 20-х годов боевая подготовка войск проводилась без единого плана, неорганизованно.
Введение единых планов боевой подготовки, разработка и внедрение новых инструкций, руководств и уставов отчасти способствовали усовершенствованию уровня обороноспособности страны.
Военная реформа 1924-1928 гг. имела большое значение, ее опыт до сих пор носит поучительный характер. Объективные условия, прежде всего экономическая неразвитость, предопределили создание смешанной системы Вооруженных Сил, сочетающих кадровую и территориально-милиционную армию. Однако при определенных достоинствах данная система не обеспечивала должного уровня боевой и политической подготовки войск. В ходе реформы был реорганизован военный аппарат, что в некоторой степени позволило повысить надежность, оперативность и устойчивость управления войсками. Реформа позволила стабилизировать численный состав армии, установить четкую систему комплектования Вооруженных Сил, прохождения военной службы. Значительным явлением стал переход к единоначалию. Радикальным изменениям была подвергнута вся система подготовки кадров через военно-учебные заведения, серьезно улучшена организация боевой и политической подготовки личного состава армии.
Огромная работа была проведена в среде партийно-политической работы, где произошло укрепление партийно-политических органов и улучшение подготовки политсостава.
Анализ опыта военного реформирования должен быть продолжен, так как это поможет выработать необходимые концептуальные рекомендации по совершенствованию современной воспитательной работы в Вооруженных Силах Российской Федерации, по улучшению морально-политического обеспечения деятельности войск.

1. Военный Энциклопедический Словарь. М.: Воениздат, 1983. С. 254.
2. Ворошилов К.Е. 15 лет Красной Армии. Л.: Ленпартиздат, 1933. С. 18.
3. КПСС в резолюциях и решениях. Т. 3. М.: Политиздат, 1984. С. 208.
4. Кадишев А.Б. История советского военного искусства 1917-1940. М.: Изд. ЦИК СССР, 1925. С. 481.
5. Ворошилов К.Е. Статьи и речи. М.: Партиздат , 1937. С. 44.
6. Фрунзе М.В. Избранные произведения. М.: Воениздат, 1977. С. 119.
7. Градосельский В.В. Национальные воинские формирования в Красной Армии (1918-1938 гг.) // Военно-исторический журнал. 2001. №10. С. 2-7.
8. Берхин И.Б. Военная реформа в СССР (1924-1925 г.г). М.: Воениздат. 1958. С. 259.
9. Осьмачко С.Г. Военная реформа в СССР (1924-1928 г.г): Содержание, значение и исторические уроки. Ярославль: ЯВЗРКУ, 1991. С. 34.
10. Берхин И.Б. Указ. соч. С.301, 401.
11. Советские Вооруженные Силы. Вопросы и ответы. М.: Воениздат, 1983. С. 133.
12. http://www.yspu.yar.ru
13. Баталина В.В. Краткий курс по истории государства и права России : учеб. пособие - Москва : Окей-книга, 2007. - 176 с. (Скорая помощь студенту).
14. Реформа в Красной Армии. Документы и материалы. 1923—1928 гг.: В 2 кн. Кн. 1. - М.; СПб.: Летний сад, 2006. - 720 с.



М.В. Семерова, И.Е. Хлопова

ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ КРАСНОАРМЕЙЦЕВ В ГОДЫ ПРОВЕДЕНИЯ ВОЕННОЙ РЕФОРМЫ 1924-1925 ГГ. В СССР

Курский государственный технический университет

В статье рассматриваются проблемы, возникающие при обеспечении красноармейцев в годы проведения Военной реформы 1924-1925 гг. в СССР.
Социальное обеспечение, Красная Армия, Военная реформа.

M.V. Semerova, I.E. Hlopova

ABOUT MAINTENANCE OF RED ARMY MEN IN DAYS OF CARRYING OUT OF MILITARY REFORM 1924-1925 IN THE USSR

Kursk state technical university

In article the problems arising at maintenance of Red Army men in days of carrying out of Military reform 1924-1925 in the USSR are considered.
Social security, Red Army, Military reform.

История нашего государства знает огромное количество страшных, разрушительных войн, но русская армия всегда достойно отстаивала честь своей страны. Солдатам приходилось воевать, и в суровые морозы, и в изнуряющую жару, кроме того без отдыха и сна, а иногда без еды и воды.
А как же поддерживали и оснащали героических защитников Родины? Для ответа на поставленный вопрос я рассмотрю уровень социального обеспечения на примере Советской Армии с 20-х гг. 20 века.
Обратимся к понятию. Социальное обеспечение — форма выражения социальной политики государства, направленная на материальное обеспечение определённой категории граждан из средств государственного бюджета и специальных внебюджетных фондов в случае наступления событий, признаваемых государством социально значимыми (на данном этапе его развития) с целью выравнивания социального положения граждан по сравнению с остальными членами общества.
С целью улучшения положения военнослужащих в стране неоднократно проводились коренные изменения и преобразования в сфере решения оборонных проблем в целом. Пример тому реформы Ивана ΙѴ в середине ΧѴΙ в., Петра Ι в первой четверти ΧѴΙΙΙв., Д.А. Милютина в 60-70-х гг. ΧΙΧ в., в 1907-1912 после русско-японской войны и реформы 20-х гг. 20 в. , сыгравшие важную роль в развитии Вооруженных Сил.
С течением времени во всех сферах жизни происходят изменения, отвечающие современным стандартам, так и все военные реформы были направлены на усовершенствование организационной структуры армии, оснащение ее современными техническими средствами.
Большое внимание уделялось военно-политическому образованию красноармейцев, которое проходило преимущественно на добровольных началах в период между сборами, создавались кружки военных знаний, которые поддерживали гражданские организации, призывающие население к военно-политическому обучению.
Проводимые реформы не смогли равномерно охватить все сферы деятельности армии, так социальная сторона отодвигалась на второй план, тем самым не получала полного разрешения.
В ходе военной реформы была произведена замена смешанной денежно-натуральной сметы чисто денежной, что переводило все содержание Красной Армии на платный принцип. Тем самым увеличивались ассигнования на воссоздание оборонной промышленности. Плюс, к без того утопичного уровня жизни военнослужащих, была снижена компенсация за семейный паек с 61рубля 60коп. до 54 рублей.
Обращаясь к архивным материалам мы можем отметить следующее. Руководство Московского Военного Округа констатировало в 1924 году, что материальное обеспечение призыва оказалось недостаточным - «без серьезной денежной помощи исполкомов не удалось бы достигнуть нормального проведения призыва» .
Согласно сводным отчетам в СССР состав Красной Армии был обеспечен основными предметами вещевого довольствия на летний период 1924 г. на 100 %.
Совершенно иные данные мы находим по Курской губернии.
В распоряжении губвоенкомата было всего 15 пар ботинок, 10 штук нательных рубах, 10 пар брюк, 116 значков красноармейцев. Из постельных принадлежностей 15 простыней и около 500 штук наволочек. Учитывая, что примерная численность военнослужащих частей и служащих военных учреждений составляла около 5 000 человек, о полном, 100% обеспечении не могло быть и речи.
В губернии отчет шел за каждый лист бумаги. Составлялись предварительные ведомости о том, какое количество бумаги и какого цвета будет израсходовано за призыв .
Руководство губернского военкомата признавало, что обеспечение носит случайный характер и отличается минимальными размерами. Так на призыв 1925 года МВО выделил Курской губернии 571 рубль или 81 руб. 14. коп на уезд.
В 1924-25 году впервые были сделаны отпуски - в местном порядке со стороны исполкомов, причем по заявке на 40 тыс. рублей было отпущено всего 6 и дополнительно по настоянию командования еще 3 тыс. рублей.
Согласно отчетам деньги целиком были израсходованы на организацию довольствия допризывников или выдачу денежных пособий допризывникам при обучении на улучшении питания и приобретение учебно-стрелковых приборов и пособий.
Этот факт можно было как-нибудь сгладить фактической поставкой военной техники и оборудования в губернию . Однако опираясь на архивные документы, мы можем сделать вывод о том, что винтовками и учебно-стрелковым имуществом для допризывной подготовки военкоматы снабжались в самом недостаточном количестве, боевых патронов вовсе не отпускалось, так что в период обучения стрельб практически не проходило.
Таким образом, обеспечение призывных кампаний в Курской губернии в 1924-1925 годах носило катастрофический характер. Выделенных МВО средств не хватало даже на организацию проведения планировавшихся мероприятий.
Невыносимо было положение командного состава. Задержки в уплате жалованья приводили к появлению долгов частным торговцам, продаже вещей на рынках, проституции жен политсостава, вспышкам эпидемии самоубийств на почве материальной необеспеченности (239 случаев за год), комсостав был истощен физически и морально, рос уровень преступности (22, 4% от всего количества преступлений за январь - апрель 1924 года).
Но самой острой была жилищная проблема. Военные со своими семья размещались на площади устарелого и разрушенного казарменного фонда, созданного еще в дореволюционный период по норме 1, 5 кв.м. на человека. Например, обследование Самарского гарнизона зафиксировало: «Состояние большинства квартир из рук вон плохо: конура с разбиты¬ми стеклами, с нагроможденными ящиками, покрытыми какой-нибудь рванью (попонами или мешками) и служащими постелью. Редко попадает¬ся квартира, приведенная в порядок, с приличной постелью и обстановкой». На ремонт казарм сметой предусматривалось всего 15 % от потребности.
С целью хоть как- то реабилитировать состояние жизни служащих 29 октября 1924 года был принят «Кодекс законов о льготах и преимуществах для военнослужащих РККА и РККФ СССР и их семей».
Красноармейцам, призванным в РККА в порядке отбывания воинской повинности, и их семьям предоставлялись льготы: в области трудового землепользования и сельского хозяйства; по налогам и сборам; жилищные; в области труда и социального страхования; в области народного образования; народного здравоохранения; при переездах по ж/д и водным путям; денежные пособия; судебные; по обязательному окладному страхованию.
Реформирование армии привело к частичному улучшению социального обеспечения военнослужащих, но в процессе изменений возникали сложности и противоречия, вследствие чего осталось много нерешенных проблем.




Н.А. Тошева, М.С. Тошева

РОЛЬ РОССИЙСКИХ И УКРАИНСКИХ УЧЕНЫХ В РАЗВИТИИ ТАНКОСТРОЕНИЯ СССР в 1930-1940-е гг.

Московский государственный открытый университет Губкинский институт (филиал)

В статье рассматриваются вопросы сотрудничества российских и украинских ученых, конструкторов по созданию отечественных танков в 1930-1940-х гг. (на примере работы Ленинградского и Харьковского танковых заводов). Дана краткая характеристика технических качеств немецких и советских танков. Показаны преимущества советских боевых машин по сравнению с броневой техникой фашистской Германии.
Ключевые слова: Великая Отечественная война, бронетанковая техника

N.A. Tosheva, M.S. Tosheva

ROLE of the RUSSIAN And UKRAINIAN SCIENTISTS In DEVELOPMENT of the STRUCTURE of TANKS In the USSR in 1930-1940th

The Moscow state open university
Gubkin institute

In clause questions of cooperation of the Russian and Ukrainian scientists and designers on creation of domestic tanks in 1930-1940 (on an example of work of the Leningrad and Kharkov tank factories) are considered. The brief characteristic of technical qualities of German and Soviet tanks is given. Advantages of the Soviet fighting machines in comparison with armored technics of fascist Germany are shown.
Keywords: the Great Patriotic War, the Armoured technics

Развитие цивилизации на нашей планете не всегда происходило в условиях мира и благоденствия. За весь период ее существования на Земле более 14 000 раз вспыхивали большие и малые военные конфликты. XX век «подарил» человечеству две Мировые войны, победителями в которых становились те государства, чьи армии были лучше оснащены современной военной техникой.
Функционирование системы «человек-техника» в экстремальной ситуации военного конфликта зависит от нескольких факторов: во-первых, от профессионализма военных, пользователей техники; во-вторых, от эффективности использования достижений науки соответствующего периода; в-третьих, от форм и методов организации конкретного типа военного производства. В этом плане сравнительный анализ бронетанковой техники, использовавшейся в ходе Великой Отечественной войны, позволяет утверждать, что наряду с солдатами, офицерами, военачальниками «воевали» ученые и инженеры. Это была «битва умов», успешность которой не в последнюю очередь зависела от эффективности управления становлением и развитием отечественного танкостроения.
Бронированные боевые машины широко использовались уже в годы Первой мировой войны. Самыми распространенными были: французский танк «Рено», а также тяжелые пушечные, пулеметные танки («Рикардо») и средние («Тейлор»). Захваченные в качестве трофеев Красной Армией, они отправлялись на Харьковский паровозостроительный завод и ремонтировались. В 1920 году был сформирован танковый дивизион из 60 машин, и здесь же на заводе была организована специальная школа водителей .
В 1920-1930-е годы политика Советского государства была направлена на создание системы взаимного доверия и сотрудничества между странами, пострадавшими в Первой мировой войне, но они всячески блокировались правительствами западных стран. В таких условиях СССР был вынужден усилить свою безопасность путем создания новых видов военной техники, в том числе и бронетанковой.
Объективные условия сложились таким образом, что важнейшими центрами советского танкостроения становятся Харьков и Ленинград. Самой мощной по тем временам материально-технической базой обладал Харьковский паровозостроительный завод (ХПЗ). Поэтому в 1927 году Главное управление военной промышленности СССР поручило харьковским паровозостроителям разработку конструкций отечественных танков и организацию их производства.
Начало развития танковой промышленности в СССР было положено постановлениями Политбюро ЦК ВКП(б) «О состоянии обороны СССР» и Реввоенсовета СССР «О системе танкотрактороавтоброневооружения РККА» в июле 1929 года. Первой работой харьковской конструкторской группы стало проектирование маневренного двухбашенного танка Т-12; уже в январе 1930 года он прошел испытания, после которых на его основе была создана модель Т-24 . Танк оказался сложным, уровень его надежности был невысоким. Параллельно с этой работой Управление механизации и моторизации (УММ) Красной Армии заключило соглашение с американским конструктором У. Кристи на приобретение двух танков М1931 с технологической документацией и правом их изготовления в СССР. Уже к концу 1931 года на основе его машины появился новый танк БТ-2. Он был более скоростным и маневренным, но бензиновый двигатель легко воспламенялся, поэтому живучесть машины была низкой.
На базе БТ было изготовлено 50 типов машин различного назначении, в том числе и танки БТ-5, БТ-7, БТ-7М. На последнем впервые в истории бронетанковой техники был установлен не бензиновый, а дизельный двигатель (что позволило снизить степень возгорания) и мощная пушка (76,2 мм). Боевое крещение отечественные танки получили во время войны в Испании в 1936 году. Наряду с преимуществами были выявлены и недостатки, к которым можно отнести:
 слабую противоснарядную защиту;
 невысокую эффективность соединения броневых листов методом клепки;
 колесно-гусеничный ход снижал проходимость боевой машины .
В декабре 1936 года из Ленинграда был направлен на работу на ХПЗ в должности Главного конструктора талантливый инженер Ленинградского исследовательского завода М.И. Кошкин. Вместе со своими сотрудниками А.А. Морозовым, К.Ф. Челпаном, Н.А. Кучеренко, А.А. Малоштановым и др. он предложил на рассмотрение Главного военного совета инициативный проект по разработке нового танка гусеничной модификации (проект А-32, будущий Т-34). Большинство членов совета высказались против, так как им казалось, что новшеств в проекте слишком много. Единственный в совете голос, поддержавший инициативу, был голос И.В. Сталина. Харьковским танкостроителям под руководством ленинградского конструктора было разрешено разрабатывать новую модель. И в конце 1939 года на ХПЗ было изготовлено два опытных образца Т-34 .
Характерными особенностями нового танка по сравнению с другими модификациями являлись:
 сравнительно малый вес (всего 26,5 т), обеспечивающий большую маневренность;
 мощный дизельный двигатель (500 л.с.), уменьшающий степень возгорания;
 рациональная (обтекаемая) форма броневого корпуса;
 простая конструкция (как можно меньше деталей для сборки) делала возможным массовое производство и облегчала ремонт машины;
 независимая подвеска способствовала высокой скорости по пересеченной местности;
 бронебойный снаряд мощной пушки (76,2 мм) пробивал броню толщиной 69 мм на расстоянии 500 м, а броню толщиной 61 мм на расстоянии 1000 м. Для упрощения технологии изготовления башни танка делались литыми .
5 марта 1940 года два экспериментальных танка покинули проходную завода и взяли курс на Москву. 1000 километров от Харькова до Москвы по снежным заносам и бездорожью машины проделали за 11 дней. 17 марта 1940 года на смотре боевой техники в Москве Т-34 получил высокую оценку. Руководство страны одобрило его серийное производство.
Другим достижением отечественного танкостроения стала разработка и производство объединенными усилиями ученых, конструкторов и производственников Ленинградского Кировского завода тяжелого танка КВ («Клим Ворошилов») под руководством Ж.Я. Котина и М.Л. Духова. Этот танк по тактико-техническим характеристикам превосходил будущую «немецкую сенсацию» («Тигр») по способности преодолевать препятствия (см. табл. 1).

Таблица 1.
Сравнительные тактико-технические характеристики
по преодолению препятствий
Преодоление препятствий Тяжелый танк КВ образца 1941 г. Тяжелый танк
PzKpfw VI Ausf. H1 (E) «Тигр»
1. Подъем 36 град. 35 град.
2. Высота стенки 0,87 м 0,8 м
3. Ширина рва 2,7 м 2,3 м
4. Глубина брода 1,6 м 1,2 м
Таким образом, совместными усилиями украинских и российских ученых, конструкторов, производственников к началу Великой Отечественной войны были созданы такие образцы броневой техники, которые оказались лучшими в мире; способными решать военные задачи в соответствии с разработанной советскими военными теоретиками концепцией глубокой наступательной операции (подобная концепция в Германии получила название теории танковых клиньев).
Фашистская Германия начала военные действия на территории Советского Союза используя танковые парки как захваченных стран, так и стран-сателлитов. 22 июня 1941 года на советской границе было сосредоточено 3712 танков. В основном это были немецкие танки Т-II, Т-III, Т-IV, которыми германский штаб был вполне доволен. О принятых на вооружение советских танках Т-34 и КВ у фашистов ясного представления не было. При первых же столкновениях выявились серьезные недостатки немецких танков. Особенно плохими оказались их проходимость и подвижность на местности. Т-III и Т-IV могли поражать советские машины на дистанции не более 500 м, да и то, если попадали в бортовую или кормовую части. Лобовую же броню Т-34 немецкие танки не могли «взять», оставляли только вмятины. Тяжелый же КВ вообще стоял на грани непоражаемого танка .
Вместе с тем, численное превосходство в бронетехнике не позволило остановить наступление германских войск и ГКО СССР издает приказ об эвакуации Харьковского и Ленинградского танковых заводов на Урал. Два предприятия-гиганта ЛКЗ и ХПЗ слились в единый дружный производственный коллектив. Он объединил в себе высокую технику, опыт передового танкостроения и первоклассную организацию массового поточного производства Уралмаша, примененного впоследствии в производстве танков, передовую культуру производства харьковчан.
В таких условиях оказалось возможным решать сложные, иногда, казалось бы, технически неразрешимые задачи. Результаты совместной деятельности впечатляли:
 через 2 месяца после завершения эвакуации Уральский танковый завод № 183 имени Коминтерна (так он стал тогда называться) начал выпускать танки на новом месте, а в декабре 1941 года первый эшелон боевых машин покинул территорию завода и отправился на фронт;
 конструкторы перепроектировали конструкции танков таким образом, чтобы за счет технологических усовершенствований увеличить выпуск машин, уменьшить трудовые и материальные затраты.
Реализация такого решения способствовала совершенствованию технологии повышения прочности металла в процессе его закалки высокочастотным индукционным нагревом и технологию электросварки броневых листов. Проблему электросварки танков блестяще решил Институт электросварки Академии наук УССР, возглавляемый Е.О. Патоном. Принцип соединения броневых листов клепкой уступил место вначале методу многослойной ручной электродуговой сварки, а в 1940 году был разработан метод автоматической сварки металла под слоем флюса.
20 декабря 1940 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О внедрении скоростной сварки под слоем флюса». В Танкограде на Урале в результате совершенствования технологии автоматической сварки под флюсом, создании поточных линий, конвейеризации сборочных работ выпуск новых танков был увеличен. Уже в 1941 году было изготовлено 5684 танков Т-34 .
Организация производства танков Т-34 на эвакуированном Кировском заводе так же сопровождалась решением сложнейших технических задач. Специалисты завода разработали новую марку стали, на отливку которой уходило почти в 1,5 раза меньше времени; часть деталей перевели на изготовление из очень сложного профилированного проката. Невероятную по сложности творческую и организационную работу коллектива Кировского завода отражает следующий график:
20 июля 1942 года – завод получил чертежи;
24 июля 1942 года – каждый цех знал перечень деталей и узлов, которые он должен был изготовить;
27 июля 1942 года – в механические цеха стали поступать отливки для обработки;
5 августа 1942 года – механические цеха стали давать собственные узлы деталей в сборку;
22 августа 1942 года – танк Т-34 названный кировцами «Сталин» промчался мимо тысяч рабочих, собравшихся на митинг .
Ученые и конструкторы ЛКЗ и ХПЗ в условиях эвакуации продолжали работу по совершенствованию боевых машин. Осенью 1943 года была сконструирована новая модель танка КВ – танк КВ-85. На нем была установлена литая башня с толщиной брони 100 мм и пушкой в 85 мм. До конца 1943 года он оставался лучшим тяжелым танком в мире.
В конце 1943 года КВ-85 уступил место новому тяжелому танку ИС-1. Последний имел усиленную броню, корпус сваривался из литой броневой стали и катаных броневых листов, башня была литой. Затем для усиления вооружения была разработана новая пушка (122 мм) и танк получил индекс ИС-2 и был сильнейшим танком Второй мировой войны (преимущества отечественного танка по некоторым характеристикам см. в табл. 2).
Таблица 2.
Некоторые сравнительные технико-тактические характеристики тяжелых танков, использовавшихся во Второй мировой войне .
Характеристики Советский тяжелый танк ИС-2 Немецкий тяжелый танк «Тигр»
1. Пушка 122 мм 88 мм
2. Масса снаряда 25 кг 10,2 кг
3. Скорость вылета снаряда 790 м/сек 773 м/сек
На дистанции 500 м ИС-2 пробивал броню толщиной 240 мм.
В 1944 году создается еще более мощный танк «Кировец» (ИС-3). В конце войны танки ИС-3 были задействованы в Берлинской операции и в боевых действиях против Японии.
Легендарные «тридцатьчетверки» также постоянно модернизировались. Появление на полях сражений в 1943 году немецких самоходных установок (САУ) «Фердинанд» («Элефант»), «Ягдпантера» и «Ягдтигр» - истребителей танков – привело к необходимости усилить огневую мощь Т-34. По выражению наркома В.А. Малышева «дать танку Т-34 длинную руку». В кратчайшие сроки эта сложная работа была выполнена. У модели Т-34-85 (их называли «укротители тигров») была установлена 85 мм пушка, создана новая башня с увеличенной толщиной брони. В боекомплекте пушки уже имелись осколочно-фугасные снаряды .
В ходе войны на базе Т-34 были созданы самоходные артиллерийские установки (СУ-122, СУ-100, СУ-85), а также огнеметы.
В период Великой Отечественной войны (с июня 1941 по июнь 1945 года) усилиями российских и украинских ученых, конструкторов, производственников было выпущено около 94 000 танков и САУ. За тот же период промышленность Германии и оккупированных ею стран Европы произвела 52 500 .
Научно-технический и технологический задел, созданный советскими танкостроителями к концу Второй мировой войны обусловил лидирующее положение отечественной бронетанковой технике в мире вооружений на десятилетия вперед.

А.Н. Манжосов, А.Ю. Золотухин

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ О ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКАХ ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ – ВОССТАНОВИТЕЛЯХ МАГИСТРАЛЕЙ УКРАИНЫ В 1943-1944 ГГ.

Курское областное научное краеведческое общество

В статье дается анализ деятельности специальных формирований народного комиссариата путей сообщения (военно-эксплуатационных отделений, паровозных колон особого резерва НКПС и др.), созданных на территории Центрального Черноземья, принимавших участие в восстановлении Юго-Западной, Ковельской и Львовской магистралей Украины в 1943-1944 гг.
Ключевые слова: военно-эксплуатационные отделения, спецформирования НКПС, паровозная служба, дистанция пути, Красная Армия.

A. Manzhosov, A. Zolotukhin

IN MEMORY OF THE CENTRAL BLACK SOIL ZONE RAILMEN-RESTORATION WORKERS OF THE COMMUNICATION LINES IN THE UKRAINE IN 1943-1944

Kursk Scientific Local History Society

The article deals with the analysis of the activity of the Communication Lines Commissariat military operational branches which were organized in the Central Black Soil Zone and took part in the South-West, Kovel and Lvov main lines restoration in the Ukraine in 1943-1944.
Key-words: military operational branches, special Communication Lines Commissariat branches, engine service, communication line, the Red Army

В начале 1944 г. Красная Армия прочно удерживала стратегическую инициативу. Размах наступательных операций требовал от фронтовых железнодорожников и работников спецформирований НКПС особо напряженной работы.
Но даже после восстановления железнодорожными войсками и спецформированиями НКПС прифронтовых участков, пропускная способность их оставалась ниже довоенной. На станциях, разрушенных фашистами, действовала незначительная часть путей. Производственные мощности паровозных и вагонных депо были намного меньше имевшихся раннее. Существенным недостатком в работе железнодорожных батальонов и спецформирований НКПС явилось отставание темпов восстановления средств связи, водоснабжения, станционных и деповских устройств, ликвидация недоделок на мостах. На большинстве линий не обеспечивалась установленная ГКО пропускная способность в 12 пар поездов в сутки.
Наибольший объем восстановительных работ проводили специальные формирования НКПС на железных дорогах Украины. Здесь в тыловых границах 1-го, 2-го, 3-го и 4-го Украинских фронтов была сосредоточена почти половина всех железнодорожных войск и спецформирований НКПС. Но сил и средств для восстановления железных дорог Украины явно недоставало. При отступлении с территории Украины фашисты вывели из строя 50% всех железнодорожных линий, 1916 станций. Было уничтожено и разрушено 220 тыс. метров линий железнодорожной связи, 712 водонапорных сооружений, 120 паровозных депо, 1389 гидроколонок. В Германию было вывезено 6704 паровоза и 181 тысяч вагонов .
Специалисты НКПС разработали и активно внедрили в жизнь планы полного восстановления Южной, Юго-Западной, Северо-Донецкой, Южно - Донецкой, Сталинской магистралей . Спецформированиям определялись планы по восстановлению разрушенных предприятий, налаживанию эксплуатационной деятельности на освобожденных участках. Для этого дополнительно передислоцировались несколько ВЭО и колонн паровозов особого резерва НКПС.
К началу 1944 года на железных дорогах Украины действовало семь ВЭО. На магистрали Украины одним из первых прибыло ВЭО-14 (начальник Г.К.Иваненко), сформированное на железной дороге им. Дзержинского и получившие боевое крещение в Курской битве. На участке Гребенка – Золотоноша (751 км) коллективом ВЭО-14 был проведен большой объем восстановительных и эксплуатационных работ. На Черкасском и Каневском направлениях было возобновлено движение до 15 пар поездов в сутки, организованна оперативная выгрузка воинских эшелонов. Движенцы ВЭО-14 (начальник части движения В.И.Рябов) обеспечивали продвижение воинских поездов, находясь в 5-10 км от линии фронта .
Как отмечал начальник Юго-Западной железной дороги С.В.Гусев «сплоченным и крепким коллективом ВЭО-14 проделана большая работа по восстановлению разрушенного хозяйства, выполнению оперативных воинских перевозок по заданию военного командования...» . На участке Гребенка - Золотоноша было подготовлено к работе в зимних условиях два водоемных здания, отправлено в тыл 13 трофейных паровозов. Были капитально отремонтированы 2 пункта технического осмотра вагонов, отправлено в тыл 134 трофейных вагона, подвешено 334 километра проводов, восстановлено после разрушений 117 км проводов связи .
Героизм и мужество проявляли при эксплуатации участка Фастов- - Белая Церковь - Мироновка работники ВЭО-14 (с 8.02.1944 г. начальник ВЭО-14 И.А.Родионов) . Работа их проходила в период Корсунь - Шевченковской наступательной операции Красной Армии, требовавшей большого количества воинских грузов. Среднесуточная погрузка ВЭО-14 в эти дни составила 125, выгрузка - 194 вагона, рабочий парк был 555 вагонов . Участок Фастов - Белая Церковь не имел достаточного путевого развития. Работа ВЭО-14 и прикрепленной ОРКП-8 осложнялась отсутствием средств снабжения паровозов углем и водой. На станциях Устиновка и Белая Церковь был произведен срочный ремонт гидроколонок, обеспечено бесперебойное снабжение водой.
Железнодорожный участок подвергался частым бомбежкам. Постоянно приходилось укрывать подвижной состав. На станции Белая Церковь старшими диспетчерами В.П. Логвиновым и П.Г. Шайдаковым при бомбежке были спасены составы с горючим. Уполномоченный управления тыла 1-го Украинского фронта полковник Першаков отмечал, что «за 34 дня работы (22.01. - 25.02.1944 г.) был полностью восстановлен участок до Мироновки (103 км), 40 км станционных путей, 82 стрелочных перевода, отремонтировано 215 вагонов, переделано на отечественную колею 14 трофейных вагонов» .
Основной объем фронтовых перевозок на дорогах Украины осуществляли паровозные колонны особого резерва НКПС. В начале 1944 года 31 ОРКП работала на Юго-Западной, Сталинской, Южной железных дорогах. На участках Гомель-Ворожба, Бахмач - Нежин, Дарница - Бахмач, Чернигов-Киев героически водили составы машинисты ОРКП-1 (начальник И.П.Сорокин), ОРКП-5 (Г.П.Моргуненко), ОРКП-8 (Е.В.Штукман), ОРКП-12 (Н.А.Овчиников), ОРКП-21 (А.Н.Соколов) .
В 1944 г. в ГУВВР НКПС серьезно готовились к обеспечению крупномасштабных операций Красной Армии. Совместно с руководителями УВВР фронтов в феврале 1944 г. были обсуждены планы полного восстановления Сталинской, Винницкой, Ковельской, Львовской железных дорог Украины, Белорусской и Белостокской магистралей, проходивших по территории Белоруссии . Как оказалось впоследствии, произведенные объемы восстановительных работ на этих дорогах, оказались большими, чем предусматривалось в планах.
Эксплуатацию освобожденных прифронтовых железных дорог предполагалось осуществлять личным составом ВЭО, эксплуатационными железнодорожными бригадами и полками. Приказом НКПС N С-307/Ц от 28 марта 1944 г. были утверждены новые штаты ВЭО, обслуживавшие прифронтовые железнодорожные участки . В каждом ВЭО теперь насчитывалось 1695 человек, из которых 1390 чел. направляли дороги формирования, а 305 чел. включались в ВЭО из железнодорожников освобожденных магистралей. По сравнению с январем 1943 г. (периодом расформирования стационарных и формирования подвижных ВЭО) значительно расширялись: служба движения (до 459 чел.), кондукторский резерв - (44 чел.), паровозная служба - (до 141 чел.), дистанции пути - (672 чел.) и связи (73 чел.), вагонный участок - (107 чел.) . С тыловых железных дорог для пополнения действовавших ВЭО подлежало откомандировать 10922 человека. Руководству Свердловской, Орджоникидзевской, Закавказской, Московско-Окружной, Московско-Курской, Московско-Киевской и других дорог в короткий срок поручалось доформировать и отправить на прифронтовые железные дороги 15 резервных ВЭО (20850 чел.) . Личному составу ВЭО предстояло тесное взаимодействие на прифронтовых участках со службами УВВР фронтов.
Для укомплектования ВЭО отбирались физически здоровые работники, имевшие богатый производственный опыт. Так, в апреле 1944 г., согласно указанию начальника Московско-Курской железной дороги С.В. Кутафина, с Курского отделения в состав ВЭО-14 были направлены 130 различных специалистов. Из Щигровской дистанции пути было командировано 47 путейцев, а из Курской дистанции сигнализации и связи – 7 специалистов, большинство из них – молодые женщины . Придавая важное значение повышению роли ВЭО в организации перевозок и восстановлении прифронтовых дорог, в ходе развернувшегося летнего наступления Красной Армии, НКПС в июле 1944 г. издал приказ о совершенствовании работы ВЭО. Было установлено, что в период нахождения ВЭО на дороге оно целиком подчинялось начальнику дороги. В ВЭО вводились ежесуточные оперативное планирование поездной работы, устанавливались задания на прием и сдачу поездов по стыковым пунктам с соседними участками, на погрузку, развоз местного груза и выгрузку .
В период подготовки и проведения боевых операций на Украине на Сталинскую дорогу прибыло 33 тыс. вагонов. В июне - августе 1944 г. на Ковельскую и Львовскую дороги для обеспечения операций по освобождению западных областей Украины поступило 140 тыс. вагонов .
Важное место в эксплуатации прифронтовых участков отводилось коллективам ВЭО, перебрасываемым на дороги Украины. Со 2 мая по 22 июля 1944 г. коллектив ВЭО-14 эксплуатировал участок Сарны - Бухлич и Домбровица - Стырь Ковельской железной дороги, осуществлял перевозки для 61-й армии 1-го Белорусского фронта. Начальник ВОСО 61-й армии полковник Ештокин отмечал, что «добросовестным трудом личного состава ВЭО было обеспечено бесперебойное снабжение армии, восстановление разрушенных противником железнодорожных объектов... Это дало возможность своевременно доставлять снабженческие грузы, необходимые для войск армии...» . Большую организаторскую работу проводили начальник части движения ВЭО-14 В.И. Рябов, заместитель начальника ВЭО С.И. Хромченков, заместитель начальника дистанции связи Г.Е. Тарубаров, начальник паровозного депо ВЭО-14 И.Ф. Можогин, дежурный по отделению С.Е. Борзенков. Первый поезд после освобождения ст.Сарны привел старший машинист ОРКП-8 А.И. Зябрев.
6 мая 1944 г. на станцию Жмеринка Винницкой железной дороги прибыл личный состав ВЭО-30 (начальник К.К. Дурасов), сформированного в марте 1944 г. из работников Московско-Курской, Московско-Донбасской, Московско-Рязанской дорог . 400 человек личного состава ВЭО проводили большую работу по восстановлению путей, ликвидации последствий налетов вражеской авиации, восстанавливали линии связи на перегоне Жмеринка - Браилов - Гнивань. 140 человек были заняты на эксплуатации участка Жмеринка - Могилев-Подольский, оказывали помощь работникам Жмеринского узла и частям УВВР-3 в восстановительных работах .
Важную роль в обеспечении оперативных воинских перевозок на участках Юго-Западной, Винницкой, Ковельской дорог играли экипажи паровозных колонн особого резерва. Во фронтовой обстановке широко использовались лунинские методы ухода за локомотивами. Лучшие машинисты ОРКП-8 И.Д.Аксенов, А.И.Зябрев, В.С.Бородин, С.Д.Картавых, М.И. Солянин применяли кольцевую езду с тяжеловесными поездами, а на участках Винница - Тюшки отказались применять «толкачи» . Приказом начальника Винницкой железной дороги М.И.Каптелкина 122 работника ОРКП-8 были отмечены наградами НКПС. В апреле 1944 г. коллектив ОРКП-8 завоевал первое место в соревновании среди колонн и переходящее Красное Знамя ГКО .
На Юго-Западной, Винницкой, Ковельской дорогах Украины экипажи ОРКП работали при частых воздушных налетах, бомбежках, обстрелах артиллерии. Весной 1944 г. в период работы ОРКП-5 на участках Коростень - Фастов, Винница - Шепетовка погибли 19 работников колонны (больше чем за 1942 - 1943 г.г.) . С 27 декабря 1943 г. по 10 января 1944 г. ОРКП-8 базировалось в Фастове. Личный состав колонны потерял здесь более 20 человек. Спустя более 65 лет нельзя без волнений читать оперативные донесения начальника колонны.
«... 24 января 1944 г. на ст. Белая Церковь вражеская бомба попала в паровоз машиниста В.Д.Кузнецова. От взрыва загорелась разбитая теплушка. Погибло 8 чел. из комплексной бригады. Раненый В.Д. Кузнецов и главный кондуктор Е.М. Звягин потушили пожар. Погибших машинистов С.А. Арепьева, С.Е. Никулина, старшего кондуктора, П.А. Орлачева, помощника машиниста И.Н. Гордеева, главного кондуктора А.Е. Фролова похоронили 26 января на кладбище в Фастове...» .
После переезда штаба ОРКП-8 в Казатин с 23 по 30 марта 1944 г. при вражеских бомбежках и обстрелах погибли машинисты П.П. Аксентьев, И.М. Гладилин, А.И. Золотухин .
С 15 июля по 10 сентября 1944 г., когда открылось сквозное движение поездов на запад через Вислу до станции Двикозы, железнодорожные части и спецформирования УВВР-3 вернули в строй 145 км пути и 366 мостов общей длиной 3 км. Это обеспечило успешное завершение Львовско-Сандомирской операции, разгром вражеской группы армий «Северная Украина» и начало освобождения Западной Украины и юго-восточных районов Польши.
Одной из задач, поставленных ГКО перед НКПС, было восстановление участка Ковель - Владимир-Волынский (54 км), освобожденного войсками 1-го Белорусского фронта . Восстановительные работы здесь были достаточно трудоемкими. Были сильно разрушены станции Люблинец, Турийск, Туропин, все путевое хозяйство, путепроводы. Для открытия движения поездов в первую очередь надо было восстановить станцию Владимр-Волынский. В ходе восстановительных работ от Ковеля до Владимира-Волынского коллективом ВЭО-14 был построен почти двух километровый обвод, восстановлено 20 км главных путей, построены мост и 4 искусственных сооружения. На станции Владимир-Волынский они восстановили 10,6 километров главных и станционных путей. При эксплуатации участка Владимир-Волынский - Сокаль - Чхнов за рекой Буг были произведены ремонтные работы двух километров главных путей, планово - предупредительный ремонт 50 километров путей. Этими работами руководил начальник части пути ВЭО-14 Ф.С. Федорцев, начальник техбюро В.С.Музылев. Высокие образцы производительности труда при укладе рельсов и шпал показывали старший дорожный мастер С.В.Захаров, бригадир пути А.С. Усачев, путейцы И.С. Панин, П.С. Морозов, Е.П. Бондарев, М.С. Гузеев .
За проявленную самоотверженность и стахановскую работу по восстановлению разрушенных участков Ковель - Владимир-Волынский - Иваничи, восстановление ветки Владимир-Волынский - Бубнов-Устилуг, образцовое продвижение грузов для 52-й Армии командующий Армией генерал-полковник К.А.Коротеев приказом N 0246 от 8 октября 1944 г. объявил благодарность 44 работникам ВЭО-14 . Приказом от 9 октября 1944 г. 39 работников ВЭО-14 были отмечены наградами НКПС, среди них 11 чел. - знаками «Почетному железнодорожнику» . Вскоре приказом начальника Ковельской железной дороги Н.И.Петрова 16 работникам ВЭО-14 были вручены знаки «Отличный паровозник», «Отличный путеец», «Отличный связист» .
Всего в период работы на Ковельской железной дороге 90 человек из коллектива ВЭО-14 были удостоены наград НКПС, 58 человек получили благодарности военного командования . Долгие годы однополчане сохраняли память о работниках стальных магистралей, погибших на дорогах Украины. Так, на станции Фастов бережно сохранялась братская могила, в которой было захоронено 5 работников ОРКП-8, погибших в январе 1944 г. на ст. Белая Церковь. В августе 1973 г. на территории локомотивного депо Курск был открыт памятник работникам, погибшим в годы войны . На мемориальные плиты были занесены имена С.А. Арепьева, А.И. Золотухина, И.М. Гладилина, С.Е. Никулина, П.П. Аксентьева, погибших в ходе бомбежек на дорогах Украины. Имена отважных курских железнодорожников внесены и в Курскую областную Книгу Памяти .


В.В. Коровин
ОБ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОМ ХАРАКТЕРЕ ПАРТИЗАНСКОЙ БОРЬБЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (НА ПРИМЕРЕ БОЕВОГО СОДРУЖЕСТВА НАРОДНЫХ МСТИТЕЛЕЙ КУРСКОЙ И СУМСКОЙ ОБЛАСТЕЙ)

Курский государственный технический университет

В статье раскрываются различные аспекты боевого взаимодействия партизанских отрядов Курской области и сумских партизан на территории временно-оккупированных районов Центрального Черноземья России и Украины. Материал подготовлен на основе архивных документов и воспоминаний непосредственных участников описываемых событий.
Ключевые слова: партизанское движение, боевая операция, тыл противника, полицейский гарнизон, Курская область.
V. Korovin
THE INTERNATIONAL CHARACTER OF PARTISAN STRUGGLE DURING THE WW II (THE EXAMPLE OF MILITARY COOPERATION OF THE PARTISANS IN KURSK AND SUMY REGIONS)

The Kursk State Technical University

The article deals with the various aspects of military cooperation of the partisan detachments in Kursk and Sumy regions which were the occupied areas of the Central Black Soil Zone and the Ukraine during the WW II.
The article material is based on the archive documents and memories of the direct war participants.
Key-words: partisan struggle, military operation, enemy rear, police garrison, Kursk region

Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны носило подлинно всенародный характер и не знало национальных различий. Национальный состав партизанских формирований отдельных союзных республик был неоднороден. На территории Белоруссии борьбу в тылу противника вели 373942 партизана и подпольщика. Среди них было 71,9 % белорусов, 19,3 % русских, 3,9 % украинцев. На Украине 53 партизанских соединения, 1807 отдельных отрядов и разведывательно-диверсионных групп объединяли до 500 тысяч человек. Из них: 59 % - украинцы, 22,2 % - русские, 6,6 % - белорусы. Среди партизан Карело-Финской ССР было 71,5 % русских, 13 % карел и финнов, 5,5 % украинцев, 2,5%белорусов.
В областях РСФСР, несомненно, большую часть бойцов и командиров партизанских отрядов составляли русские. Анализ официальных списков добровольческих военизированных формирований, сражавшихся в тылу врага, позволяет уточнить их национальный состав и, в конечном итоге, выявить специфику межэтнических отношений в партизанской среде.
К моменту завершения боевой деятельности партизанских формирований Курской области (март 1943 г.) в них сражалось около семи тысяч человек. Наиболее полно национальная принадлежность бойцов и командиров отражена в списках Дмитриевского, Дмитровского, Кавалерийского, Михайловского отрядов и партизанского отряда им. Железняка. Их общая численность составляла 1919 человек. Состав этих отрядов был поистине интернациональным: 33 украинца, 26 евреев, 14 татар, 10 мордовцев, 7 белорусов, 6 чувашей, 4 казаха, 2 удмурта, 3 узбека, 2 армянина, 2 коми, 1 таджик, 1 молдаванин, 1 мариец и 1 карелка.
Разнообразие этнического состава партизанских отрядов Курской области объясняется двумя обстоятельствами. Во-первых, пограничное положение региона издавна способствовало миграциям населения Украины в западные районы курщины. Кроме того, что в этих районах проживало много украинцев, значительная часть их жителей разговаривает на украинском языке. Больше всего украинцев из числа местных жителей состояло в Дмитриевском партизанском отряде. Например, командиром второй роты был назначен секретарь парткома Дерюгинского сахарного завода Г.М. Фоменко, а отрядным поваром стал бывший директор районного пищекомбината В.С. Настенко.
Во-вторых, одним из существенных резервов пополнения партизанских отрядов в 1941-1942 гг. стали бойцы и командиры Красной Армии, которые оказались в окружении на территории западных и северо-западных районов Центрального Черноземья и не смогли перейти линию фронта. В 1941 г. по данным Члена Военного Совета 13-й армии генерала М.А. Козлова на территории Орловской и Курской областей в окружении осталось не менее 3 тысяч бойцов и командиров Брянского фронта. Здесь же находилось значительно число военнослужащих, бежавших из фашистского плена. Зимой 1941-1942 гг. они проживали на квартирах у местного населения. Проведенная среди воинов-окруженцев агитационно-разъяснительная работа способствовала активизации партизанской борьбы в регионе. Военнослужащие разных национальностей весной 1942 г. пополнили ряды народных мстителей Курской области. Находясь вдали от своей малой родины, эти люди приняли ответственное решение продолжить вооруженную борьбу с противником на оккупированной территории. Выходцы из Средней Азии, Закавказья, автономных образований РСФСР, отчетливо понимали, что только общая победа над врагом обеспечит возвращение к мирной жизни их самих, а также их родных и близких.
Отдельные представители народов СССР отдали свои жизни, сражаясь с немецко-фашистскими оккупантами на курской земле. Так, 2 января 1943 г. во время партизанской операции по уничтожению гарнизона противника на железнодорожной станции Дерюгино погиб татарин Инатула Муртазин. 19 февраля 1943 г. при освобождении села Клишино погибли татарин Кирим Хафизов и еврей Хаче Лифшиц-Озерский.
Символичным можно считать тот факт, что две курские партизанские бригады возглавляли сыновья украинского и белорусского народов. Командир Первой Курской партизанской бригады Иван Константинович Панченко родился в с. Подлесновка Сумского уезда Харьковской губернии в семье почтового работника. После учебы в школе работал в Белгородской окружной конторе связи, заведовал избой-читальней. С 1931 по 1933 гг. проходил службу в РККА в должности младшего командира 163-го стрелкового полка 55-й стрелковой дивизии. Отслужив в армии, учился в Высшей коммунистической сельскохозяйственной школе. С 1934 г. работал в Томаровском районе Курской области. В 1940 г. был переведен на работу в Михайловский район. Избирался вторым, а в мае 1941 г. - первым секретарем РК ВКП(б). После оккупации района занимался организацией сопротивления врагу, командовал партизанским отрядом района. С августа 1942 г. - командир 1-й Курской партизанской бригады. Руководил соединением до расформирования бригады и передачи ее личного состава частям РККА в марте 1943 года. В марте 1943 г. возглавил военный отдел Курского обкома ВКП(б), занимался организацией работы по строительству военно-оборонительных сооружений.
Боевая деятельность партизанских отрядов Курской области в период Великой Отечественной войны не знала территориальных границ. Весной-летом 1942 года, находясь в глубоком тылу противника, партизаны Хомутовского и Крупецкого районов провели серию успешных боевых операций совместно с отрядами народных мстителей Украины.
В конце февраля 1942 г. в ответ на усиление партизанского движения немецкое командование организовало крупную карательную экспедицию, в задачу которой входило окружение и уничтожение партизан, действующих на территории Хомутовского района. Каратели наступали с четырех сторон следующим порядком: от села Старшее (северо-восточнее райцентра Хомутовка) - карательный отряд СС численностью до 400 человек; село Мельничище (севернее Хомутовки) - полицейский гарнизон г. Севска численностью до 200 человек; село Мухино (южнее Хомутовки) - мадьярский батальон; село Сопычь (западнее Хомутовки) - полицейский гарнизон численностью до 100 человек . План проведения экспедиции был изъят у убитого мадьярского офицера и стал известен партизанам.
Для того, чтобы избежать окружения противником, командование отряда им. Ворошилова № 1 решило передислоцировать его в поселок Георгиевский и леспромхоз в урочище Колячек. Оказавшись в непосредственной близости с Хинельскими лесами, руководство отряда установило связь с размещавшимися там партизанскими отрядами Путивльского и Червонного районов Сумской области Украины, Севского района Орловской области и отрядом военнослужащих-окруженцев им. Ворошилова № 2. На встрече командиров партизанских отрядов было принято решение об уничтожении крупного немецко-полицейского гарнизона в селе Сопычь Червонного района Сумской области. Операция проводилась 28 февраля - 1 марта 1942 г. Партизаны предприняли несколько неудачных попыток вытеснить из села противника, который закрепился в каменном здании церкви. Только после имитации отступления, основные силы вражеского гарнизона покинули укрепление и начали преследовать партизан. В этот момент хомутовские партизаны, замаскировавшиеся на окраине села, овладели каменным зданием, уничтожив оборонявшееся там подразделение. Крупецкие партизаны и бойцы отряда Червонного района, находившиеся в засадах, открыли ружейно-пулеметный огонь по выступившему из села противнику. В результате боя было уничтожено более половины вражеского гарнизона, оставшиеся в живых спаслись бегством в село Эсмань Червонного района.
В первой декаде марта партизанские отряды им. Ворошилова № 1 и Путивльского района провели операцию по уничтожению карательного гарнизона СС в селе Старшее. Как вспоминал командир Путивльского отряда С.А. Ковпак, «совместными усилиями гитлеровцы были разгромлены. Но и партизаны понесли большие потери. Нашу разведку гитлеровцы пропустили к поселку, а когда к месту засады подошла вся группа, они открыли пулеметный огонь. Погибли двенадцать человек, в том числе помощник начальника штаба путивльского соединения Н.М. Курс» .
Выделившийся в марте 1942 г. из отряда им. Ворошилова № 1 в самостоятельную боевую единицу Крупецкий партизанский отряд им. Чапаева, провел рейд на территорию своего района. В ходе рейда были уничтожены полицейский гарнизон в селе Большегнеушево и отряд карателей, численностью до двух рот, посланный из села Акимовка для преследования партизан. К середине марта 1942 г. противник сосредоточил вокруг Хинельского леса крупные карательные силы и блокировал находившиеся там партизанские отряды, а затем повел наступательные бои за прилегающие к лесу населенные пункты, контролируемые партизанами. Несмотря на большие потери, он усиливал натиск, направляя в атаки свежие силы. Когда кольцо окружения было замкнуто, объединенное командование партизанских отрядов Хинельской зоны приняло решение о прорыве вражеской обороны и переходе отрядов в Брянские леса.
Вечером 19 марта партизанские отряды им. Ворошилова № 1 и им. Чапаева сосредоточились в месте намеченного прорыва и в полночь, неожиданно для врага, ворвались в село Марчихина Буда. В результате внезапного нападения был уничтожен гарнизон противника численностью до батальона. Отряды Червонного и Севского районов, продолжив наступление, расширили полосу прорыва вражеской обороны. Партизанские отряды под командованием С.А. Ковпака (Путивльский) и И.А. Гудзенко (им. Ворошилова № 2) вели в это время бои с противником на других направлениях, они вышли из Хинельского лесного массива последними. Перейдя в южную часть Брянских лесов, отряды разместились в прилегающих к ней селениям.
Находясь в зоне Брянских лесов, партизанские отряды им. Ворошилова № 1 и им. Чапаева продолжали взаимодействовать с украинскими и севскими партизанами. 3 апреля отряд им. Ворошилова № 1 и соединение Ковпака провели операцию по окружению и уничтожению 3-го батальона 51-го мадьярского карательного полка. К 3 часам ночи оперативные группы заняли исходные позиции и в 3 часа 15 минут по сигналу начали обстрел села Жихов с северной и западной сторон из артиллерийских орудий и минометов. После артиллерийской подготовки партизаны ворвались в село. Противник, будучи захваченным врасплох, обратился в бегство. Было убито 197 солдат, захвачено 150 подвод с боеприпасами, обмундированием и продовольствием, много оружия, штабные документы .
В течение апреля 1942 г. карательные подразделения противника укреплялись на подступах к южной части массива Брянских лесов, готовя наступление на дислоцировавшиеся там партизанские отряды. 26 апреля на совещании объединенного командования отрядов было принято решение провести в ночь с 27 на 28 апреля 1942 г. налет на основные группировки противника, находившиеся в селах Чернацкое, Пигаревка и Середина Буда. По плану операции соединение С.А. Ковпака совместно с хомутовскими партизанами должны были уничтожить пигаревскую группировку врага, состоявшую из 3-го батальона 33-го полка, основных подразделений1-го батальона 46-го полка и 1-го батальона 32-го полка 105-й мадьярской дивизии. Путивльскому отряду предписывалось нанести основной удар с севера, Глуховскому и Шалыгинскому отрядам - зайти с востока и северо-востока, Хомутовскому отряду - находиться в заслоне с юга и юго-запада.
Ожесточенный бой за село длился с часа ночи до 10 часов утра. Как отмечал С.А. Ковпак, осуществлявший общее руководство операцией: «В селе мы насчитали 360 трупов вражеских солдат и офицеров. Достались богатые трофеи - 12 пулеметов, множество винтовок, полмиллиона винтовочных патронов, продовольственный склад. Не меньше, чем нам, досталось трофеев и Хомутовскому отряду, партизаны которого во главе со своим командиром Покровским и комиссаром Зайцевым проявили в этом бою большой героизм» .
В начале мая 1942 г. партизанский отряд им. Чапаева предпринял рейд из Брянских лесов в Хинельские, куда впоследствии прибыли отряды им. Ворошилова № 2 и Севского района. На совещании командиров был выработан план совместных операций против картелей, согласно которому 14 мая 1942 г.: отряды им. Чапаева и Червонного района уничтожили батальон противника в селе Лемешовка, отряд им. Ворошилова № 2 совершил налет на фашистскую часть в селе Барановка, истребив до роты солдат и захватив трофеи; Севский отряд напал на карательную часть в селе Быки, уничтожив несколько десятков вражеских солдат. После проведенной операции партизанский отряд им. Чапаева вынужден был отступать под натиском преследовавших его карательных отрядов по направлению Хутор – Михайловский – Эсмань – Чернацкое, несколько раз прорывая кольцо вражеского окружения. Пройдя с боями по тылам противника более 300 километров, отряд снова сосредоточился в южной части Брянских лесов. Крупецкие и хомутовские партизаны базировались в зоне Брянских лесов до осени 1942 г. .
2 июля 1942 года С.А. Ковпак обратился к командиру отряда им. Чапаева Н.С. Исаеву с просьбой: «Помоги продуктами. Пришли с боевых операций. Люди голодные». И куряне поделились с украинскими партизанами скромными запасами продовольствия .
Совместные действия курских и украинских партизан явились еще одним подтверждением братской дружбы и интернационального единства наших народов в годы Великой Отечественной войны.


О.М. Цуканова

РОЛЬ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА В ОЗДОРОВЛЕНИИ НАСЕЛЕНИЯ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ (1925- 1941 гг.)

Курский государственный технический университет

Автор статьи впервые вводит в научный оборот архивные материалы, в которых раскрывается роль физической культуры и спорта в оздоровлении населения на примере Курской губернии. В статье показана деятельность и ведущая роль партии, профсоюзов, комсомола, органов образования и здравоохранения.
Физическая культура, оздоровление населения, коммунистическая партия, комсомол, физкультурное движение, физкультурно-спортивная работа.

O.M. Tzykanova

ROLE OF PHYSICAL TRAINING AND SPORT IN IMPROVEMENT OF THE POPULATION OF KURSK REGION (1925- 1941)

Kursk state technical university

The author of clause for the first time enters in a scientific revolution the archival materials, in which the role of physical culture and sports in improvement of the population on an example Kursk region is opened. In clause the activity and conducting role of a party, trade unions, Komsomol, educational bodies and public health services is shown.
Physical training, population improvement, communist party, Komsomol, sports movement, sports work.

За последние годы в России обострилась проблема с состоянием здоровья населения, увеличилось количество людей, употребляющих наркотики, злоупотребляющих алкоголем, и пристрастившихся к курению. К основным причинам, негативно влияющим на состояние здоровья населения, следует отнести снижение уровня жизни, ухудшение условий учебы, труда, отдыха и состояния окружающей среды, качества и структуры питания; увеличение чрезмерных стрессовых нагрузок, в том числе снижение уровня физической подготовленности и физического развития практически всех социально-демографических групп населения.
Основной целью политики государства в области физической культуры и спорта является эффективное использование возможностей физической культуры и спорта в оздоровлении нации, воспитании молодежи, формировании здорового образа жизни населения и достойное выступление российских спортсменов на крупнейших международных соревнованиях.
Сегодня мы имеем богатый исторический опыт по решению таких задач. Физкультура и спорт изначально использовались как средства оздоровления населения.
Завершение формирования основных направлений развития физической культуры к середине двадцатых годов ставило перед руководством физкультурного движения новые задачи: вовлечение в физкультурное движение как можно большего числа участников («спортизация» населения) и оздоровление трудящихся масс, «ослабленных капиталистической эксплуатацией», последствиями войны, голодом, разрухой.
Правящая коммунистическая партия четко определила задачи физкультурного движения. В постановлении «О задачах партии в области физической культуры» от 13 июля 1925 г. Оргбюро ЦК РКП (б) партия указывала: «… физическая культура должна стать неотъемлемой частью общеполитического, культурного воспитания и образования, оздоровления масс и должна быть включена в общий план деятельности соответствующих общественных и государственных организаций и учреждений…». Четко были определены и ответственные за эту работу структуры - профессиональные союзы, комсомол, армия, органы образования и здравоохранения. 1
Продолжалось движение по вычленению из спортивных объединений лиц, принадлежащих к «классовым врагам пролетариата». Партийно-классовый подход к развитию физкультуры определил основные задачи правящей партии в этом направлении. Предполагалось «…обеспечить политическое руководство физкультурным движением, не допуская его отрыва от классовых, профессиональных и политических организаций; придать этому движению массовый характер с вовлечением в него не только рабочих и крестьян, не только молодежи, но и взрослых рабочих и работниц.2
Рост показателей охвата населения физкультурным движением должен был, по мнению партии, усилить антирелигиозные настроения, действенно повлиять на расширение идеологического влияния партии на население страны, оздоровление населения.
Значительную помощь партии оказало профсоюзное движение, которому было под силу привлечь на свою сторону часть населения. Первое Всесоюзное совещание профессиональных союзов по вопросам развития физкультуры состоялось в Москве в сентябре 1925 г. Именно на этом совещании было принято решение сделать значительные усилия по вовлечению в физкультуру взрослой части населения. Для этого предполагалось создавать всевозможные секции по популярным видам спорта: легкой атлетике, спортивным играм, велоспорту и другим. Секции должны были работать под шефским контролем зарегистрированного в местном спортивном совете клуба. Намечалось провести широкие агитационные мероприятия, направленные на реализацию задач по «спортизации» взрослых трудящихся.3 Кружки физкультуры существовали при клубах профессионального союза пищевиков, при обувной фабрике, на третьем и втором кожевенном заводах. В начале 1925 года был организован кружок « совработников (советских служащих). В его состав входили и учащиеся кооперативно - торгового техникума. Но все же кружков явно не хватало. Надо было значительно увеличить их количество, охватить возможно больше физкультурников, а главное повысить качество политико-воспитательной, культурно-массовой и спортивной работы, привить массам, главным образом молодежи, любовь к физкультуре и спорту.
Работать с молодежью продолжали комсомольские организации. К 1925 году Губернский Совет физической культуры и его учебно-технический комитет уже достаточно хорошо освоились с работой и твердо взяли курс на массовое развитие физической культуры и спорта, улучшение работы кружков на предприятиях, в учебных заведениях. Учебно-технический комитет совета с 1 апреля по 15 мая 1925 года провел курсы судей по спорту. Всего было обучено 30 человек. Занятия проводились 2 раза в неделю. 4
К 1926-1928 гг. количество кружков увеличилось до 12 и занималось в них уже 585 человек. Спортивные кружки также были организованы в Обояни, Фатеже, Алисовой, Лубянке, Золотухиной, Солнцевой, Бесединой, Медвенке, Ленино, Свободе, Сапогово, Рышково, на сахарных заводах «Спартак» и «Коммунар». Спортивных площадок кружки не имели, из-за этого работа кружков была неполноценной. Особое внимание обращалось на привитие навыков санитарии и гигиены и использования естественных факторов здоровья: солнца, воздуха, воды и т.д. Соревнования проводились по футболу, легкой атлетике, спортивным играм. 5
За годы индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства значительно увеличилось количество кружков физической культуры и физкультурников в них составляло около 530 человек; в 1929 году было - 20 кружков, охватывающих 1043 человека; в 1931 году - 23 кружка, объединяющих 1564 человека; в 1935 году - 35 кружков, где занималось уже 3500 физкультурников.6
В рассматриваемый период коммунистическая партия неоднократно указывала на поставленные цели и задачи перед комсомолом , реализующие именно это направление. В документах того времени часто проводился в пример опыт вовлечения в спортивные организации молодежи, практикуемый в странах Запада, в частности в Германии и Италии. Отмечалось, спорт, безусловно, сплачивал и дисциплинировал подрастающее поколение, готовя его к труду и обороне страны. XIV съезд ВКП (б), проходивший в декабре 1925 г. в Москве, в резолюции « О некоторых частных практических задачах комсомола» утверждал : « В целях физического и морального оздоровления молодежи надо всемерно содействовать развитию физкультурного движения…».7 На съезде вновь была сформулирована и определена главная задача в области физкультурного движения. Развитие физкультуры должно подчиняться первоочередной задаче государства, которой на тот момент являлась индустриализация. Именно тогда была заложена опасная для спорта высших достижений, но полезная для индустрии формула-лозунг, сообщавшая, что физкультура должна развиваться « лицом к производству». Для широкомасштабных задач, поставленных перед промышленностью и для их форсированного решения необходимы были молодые, физически закаленные, крепкие люди.
Контроль за физическим состоянием трудящихся был возложен на медицину и научный подход к методам физического воспитания. Известно, что в Курске, осенью 1925г. было проведено медицинское освидетельствование-осмотр молодых рабочих промышленных предприятий. Материалы свидетельствуют, что лишь более трети рабочих было отнесено к категории полностью здоровых. Остальная часть обследованных трудящихся была подвержена общим и профессиональным заболеваниям. 8
Перед физкультурниками стояли очень сложные задачи по решению проблемы оздоровления трудящихся, здоровье которых было ослаблено материальными затруднениями, недоеданием, тяжелыми условиями труда и быта, что наблюдалось и на протяжении последующих лет. Всех занимающихся в спортивных кружках армейских и гражданских старались подвергнуть медосмотру. Известно, что в Курске весной 1925 года было проведено медицинское освидетельствование - осмотр молодых рабочих промышленных предприятий. Прошедшее обследование дало ясную картину состояния здоровья подростков, а также и толчок к принятию мер предохранения подростков от заболеваний. В результате прошедшего освидетельствования 1033 подростка, на курорты отправлено 11 человек, в санатории -25, подверглись амбулаторному лечению - 158 человек, переводу на другие работы – 98 человек. Совершенно здоровых оказалось - 578 человек или 60 процентов от общего числа, прошедших освидетельствование подростков. Цифры доказывали, что 40 процентов были подвержены общим и профессиональным заболеваниям. 9 Однако в отчете Курского губернского совета физической культуры отражалась слабость первых начинаний в области научного и медицинского контроля за занимающимися. Не все члены спортивных кружков, как тогда называли спартаковцев, могли пройти медосмотр. Отчет констатировал: «… врачебный надзор за спартаковцами не в той мере, в какой бы желательно, так как губсовет (губернский совет) не имеет постоянного врача». 10 Медицинский контроль за желающими заниматься стал налаживаться и по секциям и кружкам города. Весной 1926 года были подвергнуты осмотру и антропометрическому измерению 9 кружков (179 мужчин и 11 женщин). Было проведено подробное обследование лыжников, участвующих в Губернском пробеге от всех физкультурных организаций города ( частью и на уездах, при чем 35 из них прошли троекратное обследование: один раз до пробега и два раза после пробега).11 Особенно это было заметно в имевших уже традиции видах. Так, например, председатель секции тяжелой атлетики при учебно-техническом комитете ГСФК т. Клочков в докладе о работе секции отмечал, что тяжелая атлетика на тот момент объединила бокс, борьбу, поднятие тяжестей и требует особого медицинского контроля за занимающимися. Являясь популярным средством оздоровления взрослых мужчин, тяжелая атлетика требовала «определенной зрело.12 После ликвидации Военно-спортивного Клуба уровень развития тяжелой атлетики в губернии резко упал. Безусловно, энтузиасты культивировали этот вид самостоятельно, однако любимый и прижившийся вид спорта, требовал к себе большого внимания со стороны спортивного руководства губернии. В архиве нами найдена документация по разработке плана развития тяжелой атлетики, что выгодно отличало этот вид от остальных, где подобные материалы в Курске отсутствовали. 17 апреля 1927 г. в губернском центре прошли показательные соревнования по тяжелой атлетике. К сожалению, были отменены выступления боксеров из-за отсутствия подготовленных спортсменов и боязни увечья. В газету «Правда» была направлена информация: « На соревнованиях присутствовало много публики, которая ходом соревнований была весьма заинтересована…, все справки по созданию секций и занятий в них можно получить в секции тяжелой атлетики при учтехкоме (учебно-технический комитет) ГСФК в Доме спорта».13
Проведение врачебного контроля при уездных и сельских кружках физкультуры обстояло весьма слабо, обследования носили не плановый характер, врачебный контроль осуществлялся не в полной мере за работой по физической культуре и спорту, хромал из-за отсутствия антропометрического кабинета и недостаточности оборудования. 14
Задачи по оздоровлению населения требовали от руководства области привлечь к физкультуре самую подверженную заболеваниям часть населения - детей. Для этого были использованы все возможные способы: организация игр, катание на лыжах, коньках, салазках. Дети и подростки сами заливали катки по месту жительства.
С целью укрепления здоровья учащихся (53 % школьников города страдали малокровием и были предрасположены к туберкулезу), решался вопрос по обеспечению всех детей горячими завтраками, выходцев из самых бедных семей - одеждой и обувью.15 В отчетах и планах руководства Курским спортом регулярно утверждались цифры роста количества вовлеченных в физкультурное движение, намечались новые планы по «спортизации» населения.
Поскольку занятия физической культуры были введены в школах в учебный процесс, то в общеобразовательных школах отдельные классы были отведены под спортзалы, сооружались летние площадки, приспосабливались любые помещения, пригодные к занятиям физкультурой. Создавались наиболее благоприятные условия для занятий зимними видами спорта. Максимально снижались цены, а где возможно, устанавливалось бесплатное пользование катками, лыжными станциями. Но спортивные организации не могли удовлетворить спрос всех желающих заниматься, особенно в зимний период из-за недостатка спортсооружений, спортивного инвентаря, как по летним, так и по зимним видам спорта. Некоторое оборудование приходилось выполнять кустарным способом. Особенно это касалось гимнастического оборудования, лыж, санок.
Массовое физкультурное движение вносило значительные перемены к подходу физического воспитания детей и подростков. Требовалось изучение антропометрических данных подростков, состояния здоровья, особенностей развития детского организма по возрастным группам. Поэтому Губернская конференция работников физкультуры школ 1 и 2 ступени, открывшаяся 6 августа 1926 года, рассмотрела ряд вопросов, связанных с постановкой физкультуры в школах и уездах, коснулась изучения вопросов педологии и психологии детского возраста. 12 В школах-девятилетках на уроки физического воспитания отводилось по 2 часа в неделю. Помимо учебных занятий, школьники посещали во внеучебное время кружки физической культуры, создаваемые при школах. Там, где было возможно, они занимались играми, спортом и другими физическими упражнениями, ходили купаться, закаляли себя воздухом, солнцем, водой. Осуществление физического воспитания школьников было тесно связано с развитием физической культуры и спорта среди пионеров.
Важным мероприятием в деле развития физической культуры и спорта среди пионерских организаций явился Всесоюзный слет пионеров. Слет открылся 18 августа 1929 г. на московском стадионе «Динамо». Свыше 32 тыс. пионеров со всего Советского Союза приняли участие в спортивных состязаниях, танцах и выступлениях. 13
В 1927 - 1928 гг. физическое воспитание было включено в учебные планы педагогических и медицинских вузов. В июле 1929 г. декретом СНК РСФСР физическое воспитание ввели как обязательный предмет в высшие учебные заведения республики, а с 1930 г. оно стало обязательным предметом во всех вузах страны. В университетах и институтах были созданы кафедры физического воспитания и спорта. Студенты занимались лыжным спортом гимнастикой, баскетболом и волейболом.
В 1927 году для руководства физкультурно-спортивной работой в Курске при президиуме городского Совета был создан Совет физической культуры. Руководящий состав подлежал также постоянному повышению квалификации, чему способствовали контакты между регионами на уровне руководителей физкультурного движения. Профсоюзные организации также пытались наладить контакты и обмен опытом между физкультурными организациями. В 1927 году в Курске начали действовать семинары для руководящих работников и инструкторов физкультуры и спорта. На них происходило изучение опыта и оживленный обмен информацией по проблемам физкультурного движения. 14
Физическое воспитание подрастающего поколения все больше направлялось на подготовку физически сильных, выносливых молодых людей, способных к труду и защите страны от нападения внешних врагов. Решительный шаг на пути к улучшению физического воспитания молодежи был сделан на основе решений ЦК ВКП (б) о школе от 5 сентября 1931 г. и 25 августа 1932 г. Из школы были изгнаны комплексный метод и метод проектов и восстановлены отдельные школьные предметы. Урок признавался основной формой учебных занятий по всем предметам школьных планов и программ. Обязательные уроки физкультуры по специальным программам улучшили прохождение учебного материала и способствовали развертыванию внеклассных и внешкольных форм работы по физическому воспитанию школьников. В школах, пионерских отрядах и физкультурных организациях стали приниматься более энергичные меры по развертыванию физического движения среди молодежи. При многих коллективах физической культуры создавались детские команды и секции по видам спорта. В 1937 г. в стране насчитывалось более 200 детских спортивных школ. 15.
В конце 30-х гг. физическое воспитание и спорт все прочнее входили в систему учебно-воспитательной работы общеобразовательных школ, ремесленных и железнодорожных училищ, средних и высших учебных заведений. В 1939 г. были пересмотрены школьные программы физического воспитания. В них были включены начальная и допризывная подготовка школьников. Физическое воспитание учеников становилось одним из основных показателей работы школ. Подростки и юноши приобретали навыки военного строя, обучались стрелковому делу, правилам противовоздушной обороны и противохимической защиты, получали хорошую физическую тренировку и закалку. Повысилось внимание к внеклассным и внешкольным формам занятий гимнастикой, спортом и играми. На основе комплекса БГТО и ГТО 1 ступени в секциях и ДСШ закладывался прочный фундамент мастерства юных спортсменов. Особенно благотворное влияние на улучшение физического воспитания школьников и студентов оказало введение комплекса ГТО. На основе нормативов и требований комплекса были пересмотрены программы физического воспитания. Для покрытия недостатка в учителях-предметниках для неполных средних школ организовывались и проводились 10-ти месячные педагогические курсы при педагогическом институте усовершенствования учителей. Всего на курсах обучалось 639 человек, из них учителей физкультуры было 39 человек. 16
В этом же году при содействии ведомств общественных организаций на западной окраине города был построен стадион. Кроме спортивного ядра, он имел одну волейбольную и одну баскетбольную площадки, ровное с хорошим травяным покрытием футбольное поле, беговую дорожку. На стадионе проводились все городские и губернские соревнования по летним видам спорта, а также молодежные праздники. Очень ярко и зрелищно проходили соревнования по спортивным играм - футболу и баскетболу, собирая большое количество зрителей. На стадионе проводились губернские соревнования по легкой атлетике, в которых принимали участие как взрослые, так и школьники. Постепенно спорт становился массовым, что являлось достижением того времени.
Таким образом, преодолевая серьезные материальные затруднения и другие трудности, физкультурное движение в Курской губернии оформилось в работоспособную структуру. Безусловно, слабая ведомственная работа, отсутствие квалифицированного кадрового состава, зачастую малограмотность инструкторов, непонимание руководства создавали дополнительные сложности для развития физической культуры и спорта. Но, будучи включенным в систему советской культуры, спорт стал мощным фактором для привлечения молодежи к новой советской идеологической системе, являлся мощным орудием оздоровления трудящихся, подготовки молодежи к труду и обороне государства.
Увеличилось количество кадров наставников физкультуры, появился опыт организации курсов по подготовке педагогов физического воспитания. Особенно сложно решались вопросы по финансированию, укреплению материальной базы физкультурного движения, что являлось основным недостатком в работе спортивного руководства и страны. Впервые была осуществлена попытка поставить на научную основу занятия физкультурой и спортом. Окончательное оформление советской государственной политики в области спорта, активная законодательная деятельность в этом направлении, несомненно, дали положительные результаты для значительного количества людей, занимающихся физкультурой.
_______________________

1. В.И Ленин, КПСС о партийном руководстве комсомолом. М., 1982.с.116-118.
2. Физическая культура и спорт в СССР. М., 1967. С. 67.
3. КПСС в резолюциях…Т.3.С.292.
4. Столбов В.В. История физической культуры. - М.: Просвещение, 1989.- с. 137.
5. Государственный архив Курской области .(далее ГАКО ) Ф.Р.- 1064, Оп.1, Д. 4, Л.76.
6. ГАКО Ф.Р,-202, Оп. 1, Д.1413, Л. 17.
7. ГАКО Ф.Р.- 1063, Оп. 1, Д. 23, Л.12.
8. ГАКО Ф.Р.- 1063, Оп. 1, Д. 20, Л. 10.
9. ГАКО Ф.Р.-1063, Оп. 1, Д. 86, Л. 7
10. ГАКО Ф.Р.-1064, Оп.1 Д. 11, Л. 15.
11. ГАКО Ф.Р.-1064, Оп. 1 Д. 11, Л.14
12. ГАКО Ф.Р. 1064, Оп. 1, Д. 7, Л. 2.
13. Столбов В.В. История физической культуры.- М.: Просвещение, 1989.-с.148.
14. ГАКО Ф.Р.- 1063, Оп. 1, Д. 8, Л.9
15. ГАКО Ф.Р.-1064, Оп.1, Д. 1, Л. 3
16. ГАКО Ф.Р. – 1064, Оп. 1, Д. 2, Л.6.

И.В. Исаева

ВОССТАНОВЛЕНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО
ИНДИВИДУАЛЬНОГО ЖИЛИЩНОГО ФОНДА г. КУРСКА В ПЕРИОД 1943 -1948 ГГ.

Курский государственный технический университет

Статья посвящена строительству и восстановлению индивидуального жилищного фонда в г. Курске, после освобождения от немецко-фашистских захватчиков. О принятие первых постановлений правительства страны, деятельности, и решений местных органов власти и в 1944 году по данному вопросу. В связи появлением в 1946 году первого послевоенного Генерального плана города, рассмотрены и проанализированы положения данного документа касающиеся индивидуальной застройки Курска.
Ключевые слова: восстановление, индивидуальное жилищное строительство, Управления главного городского архитектора, Генеральный план 1946г.
I.V. Isaeva


RESTORATION AND CONSTRUCTION OF
INDIVIDUAL HOUSING FUND OF KURSK DURING 1943 -1948 ГГ.

Kursk state technical university

The clause is devoted to construction and restoration of individual housing fund in Kursk after clearing from fascists. About acceptance of the first decisions of government of the country, activity and decisions of local bodies of authority in 1944 on the given question. In communication by occurrence in 1946 the first General plan of city, and the rules of the given document concerning the individual building of kersk are analysed and considered.
Key words: restoration, individual housing construction, Managements of the main urban architect, General plan of 1946


С октября 1941 по февраль 1943г. в связи с оккупацией Курска, строительная деятельность в городе была приостановлена. 8 февраля 1943 года Курск был освобожден и уже в первые дни после освобождения от немецко-фашистских захватчиков население вышло на работу по восстановлению и строительству родного города.
Основной и самой острой проблемой этого периода, как во всей стране, так и в Курске, была жилищная. В Курске было полностью разрушены 440 и частично 1515 жилых домов. Из 620 тыс. кв. метров всего жилого фонда города было разрушено полностью и частично повреждено 170 тыс. кв. метров, уничтожено около 40 процентов государственного жилого фонда . Одним из направлений разрешения жилищного вопроса, явилось индивидуальное строительство. В связи с этим, хотелось бы обратить внимание на рассмотрение этого вопроса.
25 мая 1944 года СНК СССР издает постановление «О мероприятиях по восстановлению индивидуального жилищного фонда в освобожденных районах» . В соответствии с этим постановлением Исполком Курского Горсовета 5 сентября 1944 года принимает решение за № 304 «О мероприятиях по усилению индивидуального жилищного строительства в г. Курске». В связи с отсутствием Генерального плана, застройка города (в первые годы после освобождения) и отвод земельных участков под индивидуальное жилищное строительство производилась только в тех районах города, где индивидуальное жилищное строительство было допущено.
Так, этим решением предварительно были намечены следующие места (до получения генерального плана) под индивидуальное строительство, которым и руководствовалось Управление Главного городского архитектора при отводе земельных участков:
- Ленинский район – б. слобода Пушкарная, Хуторская улица, участки к западу от Семеновской улицы;
- Сталинский район- везде, кроме центральной части района, между реками Кур и Тускарь;
- Дзержинский район – участки к северу от Суворовской улицы и к Юго-западу от улиц Выгонной и Энгельса;
- Кировский район – по всему району кроме улиц Интернациональной, Юных Пионеров, Маяковского.
Для решения вопроса об отводе земельных участков под индивидуальное строительство, была создана комиссия, в которую вошли: архитектор города (председатель), заведующий Сельхозотделом, начальник Бюро технического учета, представитель Городской государственной санитарной инспекции (Горгоссанинспекции). Все протоколы комиссии подлежали утверждению исполкомом Горсовета. Комиссии также было разрешено устанавливать повышенные размеры участков, против установленной для города нормы (600 кв.м.), но не выше 1000 кв.м. на одноквартирный дом и 1200 кв.м. на двухквартирный дом.
Земельный участок под застройку отводился по договору застройки Горкоммунотделом, в котором предусматривалось: строительство дома в соответствии с проектом, утвержденным Горархитектором, обязательная посадка застройщиком в течение 3-х лет фруктовых деревьев на площади не менее 50% земельного участка и окончание строительства дома в течение 3-х лет .
Так же, в соответствии с решением Исполкома Курского Горсовета 5 сентября 1944 года «О мероприятиях по усилению индивидуального жилищного строительства в г. Курске», Исполкомам Райсоветов, было предложено оказывать помощь в организации коллективной заготовки древесины, кирпича из разрушенных зданий, местных строительных материалов и транспортировки их к месту строительства. Для индивидуальных застройщиков устанавливалась льготная цена на кирпич от разбираемых зданий – за тысячу цельного 50 рублей, за битый – 25 рублей. Руководители предприятий, организаций и учреждений были обязаны продавать, по себестоимости, строительные материала для своих рабочих и служащих, производивших индивидуальную застройку.
Исполкомом Облсовета Депутатов Трудящихся был выделен специальный лесосечный фонд для индивидуальных застройщиков. А отпуск леса инвалидам Отечественной войны, семьям партизан, военнослужащих, а так же семьям погибших партизан и военнослужащих производился бесплатно.
Кроме того, индивидуальные застройщики, построившие или заново восстановившие свои дома, освобождались в период с 1944 по 1947 гг. от уплаты налога со строений и земельной ренты.
Для того чтобы контролировать процесс и вести учет строительства индивидуального жилья в Курске, возобновила свою деятельность (после освобождения Курска, при Управлении по делам строительства и архитектуры Курского Облисполкома), Инспекция государственного архитектурно-строительного контроля (Горахстройконтроль).
Работа Горахстройконтроля по индивидуальному жилищному строительству заключалась в следующем:
1. Учет индивидуального строительства;
2. Проверка хода строительства и соответствия выполняемых работ проекту;
3. Выявление самовольного строительства и пресечение его;
4. Контроль за качеством строительства.
Проанализировав отчет Госархстройконтроля г. Курска в главную инспекцию Госархстройконтроля РСФСР «О контроле индивидуального жилищного строительства» за 1943-1944 гг., мы выявили следующее:
- во-первых, количество отведенных участков под индивидуальное строительство в 1943 году составило всего лишь 3, а в 1944 году 105 участков, из которых 35 участков отведены на места разрушенных домовладений прежним хозяевам, а 70 отведено вновь;
- во-вторых, индивидуальные дома, как правило, строились на кирпичных или деревянных столбах. Стены за немногим исключением делались деревянные рубленные или в виде каркаса с последующим заполнением древесиной. Древесина в большинстве случаев использовалась деловая не дающая достаточных теплозащитных свойств стенам. Поэтому стены всегда штукатурились внутри и снаружи глиняным раствором. В качестве кровельного материала использовалось в большинстве случаев старое кровельное железо или толь. На окраинах города, как исключение при восстановлении разрушенных домов, в качестве временного кровельного покрытия, применялась солома;
- в-третьих, в отчете отмечается, что решение Исполкома Курского Горсовета 5 сентября 1944 года «О мероприятиях по усилению индивидуального жилищного строительства в г. Курске», в полной мере не выполняется. Так, например Районные советы не оказывали практической помощи индивидуальным застройщикам за исключением денежных ссуд. Отсутствовала организованное снабжение индивидуальных застройщиков строительными материалами, также оставалась трудность в их приобретении. Нередко в дело шел не годный лесоматериал, что в последствии предопределяло низкое качество строительства. Что касается отвода земельных участков, то отступлений от выше указанного постановления, Управлением Горархитектора не допускалось. Случаев самовольной застройки в районах, не предусмотренных под индивидуальное строительство, не наблюдалось .
Следующий этап в развитии индивидуального строительства, связан уже с появлением Генерального плана (Генплан) 1946 года, где устанавливались размеры участков индивидуальной застройки от 600 до 1100 кв.м. Это положение Генерального плана в дальнейшем развивает решение №781 Исполкома Курского Облсовета депутатов трудящихся от 15 сентября 1948 года «О строительстве индивидуальных жилых домов на право личной собственности застройщика», принятое на основании постановления Совета Министров СССР № 3211 от 26 августа 1948.
Согласно этому решению гражданам отводились земельные участки для строительства индивидуальных жилых домов в один или два этажа, с числом комнат от 1 до 5 включительно, на праве личной собственности застройщиков, за счет земель городов, поселков госземфонда и земель гослефонда в бессрочное пользование. Размер участка в каждом отдельном случае определялся гор (рай) Исполкомами в зависимости от размера дома и местными условиями. В пределах города от 300 до 600 кв.м. и вне города от 700 до 1200 кв.м. Строительство индивидуальных домов должно было осуществляться в соответствии с проектами планировки и застройки городов, пригородов и поселков на пригодных для этой цели территориях по типовым и индивидуальным проектам.
В соответствии с этим решением на владельцев индивидуальных строений были возложены обязанности по озеленению и благоустройству участков и обязательной уплате земельной ренты в установленном размере за пользование земельным участком.
Исполкомам городских (районных) Советов депутатов трудящихся, было предоставлено право, в случаях самовольного строительства или грубого нарушения строительно-технических правил и норм, обязывать застройщика прекратить строительство в течение месяца и своими силами и за свой счет сносить все возведенные строения или части строений с приведением в порядок земельного участка .
В целом же подводя итог всему индивидуальному жилищному строительству города, за данный период, хотелось бы отметить, что всего с 1943 по 1948 год индивидуальных жилых домов было построено 1345 зданий с общей площадью 36 811 кв.м . Многие из приведенных ранее фактов говорят о положительных моментах в разрешении данной проблемы, но оставалось и много отрицательных, и прежде всего то, что большое количество жителей города всё ещё проживало в подвалах, землянках, и временно приспособленных для жилья помещений.

С.В. Кондакова, В.П. Пашин

ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ И УГОЛОВНОГО ПРАВА В СВЯЗИ С НОВЫМИ ЗАДАЧАМИ В СССР
(1953-1964 ГГ.)

Курский государственный технический университет

На основе партийно-государственных документов анализируется общегосударственная политика по борьбе с негативными явлениями в обществе.
Ключевые слова: преступность, правосудие, общественность, законопослушание.

S.V. Kondakova, V.P. Pashin

PROBLEMS OF REFORMING LAW ENFORCEMENT AND CRIMINAL LAW IN CONNECTION WITH THE NEW CHALLENGES OF THE USSR (1953-1964)

Kursk state technical university

On the basis of party-state documents analyzed overall policy to combat the negative phenomena in society.
Key words: сrime, justice, the public, law-abiding.

Послесталинское время (1953-1964 гг.) характеризуется реформированием практически всех государственных органов с целью сделать их более дешевыми, менее громоздкими, устранения посредников, укрепления в деятельности государственных органов законности.
Первые шаги по реформированию государственной сферы были предприняты в отношении правоохранительных органов. Была поставлена принципиальная задача укрепления связи государственных органов с населением. Через участие населения в государственном и общественном управлении предполагалось сократить число правонарушений и правонарушителей, так как активное участие граждан в делах государства повышало их правовую культуру, с одной стороны, а, с другой – ставило под контроль общества деятельности конкретных чиновников.
Так, для реализации поставленных задач повсеместно создавались товарищеские суды, народные дружины. Вводился институт общественных обвинителей и общественных защитников, общественных следователей, дознавателей, участковых уполномоченных, работников ГАИ, уголовного розыска. Возрождалась практика вовлечения населения в проверки деятельности государственных структур и предприятий, осуществляемых органами партийно-государственного контроля. Общественная работа граждан становится составной частью их трудовых обязанностей.
Усилия по реформированию были направлены на органы правосудия. Так, Верховные суды союзных и автономных республик, краевые, областные суды и суды автономных областей получили дополнительные права в области судебного надзора. В состав вышеназванных судов Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 августа 1954 г. были образованы президиумы, которые наделялись правом пересматривать в порядке надзора приговоры, решения и кассационные определения по уголовным и гражданским делам.
В 1956 г. были упразднены управления юстиции при исполкомах краевых, областных, автономных областей Советов депутатов трудящихся. Часть их функций была передана соответствующим судам.
Новое Положение о Верховном Суде СССР (февраль 1957 г.) восстановило самостоятельность союзных республик в сфере правосудия в соответствии со ст. ст. 14 и 15 Конституции СССР.
В декабре 1958 г. Верховным Советом СССР принимаются Основы законодательства о судоустройстве союза СССР, союзных и автономных республик . В соответствии с ним упраздняется участковая система народных судов. Увеличивался срок полномочий народных судей с трех до пяти лет. Существенно изменился и порядок привлечения к дисциплинарной ответственности судей. Если ранее этот вопрос регламентировался законодательством СССР, то сейчас этот вопрос передавался союзным республикам.
Таким образом, проводимые реформы существенно расширили компетенцию нижестоящих судебных инстанций за счет Верховного Суда СССР.
Некоторой реорганизации подверглись органы прокуратуры и адвокатуры. Новое Положение о прокурорском надзоре СССР (24 мая 1955 г.) , сохраняя неизменной систему органов прокуратуры, прежний порядок их назначения, значительно повышало требования к работникам прокуратуры, их образовательному уровню и профессиональному мастерству. (Обязательно иметь высшее юридическое образование, стаж юридической работы и т.д.). Для коллегиального обсуждения вопросов образуются коллегии в прокуратурах союзных республик и Прокуратуре СССР (Указ ПВС от 27 февраля 1959 г.). В соответствии с новым Положением об адвокатуре в РСФСР (25 июля 1962 г.) несколько расширялись права адвокатов. Помимо традиционных целей деятельности адвокатуры, устанавливалась и новая – содействие соблюдению и укреплению социалистической законности и правосудию.
В период культа личности И.В. Сталина необычайные правомочия (?) имели органы внутренних дел. Они оставили о себе недобрую память. Поэтому они подвергаются существенной реорганизации. Образуется КГБ (13 марта 1954 г.) 13 января 1960 г. МВД СССР вообще упраздняется. Его функции передаются министерствам внутренних дел союзных республик. Которые, в свою очередь, в 1962 г. переименовываются в министерства охраны общественного порядка – МООП.
Особо большое распространение в этот период получил ДНД – добровольная народная дружина по охране общественного порядка. Они были созданы на основе совместного постановления Бюро ЦК КПСС и Совета Министров РСФСР в марте 1960 г. Создавались на добровольных началах, из лиц, достигших 18 лет, на предприятиях, в организациях, учреждениях, учебных заведениях.
Другой важной формой привлечения народных масс к борьбе с нарушениями законности руководителей предприятий явились комиссии по контролю за деятельностью администраций предприятий. Они были созданы в соответствии с постановлением ЦК КПСС «Об образовании в первичных партийных организациях производственных и торговых предприятий комиссий по осуществлению парторганизациями права контроля деятельности администрации предприятий» от 26 июня 1959 г. Здесь определялись организационные формы, позволяющие первичным партийным организациям расширить свою роль в хозяйственном строительстве, задачи комиссий, обязанности, порядок образования, отчетности.
Эйфория научно-технического прорыва на рубеже 50-60-х годов породила многие иллюзии и в области человеческой психологии. Советские лидеры заявляли о стремительном сокращении числа преступлений в СССР, возможности скорого воспитания нового человека, с коммунистическим мировоззрением. Решить проблемы правонарушений предполагалось с помощью общественных организаций. Значительное сокращение состава милиции, недостаточное ее финансирование, слабая техническая оснащенность уменьшали эффективность борьбы милиции с преступностью.
Подобные реформы, упование на быстрое перевоспитание человека и формирование всеобщей коммунистической морали, не всегда научно-продуманное реформирование правоохранительной системы не могло не привести к росту преступности. Это становиться настолько очевидным, что скрывать негативные явления становиться невозможным. Так, в постановлениях ЦК КПСС «О руководстве Минского обкома Коммунистической партии Белоруссии идеологической работой» и «О руководстве Куйбышевского обкома партии идеологической работой» от 6 июня 1962 г., «Об идейно-воспитательной работе с руководящими кадрами в Ташкентской городской партийной организации» от 9 апреля 1963 г. (совершено различные регионы, географически расположенные в разных точках Советского Союза) дается однозначная картина – рост преступности среди молодежи и в целом уголовных преступлений, хулиганства, воровства, взяточничества, обмана, аморальных проступков руководящих кадров. Вынужденно признается, что честные труженики, поверившие в лозунги коммунистической идеологии о всеобщем равенстве и ставшие на путь борьбы с негативными явлениями в трудовых коллективах, «выносящие сор из избы», а, тем более, подвергающие критике руководящий состав, увольнялись под различными неосновательными предлогами.
Важное направление в развитии советского права исследуемого периода – кардинальное реформирование действующей системы советского права. Сталинское законодательство не только не отвечало потребностям нового времени, но и являлось откровенно реакционным, феодальным. Поэтому коренной ломке подвергаются без какого-либо исключения все отрасли права. В процессе нового этапа кодификации изменения вносились не в отдельные нормы или правовые институты, а в основополагающие принципы отраслей права.
Так, работа по пересмотру уголовного законодательства началась сразу же после смерти И.В. Сталина. В совместном письме ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 16 мая 1956 г. «Об укреплении трудовой дисциплины на предприятиях и стройках промышленности и транспорта, в МТС, союзах и учреждениях» , адресованное партийным, советским, профсоюзным и комсомольским организациям, руководителям министерств, ведомств, предприятий, строек, машинно-тракторных станций и совхозов, ко всем рабочим и служащим подвергалась критике существующая судебная ответственность рабочих и служащих за самовольный уход с предприятий и из учреждений и за неоднократный или длительный прогул без уважительной причины. В связи с чем Президиум Верховного Совета СССР (26 апреля 1956 г.) отменял введенный в период Великой Отечественной войны Закон о судебной ответственности за прогул и самовольный уход рабочих и служащих с предприятий и учреждений .
Одновременно, признавая низкую дисциплину на предприятиях ряда министерств, письмо не намечало экономических рычагов ее укрепления. Основное внимание уделялось печати, радио, наглядной агитации, художественной самодеятельности, товарищеским судам и т.д. что не могло очень быстро сказаться на ухудшении трудовой дисциплины.
Политической трескотней отличались и другие партийно-государственные документы. Так, в постановлении ЦК КПСС «Об улучшении деятельности советов депутатов трудящихся и усилении их связей с массами» от 22 января 1957 г. были только общие призывы по улучшению работы предприятий общественного питания, магазинов, решительно бороться с многочительными фактами обвеса, отчета, обмана граждан. Только в постановлении внеочередного ХХI съезда КПСС постановлении ЦК КПСС и Совета министров СССР «О мерах по дальнейшему улучшению торговли» от 6 августа 1960 г.предусматривались некоторые конкретные меры в торговле и бытовом обслуживании населения – увеличения выпуска расфасованной продукции , получения денег продавцами через кассу , получение продукции магазинами непосредственно от производителей, минуя посредников , отменялся существующий порядок снижения заработной платы работникам розничной торговли при невыполнении плана товарооборотов. Но, одновременно, ничего не говорилось о поощрении работников, перевыполняющих план.
Отменяется целый ряд Указов ПВС СССР, которыми устанавливались уголовная ответственность за административные, дисциплинарные проступки (за прогул без уважительных причин, за самовольный уход с предприятий и др.). В 1960 г. Верховный Совет РСФСР принимает новый Уголовный кодекс РСФСР. Здесь отменяются очень многие антидемократические нормы и принципы – аналогия, ответственность за преступления совершенные другими лицами, по мотивам социальной опасности лица, наступление ранней уголовной ответственности, жесткость наказаний…
Более гуманным стало уголовное наказание. Так, вообще отменяется целый ряд наказаний – объявление врагом народа, лишение избирательных прав, изгнание из пределов СССР навсегда. Намного снижался максимальный срок лишения свободы. Резко снижался круг преступлений, за которые могла быть применена смертная казнь. А применение расстрела к несовершеннолетним и беременным женщинам вообще отменялось.
Полностью восстанавливалось требование об уголовной ответственности только за определенную вину и принцип индивидуализации наказания в зависимости от степени вины.
Таким образом, законодательство нового периода значительно сужало сферу уголовных репрессий и ориентировало правоохранительные органы на борьбу с наиболее опасными деяниями и не отвлекать их внимание и силы на работу с лицами, совершающих административные или дисциплинарные проступки.
Однако причины негативных явлений в обществе партийно-государственные лидеры усматривали не в недостатках организации экономики, психологии человека, а в буржуазной идеологии, остатков от буржуазного прошлого, частнособственнической психологии .

И. А. Гордеев

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ГРАЖДАН, УВОЛЕННЫХ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ В РОССИИ

Курский государственный технический университет


Рассматривается история становления и развития системы социальной адаптации граждан, уволенных с военной службы в России, а также роль государственных органов в решении вопросов по переподготовке и трудоустройству данной категории.
Ключевые слова: военная служба, социальная адаптация, военнослужащий.

I.A. Gordeev

SOME QUESTIONS OF HISTORY OF DEVELOPMENT OF SYSTEM OF SOCIAL ADAPTATION CITIZENS DISMISSED FROM A MILITARY SERVICE IN RUSSIA

Kursk state technical university

The history of formation and development of system of social adaptation of the citizens discharged from military service in Russia, and also role of state structures in the decision of questions on retraining and employment of the given category is considered.
Key words: a military service, social adaptation, military man.

Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым утвержден новый облик Вооруженных Сил Российской Федерации в соответствии, с которым в течение 2009-2012 годов предусмотрено масштабное сокращение воинских должностей, подлежащих замещению офицерами. В ближайшее время будут уволены с военной службы около 350 тысяч военнослужащих
Проблема социальной адаптации военнослужащих, уволенных из рядов Вооружённых Сил Российской Федерации, является одной из самых острых в современной России. Под социальной адаптацией военнослужащих принято понимать деятельность органов государственной власти, военного управления, местного самоуправления и самих военнослужащих по подготовке и приспособлению к новым условиям жизни и деятельности после увольнения с военной службы. Основными элементами социальной адаптации являются: профессиональная ориентация, профессиональная переподготовка по одной из гражданских специальностей и последующее трудоустройство.
Одним из первых норматив¬ных актов в области социальной адаптации увольняемых военнослужащих был приказ по военному ведомству от 18 ноября 1911 г. № 556, согласно которому в целях «улучшения быта» военнослужащих, увольняемых из войск и флота после продолжительной службы, военному и морскому ведомствам были предоставлены должности в ряде гражданских ведомств для замещения их увольняе¬мыми с военной службы военнослужащими. Данным при¬казом было установлено, что кандидаты на замещение этих должностей, оставаясь на службе и в списках своих воин¬ских частей, «командируются в распоряжение гражданс¬кого начальства для ознакомления с обязанностями по новой должности и для испытания годности их к службе на этой должности». Время командирования указанных военнослужащих на испытание не должно было превы-шать шести месяцев .
Первые упоминания о социальной адаптации увольняемых военнослужащих в истории российской армии отмечены уже в начале 1917 года. Так, в статье генерал-полковника Резника Н.И. есть выдержки из фронтового донесения начальника штаба 39 армейского корпуса русской армии с Румынского фронта в 1917 году, в котором сообщалось следующее: «Прошу запросить гражданские учреждения и прислать соответствующее количество вакансий по трудоустройству офицеров действующей армии для разверстки их по войскам. Особенно желательно устройство судьбы кадровых офицеров, которые имеют только специальную военную подготовку. Для переподготовки к новым видам труда им необходимо предоставить право бесплатного обучения и льготного приёма в учебные заведения или создание для них специальных курсов» . К сожалению, попытка Временного правительства дать бесплатное образование по гражданским специальностям и трудоустроить в гражданском секторе экономики более чем 200-тысячный офицерский корпус реформируемой императорской российской армии в силу различных причин не увенчались успехом.
На важность данной проблемы указывал также извес¬тный военный публицист А.А. Керсновский, который в 1931 г. писал, что «отставному офицеру должна быть дана возможность приложить свои способности и оставшиеся силы на других поприщах государственной службы, в ча¬стности по министерствам внутренних дел и народного просвещения ... Известный процент мест должен быть отведен отставным офицерам и в частных учреждениях» .
В современных условиях проблема социальной адаптации получила особое значение одновременно с началом поэтапного реформирования военной организации государства. Впервые этот вопрос был поднят в период подготовки мероприятий по выводу в СССР Западной группы советских войск с территории Германии.
В октябре 1990 года между СССР и Германией было подписано межправительственное соглашение о некоторых переходных мерах, связанных с выводом Западной группы войск. В частности предусматривалось обязательство германской стороны выделить 200 млн. немецких марок на переподготовку увольняемых военнослужащих. В связи с распадом СССР, доля Российской Федерации в феврале 1992 года составила 129.32 млн. немецких марок.
Правительство Российской Федерации постановлением от 23 августа 1993 года № 844 утвердило программу переподготовки увольняемых военнослужащих и членов их семей. В период с октября 1993 года по июнь 1995 года на территории Российской Федерации были созданы 10 специализированных учебных центров, оснащённых необходимым учебным и учебно-производственным оборудованием. Данные центры были размещены в городах: Москве – три центра, Санкт-Петербурге, Ярославле, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Тольятти, Таганроге, Новосибирске по одному учебному центру.
В рамках реализации российско-германской программы переподготовки в 1992 году в Главном управлении кадров Министерства обороны Российской Федерации был создан отдел организационный и комплектования учебных центров по переподготовке военнослужащих.
Кроме российско-германской программы, Главное управление кадров МО РФ разработало и провело ряд двусторонних программ переподготовки с Министерствами обороны Великобритании, Норвегии, Японии и НАТО.
По российско – британской программе с 1995 по 2001 годы было создано ещё 6 учебных центров в городах: Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Ростове, Владивостоке, Екатеринбурге, Самаре.
По российско – норвежской программе в городе Мурманске организовали два учебных центра, по российско-японской программе – 2 учебных центра в городах Владивостоке и Хабаровске.
В соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации от 5 июня 1997г. № 674 и от 3 февраля 1998 г. № 153 в субъектах Российской Федерации начали создаваться региональные центры социальной адаптации и переподготовки военнослужащих.
В этот период времени региональными администрациями были реализованы несколько проектов, направленных на социальную и психологическую адаптацию бывших военнослужащих.. В Московской, Тверской, Тамбовской, Рязанской, Калининградской, Курской, Волгоградской, Смоленской областях военнослужащие могли получить социальную, юридическую, психологическую помощь и информационную поддержку.
Таким образом, сформировалось несколько подходов к социальной адаптации военнослужащих. Первый подход – организация на базе высших учебных заведений региональных центров по профессиональной переподготовке с объемом не менее 520 часов и выдачей дипломов государственного образца. Второй подход – создание Центров адаптации военнослужащих, как составной части Управлений социальной защиты населения субъектов Федерации. Третий подход – создание иных организационных форм, ориентируемых на развитие малого предпринимательства с целью финансового обеспечения процессов социальной адаптации бывших военнослужащих. Четвертый подход – деятельность неправительственных общественных организаций или объединений, создаваемых, как правило, бывшими военнослужащими по месту их жительства в целях совместного решения своих собственных социальных проблем.
Требовалось продолжение работы в данном направлении. Постановлением Правительства РФ от 15 октября 2001 года № 729 была утверждена государственная программа «Социальная адаптация военнослужащих, подлежащих увольнению из Вооруженных сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, и членов их семей» на 2002-2005 годы. В качестве координатора деятельности мероприятий данной программы было определено Министерство обороны России.
Данная программа, при¬звана была обеспечить целевое регулирование решения со¬циальных проблем увольняемых военнослужащих и граж¬дан, уволенных с военной службы, разработана в связи с необходимостью координации и объединения усилий в данной сфере органов государственного и военного уп-равления, местного самоуправления, учебных заведений и других организаций и учреждений. Реализация програм¬мы была направлена на снижение социальной напряженности в обществе путем многоплановой подготовки военнослу¬жащих к условиям гражданской жизни.
Основной целью вышеназванной программы являлось комплексное решение на государственном уровне про¬блем профессиональной ориентации, переподготовки и трудоустройства военнослужащих, увольняемых из Воо¬руженных Сил Российской Федерации, других войск, во¬инских формирований и органов, и членов их семей.
Для реализации программы предполагалось затратить 1104,483 млн руб., в том числе за счет средств федерального бюджета - 553,919 млн руб. и средств внебюджет¬ных источников - 550,564 млн руб .
В результате согласованной деятельности Министер¬ства обороны Российской Федерации, Министерства об¬разования Российской Федерации (ныне - Министерство образования и науки Российской Федерации) и Министер¬ства труда Российской Федерации (ныне - Министерство здравоохранения и социального развития Российской Фе¬дерации) по реализации указанной Государственной про¬граммы созданы основы единой системы социальной адап¬тации увольняемых военнослужащих. Вместе с тем право на переподготовку в период военной службы реа¬лизовали только 15 % увольняемых военнослужащих в це¬лом по силовым ведомствам, а по Министерству обороны Российской Федерации - лишь 4 %. Государственная про¬грамма реализована только на 38,5 %.
Основная причина столь низкой эффективности рабо¬ты по реализации программных мероприятий - отсутствие бюджетного финансирования. Основными источниками финансиро¬вания программных мероприятий являлись внебюджетные средства, а также средства органов исполнительной влас¬ти субъектов Российской Федерации. В связи с этим на заседании Правительственной комиссии по социальным вопросам военнослужащих, граждан, уволенных с воен¬ной службы, и членов их семей, состоявшемся 10 декабря 2003 г., было справедливо отмечено, что ставка только на внебюджетное финансирование практически изменила характер и сущность данной Государственной програм¬мы .
Учитывая отсутствие бюджетного финансирования программы, Министерство обороны Российской Федерации изыскивало другие пути решения проблемы финанси¬рования социальной адаптации военнослужащих: исполь¬зование помощи общественных организаций и фондов, участие в реализации ряда международных программ и др. Так, например, по решению правления Национально-го Военного Фонда в 26 субъектах Российской Федера¬ции осуществлялось финансирование мероприятий по профессиональной ориентации, профессиональной пере¬подготовке и содействию в трудоустройстве граждан, уво¬ленных с военной службы.
Необходимо отметить, что финансирование данных мероприятий Национальным Военным Фондом продолжается и в настоящее время.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в период проведения военной реформы в конце XX - начале XXI веков продолжалось сокращение штатной численности Вооружённых Сил Российской Федерации, других войск и органов и решение проблем социальной адаптации граждан, уволенных с военной службы, являлось одним из важнейших направлений государственной военно-социальной политики.
РАЗДЕЛ II.
ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И РАЗВИТИЯ ПРИГРАНИЧНЫХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ И УКРАИНЫ


Т.Н. Соловьева, Г.И. Цуканов

ЕВРОРЕГИОНЫ – ПЕРСПЕКТИВНАЯ ФОРМА ПРИГРАНИЧНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИИ И УКРАИНЫ

Курская государственная сельскохозяйственная академия
им. проф. И.И. Иванова
В статье рассмотрено создание новых трансграничных экономических образований России и Украины – еврорегионов. Авторы анализируют развитие еврорегиона «Ярославна» на территории Курской области России и Сумской области Украины как перспективной формы приграничного экономического сотрудничества.
Ключевые слова: еврорегион, экономика, сотрудничество, Россия, Украина

T.N. Solovyova, G.I. Tsukanov

EUROREGIONS ARE A PROMISING FORM OF BORDER
ECONOMIC COOPERATION OF RUSSIA AND UKRAINE

Kursk state agricultural academy

The article reviewed creation of new cross-border economic entities of Russia and Ukraine - euroregions. The authors analyze the development of the euroregion «Yaroslavna» in Kursk Region of Russia and Sumy of Ukraine as promising form of cross-border economic cooperation.
Key words: euroregion, economy, cooperation, Russia, Ukraine.

На современном этапе развития международного сотрудничества одним из главных стратегических партнеров России на постсоветском пространстве является Украина.
Важной для развития и укрепления связей между российскими и украинскими регионами является политика создания трансграничных экономических образований – «еврорегионов» (ЕР).
Под еврорегионом понимается определенное, юридически закрепленное, пространственное формирование с четко определенными границами, в состав которого входят приграничные хозяйственные комплексы не менее двух государств, имеющих общую границу, целью которого является сообща и слаженно стимулировать социально-экономическое развитие своих территорий .
Юридической базой для создания и деятельности еврорегионов являются Европейская рамочная конвенция о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей (Мадридская конвенция), Дополнительный протокол и Протокол № 2 к ней, которые нацеливают государства и местные власти на заключение конкретных соглашений о создании таких сообществ. Деятельность местных и региональных властей в составе еврорегионов строится строго в соответствии с внутренним законодательством своих стран, что прямо вытекает из упомянутых протоколов.
Европейская рамочная конвенция действует с 1980 года и объединяет 34 из 47 государств-членов Совета Европы. Российская Федерация является ее участницей с 5 января 2003 года. В 2008 году Российская Федерация ратифицировала Дополнительный протокол и Протокол № 2 к Мадридской конвенции.
Существующие еврорегионы объединены в Ассоциацию европейских приграничных регионов (Association of European Border Regions, AEBR), созданную в 1971. Членами AEBR в настоящее время являются 90 из 115 реально действующих еврорегионов.
По данным Совета Европы, в настоящее время на континенте зарегистрировано около 80 еврорегионов, существенно отличающихся друг от друга по институционально–правовому устройству, составу, целям и формам деятельности, источникам финансирования .
С 1985 действует Ассамблея европейских регионов (Assembly of European Regions, AER), также принимающая участие в координации деятельности еврорегиональных образований.
Первый еврорегион появился на границе Германии и Нидерландов в 1958 году под названием EUREGIO. В дальнейшем еврорегионы стали распространяться по всей Европе.
В 1997 г. был создан первый в Российской Федерации еврорегион «Неман», в который вошли 5 районов Калининградской области, Гродненская область Беларуси, Подлясское воеводство Польши, Вильнюсский, Алитусский и Марьямпольский поветы Литвы .
К настоящему времени с российским участием на стыке с ЕС функционируют следующие еврорегионы: «Карелия» (Республика Карелия), «Псков-Ливония» (муниципальные образования Псковской области), «Балтика», «Сауле», «Неман», «Лына-Лава», «Шешупе» (все – муниципальные образования Калининградской области). Три еврорегиона действуют в рамках СНГ: «Днепр», «Слобожанщина» и «Ярославна».
В российском законодательстве на сегодняшний день правовая база деятельности субъектов Федерации и муниципальных образований в составе еврорегионов отсутствует. Вместе с тем, предпринимаются шаги по ее созданию. На финальном этапе согласования в Федеральном Собрании РФ находится законопроект «О приграничном сотрудничестве», который включает раздел о еврорегионах.
В настоящее время существуют три еврорегиона между субъектами России и Украины. Первым еврорегионом, в состав которого вошли только восточнославянские государства стал ЕР «Днепр». Соглашение о его создании было подписано 29 апреля 2003 г. в г. Гомеле. Его участниками являются Брянская область (Россия), Гомельская область (Беларусь), Черниговская область (Украина). Среди основных направлений деятельности ЕР «Днепр» выделяются обеспечение опережающего инновационного развития трех соседних областей за счет реализации совместных инвестиционно-инновационных проектов, углубления производственной кооперации, создания совместных предприятий и производств .
7 ноября 2003 г. в Харькове были подписаны учредительные документы о создании российско-украинского ЕР «Слобожанщина». Его членами стали Белгородская область (Россия) и Харьковская область (Украина).
Основными направлениями работы этого еврорегиона являются:
– создание выставочного комплекса «Экспоцентр «Слобожанщина»;
– строительство международного российско-украинского аэропорта «Белгород-Харьков» вблизи государственной границы;
– формирование трансграничных экономических кластеров (строительного, фармацевтического, туристического, финансового и др.);
– разработка и реализация комплексного плана оздоровления бассейна реки Лопань;
– создание сети трансграничных туристических маршрутов «Природное и историческое наследие Слобожанщины» и др.
По оценке ведущего сотрудника Харьковского центра стандартизации, метрологии и сертификации П.А. Черномаза на сегодняшний день развитие сотрудничества в рамках еврорегиона «Слобожанщина» остановилось на этапе разработки стратегии и сдерживается в силу политических противоречий. ЕР «Слобожанщина» очень слабо использует свой потенциал и требует наполнения конкретными проектами. К сожалению, продолжающийся экономический кризис ставит под вопрос финансирование даже уже заявленных проектов .
24 апреля 2007 года в г. Курске было подписано «Соглашение о создании еврорегиона «Ярославна» на территории Курской и Сумской областей», ознаменовавшее переход на новый качественный уровень взаимоотношений данных регионов. ЕР «Ярославна» стал третьим и пока последним еврорегионом России и Украины. Однако уже сейчас в стадии формирования находится новый ЕР «Донбасс», который призван объединить Ростовскую область России и Луганскую область Украины.
Эффективность работы трансграничных образований можно проследить на примере ЕР «Ярославна».
Курский регион на протяжении многих лет плодотворно сотрудничает с Сумщиной. В г. Сумы 17 ноября 2001 г. было подписано «Соглашение между Администрацией Курской области Российской Федерации и Сумской областной государственной администрацией Украины о долгосрочном торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве» (действующее до сих пор) и «Протокол к Соглашению…» (Протокол №2 подписан 20.08.2007 г., Протокол №3 – 6.05.2009 г.) . Основными направлениями Соглашения были определены сотрудничество в промышленности, сельском хозяйстве и перерабатывающей промышленности, геологии, торговле, медицине, образовании, культуре.
Началом нового этапа взаимоотношений наших регионов послужило подписание «Соглашения о создании еврорегиона «Ярославна» на территории Курской и Сумской областей».
По мнению организаторов, создание ЕР «Ярославна» позволит:
– реализовать на паритетных началах с возможным привлечением финансовых средств Совета Европы совместные программы и проекты по экологической безопасности и природопользованию; молодежной политике; культуре; социальной сфере; развитию информационной и производственной инфраструктуры; строительству и модернизации инфраструктуры границы; развитию транспортной сети; взаимопомощи в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций; борьбе с преступностью и нелегальной миграцией;
– оказать содействие в налаживании и развитии тесных контактов между экономическими, научными, культурными и муниципальными институтами Курской и Сумской областей;
– расширить контакты между жителями приграничных регионов .
В ходе реализации совместных программ были проведены такие мероприятия, как:
– подписание Протокола об установлении побратимских связей между Кореневским районом Курской области и Сумским районом Сумской области (2008 г.);
– несколько ярмарок, в том числе: ежегодные межрегиональные универсальные оптово-розничные «Курские Коренские ярмарки» в м. Свобода (2007-2009 гг.), VII Большая Слобожанская ярмарка в г. Харькове (2008 г.), Курская областная оптовая выставка-ярмарка «Новогодняя сказка» (2008 г.) и др.;
– международные научно–практические конференции по вопросам развития трансграничного сотрудничества в рамках еврорегиона;
– ежегодный Крестный ход с чудотворной Пряжевской иконой Божией Матери из г. Суджи в г. Мирополье (2007-2009 гг.) и ряд других мероприятий.
В 2007 году внешнеторговый оборот двух областей составил 21 млн. долларов США, т.е с ростом к предыдущему периоду в 133%. Наибольший удельный вес – порядка 58% – в нем занимает машиностроение .
По итогам 2008 года внешнеторговый оборот с Сумской областью составил уже 29,0 млн. долларов. Темп роста внешнеторгового оборота – 133,5%, экспорта – 109,8%, импорта – 135,0% , что говорит об эффективности программ, реализуемых в рамках ЕР «Ярославна». Начальник отдела внешнеэкономических связей Сумской областной администрации Сергей Божий отметил, что объемы внешнеторгового оборота их региона за счет активного сотрудничества с Курской областью выросли в 1,4 раза. С 20 до 50 выросло число предприятий-партнеров. Было подписано 11 протоколов между районами соседних областей, за которыми последовали выставки и ярмарки, новые пункты пропуска на границе. На Сумщине пользуются спросом производимые в Курской области резинотехнические изделия, продукция машиностроительной и химической отраслей .
В 2009 году, несмотря на разразившийся финансовый кризис, отношения между Курской и Сумской областями продолжали активно развиваться.
В рамках программ по развитию регионов состоялось открытие новой объездной дороги вокруг г. Суджи на трассе Курск – Сумы, были проведены велопробег «Еврорегион «Ярославна», ряд выставок и ярмарок, среди которых многоотраслевая выставка-ярмарка «Еврорегион «Ярославна–2009» .
В июле 2009 на базе Сумского национального аграрного университета в течение 10 дней работал международный молодежный лагерь «Ближе друг к другу», где реализуя программы ЕР «Ярославна», студенты Сумского НАУ и Курской ГСХА обменивались опытом работы в рамках сотрудничества двух ВУЗов, проводили различные семинары и тренинги .
17 декабря 2009 года в г. Суджа Курской области состоялось заседание Совета и Секретариата ЕР «Ярославна», на котором были подведены итоги, были подписаны документы о дальнейшем сотрудничестве. В принятом на 2010 год плане предусматривается, в частности: участие в Генеральной Ассамблее и ежегодной конференции Ассоциации европейских приграничных регионов (АЕПР) в Ирландии; проведение междепутатской рабочей группы; участие курских и сумских студентов в работе международного лагеря «Славянское содружество – 2010» и др .
Активную работу по направлениям, намеченным в данном плане проводит и наша академия. В м. Свобода, 5-6 марта 2010 года, на выставке-ярмарке «Еврорегион «Ярославна» в м. Свобода, посвященной вопросам сотрудничества Курской области со странами ближнего и дальнего зарубежья, Курская ГСХА представила ряд проектов по сотрудничеству аграрных ВУЗов Курской и Сумской областей, удостоенных высокой оценки со стороны руководства обоих приграничных регионов.
Прошедший 2009 год был ознаменован переходом на новый качественный уровень взаимодействия ЕР «Ярославна» с Ассоциацией европейских приграничных регионов. На заседании исполнительного комитета АЕПР в г. Саламанка (Испания) 18-19 сентября 2009 года была проведена презентация Курской области, которая в значительной степени способствовала ратификации Генеральной Ассамблеей в г. Генте (Бельгия) 5 ноября 2009 года решения Исполкома о полноправном членстве в АЕПР еврорегионов «Ярославна» и «Слобожанщина» с 2009 года.
Еще более значимым для приграничного сотрудничества между Россией и Украиной стало решение о проведении в 2011 году Генеральной Ассамблеи и Ежегодного собрания АЕПР в городе Курске , что, безусловно, говорит о высокой оценке деятельности ЕР «Ярославна» со стороны Европы, и открывает для него большие перспективы в развитии двустороннего сотрудничества России и Украины.
На наш взгляд, еврорегионы России и Украины играют позитивную роль в качестве инструмента сглаживания различий в уровнях экономического развития сопредельных территорий, совместного решения экологических проблем, а так же снятия культурных и языковых барьеров, различных стереотипов и фобий.

И.В. Минакова, О.Н. Марганова,
В.В. Коварда, А.В. Дрантусов

ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ПРИГРАНИЧНЫХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ И УКРАИНЫ

Курский государственный технический университет

В статье рассматриваются эколого-экономические проблемы развития приграничных территорий России и Украины.
Ключевые слова: экология, экономика, международное сотрудничество, приграничная территория.

I.V.Minakov, O.N.Marganova,
V.V. Kovarda, A.V.Drantusov

ECOLOGICAL AND ECONOMIC PROBLEMS OF DEVELOPMENT OF FRONTIER TERRITORIES OF RUSSIA AND UKRAINE

Kursk state technical university

In article ekologo-economic problems of development of frontier territories of Russia and Ukraine are considered.
Keywords: ecology, economy, the international cooperation, frontier territory.

Актуальность данной тематики обусловлена тем, что, несмотря на принадлежность к разным государствам, приграничные территории связаны между собой социально-экономически, экологически и т.п. Взаимное влияние происходит с разной интенсивностью, что особенно заметно на территории бывших советских республик.
В этой связи особое значение приобретает вопрос экологического мониторинга и реагирования на изменения окружающей среды, а также влияния на экономическую деятельность приграничных территорий. Необходима координация усилий по обеспечению экологически приемлемых условий жизнедеятельности населения в приграничных зонах, т.к. в противном случае из-за небрежности одной из сторон потери будут нести сопряженные территории в силу роста заболеваемости и т.п., что немедленно отразится на динамике их социально-экономических показателей.
Так, с учетом приграничного расположения многих регионов постсоветской России, с одной стороны, бассейнового единства водных ресурсов России и граничащих с ней государств, вытекающей отсюда объективной взаимозависимости водохозяйственной деятельности «у нас» и «у них», - с другой, возникает множество проблем регулирования и охраны «трансграничных вод». Речь идет о водных ресурсах рек, озер и морей, общих для РФ и соседних государств. О том, что данный вопрос актуален не только для России и что имеется определенная международная правовая практика его решения, свидетельствует, в частности, принятие в 1992 г. странами-учредителями Европейской экономической комиссии «Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер». Согласно этому документу, «трансграничные воды» суть любые поверхностные или подземные воды, которые обозначают, пересекают границы между двумя или более государствами или расположены на таких границах. В этом контексте определено и понятие «трансграничного воздействия», трактуемое как любые ощутимые вредные последствия для окружающей среды района, находящегося под юрисдикцией одной стороны, изменения состояния трансграничных вод под влиянием антропогенной деятельности в районе, находящемся под юрисдикцией другой стороны. Имеются в виду последствия для здоровья и безопасности граждан, для природных комплексов и их отдельных элементов, объектов материальной и духовной культуры, а также в отношении социально-экономических условий.
Соответствующие проблемные аспекты регулирования использования и охраны водных ресурсов обнаруживаются, прежде всего, применительно к взаимоотношениям России с сопредельными постсоветскими республиками, в т.ч. и с Украиной (реки Днепр и Северный Донец). Однако только водными ресурсами проблема приграничного экологического регулирования не ограничивается. Длина границы с Украиной – 2245,8 км, основная часть которой является сухопутной. В этой связи несомненную значимость приобретает еще одна проблема проблема – нормы экологической безопасности в разных государствах могут значительно отличаться. В результате, в субъекте одной страны нормы, например, выбросов в атмосферу вредных веществ составляют удовлетворительное значение, в другой – это предельно допустимое, а в третьей – уже нарушение экологической безопасности. Следовательно, необходима координация усилий представителей субъектов сопредельных государств в рамках выработки единых норм оценки и контроля уровня экологической обстановки. Для этого необходимо каждому приграничному административному субъекту обосновать свои предложения и создать рабочую группу по урегулированию спорных вопросов.
Одним из важнейших аспектов трансграничного сотрудничества является создание условий для перехода к стратегии устойчивого развития, т.е. обеспечение достойной жизнедеятельности последующим поколениям, что без решения экологических проблем невозможно. При разработке стратегии развития сопредельных территорий Украины и России с применением экономико-математического моделирования представляется целесообразным преобразовать мультипликативную функцию Кобба-Дугласа в следующий вид:
,
где: K – объем используемого основного капитала;
L – затраты живого труда;
p – уровень НТП, выраженный в состоянии интеллектуального капитала;
Е – интегральный показатель экологичности производства.
Таким образом, экологичность производства, наряду с капиталом и трудом, становится необходимым ресурсом, оказывающим существенное влияние на развитие экономики. Это особенно важно в условиях перехода на инновационный путь развития и формирования человеческого потенциала, который включает в себя и здоровье человека. Уже в настоящее время потери экономики России от действия неблагоприятных факторов, оказывающих влияние на состояние здоровье, исчисляются миллионами долларов. Однако здесь следует учитывать и социальную составляющую: растет количество инвалидов (особую остроту это приобретает в условиях демографического кризиса), уменьшается мотивация к труду, возрастают психо-эмоциональные нагрузки и т.п.
Параметр НТП, выраженный в интеллектуальном (человеческом) капитале, тесно связан с состоянием окружающей среды. Сам человек с переходом к инновационной экономике становится ключевым элементом устойчивого развития. Это ещё раз подчеркивает важность учета экологического фактора при разработке стратегии страны, а тем более сопредельных регионов разных государств, степень взаимного влияния между которыми может быть выше, чем внутри страны.
При выработке стратегии развития сопредельных территорий Украины и России следует:
- оценить экологическое законодательство двух стран и предложить меры по унификации мониторинга состояния окружающей среды;
- выявить принципиальные отличия в стратегиях развития регионов и определить степень их влияния на сопредельные субъекты. В случае значительных расхождений выработать компромиссное решение;
- оценить ресурсные и административные возможности перехода к устойчивому развитию (возможен выход с инициативой на более высокий уровень управления);
- предложить механизм по реализации стратегии перехода к устойчивому развитию.
Именно переход к экономике устойчивого развития обеспечит возможность дальнейшей жизнедеятельности последующих поколений и создаст условия для долгосрочного инновационного развития регионов и стран в целом
.
Е.А. Кондратюк

ПРОБЛЕМЫ ПОДПИСАНИЯ «БОЛЬШОГО ДОГОВОРА» (К ВОПРОСУ ОБ ОТНОШЕНИЯХ РОССИИ И УКРАИНЫ В 1990-Е ГГ.)

Курский государственный университет

В статье рассматривается история формирования нормативно-правовой базы российско-украинских отношений в 1990-е гг. Автор придерживается точки зрения, что заключение «Большого договора» было тесно связано с решением проблемы Черноморского флота и оценивает данный документ как единственно возможный вариант юридического оформления отношений России и Украины.
Ключевые слова: российско-украинские отношения, «Большой договор», нормативно-правовая база двусторонних отношений.
E. A. Kondratiuk

THE «BIG CONTRACT» SIGNING PROBLEMS (TO THE QUESTION ON RELATIONS OF RUSSIA AND UKRAINE IN 1990TH)

Kursk state technical university

The article is devoted the process of formation of Russian-Ukrainian relations’ legal framework during 1990th. The author holds a view that conclusion of the “Big treaty” was closely connected with the handling Black Sea Fleet problem and values this document as only option of Russian-Ukrainian relations’ legal implementation.
Key words: Russian-Ukrainian relations, “Big treaty”, legal framework of bilateral relations.

В связи с тем, что на протяжении десятилетий Украинская ССР и РСФСР находились в тесной взаимозависимости, вместе с превращением Украины и России в суверенные государства в 1991 г. остро стал вопрос о необходимости подведения новой нормативно-правовой базы под весь многогранный комплекс российско-украинских отношений. Поэтому одним из важнейших аспектов взаимодействия между Российской Федерацией и Украиной в 1990-е гг. стал процесс разработки, подписания и ратификации общеполитического договора.
В связи с тем, что сегодня «Большой договор» между Россией и Украиной остаётся действующим международным актом, в литературе и публицистике представлен широкий круг часто диаметрально противоположных оценок юридического содержания этого документа и его соответствия реалиям украино-российских отношений . Однако следует отметить малочисленность работ, освещающих процесс «рождения» базового документа двусторонних отношений России и Украины . В фокусе рассмотрения данной статьи находится именно история формирования юридического фундамента российско-украинского взаимодействия.
В следствие значительных трансформаций Союза ССР в период «перестройки», 19 ноября 1990 г. был подписан Договор об основах отношений между РСФСР и УССР. Целью данного документа являлось закрепление новой ситуации в отношениях двух советских республик, так как, в рамках реформы советского государства, в течение лета 1990 г. Российская Федерация и Украина провозгласили государственный суверениетет.
Для украинской стороны значение этого акта определялось тем, что в нём было осуществлено признание сторонами друг друга в качестве сувереннных государств, причём в тех границах, которые существовали между ними на тот момент в рамках СССР . Для украинского руководства данный вопрос был особенно актуален, так как с начала 1990-х гг. оно начало предпринимать конкретные шаги к окончательному превращению Украины в субъект международного права. Однако выход из состава СССР нужно было осуществить таким образом, чтобы новое украинское государство осталось в рубежах, сформированных в рамках Советского Союза .
Немаловажно, что именно Договор РСФСР и УССР от 19 ноября 1990 г. положил начало двустороннему сотрудничеству будущих независимых государств во многих сферах деятельности, в первую очередь, в областях политики и экономики. В частности, в Договоре особо отмечалось, что в дальнейшем экономические соглашения между сторонами должны были заключаться на условиях наибольшего благоприятствования . В то же время, за рамками этого документа остались вопросы коллективной безопасности на территории СССР, что в большей степени соответствовало интересам украинского истеблишмента.
Несмотря на то, что на прротяжении 1990-х гг. Договор об основах отношений между РСФСР и УССР был правовой основой российско-украинского взаимодействия, подписание Беловежских соглашений поставило под вопрос его легитимность, так как с правовой точки зрения он был действителен именно для республик Советского Союза.
Помимо того, как перед Россией, так и перед Украиной стояли важнейшие внешнеполитические задачи в отношении друг друга, которые могли быть решены исключительно путём заключения нового полномасштабного политического договора. Однако разнонаправленность этих задач приводила к возникновению сложностей на протяжении всего процесса выработки, подписания и ратификации данного документа.
Впервые вопрос о необходимости заключения нового полномасштабного политического договора был поднят на встрече президентов Б.Н. Ельцина и Л.М. Кравчука в Дагомысе 23 июня 1992 г. При этом отмечалось, что до подписания и вступления в силу нового Договора Россия и Украина в своих отношениях продолжали руководствоваться положеннями вышеупомянутого Договора между РСФСР и УССР от 19 ноября 1990 г. . В целях разработки нового политического договора и подготовки регулярних встреч на высшем уровне был создан переговорный механизм государственных делегаций России и Украины.
Уже в первом проекте «Большого договора», представленном Россией на рассмотрение Украине в августе 1992 г., обозначились все противоречия, которые существовали между двумя государствами. В первую очередь, проявилось несоответствие подходов сторон к военно-политическим вопросам. Официальная Москва придерживалась линии на построение единого военно-политического пространства на территории стран-членов Содружества независимых государств.
В свою очередь, украинское руководство заняло совершенно иную позицию. Сразу после подписания Беловежских соглашений отчётливо стало проявляться стремление Украины дистанцироваться от большинства интеграционных проектов СНГ, особенно в военно-политической области. В таком контексте, по словам тогдашнего Министра иностранных дел А.М. Зленко, обсуждение проекта договора, в котором говорилось о едином военно-стратегическом пространстве, о возможности Российской Федерации использовать военные объекты на территории Украины, украинской стороне показалось неприемлемым .
Вторым, самым крупным препятствием на пути подписания общеполитического договора между Россией и Украиной в 1990-е гг. стала проблема Черноморского флота бывшего СССР и статуса города Севастополя. После распада Советского Союза Киев сделал попытку поставить под свой контроль весь Черноморский флот, что привело к острой конфронтации между Российской Федерацией и Украиной. Данный вопрос осложнялся тем, что был тесно связан с проблемой статуса Крыма, т.е. прямо затрагивал вопрос о территориальной целостности нового украинского государства.
О концептуальных подходах российской стороны к подготовке «Большого договора» в своих воспоминаниях рассказал руководитель российской делегации на переговорах с Украиной Ю.В. Дубинин. По его словам, российской стороне необходимо было «объединить главные проблемы, сформулировать концепцию отношений с Украиной и обозначить вектор её движения, вписав в этот контекст проблему Черноморского флота» . Для украинской стороны особенно актуальным оставался вопрос о легитимации государственных границ, что, по замечанию Ю.В. Дубинина, стало дополнительным политическим ресурсом российской делегации .
Украинскую делегацию на переговорах с Россией возглавил посол по особым поручениям А.А. Озадовский, в дальнейшем его сменил А.А. Чалый. Примечательно, что украинская сторона, напротив, была заинтересована в разведении двух важнейших проблем: разрешения спора вокруг Черноморского флота и заключения общеполитического договора.
К концу осени 1994 г. процесс подготовки и согласования текста договора в целом завершился. Название документа было сформулировано как «Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной», что отражало общий дух и содержание подготовленного документа. В проекте содержались положения о стратегическом партнёрстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Украиной, о формировании единого экономического пространства, о толерантности в отношении национальных интересов сторон . В то же время разрешение проблемы Черноморского флота в ближайшей перспективе не представлялось возможным. Поэтому Киев начал предпринимать активные действия для того, чтобы реализовать свои планы и подписать двусторонний договор как можно быстрее.
В начале 1995 г. украинская сторона предложила парафировать текст договора. Реализация этого замысла стала возможной после того, как руководителем российской делегации по просьбе Киева был назначен первый заместитель председателя правительства О.Н. Сосковец. 7 – 8 февраля 1995 г. во время встречи с Е.К. Марчуком в Киеве он парафировал договор. Несомненно, это был прорыв на пути к установлению юридической базы двусторонних отношений. Но, как отмечает Ю.В. Дубинин, который теперь являлся вторым лицом российской делегации, этим шагом была перечёркнута вся стратегическая линия России на переговорах с Украиной .
Парафирование договора послужило поводом для повторного приглашения Б.Н. Ельцина совершить официальный визит в Киев. Отметим, что договорённость о визите Президента России в украинскую столицу была достигнута ещё в октябре 1994 г. Однако принципиальная позиция российской стороны, что визит состоится только после разрешения вопроса о Черноморском флоте, приводила к его постоянному перенесению. Теперь, после парафирования договора, официальный Киев рассчитывал, что визит лидера Российской Федерации закончится подписанием политического договора. Однако Б.Н. Ельцин ответил отказом, сославшись на необходимость внесения в договор некоторых правок.
Таким образом, подписание «Большого договора» между Россией и Украиной окончательно было привязано к проблеме Черноморского флота. На тот момент наиболее острые дискуссии между сторонами разгорелись по количественным параметрам раздела флота и по базированию российского ЧФ в Крыму . Только после того, как 28 мая 1997 г. между Россией и Украиной был заключен пакет соглашений, в котором стороны попытались охватить все проблемные моменты касательно Черноморского флота, путь к подписанию Договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве был открыт.
Наконец, 31 мая 1997 г., когда Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин посетил с государственным визитом столицу Украины, состоялось подписание «Большого договора». С точки зрения становления конструктивных юридически-оформленных двусторонних отношений двух государств это событие имело огромное значение. Однако, вследствие особенностей политической конъюнктуры как в России, так и в Украине, ратификация базового двустороннего акта произошла значительно позже.
Так, в Верховной Раде Украины образовалась группа депутатов, выступавших категорически против ратификации договора. Такие представители националистического крыла как С.И. Хмара, Л.Д. Лукьяненко, Б.М. Горынь настаивали на несоответствии положений «Большого договора» национальным интересам суверенной Украины по ряду вопросов, в том числе по разделу зарубежной собственности бывшего СССР, по вопросам сотрудничества в различных сферах и ряду др. . Однако в январе 1998 г. Договор о дружбе сотрудничестве и партнёрстве был ратифицирован Верховной Радой. В Государственной думе Российской Федерации наибольшие дискуссии вызвало то, что в договоре не были урегулированы вопросы о военно-политических отношениях двух стран . Но, несмотря на острые дискуссии, 2 марта 1999 г. российский парламент ратифицировал «Большой договор».
Таким образом, на протяжении 1990-х гг. отношения между Российской Федерацией и Украиной строились на основе Договора между РСФСР и УССР от 19 ноября 1990 г. Однако данный документ не отражал реалий времени, в частности независимого статуса новых государств. Несмотря на то, что внешнеполитическая деятельность России и Украины часто была разнонаправленной, развитие отношений двух стран требовало подведения под них нового концептуального фундамента. Кроме того, между двумя государствами существовала острая необходимость экономического сотрудничества. Особенно актуально этот вопрос стоял для топливно-энергетического, ракетно-технического и военно-технического взаимодействия, т.е. сотрудничества в тех отраслях, где разрыв экономических связей вёл к постепенному упадку. Поэтому по итогам длительных переговоров, которые осложнялись наличием острой проблемы о будущем Черноморского флота, 31 мая 1997 г. был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Россией и Украиной.
Сегодня часто поднимается вопрос о положительных и отрицательных последствиях подписания данного документа для обеих сторон. Несомненно, заключение политического договора между Россией и Украиной не позволило решить важнейший для Российской Федерации стратегический вопрос о военно-политических отношениях двух стран. Однако представляется, что в целом этот компромиссный документ соответствовал историческим реалиям, и именно подписанием «Большого договора» завершился длительный и крайне сложный этап становления российско-украинских двусторонних отношений.
В.В. Протасов
АНАЛИЗ СИСТЕМЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО МЕНЕДЖМЕНТА ПРЕДПРИЯТИЙ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ

Курский государственный технический университет

Производственный процесс оказывает прямое и косвенное воздействие на окружающую среду и человека. Положительный эффект от реализации экологических мероприятий сказывается не только на экономическом благополучии промышленного предприятия, но также на физическом и психологическом здоровье потребителей. Рассмотрены основные проблемы и состояния системы экологического менеджмента предприятий Курской области.
Ключевые слова: система экологического менеджмента, экологический аудит, экологическая политика.
V.V. Protasov

THE ANALYSIS OF SYSTEM OF ECOLOGICAL MANAGEMENT OF THE ENTERPRISES OF KURSK AREA

Kursk state technical university

Production renders direct and indirect influence on environment and the person. The positive effect from realization of ecological actions affects not only economic well-being of the industrial enterprise, but also on physical and psychological health of consumers. The basic problems and conditions of system of ecological management of the enterprises of Kursk area are considered.
Keywords: system of ecological management, ecological audit, the ecological policy.

Природоохранительное законодательство, система налогообложения, а также растущая «экологизация» потребительского рынка оказывают существенное влияние на деятельность предприятий и компаний. Ответственность за нарушение экологического законодательства стимулирует руководителей предприятия решать проблемы управления экологической безопасностью и снижения отрицательного воздействия на окружающую среду внутри предприятий.
В мировой практике при мотивации деятельности предприятий в области экологического менеджмента рассматривают следующие преимущества: снижение производственных и эксплуатационных расходов; уменьшение объемов отходов производства и потребления, оптимизация деятельности по обращению с отходами; экономия энергетических и других ресурсов; уменьшение издержек, связанных с воздействием на окружающую среду; повышение конкурентоспособности предприятия на внутреннем и внешнем рынках; оптимизация процедур по выполнению требований природоохранного законодательства; привлечение инвестиций; создание более благоприятного имиджа предприятия среди населения и общественности; упрощение условий государственной и общественной экологической экспертизы; использование налоговых и таможенных льгот для экологически сертифицированных предприятий .
В своей деятельности по функционированию Системы экологического менеджмента, стремления соответствия требованиям законодательства и другим требованиям, относящимся к экологическим аспектам общества, для достижения устойчивого развития и повышения конкурентоспособности продукции Курская область представлена только ЗАО «Курскрезинотехника».
Ключевым звеном в системе экологического менеджмента является экологическая служба предприятия, или, в случае небольших производств, отдельный квалифицированный специалист (менеджер), уполномоченный решать соответствующие задачи. Конечно, на всех предприятиях Курской области имеются экологические службы. Некоторые организации уже разработали и заявили свою Экологическую политику, но практической деятельности, направленной в область экологического менеджмента не наблюдается . Результаты социологического опроса сотрудников разного звена различных организаций и предприятий Курской области о состоянии элементов системы экологического менеджмента (за исключением ЗАО «Курскрезинотехника») представлены в таблице .
Ответы Предварительная оценка деятельности организации Политика Организация Регистры Цели/программы Руководство СЭМ Записи Аудиты Оценка руководством
Нет/неизвестно 75% 75% 75% 75% 75% 85% 80% 80% 90%
Запланирована 25% 20% 20% 10% 20% 15% 0% 25% 10%
Завершена и документирована 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0%
Проведенная оценка проанализирована, принят и разработан план действий 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0%
Подготовлен проект документа 0% 3% 5% 0% 0% 0% 0% 0% 0%
Документ утвержден руководством 0% 2% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0%
Утвержденный документ опубликован 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0%
Процедура существует 0% 0% 0% 5% 0% 0% 20% 20% 0%
Персонал проинформирован о процедуре 0% 0% 0% 5% 5% 0% 0% 0% 0%
Из таблицы видно, что по способу организации деятельности экологические службы предприятия Курской области подразделяются на следующие типы:
1. Экологические службы дифференцированного типа.
Внутри службы обязанности сотрудников разделены по виду воздействия на окружающую среду. Для большинства служб такого типа можно выделить сотрудников, занятых:
- охраной атмосферного воздуха;
- охраной и рациональным использованием водных ресурсов;
- охраной окружающей среды от отходов производства и потребления;
- охраной и рациональным использованием земельных ресурсов.
Разделение обязанностей в экологических службах такого типа сходно со структурой государственных органов экологического контроля. Подобное разделение обязанностей оправдано для больших предприятий, на которых экологическая служба включает более 10 человек.
Среди недостатков данной структуры можно выделить:
- изолированность областей деятельности специалистов;
- вероятность ситуаций, в которых при невозможности выполнения специалистом по какой-либо причине своей работы другим специалистам потребуется значительное количество времени, прежде чем они квалифицированно смогут выполнять обязанности отсутствующего сотрудника;
- организационные сложности принятия комплексных природоохранных решений;
К достоинствам относятся возможности в определенной области деятельности осуществлять более эффективный менеджмент, и принимать правильные решения.
2. Экологические службы интегрированного типа
Сотрудники экологической службы такого типа в составе подразделения вместе выполняют работы, связанные с охраной окружающей среды и рациональным использованием природных ресурсов. Данный тип структуры экологической службы предприятия достаточно распространен для средних и мелких предприятий.
Достоинствами экологических служб подобного типа являются:
- взаимозаменяемость сотрудников;
- комплексный характер работ;
- разработка правильной экологической политики, определение комплексных целей и задач предприятия в области охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов;
- наиболее эффективное управление охраной окружающей среды и рациональным использованием природных ресурсов; такое управление можно осуществлять только при комплексном подходе в определении экологической политики и стратегии, целей и задач.
3. Экологические службы смешанного типа
Сотрудники подобных служб выполняют обязанности, связанные с различными видами воздействия на окружающую среду, а также заниматься экологическими проблемами определенной технологической операции. Экологическим службам такого типа присущи достоинства и недостатки вышеописанных типов.
Оптимальным типом организации производственной экологической службы для мелких и средних предприятий является служба интегрированного типа с отсутствием разделения обязанностей по видам воздействия на окружающую среду.
В стандартах серии ИСО 14000 закреплены основные направления практической деятельности в области экологического менеджмента , и представляют собой:
- обоснование, демонстрация, практическое использование экологической политики и целей предприятия;
- отражение в политике взаимосвязи основной производственной и экологической деятельности предприятия;
- публичное декларирование основных принципов, обязательств и направлений инициативной экологической деятельности;
- определение для каждой из принятых показателей и критериев планирования деятельности и оценки достигаемых результатов;
- активное использование разнообразных внутренних количественных показателей, самостоятельно разрабатываемых предприятием, в первую очередь удельных показателей;
- обоснование конкретных экологических задач;
- определение значений соответствующих количественных и качественных показателей и критериев для каждой из принятых экологических целей на планируемый период;
- эффективное планирование и организация экологической деятельности в соответствии с принятыми целями и задачами;
- разработка конкретных мероприятий и действий для каждой из поставленных экологических целей и задач с учетом приоритета мероприятий и действий по предотвращению отрицательного воздействия на окружающую среду;
- вовлечение всего персонала предприятия в экологическую деятельность;
- рациональное и эффективное использование всех имеющихся на предприятии возможностей и средств для решения экологических проблем;
- регулярные анализ и оценка достигнутых результатов деятельности;
- систематический пересмотр и совершенствование экологической политики, целей и задач, планирования и организации деятельности в соответствии с достигнутыми результатами;
- осуществление предприятием активной внешней экологической деятельности;
- развитие отношений и конструктивное сотрудничество со всеми заинтересованными в экологических аспектах деятельности предприятия лицами и сторонами: акционерами, инвесторами, партнерами, потребителями, поставщиками, конкурентами, общественностью и населением;
- подготовка и распространение инициативной экологической отчетности;
- предоставление и анализ в отчетности как положительных, так и отрицательных результатов деятельности.
В связи с этим появляются четыре основных типа структур систем экологического менеджмента предприятия, различающиеся по положению в них экологической службы:
1. Структура с отсутствующей экологической службой (специалистом).
Эта структура является наименее эффективной. Решение производственных экологических задач в данном случае возложено на то или иное должностное лицо в качестве дополнительной нагрузки. Так как должностные лица в первую очередь выполняют свои непосредственные обязанности, то вся природоохранная деятельность сводится ими к выполнению формальных требований действующего природоохранительного законодательства, например, заполнению необходимой отчетности.
2. Структура, в которой экологическая служба (менеджер) совмещена с каким-либо другим подразделением (должностями) предприятия.
Для данной структуры характерно существование отдельного подразделения (специалиста инженер - эколога), занимающегося вопросами экологического менеджмента. При этом функции (должностные обязанности) совмещены с другими функциями.
Для систем данного типа характерны следующие недостатки:
- недостаточное внимание экологическим аспектам деятельности предприятия;
- ограниченность времени и ресурсов для практической реализации природоохранной деятельности;
- большой объем обязанностей, ограничивающий возможности инициативной деятельности;
- недостаток авторитета экологической службы (специалиста-менеджера).
3. Структура, в которой экологическая служба (менеджер) выделена в отдельное подразделение (должность).
В этом типе системы экологическая служба (специалист) выделена в отдельное подразделение предприятия (должность), имеет своего руководителя, но при этом не обладает достаточным весом в иерархической структуре предприятия. Здесь можно выделить один недостаток: эффективность функционирования экологической службы (специалиста - менеджера) зависит от подчиненности и места в общей системе производственного менеджмента.
Вместе с тем, данный тип структуры экологического менеджмента приобретает существенные достоинства:
- возможность комплексно и полноценно осуществлять экологическую деятельность;
- более высокий авторитет экологической службы (специалиста - менеджера);
- детальное изучение экологических проблем.
4. Структура, в которой экологическая служба предприятия выделена в отдельное подразделение с руководителем, равным по рангу заместителю директора предприятия.
Данный тип является наиболее эффективным и обладает наибольшими потенциальными возможностями в использовании преимуществ экологического менеджмента.
Для данной структуры характерны следующие возможности:
- возможность наиболее комплексно, рационально и полноценно осуществлять экологическую деятельность;
- эффективное совмещение основных производственных и экологических целей и задач на предприятии;
- осуществление разнообразной и экономически эффективной экологической деятельности.
Экологическую политику в рамках принятой области применения системы экологического менеджмента разрабатывает и утверждает высшее руководство, которое несет за это ответственность. Генеральный директор предприятия (организации) принимает решение о формировании Экологической политики, определении стратегических целей и своих обязательств в области экологии. Экологическую политику оформляют в виде специального документа и включают в состав Руководства по экологии.
Для упрощения разработки и внедрения системы экологического менеджмента организации предлагается разработанное авторами типовое руководство по экологическому менеджменту. Данное Руководство позволит разработать и внедрить экологическую политику и цели, учитывающие законодательные и другие требования, которые организация обязалась выполнять. Организация в своей деятельности по функционированию Системы экологического менеджмента общества будет стремиться соответствовать требованиям законодательства и другим требованиям, относящимся к экологическим аспектам общества для достижения устойчивого развития и повышения конкурентоспособности продукции, беря на себя обязательства:
- по охране окружающей среды;
- экономии энергетических и сырьевых ресурсов;
- по постоянному улучшению своей экологической деятельности;
- по информированию заинтересованных сторон о своей деятельности в области охраны окружающей среды и качестве готовой продукции с экологической точки зрения.
Указанные выше обязательства достигаются за счет:
- снижения объемов потребления ресурсов на единицу продукции;
- комплексного использования вторичных ресурсов;
- минимизации вредного воздействия производства на окружающую среду;
- предупреждения аварий с экологическими последствиями;
- постоянной работы с персоналом по повышению его компетентности, осведомленности и материального стимулирования деятельности по экономии ресурсов и охране окружающей среды.

О.А. Дмитриева

«СТАРЫЕ» ЛЕКАРСТВА ДЛЯ «НОВОЙ» СИСТЕМЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ИЛИ ИСТОКИ ПСЕВДОВОССТАНОВЛЕНИЯ ОТРАСЛИ

Курский государственный технический университет

Статья посвящена вопросам государственной политики в области здравоохранения в середине 1990-х.
Ключевые слова: здравоохранение, ВИЧ, государственная политика, реформирование.

O.A. Dmitrieva

«OLD» MEDICINE FOR «NEW» SYSTEM OF PUBLIC HEALTH SERVICES OR SOURCES OF PSEUDO-RESTORATION OF BRANCH

Kursk state technical university

The Article is dedicated to questions of state policy in the field of public health services in middle 1990.
The Keywords: public health, VICH, state policy, reforming.

В связи с тем, что всередине 90-х годов ХХ в произошло стихийное возрастание уровня смертности была предложена комплексная концепция развития здравоохранения в России. При этом было подчеркнуто: реформируя отечественное здравоохранение, необходимо было помнить, что россияне за долгие годы привыкли к бесплатной и доступной медицинской помощи, а любые реформы необходимо осуществлять поэтапно. В связи с этим, было предложено 2-а этапа осуществления реформы здравоохранения.
На первом в 1995 – 1998 году предполагалось создать условия для стабилизации уровня смертности и рождаемости на уровне 80-х годов. На втором – повысить продолжительность и качество жизни до европейских стандартов. Третий же уровень предполагал в себе – частные и смешанные клиники и кабинеты.
В связи с вышеуказанной концепцией, в 1995 году входе социальной политики здравоохранения был принят Федеральный Закон «О предупреждении распространения ВИЧ-инфекции». Данный шаг был предпринят в связи с массовым распространением данного заболевания, остававшегося неизлечимым и приводившим к летальному исходу. Вызывая тем самым тяжелые социально-экономические и демографические последствия для РФ. Помимо этого, так же создавало угрозу личной, общественной, государственной безопасности. А главное, указанное заболевание в особенности требовало эффективных мер профилактики. Что так же должно было быть закреплено законодательно.
В ходе проведения социальной политики здравоохранения в данной отрасли государством гарантировалось: регулярное информирование населения, в том числе через СМИ, о доступных мерах профилактики ВИЧ-инфекции; осуществление эпидемиологического надзора за распространением данного рода инфекции на территории РФ. Помимо этого на государственном уровне гарантировалось производство средств профилактики, диагностики и лечения данной инфекции, а также контроль за безопасностью медицинских препаратов, используемых в лечебно-профилактических целях.
Была предусмотрена и социальная защита ВИЧ-инфицированных и членов их семей. Нуждающиеся родители несовершеннолетних инфицированных детей пользовались внеочередным правом на получение жилья. Таким детям предусматривались социальная пенсия, пособия, предоставлялись иные льготы, предусмотренные для детей-инвалидов. Устанавливалась и социальная защита лиц, подвергавшихся риску заражения вирусом иммунодефицита при исполнении своих служебных обязанностей. Последняя категория в обязательном порядке подвергалась обязательному медицинскому страхованию для выявления ВИЧ-инфекции при поступлении на работу и при периодических медицинских осмотрах. Данные меры проводились не только для обеспечения здоровья самих работников, но и граждан, поступающих в указанные учреждения.
Федеральный Закон закрепил социальные гарантии, жизненно необходимые для указанной категории больного населения. Тем самым, обеспечив инфицированных граждан льготами и пенсиями, поскольку они являлись социально незащищенной категорией по медицинским показателям, регламентацию которой произвести было крайне необходимо для предотвращения дальнейшего распространения данного неизлечимого заболевания, что явилось очередной вехой в становлении государственной социальной политики.
Существовала проблема «наркотизации населения». Для предотвращения этой негативной тенденции были приняты комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками на 1995 -1997 годы. «Общественная болезнь» была опасна не только для здоровья употреблявших наркотики, но и для лиц, контактирующих с ними в обществе, а так же для членов их семей. Авторами программы предполагалось, что с уменьшение числа наркоманов, сократится и численность детей с родовыми болезнями и детской инвалидностью. Что предполагало стимуляцию решения нескольких ключевых проблем социальной политики здравоохранения.
В связи с ростом уровня заболеваемости населения РФ было принято решение об увеличении производства диагностических препаратов и средств для предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний. Данная мера обуславливалась тем, что необходимо было снизить заболеваемость населения, а это, было возможно сделать лишь с помощью диагностики и предупреждения инфекционных заболеваний, что было произвести гораздо дешевле, нежели вылечить уже заболевшего гражданина. Это повлекло за собой меры по увеличению производства указанных препаратов. Данное государственное решение можно оценить лишь положительно, поскольку сэкономленные на лечении «больных» граждан финансовые ресурсы, могли быть направлены на реализацию других немаловажных программ здравоохранения.
Помимо увеличения производства профилактических препаратов в 1995 году, в следующем 1996 году очередным мероприятием общегосударственной социальной политики явилось Соглашение РФ и Международного банка о развитии проекта под названием «Медицинское оборудование». Что было обусловлено дефицитом необходимого оснащения в сфере здравоохранения. По мнению автора, несомненно, что реализация данного проекта, была призвана заметно улучшить материальную базу российской службы здравоохранения. При этом положительным фактором данного проекта явилось и то, что «живые» деньги в фонд не поступали, а направлялись целенаправленно самому исполнителю, выбиравшемуся на конкурсной основе из поставщиков медицинского оборудования.
Проект был так же призван помочь обеспечению и непосредственной реализации, Закона «Об обязательном медицинском страховании», при реализации которого в части фондов медицинского страхования на период 1996 года возникли определенные проблемы. Страховые компании были не в состоянии закрыть все страховое поле страны. В связи с этим в 1996 году было предложено, что главное звено обязательного медицинского страхования должно было находиться непосредственно в субъектах РФ.
Так же ужесточился финансовый контроль за использованием средств обязательного медицинского страхования. Он был возложен на органы исполнительной власти и органы управления здравоохранения, где ревизионной организацией так же устанавливались и территориальные фонды, подотчетные федеральному фонду обязательного медицинского страхования. Следовательно, 1996 году начался период ужесточения финансового контроля над средствами института здравоохранения, что связывалось с недостатком финансирования данной отрасли, в том числе и из-за разворовывания медицинского бюджета, в результате чего некоторым гражданам не оказывалась своевременная врачебная помощь. Так же указанные мероприятия были призваны направить социальную политику данной сферы в четко функционирующее русло.
Непосредственно в ходе реализации ранее обозначенных программ здравоохранения, в том же 1996 году были приняты очередные меры по борьбе с сахарным диабетом, и поддержке больных им людей. Данные меры не случайны, поскольку именно в середине 90-х годов было отмечено нарастание численности данного заболевания. В связи с этим принимались экстренные меры. Общероссийским и региональным государственным организациям было предписано оказывать содействие Министерству здравоохранения и медицинской промышленности РФ в организации передач по вопросам диагностики, лечения, профилактики сахарного диабета и его осложнений. Предусматривалась непосредственно Федеральная Целевая программа «Сахарный диабет», где были установлены меры государственной социальной поддержки производства российских высококачественных сахороснижающих лекарственных средств, таких как генно-инженерного человеческого инсулина и диетических пищевых продуктов, в том числе сахарозаменителей. реализация же данной программы позволила уменьшить на 33 процента уменьшить число больных со слепотой, развившейся непосредственно осложняло течение болезни. В связи с этим, автор считает, вследствие болезни; уменьшения на 50 процентов числа ампутаций конечностей у больных сахарным диабетом, обеспечения такого же уровня успешного исхода беременности у больных, как и у здоровых женщин. Так же при этом произошло увеличение продолжительности активной жизни и снижение раннее инвалидности больных указанным недугом. Тогда же была развита и в дальнейшем усовершенствована диабетологическая служба, занимавшаяся решением проблем социальной и правовой защиты лиц, больных указанным заболеванием (на период 1996 года в России функционировали 27 диабетических центров).
Программа явилась положительным аспектом в проведении государственной социальной политики здравоохранения, в связи, с чем большое количество лиц, страдающих сахарным диабетом смогли вести полноценную жизнь. Отмечались и негативные тенденции, например, такие как выпуск недоброкачественного, бракованного инсулина, либо импорт в Российскую Федерацию, под маркой человеческого инсулина – инсулина животных, что непосредственно осложняло течение болезни. В связи с этим, автор считает, что недоработкой целевой программы явилось то, что не было создано обособленного федерального специализирующего органа контроля качества инсулина и аналогичного в субъектах федерации.
Изучая вопросы становления и развития социальной политики здравоохранения РФ, и затрагивая наиболее проблемные сферы, было бы нецелесообразным не осветить продолжение государственной реализации, упомянутого ранее Федерального Закона РФ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом имунодефецита человека (ВИЧ-инфекции). В связи с необходимостью разработки одноименного механизма реализации закона, в 1996 году была разработана соответствующая Федеральная Целевая программа. По мнению автора, она была сформирована, исходя из принципа подведомственности по отношению к Федеральной Целевой программе на 1993-1995 годы по предупреждению заболеваний СПИДом, и явилась ее логическим продолжением.
Основной целью Программы ставилось предупреждение распространения указанного заболевания в РФ, поскольку оно получило в рассматриваемый период довольно широкое распространения, нося стихийный характер. Для этого было произведено совершенствование эпидемиологического надзора за контролем распространения заболевания; обеспечение безопасности медицинских манипуляций, что было связано с заражением граждан указанной болезнью при переливании им донорской крови.
Данные мероприятия позволили снизить социальную напряженность в сфере больных, обеспечив им, что прямо обозначено в документе, ряд социальных мер медицинского назначения. Таких как обеспечение пребывания вместе с детьми в возрасте до 15 лет в стационаре учреждения, оказывавшего медицинскую помощь, одного из родителей несовершеннолетнего, при этом медицинским фондом оплачивался проезд одного из родителей вичинфицированного до 16 лет в учреждение оказания ему медицинской помощи. Так же предусматривалась и выплата надбавок персоналу, работающему в сфере диагностики ВИЧ-инфекции и лечения ВИЧ-инфицированных. При общей положительной тенденции данной программы, ее негативной чертой являлось то, что разработана она была в основном для населения до 18 лет, что следует из текста. Соответственно, практически все ее положения направляли свое действие на данный контингент, в связи, с чем система льгот и компенсаций для заболевших практически не была разработана, что по мнению автора можно считать существенной недоработкой ее создателей, и затрудняло ее непосредственную реализацию.
В ходе заражения людей вышеупомянутыми и иными заболеваниями, они нередко становились инвалидами. Из-за резкого повышения в период 90-х годов заболеваемости населения, и вследствие этого – инвалидности, возникла прямая необходимость разработки положения «о признании граждан инвалидами». Так для общей реализации социальной защиты инвалидов в 1996 году было Положение «О признании граждан инвалидами» и одноименная программа. В результате были устранены врачебно-трудовые экспертные комиссии, а вместо них образовалась государственная служба медико-социальной экспертизы. Ее функции, по сравнению с предыдущим органом были расширены. ВТЭК только определяла степень утрать трудоспособности, а вновь созданный орган – производил уже комплексную оценку состояния здоровья и степени ограничения жизнедеятельности. При всей видимой положительности данного новшества, с периода 1996 года, стало затруднено, из-за возникновения комплексной оценки здоровья человека. В результате недобора минимума оценочных процентов, человек не получал инвалидность, а соответственно и пособие по инвалидности, но в то же время он не мог и работать из-за недуга, что являлось, бесспорно, отрицательным фактором социальной политики здравоохранения данной сферы и влекло за собой лишь увеличение смертности.

Н.М. Крыгина

ФОРМИРОВАНИЕ И ОЦЕНКА ПОТЕНЦИАЛА РАЗВИТИЯ КОРРЕКЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ В УКРАИНЕ СЕРЕДИНЫ ХХ ВЕКА

Курский государственный технический университет
В работе анализируется динамика изменений в системе специального (коррекционного) образования середины ХХ века на примере Украинской Советской Социалистической Республики.
Ключевые слова: специальное (коррекционное) образование, лица с особыми образовательными потребностями, Украинская ССР.
N.M. Kryqina

FORMATION AND ESTIMATION OF POTENTIAL OF DEVELOPMENT OF CORRECTIONAL EDUCATION IN UKRAINE OF THE MIDDLE OF THE XX CENTURY

Kursk State Technical University

In the work dynamics of changes in the system of special (correctional) education of middle of the XX century on an example of the Ukrainian Soviet Socialist Republic is analyzed.
Key words: special (correctional) education, persons with special educational needs, Ukrainian SSR.

Украинская ССР являлась одним из лидеров, после РСФСР, по количеству вспомогательных учебных заведений. Причем эта тенденция прослеживается практически по всем видам школ системы коррекционного образования.
Аналогичная ситуация складывается и в отношении количественного состава учащихся специальных школ Украинской ССР. На 1955/56 уч. г. вспомогательными школами было охвачено 5369 школьников. В школах для глухонемых обучалось 5425 детей; в школах для слепых – 1080; для тугоухих – 276; для аллаликов – 336; со слабым зрением – 186 . Если сравнивать эти цифры с показателями других республик, то приоритет принадлежит, как и в предыдущем случае, только РСФСР (34278 детей, обучающихся во вспомогательных школах) .
При оценке количественного состава учащихся коррекционных школ необходимо отметить, что данные архивных материалов позволяют утверждать следующее: имеющиеся статистические сведения о численности школьников с проблемами интеллектуального развития, зафиксированные в отношении Украинской ССР, в десятки раз превышают показатели других республик. В подтверждение вышеозначенного хотелось бы привести следующие факты: в Белорусской ССР обучалось 694 чел., немногим меньше – в Литовской ССР (624 чел.) и Латвийской ССР (606 чел.) . Разительным образом отличается ситуация по другим республикам. В частности, в Киргизской ССР на период 1955/56 уч. г. обучалось 111 человек; в Грузинской ССР – 263 чел; в Армянской ССР– 118 чел .
Такие же тенденции прослеживаются и в отношении учащихся, обучающихся в коррекционных учебных заведениях других типов. Приведем некоторые цифры. В Украинской ССР в школах для слепых в городах и городских поселениях обучались 1080 чел., а в Узбекской ССР – 386 чел.; в Эстонской ССР – 27 чел . А в украинских школах для ребят с особенностями речеслухового анализатора – 5425 человек, Белорусской ССР – 1290; Казахской ССР – 669; Таджикской ССР – 55 чел.
В образовательных учреждениях сельской местности также наблюдается аналогичная ситуация доминирования численного состава учащихся коррекционных школ Украинской ССР.
В связи с этим интересен факт, свидетельствующий о том, что образовательные учреждения для детей со слабым зрением, больных аллалией находились только в Украинской ССР .
Анализируя вышеизложенные факты, можно сделать вывод, что высокие показатели количественного состава учащихся коррекционных школ, в частности, в Украинской ССР, связаны с недавними событиями Великой Отечественной войны, которая оставила неизгладимый след не только в экономике страны в целом, но и отразилась на судьбах наименее защищенных категорий населения – детях. Именно на территориях, подвергшихся оккупации, были зафиксированы наибольшие показатели заболеваемости психическими расстройствами среди детей.
При оценке рассматриваемой проблематики хотелось бы более подробно проследить тенденции развития сети специальных (коррекционных) школ Украинской ССР.
С этой целью обратимся к архивным материалам. В сводке дополнительной разработки отчетов школ Министерства Просвещения УССР на начало 1955 – 1956 уч. г. (форма Д – 9) содержатся сведения, свидетельствующие о том, что сеть прочих школ в сравнении с прошлым, 1954 – 1955 уч. г., в целом по Украинской ССР возросла на 6 школ, в основном, за счет школ для умственно отсталых детей. Таким образом, развитие сети коррекционных образовательных учреждений для данных граждан УССР рассматриваемого периода можно охарактеризовать как численное повышение.
Однако подобная ситуация характерна не для всех коррекционных школ. Например, материалы Сводки ЦСУ СССР (Дело № 11-24) дополнительной разработки отчетов по прочим школам (вспомогательным, для слепых, глухонемых детей) по СССР, сводки статуправлений союзных республик на начало 1955 - 1956 учебного года содержат сведения о том, что сеть учебных заведений для слепых детей сократилась на 3 школы по сравнению с 1954 – 1955 уч. г. При этом были закрыты малокомплектные школы для слепых детей в Велико-Сорочинцах Полтавской области, в г. Красный Луч Ворошиловградской области и в г. Черновцы. Учащиеся этих школ были переведены в Львовскую и Харьковскую области.
Сеть же школ для детей с особенностями речеслухового анализатора (глухонемых) сократилась на 5 по сравнению с предыдущим годом. В частности, архивные данные свидетельствуют о том, что в означенный период были закрыты школы для таких детей в Сталинской и Харьковской областях. Кроме того, в г. Первомайске Николаевской области две школы были слиты в одну по причине малочисленности обучаемого контингента.
Относительно стабильной на тот момент в Украинской ССР была ситуация с системой коррекционных школ для аллаликов, тугоухих и слабовидящих, которая не претерпела никаких изменений.
Необходимо отметить, что именно в это время наблюдается тенденция сокращения численного состава учебных заведений для детей с особенностями речеслухового, зрительного анализаторов и др. Но, в то же время, наблюдается значительный количественный рост детей с проблемами умственного развития, что, соответственно, находит отражение в создании новых школ для учащихся с такого рода проблемой здоровья. Например, школа для глухонемых в г. Лубны Полтавской области и школьное образовательное учреждения аналогичного назначения в Черкасской области были реорганизованы в школы для детей с проблемами интеллектуального развития.
Чем вызван столь стремительный рост образовательных учреждений подобного рода? Ответ на этот вопрос можно найти в телеграмме начальника статистического управления Украинской ССР М. Маркина от 14 января 1956 г., который прямо указывает на улучшение работы органов районо по вовлечению умственно отсталых детей в школы. В частности, указанный документ содержит сведения, что в ряде областей на базе школ для глухонемых детей вновь открыто или организовано 14 школ для ребят с особенностями интеллектуального развития .
Таким образом, в очередной раз мы находим подтверждение ранее выявленного автором факта о том, что на фоне общего сокращения образовательных учреждений для детей с проблемами здоровья различной этиологии, в то же время, наблюдается значительное численное повышение школьных образовательных учреждений для детей с проблемами интеллектуального развития. Причем, этот рост связан не с вновь возникшими заболеваниями детей, а с более эффективной работой органов образования, которые получили полномочия на производство подобной работы еще 14 июля 1943 года, когда Постановлением СНК РСФСР была утверждена «Инструкция об организации учета детей и подростков в возрасте от 8 до 15 лет включительно и о порядке контроля за выполнением закона о всеобщем обязательном обучении» . В соответствии с этим нормативным документом выявлялись дети, нуждающиеся в обучении в специальных школах, как по данным, имеющимся в школах, так и путем специального опроса (§ III, п. 6 Инструкции). Учету подлежали дети в городах, поселках, сельской местности. Сведения о детях, нуждающихся в определении в специальные школы, директора или заведующие школ должны были направлять в городские, районные отделы народного образования (§ IV, п. 11 Инструкции) . Данная Инструкция со временем получила распространение на территории Украинской ССР, освобожденной от немецко-фашистских захватчиков.
Анализируя вышеизложенные факты, автор хотел бы проследить дальнейшую динамику развития системы коррекционного образования. Обратимся к архивным материалам.
В сводках Центрального статистического управления при Совете Министров СССР дополнительной разработки отчетов начальных, семилетних и средних школ по СССР, сводках статуправлений союзных республик (ф. Д - 6) – о группировке школ по числу учителей, классов и учащихся; (ф. Д - 9) – о прочих школах и сводках Министерства путей сообщения по СССР на начало 1958 - 1959 учебного года содержатся следующие сведения . В целом, численность вспомогательных школ Министерства Просвещения возросла с 378 в 1955 - 1956 учебном году до 483 в 1958 - 1959 учебном году.
Несмотря на значительный рост вышеозначенных учебных заведений для детей с проблемами интеллектуального развития, количество школ для слепых детей за три года сократилось на 11 в целом по стране , то есть с 97 в 1955 - 1956 уч. г. до 86 в 1958 - 1959 уч. г. . Та же участь постигла и учреждения, где обучались и воспитывались школьники с особенностями речеслухового анализатора (297 в 1955 - 1956 уч. г. и 254 в 1958 - 1959 уч. г.). Однако, по некоторым видам образовательных учреждений наблюдается пусть незначительное, но стойкое повышение количественного числа школ. Например, на одну увеличилось число школ для тугоухих детей и стало составлять 9 в 1958 - 1959 уч. г. Практически аналогичное увеличение наблюдается в отношении школ для слабовидящих детей (10 в 1955 - 1956 уч. г. и 12 в 1958 - 1959 уч. г).
Сопоставление документальных источников за 1956 и 1959 год по Украинской ССР выявило ситуацию, идентичную для всей системы специального (коррекционного) образования по стране. Так, на территории Украины за столь короткий промежуток времени – три года, наблюдается рост системы вспомогательных школ более чем в два раза: с 42 в 1955 - 1956 уч. г. до 98 в 1958 - 1959 уч. Также увеличилось число школ для тугоухих школьников: с 3 до 5; для детей со слабым зрением: - с 2 до 4 . В отношении же других типов школ наблюдалась устойчивая тенденция сокращения подобного рода учебных заведений. В подтверждение вышеозначенного приведем следующие цифры статистики, которыми располагают материалы архивных источников. Число школ для слепых в Украинской СССР за три года уменьшилось с 12 - в 1955 - 1956 уч. г. до 9 в 1958 - 1959 уч. г.; для глухонемых детей – с 44 - в 1955 - 1956 уч. г. до 43 в 1958 - 1959 уч. г. Причем, если сравнивать ситуацию на Украине с другими республиками, то, несмотря на некоторое повышение численности вспомогательных школ и незначительное снижение количества школьных учебных заведений других типов, процент образовательных учреждений всех направлений коррегирующего развития для ребят Украинской ССР остается столь же весомым и уступает по количественному критерию только РСФСР .
Рассмотрим более подробно, когда же именно произошли столь разительные изменения в численном составе специальных (коррекционных) учебных заведениях Украины. Ответ можно найти в сводке дополнительной разработки отчетов школ министерства просвещения УССР на начало 1958 – 1959 учебного года, подписанной заместителем начальника статистического управления Украинской ССР В. Бурлиным. В сводке сообщается, что число школ для обучения слепых детей сократилось на 3 единицы только за последний - 1958 – 1959 уч. г. Причем, две школы были реорганизованы в школы для слабозрячих детей и одна школа по Ровенской области была реорганизована во вспомогательную школу.
Число же школ для глухонемых детей также сократилось за последний (1958 – 1959) год на пять единиц: четыре школы для глухонемых детей по Черкасской, Винницкой, Николаевской, Полтавской областям были реорганизованы во вспомогательные школы, а 1 школа реорганизована в школу для тугоухих .
Таким образом, анализируя вышеизложенные факты, можно сделать вывод, что Украинская ССР в 50-е гг. ХХ века, несмотря на практически полностью уничтоженную во время Великой Отечественной войны систему коррекционного образования, несла наибольшее бремя, по сравнению с другими союзными республиками (исключение составляет РСФСР) в плане обучения лиц с проблемами развития. Причем наиболее успешно функционировали вспомогательные школы для детей с особенностями психического развития. Зачастую подобные образовательные учреждения получали дополнительный импульс при закрытии и реорганизации учебных заведений другого профиля.
Невольно возникает вопрос: почему на республику, столь значительным образом пострадавшую от фашистских оккупантов, была возложена столь ответственная и трудно разрешимая задача. Не проще было бы организовать образовательный процесс этих категорий лиц на просторах страны, не пострадавших от военных действий? Ответ на этот вопрос не может быть однозначным. Во-первых, перемещение контингента обучающихся требует значительных инвестиционных вложений, причем в ту сферу деятельности, которая не гарантирует быстрой окупаемости. Во-вторых, в данном регионе производилась подготовка высококвалифицированных кадров по специальности 2111 «Дефектология» на базе Киевского педагогического института . Стоит отметить, что в 50-х гг. ХХ века подготовка специалистов подобного профиля являлась большой редкостью и обучение по данной специальности производилось только в гг. Москва, Ленинград, Киев .

Н.М. Крыгина

ЗАКОНОДАТЕЛЬНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ КОРРЕКЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ КОНЦА 80-Х– НАЧАЛА 90-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА

Курский государственный технический университет

В данной работе изложены основные моменты государственной политики конца 80-х – начала 90-х годов ХХ века в отношении лиц с особыми образовательными потребностями. Научный анализ фактического материала позволил выявить основные тенденции в развитии системы специального (коррекционного) образования означенного периода, на основе которых возможно дальнейшее построение рассматриваемой области образования
Ключевые слова: специальное (коррекционное) образование, лица с особыми образовательными потребностями, инвалид, органы социального обеспечения.

N.M. Kryqina

LEGISLATIVELY-THEORETICAL ASPECTS OF FUNCTIONING OF DOMESTIC SYSTEM OF CORRECTIONAL EDUCATION OF THE END 80-Х-THE BEGINNINGS 90-Х YEARS OF THE XX CENTURY

Kursk State Technical University

In the given work the basic moments of a state policy of the end of the 80 - the beginnings of 90-th years of a 20-th century concerning persons with special educational requirements are stated. The scientific analysis of an actual material has allowed to reveal the basic tendencies in development of system of special (correctional) education of the marked period, on the basis of which probably further construction of considered area of education.
Key words: special (correctional) education, persons with special educational needs, the invalid, bodies of social security.

Кризисные явления в социально-экономической сфере тяжким бременем ложатся на плечи наименее защищенных слоев населения, к числу которых, в первую очередь, в силу затруднительной социальной адаптивности, следует отнести граждан с особенностями физического и психического развития.
Однако нельзя не признать, что существующая система предоставления образовательных услуг для означенных лиц призвана некоторым образом сгладить ситуацию. Учитывая вышеупомянутые обстоятельства, автор считает целесообразным исследовать и проанализировать исторический опыт функционирования системы коррекционного образования именно в подобных, крайне неординарных, условиях.
В конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ века страна находилась в условиях экономического кризиса и развала политического устройства страны. Именно в это тяжелейшее время государство находило время и средства для того, чтобы позаботиться о гражданах с особыми образовательными потребностями. Зачастую эта помощь не была направлена на радикальное преобразование данной сферы и поэтому была не столь эффективна, но именно она помогала людям выживать.
В целях обеспечения социальной защиты учащейся молодежи с особыми образовательными потребностями Постановлением Совета Министров СССР от 3 марта 1989 года № 196 «О размере стипендий глухонемым и слепым, обучающимся в высших и средних специальных учебных заведениях, а также в аспирантуре высших учебных заведений, научно-исследовательских учреждений и организаций» предполагалось увеличение размера стипендий указанным категориям граждан на 50% против общеустановленных (основных) размеров стипендий в пределах стипендиального фонда соответствующих министерств и ведомств1. Несомненно, данная инициатива государственных чиновников стала весомым подспорьем для этих людей. Однако, почему только ограниченный круг лиц вошел в перечень льготников? Разве только глухонемые и слепые нуждаются в поддержке? Такая реализация прав инвалидов в процессе предоставления образовательных услуг не может не вызывать удивления.
Своеобразным стимулом стало Указание Министерства социального обеспечения РСФСР от 5 сентября 1989 г. № 1-1316-17/16/18 «О расширении возможности получения высшего образования для инвалидов»2, в соответствии с которым были введены некоторые положения, которые дополняли льготы для лиц с особенностями физического развития, установленные Правилами приема в вузы.
Нововведением этого нормативного документа стало снятие ограничения по возрасту для инвалидов-абитуриентов. Кроме того, ректорам разрешалось принимать решение о приеме в вуз лиц с особыми образовательными потребностями для получения ими второго высшего образования, но только в том случае, если оно создает более благоприятные условия для дальнейшей профессиональной работы. Таким образом, достаточно разумно было предусмотрено предоставление возможности получения дополнительного образования в тех случаях, когда у гражданина наблюдалось, например, ухудшение состояния здоровья, и он не мог более работать по ранее избранной специальности.
Помимо указанного были предприняты попытки вовлечения в образовательный процесс инвалидов, не имеющих возможности ежедневно посещать занятия по состоянию здоровья. Для таких категорий лиц предусматривался прием по результатам собеседования независимо от плана комплектования учебного заведения.
Для тех абитуриентов, которые имели недостаточный уровень подготовки для обучения в вузе и, соответственно, не могли быть приняты на учебу, в соответствии с вышеупомянутым Указанием Министерства социального обеспечения РСФСР кафедрами высшего учебного заведения в обязательном порядке организовывалась помощь в подготовке к поступлению в вуз на основе индивидуальных рекомендаций.
Необходимо также отметить, что прием в институты, академии, университеты производился на основе трудовых рекомендаций ВТЭК, направлений органов социального обеспечения и правлений обществ инвалидов. Государственные мужи в лице Министерства социального обеспечения учли бюрократическую составляющую процедуры оформления вышеупомянутых документов. Соответственно, они приложили максимум усилий для успешной реализации данного Указания. Так, п. 5 нормативного акта содержит предложение Министерства в виде настоятельной рекомендации врачебно-трудовым экспертным комиссиям «шире практиковать рекомендации инвалидам на обучение и переобучение в высших учебных заведениях с учетом состояния их здоровья для дальнейшей интеграции их в общество»2. Причем, в данный исторический период не коррекция и компенсация физического развития, не социализация личности признаются наиболее актуальными, а именно интеграция, то есть восстановление, восполнение, объединение в целое каких-либо однородных частей, в частности, лиц с ограниченными возможностями.
Принятые в вуз студенты обучались по индивидуальным планам или предложенной учебным заведением форме, включая экстернат. Индивидуальным планом, в особых случаях, могла быть предусмотрена возможность посещения преподавателями студентов-инвалидов на дому.
Следующим позитивным шагом государственной политики стало Указание Министерства социального обеспечения РСФСР от 3 ноября 1989 г. № 1-141-У «О расширении возможностей получения среднего специального образования для инвалидов»3. Указанные меры были необходимы для улучшения положения данной категории граждан, создания более благоприятных условий для их жизнедеятельности, развития и обучения. В соответствии с этим нормативным актом приемные комиссии обязаны были рассмотреть вопрос о возможности обучения и последующей работы инвалидов по избранной специальности. И если состояние здоровья гражданина не препятствовало вовлечению его в образовательный процесс, то зачисление в средние специальные учебные заведения проводилось на основании результатов собеседования, независимо от плана приема. Таким образом, граждане с особыми образовательными потребностями, как в высшие учебные заведения, так и в средние специальные учебные заведения, принимались вне конкурса. Однако это положение относилось только к той категории лиц, которая по состоянию здоровья не имела возможности посещать занятия.
Если абитуриент показывал недостаточный уровень знаний для обучения в среднем специальном учебном заведении, то ему оказывалась помощь в подготовке к поступлению уже не силами кафедр (как в вузе), а приемной комиссией. Кроме того, принятые на обучения учащиеся в исключительном порядке могли обучаться на дому с обязательным посещением преподавателей. Этот опыт был заимствован из практики предоставления образовательных услуг лицам с ограниченными возможностями в высших учебных заведениях.
Анализ вышеуказанных нормативных документов позволяет сделать вывод, что проводимая государственная политика не требовала больших финансовых затрат, а это было особенно важно в условиях тотального финансового кризиса. Кроме того, помощь по подготовке абитуриентов, организуемая приемными комиссиями средних специальных учебных заведений, позволяла охватить образовательным процессом не только граждан с особенностями физического, но и психического развития.
Логическим продолжением ранее намеченного курса преобразований системы коррекционного образования стало принятие Верховным Советом СССР Закона СССР «Об основных началах социальной защищенности инвалидов в СССР» от 11 декабря 1990 года4. В соответствии с этим законодательным актом государство гарантировало инвалидам необходимые условия для получения образования и профессиональной подготовки. Помимо этого было закреплено положение, в соответствии с которым органы народного образования совместно с органами здравоохранения и социального обеспечения обязаны были обеспечивать дошкольное и внешкольное воспитание детей-инвалидов, получение инвалидами общего среднего, среднего специального и высшего образования в соответствии с индивидуальной программой реабилитации (ст. 21 Закона СССР)4.
Необходимо подчеркнуть, что данным Законом предусматривалось обучение лиц с особыми образовательными потребностями на всех уровнях образовательной системы – от дошкольного воспитания до высших учебных заведений. Так, в целях создания наиболее благоприятных возможностей для воспитания детей-инвалидов дошкольного возраста и оказания им необходимой реабилитационной помощи в детских дошкольных учреждениях общего типа создавались условия для пребывания в них детей-инвалидов. При этом, в случае, если состояние здоровья ребенка исключало возможность пребывания его в дошкольном учреждении общего типа, создавались специальные дошкольные учреждения (ст. 22 Закона СССР)4.
Общее среднее, среднее специальное и высшее образование инвалидов осуществлялось в учебных заведениях общего типа, а при необходимости – в специальных учебных заведениях. Учебные занятия организовывались также в стационарных лечебно-профилактических или реабилитационных учреждениях для тех детей, которые проходили курс лечения (ст. 23,26 Закона СССР)4.
Вышеозначенным Законом СССР также было предусмотрены воспитание и обучение детей-инвалидов на дому (ст. 24), внешкольное их воспитание (ст. 25), а также профессиональная подготовка и повышение квалификации инвалидов в учебных заведениях, на предприятиях и в организациях как общего типа, так и специализированных, в зависимости от необходимости (ст. 27)4.
Подробное рассмотрение Закона СССР «Об основных началах социальной защищенности в СССР» дает возможность сделать вывод, что данная законотворческая деятельность не была прорывом в неизведанное, то есть те или иные нормы этого закона уже содержались ранее в различных законодательных и нормативных актах. Однако, сам факт гарантии необходимых условий для получения образования и профессиональной подготовки лицам с особыми образовательными потребностями в столь нестабильное и, не побоюсь этого слова, тревожное время, говорит о многом. Именно эти и некоторые другие законодательные инициативы позволили на рубеже конца 80 – начала 90-х годов ХХ века преумножить накопленный опыт, организовывать и открывать новые учебные заведения, к числу которых, например, относится Московский институт-интернат для инвалидов с нарушением опорно-двигательной системы, который был открыт в 1991 г. по адресу: ул. Лосиноостровская, 495.
Однако, при всей положительной динамике рассмотренных законодательных актов, этих мер в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ века было явно недостаточно.
________________________________________________________________
1 СП СССР, 1989. № 14. Ст. 47
2 Социальная защита инвалидов. Нормативные акты и документы / Под ред. П.И. Маргиева. М.: Юрид. лит., 1994. С. 499-500.
3 Социальная защита инвалидов. Нормативные акты и документы. С. 498.
4 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 51. Ст. 1115.
5 Постановление правительства РФ от 31.07.1991. № 414.

О.А. Дмитриева

«КОПЬЯ И СУДЬБЫ» В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ
Курский государственный технический университет

Статья посвящена проблемам при реализации социальной политики со стороны государства.
Социальная политика, пенсия, социальное обеспечение.
O.A. Dmitrieva

"SPEARS AND FATES" IN MODERN SOCIAL POLITICIAN

Kursk state technical university

Article is dedicated to problem at realization social politicians on the part of state.
The Social policy, pension, social security.

Сегодня абсолютно неоспоримо стоит проблема реализации социальной политики потому, что данное направление государственной деятельности и социальное обеспечение всегда играли важную роль в историческом развитии общества и его эволюции. Поэтому этот вопрос нельзя оставить без внимания на современной этапе развития государственности. Будущее многих поколений России, ее историческое будущее, зависит от того, как будет реализовываться социальная политика сегодня. Поэтому, актуально изучение прошлого опыта и тенденций социального обеспечения для внесения предложения решений выхода из кризиса, сложившегося на этом поле реализации социальной политики в современный период.
Непререкаемым принципом демократического общества является то, что каждый человек обязан обеспечить свое существование сам. Но в любом обществе живут люди, которые от рождения, в силу болезни или старости не в состоянии этого делать. Недостаточно предприимчивые люди, одинокие женщины, инвалиды, многодетные граждане часто оказываются нуждающимся, а нетрудоспособные вообще требуют ухода и лечения… Общество не может бросить таких людей на произвол судьбы, а потому создает государственную систему обеспечения их материальными благами за счет общества. В этом проявляются человеческая солидарность и гуманизм. Каждый человек должен помнить, что рано или поздно он может оказаться в трудном положении, требующем общественной помощи.
Согласно Конституции, каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и т.д. Каждый из этих случаев / социальных рисков / характеризуется утратой заработка или его недостаточностью для жизнеобеспечения человека и нетрудоспособных членов его семьи.
Закон устанавливает наступление пенсионного возраста для мужчин с 60 лет, а для женщин с 55 лет – связывая размер пенсий со стажем работы. Подробно регламентируются основания получения пенсии по инвалидности, под которой понимается потеря трудоспособности на длительный срок или постоянно, а так же в результате потери кормильца. Как бы в развитие положений об охране материнства и детства предусматриваются основания социального обеспечения для воспитания детей. Все эти формы социального обеспечения строятся на закреплении субъективных прав граждан на получение пенсий и пособий при наличии соответствующих оснований. Человек заранее должен знать, на что он может рассчитывать при наступлении тех или иных социальных рисков. Выход на пенсию –это право, а не обязанность человека, поэтому в случаях, когда человека «выталкивают» на пенсию без его согласия, должны быть веские причины для этого, которые могут быть проверены в судебном порядке.
Пенсионное законодательство весьма детализировано. Его основной акт – Закон РСФСР « О государственных пенсиях в РСФСР». Он устанавливает два основных вида пенсий: трудовые /связанные с наличием определенного стажа работы/ и социальные, назначаемые престарелым и нетрудоспособным при отсутствии прав на трудовую пенсию/.
Право на пенсию по любому основанию – конституционное право, неподлежащее произвольному ограничению даже через Федеральный закон, т. к невозможно себе представить, что бы какое-либо ограничение этого права соответствовало основаниям, перечисленным в ч.3 ст55 Конституции. Этим правом обладают все граждане, в том числе и осужденные по приговору суда. Но закон длительное время лишал права на пенсию эту категорию граждан.
Конституционный суд РФ в постановлении от16 октября 1995г. по делу, связанному с жалобами Г.Г.Ардерихина, Н.Г.Попкова, Г.А.Бобырева, Н.В.Коцюбки признал соответствующую статью закона «О государственных пенсиях» не соответствующей конституции. Суд отметил, что приостановление выплаты трудовой пенсии лишат осужденного пенсионера возможности получить ту его часть, которая превышает расходы по его содержанию в исправительно-трудовом учреждении, и приобретает характер дополнительного наказания. Кроме того, оно ограничивает права иждивенцев пенсионера. Часть 1 ст.39 Конституции РФ не допускает положения, при котором нетрудоспособные члены общества остаются без помощи. Но в результате установленного статьей 124 рассматриваемого Закона запрета выплачивать осужденному пенсионеру трудовую пенсию и при отсутствии в законодательстве правила о выплате его иждивенцам причитающейся им части пенсии, иждивенцы пенсионера полностью теряют этот источник средств к существованию. Тем самым устанавливается и разный объем для иждивенцев осужденных пенсионеров и иждивенцев всех иных категорий пенсионеров, что нарушает гарантированный государством принцип равенства прав и свобод человека и гражданина /ч.1 и 2 ст.19 Конституции РФ/.
Специальные виды пенсий устанавливаются рядом законов. Несколькими законами устанавливаются социальные пособия. Так, Закон «О занятости населения в РФ» ввел пособия по безработице. Указ Президента РФ «О совершенствовании системы государственных социальных пособий и компенсационных выплат семьям, имеющим детей, и повышение их размеров» от 10 декабря 1994г. установил ежемесячное пособие на каждого ребенка до 16 лет. Несколькими актами регламентируются выплаты пособий по временной нетрудоспособности, а так же ряд других пособий /на погребение/. Эти выплаты производятся соответственно из средств федеральных учреждений: Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования, Фонда медицинского страхования, Фонда занятости. Но дополнительные пособия и пенсии, т.е. сверх федерального уровня, могут вводиться законодателями субъектов Федерации из собственных средств.
Важная форма конкретизации закрепленного в Конституции РФ принципа социального государства и одновременно – конституционного права на социальное обеспечение явился Федеральный закон «Об основах социального обслуживания населения в РФ». Закон закрепляет различные виды обслуживания граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации. Такие граждане имеют право на обслуживание в государственной системе социальных служб. Предусмотрена материальная помощь, предоставление временного приюта, дневное пребывание в учреждениях социального обслуживания, консультативная помощь. Развитию благотворительности и созданию благотворительных фондов служит Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».
Необходимо сказать не только о плюсах социальной политики в РФ, но и о минусах, они наиболее ярки на фоне нынешних катаклизмов. Нужно отметить, что уже в скором будущем наше государство ожидает пенсионная реформа, потому, что наши пенсионные законы противоречат сами себе. Так по 340-му закону в зависимости от трудового стажа можно получить пенсию в размере от 55 до 75% заработка, который учитывается за последние 2-а года перед выходом на пенсию, либо за любые 5-ть лет подряд за весь период трудовой деятельности. Но в 340-м законе /закон 1993г./ имеется существенное ограничение – пенсия не может превышать 3-х минимальных размеров по тому же законодательству. Новый закон /113 – ФЗ\, разработанный в 1997г. должен был преодолеть эти противоречия и установить утраченную связь между зарплатой и утраченным размером пенсии. По этому закону за работником было сохранено право на получение пенсии в зависимости от стажа в размере от 55 до 75% от заработка, но уже с другим ограничением: вместо 3-х минимальных пенсий законодатель ввел в качестве ограничителя размер средней заработной платы в стране, установленной для исчисления пенсии. Решив одну проблему, законодатель не дал ответа на вопрос: как решить проблему баланса интересов пенсионеров, имевших в прошлом высокие заработки, и тех, у кого заработок и стаж дает право на минимальную пенсию – но это ли не казус?
Необходимо сказать и о том, что с февраля 2001 года размер пенсий был увеличен на 10%. Глава пенсионного фонда надеется, что принимаемый размер совокупных пенсионных выплат решит и проблему работающих пенсионеров. Неважно, что они не могут получать пособия по более прогрессивному страховому закону, их доходы увеличились. Это увеличение пенсий было оформлено Постановлением Правительства с 1-го февраля 2001». Повышение пенсий теперь говорит о том, что уровень жизни граждан в стране повысится, в Указе Президента РФ от 8 февраля 2001г. говорится о том, что меньше 600 рублей пенсионеры получать теперь не будут.
В феврале 2001 года вышли и такие документы, касающиеся гарантий социальных прав и их реализации: Постановление Правительства РФ « О порядке осуществления с социальной реабилитации лиц, пострадавших в результате террористической акции» и Указ Президента РФ «О внесении изменений в некоторые указы Президента РФ по вопросам установления размеров стипендий и социальных выплат». Говорить на эту тему можно бесконечно, так как социальная сфера конструируется практически заново и по новым правилам и методам, но до совершенства еще очень далеко.
Из вышеизложенного следует, что пока социальные права граждан в стране не станут на должный уровень, многие слои населения так и будут жить практически за чертой бедности…
Для того чтобы социальные права оказались на должном уровне, необходима социальная реформа, которая бы устранила недостатки и казусы в социальной сфере, существующие сегодня. Так, например, в данный период государство оплачивает 30% коммунальных услуг, в связи с этим граждане платят квартплату в размере 70% от общей стоимости. Это выгодно для населения, но не выгодно для самого государства, так как социальная помощь должна быть адресной, а не поголовной. Необходимо дифференцировать социальные выплаты гражданам, потому, что даже в приведенном примере оплаты коммунальных услуг видно, что государство оплачивает расходы всех граждан, независимо от ценза. Но мы считаем это в корне неверным, а именно: заработная плата у каждого человека различна, а значит и материальное положение различается, отличаются и сами квартиры: одни находятся в престижных районах города, имеют огромный метраж, размещаются в новых домах, а другие представляют собой полную противоположность. Поэтому необходимо произвести реформирование социальной сферы, где указать каким категориям граждан выплачивается социальная помощь, включая оплату квартиры и коммунальных услуг; какой максимальный размер оплаты труда устанавливается для получения этой помощи; состав семьи и количество иждивенцев.
Возможен и несколько иной вариант разрешения этой проблемы: государство может помогать гражданам в выплатах коммунальных платежей, но в разумных пределах – можно оплачивать положенную законодательно жилую площадь на одного человека /установить, сколько оплачивает государство/, а площадь, которая окажется сверх нормативов, должен оплачивать сам владелец полностью.
Возможно и повышение размеров социальной помощи неимущим гражданам, но только в допустимых пределах и разумными методами: необходимо создание специальной социальной комиссии, которая бы решала, каким гражданам необходима выплата помощи, а каким необязательна. Ведь, если помощь назначать без особого разбора, то найдутся люди, не желающие работать и обеспечивать свою жизнь, они будут лишь пользоваться социальными благами и незаконно жить на деньги налогоплательщиков. Эта ситуация напоминает мораль древней пословицы, где говорится: « Не нужно давать голодному ломоть хлеба, лучше научить его испечь этот хлеб». Так и в вопросе о социальной помощи – не нужно помогать всем без исключения, а необходимо научить людей правильно и рационально работать и использовать свой талант…
Помимо вышеизложенного, необходимо отметить и тот факт, что такой формулировки – как «право на социальное обеспечение» в конституциях иностранных государств, как правило, не записывается, это касается и современных конституций братских народов, например Украины
Формулируется этот вопрос в разделе, где указываются конституционно-правовые основы общественного строя. Тем самым снимается вопрос о судебной защите конституционного права, хотя судебная защита соответствующих прав, определенных текущим законодательством обеспечивается.
По мнению автора, РФ должна взять во внимание положительные черты из этого опыта, так как он показывает, что даже из людских пороков государство может найти выгоду для собственных граждан и тем самым оказать им неоценимую помощь и поддержку в социальной сфере…
Нельзя ломать моментально ту уже выработанную систему социальной поддержки населения Российской Федерации, которая вырабатывалась годами, и десятилетиями.
Надо лишь добавлять тот положительный опыт, который мы можем перенять у соседних стран, выработанный у них на практике. Но и этого нельзя сделать, не проведя различных анализов на предмет того, подходят ли эти меры для данного государства и не будут ли они лишь помехой в совершении социальной поддержки.
Принимая документы такого рода, необходимо учитывать финансовые возможности государства на данный момент, ведь теоретически можно принять любой закон и подзаконный акт, но будет ли он действовать фактически - это зависит от того, будет ли выработан механизм его осуществления…
РАЗДЕЛ III
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРОЙ


В.Ю. Байбаков

Б.А. КИСТЯКОВСКИЙ О ПРИНЦИПАХ И МЕТОДОЛОГИИ ПРАВА

Курский государственный технический университет

В статье рассматриваются основные принципы, сформированные российско-украинским правоведом начала XX в. Б.А. Кистяковским: использование причинно-следственных связей, философских категорий необходимости и справедливости, равнозначно субъективного и объективного права в соотношении к философии культуры.
Ключевые слова: методология права, категория необходимости, категория справедливости, объективное и субъективное право, государство и право.

V.Y. Baibakov

B.A. KISTIKOVSKY ABOUT THE PRINCIPLES OF METHODOLOGY THE LAW

Kursk state technical university

The article deals with the methodological principles of the law of the Russian-Ukrainian jurisprudent of the beginning of the 20th century B.A. Kistikovsky such as the research of relationship of cause and effect, the using of philosophical categories of necessity and validity, the equivalent research both of objective and subjective law, the correlation of the right with philosophy of culture.
Key words: methodology of the law, category of necessity, category of validity, objective and subjective law, state and law

Многообразие правовых явлений, развитие и появление новых юридических отраслей обусловливают сложность формирования методологии права, унификации её принципов и методов. Но, как отмечают многие правоведы, в частности член-корреспондент РАН Д.А. Керимов, «потребность в развитии методологии права ощущается с каждым днём всё острее»1.
Небезынтересны, на наш взгляд, методологические принципы, сформулированные известным отечественным правоведом и социологом Богданом Александровичем Кистяковским (1868-1920). Б.А. Кистяковский исходит из представления о праве как продукте духовной деятельности человека, культурном благе общества. В ряду гуманитарных наук правоведение занимает особое место, поскольку право «входит в различные сферы человеческой жизни и деятельности, которые могут составлять предмет различных отраслей гуманитарных наук»2. Право имеет свойство как бы извне вторгаться в жизнь человека, обеспечивает господство общественности над личностью. По мнению Кистяковского, право - социальное явление, его необходимо рассматривать как социальную систему, поддерживающую определённый порядок в обществе. Вследствие этого при научном исследовании права должен быть применён методологический и гносеологический плюрализм. Мир социальных явлений вообще и мир права в частности, считает Кистяковский, есть не только мир необходимого, но и должного. Важное значение имеют причинно-следственные связи. Б.А. Кистяковский отмечает заслугу отечественного правоведа С.А. Муромцева, который ещё в 70-х годах XIX в. указал, что основная задача научного познания права заключается в исследовании причинных соотношений. «Пока мы рассматриваем явления в причинном соотношении, – пишет Кистяковский, – мы должны смотреть на них как на необходимое»3. При исследовании социальных явлений, т.е. материала, поставляемого историческими и описательными науками, отмечает он, можно применять известные методы выделения, изолирования и отвлечения установок, определённые общественные причинные соотношения, обладающие предикатом безусловной необходимости, т.е. беспространственностью и безвременностью.
Но категория необходимости – это категория безразличия, она является лишь средством для добывания истины, нуждается в осмыслении. В суждениях о социальном мире категория необходимости сопровождается оценочной категорией – справедливости, общеобязательной для человеческого сознания. «Конечная цель всякого социального процесса, – утверждает Кистяковский, – выражаенная в нравственном постулате, правовой норме или в юридическом установлении, является одинаково результатом как естественного хода необходимо обусловленных явлений, так и присущего людям стремления к осуществлению справедливости»4. Идея справедливости развивается постепенно. Наглядным примером может служить естественный ход общественной жизни. Существующий капиталистический строй, основанный на наёмном труде, справедливее предыдущего – феодального, основанного на крепостничестве, а феодальный, в свою очередь, справедливее рабовладельческого. Из этого, он делает вывод, что постепенное развитие справедливости несомненно приведёт к появлению социально-справедливого общества.
Причинно-обусловленная необходимость проникает в сознание людей в виде требований определённой справедливости и получает своё выражение в установлении долженствования. Человек создаёт себе идеалы и требует их осуществления в действительности. Вначале существующие фактические отношения приобретают характер отношений, освящённых нормами права. Появляется убеждение, что то, что есть – должно быть. Но постепенно правовая идея, идея должного берёт верх над существующим лишь фактически. Поэтому и фактические отношения приспосабливаются к должному в правовом отношении. Всё что не находит себе оправдания изменяется и согласуется с тем, что должно быть. В этих рассуждениях просматривается мысль Кистяковского о регулирующей роли права. Он приходит к выводу, что процесс научного познания права подчинён не естественной необходимости, а логическому и методологическому мышлению. В основание гносеологии права он полагает причинно-общественные связи между социальным явлением и нормами сознания и культуры. Гуманитарное научное познание, считает Кистяковский, исследует воздействие на культурную общественную жизнь всякого рода норм, начиная от промышленных и социально-технических, переходя к государственно-правовым и заканчивая этическими и эстетическими.
По мнению Кистяковского, право как элемент сознания может существовать в двух видах: или как психическое явление, то есть, совокупность представлений, чувствований и волевых побуждений, или же как норма (совокупность норм), которые возникают в сознании с определёнными требованиями долженствования и обязанности. Право, таким образом, существует в двух видах: в виде совокупности правовых норм – объективное право, и в виде совокупности правовых отношений – субъективное право. Объективное право, поскольку состоит из норм, безусловно, рациональное. Оно создаётся разумом. Это писаное право, состоящее из общих, абстрактных, безличных и схематических постановлений. Однако, право не только совокупность норм, но и жизненное явление, существующее под именем субъективного права. В жизни субъективное право дано в виде неисчислимого количества правовых отношений или прав и обязанностей. Оно представляется как совокупность жизненных фактов, имеющих правовое значение. Каждый такой факт в своей индивидуальности иррационален. Жизнь, как справедливо указывает Кистяковский, так богата, разнообразна, что не может целиком подчиниться контролю законов и органов, наблюдающих за их исполнением. Факты же, из которых состоит субъективное право, постепенно меняются, одни правоотношения возникают, другие исчезают. «В этом процессе постоянно меняющихся правовых явлений обыкновенно постепенно и медленно нарождаются и принципиально новые правовые образования» – отмечает Кистяковский5. Рационализация их путём нахождения соответствующих правовых норм наступает значительно позже их возникновения. Таким образом, он утверждает, что процесс правообразования на первых порах является процессом социальным. В основании правовых норм лежат иррациональные переживания и восприятия этих норм связано с ними. Б.А. Кистяковский считает неверным отождествление права, заключающегося в правовых нормах с правом, осуществляющимся в жизни, вследствие этого научное познание права должно строиться с учётом и совокупности норм и совокупности правоотношений, т.е. в единстве принципов объективного и субъективного права. Только таким образом можно охватить реальность права. В понятие реальности он вкладывает то, что дано как факт, к какой бы сфере он не относился. Реальность объективного права многообразна, она заключается не только в правовых учреждениях, но и во всяком осуществлении права в общественной жизни. Психо-правовые переживания могут быть мотивом для осуществления права, но не самим его осуществлением.
Считая право продуктом человеческого духа, Кистяковский относит его к числу культурных благ, которые при своём объективировании получают то или иное материальное воплощение. Причём участие в них материальных элементов крайне различно. Так, реальность скульптуры и живописи – физическая, произведений литературы и музыки – чисто духовная. Реальность права – своеобразная. «Её следует поставить по середине между реальностью произведений скульптуры и живописи, с одной стороны и произведений литературы и музыки – с другой. Но всё-таки её придётся признать немного более близкой к реальности первого вида культурных благ, чем второго. Ведь ясно, что право не может существовать без субстанциональных элементов общественной организации, которые составляют его неотъемлемую связь», – пишет Кистяковский6. Тем самым он подчёркивает, что в праве кроме интеллектуальных элементов, проявляются и другие, например волевые, что нужно учитывать при научном познании права.
Крайне сложным в методологии права является формулирование понятия, т.е. выражения в концентрированном виде всех знаний о праве. Каждый исследователь права подходит к нему с одной стороны этого многообразного явления. Кистяковский выделяет четыре теоретических подхода: государственно-организационный, социологический, психологический и нормативный. Кроме того, существуют два технических или практических понятия права: юридико-догматический и юридико-политический.
Государственно-организационное или государственно-повелительное понятие права – совокупность норм, исполнение которых вынуждается, защищается или гарантируется государством. Иными словами, право есть то, что государство приказывает считать правом. Преимущества этого понятия несомненны, так как оно имеет государственно-организационный элемент. Но оно ограничено тем, что из области права исключается значительная часть обычного, государственного и международного права. Кроме того, необходимо учитывать тот аспект, что государство и право возникли независимо друг от друга и некоторое время вели как бы обособленное существование. Постепенно государство стало признавать одной из своих обязанностей заботу о праве, охрану его и гарантии осуществления его предписаний. Процесс роста государственного правосознания закончился уже в абсолютно-монархическом государстве. Далее право перестраивает государство и превращает его в правовое явление. «Государство и право, – считает Кистяковский, – это две стороны одного и того же сложного явления, и в частности, право и есть то начало из которого состоит государство»7.
На втором месте стоит социологическое понятие права – совокупность осуществляющихся в жизни правовых отношений, в которых вырабатываются и кристаллизуются правовые нормы. Это понятие шире государственного, оно включает и обычное, и государственное, и международное право. Особый интерес представляет зависимость этого понятия от национальных, бытовых, экономических и других социальных отношений. Социологическое понятие права подчёркивает разницу между правом и законом. Важно оно и в практическом плане, поскольку помогает судье вынести решение, согласно с потребностями жизни. Однако и социологическое понятие права ограничено тем, что не может включить в своё определение преднамеренный и сознательно-целесообразный элемент права.
На третье место Кистяковский ставит психологическое понятие права. По его мнению, право как элемент нашего сознания может существовать в двух видах: или как чисто психическое явление, т.е. совокупность представлений, чувствований и волевых побуждений, или же, как норма или совокупность норм, которым придаётся сверхиндивидуальное значение и которые возникают в сознании с определёнными требованиями долженствования и обязанности. Высоко оценивая научную ценность психологической теории права Л.И. Петражицкого. Кистяковский резко критикует автора за подмену понятие права понятием правовой психики. В теории Петражицкого, по его мнению, не отражена сущность и значимость объективного права. Психологическая природа права должна быть дополнительно исследована. Необходимо изучение социально-психического характера правовых явлений, выявление связей между психическими чертами права и его социальным характером, подлинной сущности объективного права.
Четвёртое понятие права – нормативное, согласно которому право – совокупность норм, заключающих в себе идеи о должном, которые определяют внешние отношения людей между собой. Зачастую это понятие отождествляют с психологическим, вернее же оно содержит этические и логические элементы права и может быть названо этиологическим. Нормативное понятие, по Кистяковскому, с одной стороны упирается в сферу чистых этических ценностей, с другой – оно коренится в культурных благах общества. «Границы его, – отмечает Кистяковский, – заключаются в том, что оно неспособно целиком определить осуществление права и его конкретное воплощение в психологическом переживании, социальном явлении и акте государственно-организационной деятельности. Но оно имеет с ним непосредственную связь, а потому сближение его с простым логическим построением, лишенным предиката бытия, совершенно ошибочно»8. Нормативное понятие права имеет преимущественно-идеологический характер, не вполне отражает реальность права и не вскрывает сущность объективного права. Но всё же обладает познавательной ценностью.
Существует два технических или практических понятий права. Юридико-догматическое право – совокупность правил, указывающих как находить в действующих правовых нормах решение для всех возникающих случаев столкновения интересов. Юридическая догматика ставит своей задачей изложение действующих систем права в наиболее удобовоспринимаемой и удобопонятной форме. Она представляет собой описательную науку, бессильна там, где приходится иметь дело не с описательным материалом, а требуется объяснение явлений, не даёт научного знания о том, что такое право.
Юридико-политическое понятие – совокупность правил, помогающих находить и устанавливать нормы для удовлетворения вновь возникающих потребностей или осуществление новых представлений о праве и не праве. Но это понятие права ещё не достаточно разработано, поскольку оно должно охватывать все специальные разделы социальной политики (промышленную, аграрную, торговую и др.).
Итак, существует множество понятий права, как теоретических, так и технических. Между ними нет отношений логической подчинённости, каждое из них рассматривает определённый аспект права и является правомерным. Но каждое из них ограничено. Кистяковский убеждён в том, что право, как явление, едино и существуют синтетические формы, объединяющие различные научные понятия явлений, лежащих в основании культурных благ. Право может быть исследовано или как по преимуществу государственно-повелительное, или как социальное, или как психическое, или как нормативное. Но при этом исследователь должен за исходный пункт принять и совокупность правоотношений и объяснить связь основной стороны права со всеми остальными. Безусловно, все остальные стороны права не могут быть объяснены одной его стороной, поскольку они относятся к различным сферам явлений. Но Кистяковский считает достаточным выявление связи хотя бы с одной из сторон. Это кропотливый труд, требующий применения методов изолирования и расчленения и могущий дать научное знание всех сторон права, т.е. во всех его проявлениях в различных сферах.
Право-культурное благо, но оно не может быть отнесено только к одной стороне культурной жизни человека (государственной организации, к общественным отношениям или к душевным переживаниям), так как она одинаково связана со всеми ими. В то же время наука о праве является одной из гуманитарных наук и должна быть признана равноправной со всеми. Вследствие этого Кистяковский приходит к заключению, что методологически правомерно ориентировать науку о праве на философию культуры и «только при посредстве её на всей сумме гуманитарных наук, объединённых при помощи философии в цельную систему научного знания»9. Проявляется философия культуры в своих основных предпосылках в виде системы ценностей. И хотя содержание права создаётся отчасти изменчивыми экономическими и социальными условиями, значительную долю в нём составляет интеллектуальная и волевая деятельность. Если духовная культура характеризуется формальными свойствами, то право как наиболее совершенно развитая и вполне конкретно осязаемая форма, основанная на такой формальной ценности как свобода, играет самую важную роль. Причём важным регулятором права является естественное право, включающее в себе неотчуждаемые свободы человека.
К настоящему времени наука о праве – правоведение значительно пополнилась новыми исследованиями, разработками, концепциями. Многие мысли Б.А. Кистяковского получили иное освещение и иную направленность. Так, профессор С.С. Алексеев говорит о многоликости и многогранности права. Основными гранями права он считает догму права, правовое содержание и правовые идеи, причём под правовым содержанием он имеет в виду субъективное право – право отдельных субъектов10.
Д.А. Керимов отмечает, что методология права «делится на две органически связанные между собой и взаимодействующие части: общенаучную методологию и методологию отраслевых наук, разрабатываемую главным образом философией права»11. Одним из направлений общей теорией права является философия права, наряду с социологией прав, считает он.
Разработана интегративная юриспруденция, сочетающая различные подходы к понятию права.
Академиком В.С. Нерсесесянцем предложена юридико-либертарная концепция правопонимания, трактующая право как выражение формального равенства (формальной справедливости). «Правовая форма как форма равенства, свободы и справедливости качественно определённа и содержательна, но содержательна и определённа в строго формально-правовом смысле, а не в смысле того или иного фактического содержания, как это характерно для естественноправового подхода. Поэтому такая качественно определённая в формально-правовом плане форма права представляет собой форму долженствования не только в смысле общеобязательности, властной императивности и т.д., но и в смысле объективной ценностной общезначимости, в смысле ценностно-правового долженствования»12.
Тем не менее, следует признать, что методологические разработки Б.А. Кистяковского представляют интерес не только в историческом плане, но не потеряли своего значения и в наши дни.


Н.С. Петрищева

СОВЕТСКОЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО:
МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Курский государственный технический университет

В статье рассматриваются вопросы становления избирательной системы в годы Нэпа на территории Курской губернии. На основе законодательных, нормативных документов и архивного материала характеризуется формирование института «лишенцев» и процесс восстановления избирательных прав населения в 1921 - 1924 гг.
Ключевые слова: институт «лишенцев», съезд советов, политическая дискриминация, реабилитация, выборная кампания.

N.S. Petrisheva
THE SOVIET SUFFRAGE:
MYTHS AND REALITY

Kursk state technical university

In that article the author rases the questions of the formation and the development of the election system in the years of the NEP (the New Economic Policy) in Kursk region. According to legislative norms, active acts and archive materials the process of the forming of the institute of losers in the 1921-1924 is characterized.
Keywords: the institute of «Deprived », congress of councils, political discrimination, rehabilitation, elective campaign.

Система избирательного законодательства в нашей стране прошла несколько этапов развития, испытывая на себе воздействие различных внешних факторов, в результате сформировалось современное состояние этой системы. Для осознания сущности, значения и возможных перспектив дальнейшего развития и совершенствования избирательной системы необходимым является исследование отдельных ступеней в формировании избирательного законодательства. Важной вехой отечественного избирательного права является период, охватывающий 20-30-е гг. XX века.
Отказ большевистского руководства от военно-коммунистических принципов управления экономикой в начале 20-х гг. предполагал демократизацию уже сложившейся политической системы, ее реформирование с учетом новых реалий, обозначившихся в общественно-политической жизни страны после перехода к Нэпу. Однако за хозяйственной либерализацией не последовало сколько-нибудь существенных преобразований в политической сфере.
Между тем, процесс становления советской системы, сопровождался не только сохранением, но и в ряде случаев некоторым усилением откровенно дискриминационных мер в отношении населения даже на фоне относительной стабилизации положения в стране.
Придя к власти, большевики сразу ввели массовые ограничения в избирательных правах для значительных групп населения по мотивам, не учитывавшимся ранее, как бы «перевернутым» наоборот: основанием для поражения в правах становилось не отсутствие (как раньше), а наличие имущественного ценза, а также владение когда-либо собственностью, кроме того учитывались социальное происхождение, прошлая и настоящая деятельность и т.д.
Следует отметить, что формирование института «лишенцев» прошло в своем развитии несколько стадий. Первый этап условно можно обозначить с 1918 - по 1924 гг., когда практически неизменными оставались категории лишенцев. В соответствии со ст. 65 Конституции РСФСР 1918 г. предполагалось лишать избирательных прав в первую очередь эксплуататоров, к числу которых были отнесены: лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли; лица, живущие на нетрудовой доход, как-то проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.; частные торговцы, торговые и коммерческие посредники; монахи и духовные служители церквей и религиозных культов; служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома; а также лица, признанные в установленном порядке душевнобольными или умалишенными, а равно лица, состоящие под опекой; лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления на срок, установленный законом или судебным приговором1.
Вместе с тем Конституция РСФСР 1918 г. заложила основу для дальнейшего произвола в толковании мотивов лишения избирательных прав, введя широкую формулировку: «лишать отдельных лиц или группы прав, которые пользуются ими в ущерб интересам социалистической революции»2. В последующие годы под эту категорию стали подводить широкие группы тех, кто представлял потенциальную или реальную опасность для правящего режима.
Основные положения о порядке проведения выборов и составах съездов советов были закреплены на VII Всероссийском съезде советов и нашли свое отражение в принятии «Постановления о Советском строительстве» от 12 декабря 1919 г. Согласно постановлению «Съезды Советов созываются соответствующими по территории исполнительными органами Советской власти (Исполнительными Комитетами) по усмотрению последних или по требованию Советов местностей, насчитывающих не менее 1/3 всего населения данного района но, во всяком случае, не реже двух раз в год по области, губернии, уездам и не реже, как через каждые три месяца по волости»3.
В Курской губернии приведение в жизнь «постановления » отразилось в ходе выборной кампании осенью-зимой 1921 г. 11 ноября 1921 г. состоялось заседание Большого Президиума Губернского исполнительного комитета. Главным вопросом в повестке дня была подготовка к созыву IX очередного Курского губернского съезда советов. Большое внимание этой компании уделила периодическая печать. На страницах «Курской правды» появился целый ряд статей о ходе, целях и задачах избирательной кампании. Следует подчеркнуть, что с одной стороны все публикации носили агитационный характер – призывая рабоче-крестьянское население губернии не остаться в стороне и реализовать свои политические права, с другой же призывали проявлять бдительность и не допустить в органы советской власти «кулацкий» элемент: «У нас в Курской губернии началась кампания по перевыборам советов. Эта компания более чем когда требует особого внимания со стороны нашей партии. Мы живем в такой обстановке когда в поры нашей хозяйственной жизни легально просочился мелкобуржуазный, капиталистический элемент. В период бушевания мелкобуржуазного моря надо более всего опасаться того, чтобы волны ее не заплеснулись до краешков хотя бы наших органов управления. Если кулацкий элемент в недавнее наше прошлое не упускал ни одного случая пролезть в сельсовет (сельский совет) или волисполком (волостной исполнительный комитет), то теперь тяга к политическому господству среди кулацких элементов, так и среди мелкобуржуазных слоев городского населения, проявляется особенно резко. Наши советы вершащие работу в интересах пролетариата и трудового крестьянства, должны быть более чем когда-либо строго рабоче-крестьянскими. Коммунистический их элемент должен быть дополнен лишь честными беспартийными рабочими и крестьянами, дышащими одной грудью с российской коммунистической партией...»4. Необходимо отметить, что и все последующие выпуски «Курской Правды», посвященные подготовке к IX губернскому съезду советов были буквально пропитаны статьями подобного содержания. Это свидетельствует о том, что коммунисты старались всяческими способами предотвратить возможное усиление позиций и влияния в обществе тех или иных групп, потенциальных или реальных угроз большевизма, они фактически поделили общество на своих сторонников и противников.
Более того, введение и сохранение «института лишенцев» в обществе, позволяло новой власти установить поэтапный контроль над основной частью населения, путем привлечения к проведению мер ограничительно-дискриминационного характера социальных низов, делая их соучастниками и поддерживая в обществе атмосферу раскола и конфронтации, подогревая психологию агрессии в отношении бывших привилегированных сословий. Но, в первые годы Нэпа недовольство крестьян дискриминационными мерами государства было большой редкостью, это связано с тем, что состав сельских советов и волостных съездов формировался местными партийными организациями, чему способствовало равнодушное отношение к выборам основной массы крестьян, поглощенных решением хозяйственных проблем. К примеру, в №268 «Курской правды» от 3 декабря 1921 г. появились две заметки с лаконичными названиями: «Отнеслись равнодушно» и «А вот эти сознательно!». В них подчеркивалось что: «население Ивановской волости, Льговского уезда отнеслось равнодушно к перевыборам волостных и сельских советов, благодаря чему в вол и сельсоветы прошли кулацкие элементы» и наоборот «в Угожской волости, Льговского уезда закончились перевыборы волостных и сельских советов, в которые вошли коммунисты и бедняки»5.
Тем не менее, архивные материалы содержат документы, свидетельствующие о неточностях в проведении первых избирательных кампаний и недовольствах со стороны граждан лишенных избирательных прав. В протоколе №5, Тимской уездной избирательной комиссии за 29 ноября 1921 г. зафиксировано рассмотрение жалоб отдельных лиц, в частности заявление гр. Якова Ивановича Сопова, гр. Карпа Ивановича Савенкова, гр. Никандра Федоровича Тилинина и других жителей Погоженской волости. В результате принято решение: «предложить Погоженскому волизбиркому (волостной избирательный комитет) строго руководствоваться инструкцией о перевыборах, вообще лиц живущих на не трудовой доход к участию в выборах не принимать, довести до сведения волизбиркома что гр. Сопов избирательных прав не лишен по суду, довести до сведений волизбиркома что лишение граждан избирательных прав допускается только по суду»6. Но, несмотря на данное предписание, нарушение избирательного законодательства наблюдались повсеместно, как правило, списки лиц лишенных избирательных прав формировались под руководством местных органов советской власти, без всякого судебного разбирательства.
В 1923-1924 гг. количество заявлений о восстановлении в избирательных правах значительно возрастает. В связи с этим осенью 1923г. ВЦИК рассылает по губерниям Циркуляр «Разъяснение к инструкции ВЦИК о перевыборах городских и сельских советов и о созыве волостных, уездных и городских съездов советов». В котором предлагалось при составлении списков лиц лишенных избирательных прав избирательным комиссиям руководствоваться ниже следующим: «группы лиц лишенные избирательного права определены ст. 65 Конституции РСФСР; пункты а, б, и, з ст. 65,в одинаковой степени распространяются как на новую так и на старую буржуазию; из вышеуказанных категорий лиц губернские избирательные комиссии могут допускать к участию в выборах только тех которые представят удостоверение от фабзакома (фабрично-заводского комитета), сельского общества или месткома (местного комитета) по принадлежности о том, что данное лицо в настоящее время не эксплуатирует чужого труда, живет на средства добываемые его личным трудом и вполне доказало свою лояльность к советской власти; лишенные избирательных прав в силу пункта д. ст. 65, признаются лица прямо или косвенно руководящие деятельностью полиции, жандармерии, и картельных органов, как то министры, генерал-губернаторы, вице-губернаторы, главноначальствующие при чрезвычайной охране, губернские и уездные предводители дворянства, прокуроры и товарищи прокуроров судебных палат, земские начальники, исправники, крестьянские и уездные начальники, члены губернских правлений, чины департамента полиции министерства внутренних дел, и главного тюремного министерства юстиции, распространяется не только на чиновников царского строя, но и на соответствующих чиновников всех контрреволюционных правительств (Деникина, Врангеля, Колчака). Все остальные чиновники и деятели как царского, так и контрреволюционного правительства избирательных прав не лишаются, но если отдельные лица из них своей службой доказали лояльность к советской власти. Лица, занимающиеся сельским хозяйством и пользующиеся наемным трудом в порядке ст. 39,40, 41 Конституции избирательных прав не лишаются. Порядок внесения жалоб лицами лишенными избирательных прав определен ст. 14. Конституции. Постановления избирательных комиссий могут быть обжалованы в президиуме губисполкомов»7.
Необходимо подчеркнуть, что данная инструкция являлась узловым документом в вопросах лишения и восстановления, избирательных прав в Курской губернии в это время. В протоколах заседаний губернской и уездных избирательных комиссий за 1923г. все чаще встречаются заявления граждан с просьбами восстановить в избирательных правах и надлежащие решения по каждому заявлению при строгом руководстве вышеупомянутым документом. К примеру, в протоколе заседания Белгородской избирательной комиссия №5 от 13 октября 1923г. зафиксировано заявление гражданина с. Быковки, Висловской волости Севрюкова М.И. – об исключении его из списка лиц лишенных избирательных прав на основании пункта «д» ст. 65 конституции РСФСР за 8-ми месячную службу в бывшей полиции урядником в 1907 году. Принято постановление: «рассмотрев заявление гр. Севрюкова, уездная избирательная комиссия приняла во внимание социальное положение и доказанную лояльность к Советской власти, все же не считает возможным допустить тов. Севрюкова к выборам за отсутствием соответствующих законоположений, в виду чего гражданину Севрюкову надлежит возбудить ходатайство перед ВЦИК через УИК (уездная избирательная комиссия)»8.
В протоколе заседания Белгородской избирательной комиссии №6 от 9 ноября 1923 г. рассматриваются заявления гр. Вараваровой М.А. и гр. Рудинской В.В. с просьбой исключить их из списка лиц лишенных избирательных прав. К заявлению последней, прилагаются документы от уполномоченного сельхоза и Александровского совета рабочих депутатов. Постановили: «что гражданка Рудинская была ошибочно внесена в список лиц лишенных избирательных прав, согласно справки из Сельсовета №745, гр. Рудинская – трудящаяся, из списка лиц лишенных избирательных прав исключить и опубликовать это в газете «Трудовой день». Что же касается гражданки Вараваровой, то принимая во внимание собственноручное признание Вараваровой о принадлежности ее к монашествующим, что следует из заявления подписанного ее и поданного во ВЦИК в восстановлении в избирательных правах отказать»9.
Похожая картина наблюдается и в других уездах, на заседании Суджанской избирательной комиссии от 23 октября 1923г. обсуждались заявления о восстановлении в избирательных правах граждан Смыслова, Бочкина. Ильинского, Гузенко, Алехина. Постановили: «гражданина Смыслова, как кустаря из списка лиц лишенных избирательных прав исключить, в отношении гр. Бочкина за отсутствием документов подтверждающих род занятий вопрос оставить открытым, что касается гр-н, Ильинского, Гузенко, Алехина - затребовать из Упрофбюро (уездное бюро профсоюзов), справку, если указанные граждане являются действительно, членами совета и не участвуют в прибыли предприятия, из списка исключить»10.
Особо отметим что, возрастающее количество подобных заявлений, жалоб, ходатайств свидетельствует отнюдь не о формировании избирательной культуры у населения, а скорее, о том что «лишенцы», вне зависимости от принадлежности к социальной, профессиональной или культурной прослойки уравнивались в своем неполноправном положении и начинали испытывать на себе множество ограничений: увольнение с работы, исключение из профсоюзов и кооперативов, выселение из занимаемых квартир в муниципальных домах в городах, значительное повышение налогового бремени и даже введение для лишенцев особых налогов (военный), поскольку детей «лишенцев» не призывали в кадровую Красную армию и т.д. Кроме того, в 1920-х гг. по губерниям и крупным городам выпускались «списки лишенных избирательных прав»- своего рода проскрипционные списки «врагов народа». Люди, попавшие в них, подлежали вечному подозрению и преследованию. В фондах Государственного архива Курской области встречаются такие объявления: «Белгородская Уездная Избирательная Комиссия объявляет: список лиц, не имеющих права избирать, и быть избранными в советы согласно ст. 65 конституции РСФСР и проживающих в Белгороде и в слободах: Жилой, Савино, Покровке, вывешен для просмотра гражданами»11.
Следует подчеркнуть, что причины существования избирательных цензов и низкую явку граждан на выборы большевики причисляли к просчетам в работе сельсоветов. Например, весьма интересные разъяснения приводятся в бюллетене Суджанской уездной избирательной комиссии от 21 октября 1923 г.: «трудна в настоящий момент работа избирательных комиссий, а особенно сельских, во-первых потому что, сельизбиркомиссиям (сельские избирательные комиссии) приходиться первым провести фильтровку населения, удалив от участия в выборах граждан лишенных избирательных прав…вторая так же трудная задача, стоящая перед сельизбиркомиссиями преодолевать равнодушное безучастное отношение более темной и недостаточно-развитой, в общественно-политическом плане части крестьянства. В наших весьма отдаленных местах, инертность эта отчасти понятна после великой социальной бури, она является результатом своеобразной усталости после борьбы. Но есть так, же и другая причина заставляющая часть крестьянства уклоняться от выборов в советы. Поминаю слова одного из сельских председателей «У нас в республике самые главные работники это товарищ Ленин да я, он декреты пишет а я их исполняю»! действительно Москва как руководящий двигатель дает задания, а губерния, уезд и волость перебрасывают их на сельсоветы. Отсюда и боязнь идти на выборы и быть выбранными, чтобы не попасть в огромный объем кипучей работы»12.
В 1924 г. начались новации, поначалу воспринятые как либерализация избирательного законодательства. Проводя политику расширения социальной базы в духе лозунгов: «Лицом к деревне» и «Оживления Советов», правящий режим принимает решения о снятии ограничений для участия в выборах части слоев крестьянства, а также групп интеллигенции по мотивам их прежней «антисоветской» деятельности. Эти изменения законодательно были оформлены в очередном постановлении о перевыборах советов от 29 декабря 1924г. и касались следующих категорий граждан: кустари, имеющие подсобные предприятия - мельницу, просорушку, маслобойку и т.п., и служители при храмах и домах культа - певчие, церковные сторожа, органисты, члены приходских советов и т.п. не должны по этим только основаниям лишаться избирательных прав, а также псаломщики, канторы, муэдзины, при чем для последних это занятие не должно являться основной профессией. В Курской губернии данная инструкция была опубликована в официальном отделе газеты «Курская правда» от 23 сентября 1924 г. за №21713. Однако не все избирательные комиссии поспешили провести ее в жизнь, по-прежнему продолжая причислять к «лишенцам» реабилитированные категории. Об этом свидетельствуют многочисленные сообщения о незаконном лишении избирательных прав граждан, поступающие в губернскую избирательную комиссию.
Так, в Курский ГИК (губернский исполнительный комитет) поступил запрос от гр. села Н. Смородино, Курского уезда, Тубольцева с требованием вернуть все документы для обжалования решения губизбиркомисии (губернской избирательной комиссии) в ВЦИК. Тубольцев пишет: «что не видит логики, за что он, крестьянин, служивший в рядах Красной Армии, сын бывшего мелкого торговца, лишен избирательных прав». И находит вполне разумное объяснение: «за то, что живет в сравнительно лучших экономических условиях, не же ли председатель местного сельсовета гр. Воробьев»14, в связи с этим просит разъяснить под какую статью Конституции он попадает. Уроженец Больше-Солдатского уезда гражданин Поникленков находит схожие причины лишения его семьи избирательных прав. В своем обращении в губизбиркомиссию, он не только не согласен с лишением его избирательных прав членом Больше-Солдатского Вика (волостной исполнительный комитет), но и обвиняет последнего в покровительстве кулакам: «Я гр. Поникленков потомственный крестьянин 50 лет отроду, занимаюсь хлебопашеством. Имею двух сыновей 1900 и 1902 года, один из них только уволен из рядов Красной армии, а второй находиться дома. Односельчанин Будков Кирил Петрович в настоящее время находиться на службе Больше-Солдатского Вика, из за чего-то имел на меня не удовольствие из за личных счетов, и так как он Будков сидя у власти сейчас, меня Ефима Поникленкова со всей семьею лишил права голоса, на каких основаниях и за что я не знаю, и теперь мне нет права нигде участвовать в сельских сходах и ни где не быть избранным. Но я Покленков со дня Октябрьской революции состоял членом своего сельсовета, это то меня и поразило, что в настоящее время крестьянину нет никакого решающего голоса на собрании. Я Поникленков прилагаю от своего сельсовета удостоверения, указываю, что я крестьянин, под судом и следствием не состою и не состоял, торговлей не занимался и не занимаюсь, чужой труд не эксплуатировал, против советской власти не выступал, а наоборот я со своими сыновьями являюсь защитником советской власти, государственные обязанности выполняю аккуратно и честно. А он Будков как член Волости, да еще партийный защищал интересы кулаков, он подготовил на должность в селе Волконска папского сынка, в селе Ржава предсельсоветом (председателем сельского совета) офицера старой армии штабс-капитана, им насажены в волости кулаковы сыны. Верно есть выгода тов. Будкову. Прошу курский губернский избирком за такие проделки тов. Будкова привлечь к ответственности, и не лишать меня право голоса, не законно попавшего в списки лишенных избирательных прав»15. Не меньший интерес представляет и объяснение гражданина Будкова в отношении заявления Поникленкова, где он сообщает: «Если бы Поникленков был в прошлом именно таким как он выставляет себя в перед курским ГИК – то безусловно, Будкова можно было бы отдать под суд, но беда в том что Поникленков бывший кулак, и кулачество это выражается в том, что до октября 1917 года, у него было земли более 60 десятин, торговое предприятие, гурты скота и так далее, и если Поникленнков в данное время похож на бедняка. То он забывает или вернее недопонимает суть Октябрьской революции и диктатуры Пролетариата. В глазах коммунистов вообще и РКПб в частности, такие как Пноникленков еще долго останутся теми кем они были до октября 1917 г. И если Поникленкова обкорнала Октябрьская революция все же он не бедняк. Его психология в силу его классового происхождения никак не может быть пролетарской. Ведь он ждал и вероятно еще ждет старого доброго времени. Я как односельчанин знаю, что Поникленков из года в год имел работников крестьян-бедняков, и беспощадно их эксплуатировал. Невольно всплывает вопрос почему же он был членом сельсовета? Потому что за отсутствием коммунистов в селе, всегда мог брать горлом и пахать свою земельку, и пахать столько сколько ему не лень. Я будучи пред. Сельсовета в 1922-23 гг. до подлинно знаю его кулацкие проделки. И если Поникленков говорит, что я лишил его избирательного права из-за личных счетов, не верю, мною он лишен избирательного права наравне с многими, кулаками, как диаметрально-противоположных советскому строительству…»16. И это, отнюдь не единственные примеры политической дискриминации населения губернии. Фонды ГАКО (Государственный архив Курской области) за 1924 г. содержат сотни писем и жалоб о незаконном лишении избирательных прав и множественных нарушениях в проведении избирательных кампаний.
Случаи бестактного подхода, командования на собраниях, навязывания списков и произвола наблюдались повсюду. Сообщения с мест изобиловали фактами вопиющих нарушений законности и принципа свободы волеизъявления в ходе деревенских избирательных кампаний. Так, в деревне Горяиновке, Средне-Расховецкой волости, Щигровского уезда по сообщению одного из местных жителей: «15 ноября в 4 часа было объявлено о перевыборах, которые были назначены немедленно, в одном из домов. К 7 часам вечера собралось на перевыборы более 300 человек, прибыли представители ВИК Федоринов и Бутузов. Которые предложили открыть собрание и провести выборы. Собравшиеся граждане шумно запротестовали в виду позднего времени, да и собравшиеся не могут поместиться в доме. Бутузов и Федорин с этим не согласились и решили перейти в соседнюю школу. Которая находилась еще дальше от центра селения. Граждане отказались идти и вообще участвовать в выборах. Все же осталась небольшая кучка граждан 100 человек, которая и произвела перевыборы. Причем выбранным оказался прежний председатель Федоринов – брат уполномоченного по выборам. Кроме того в выборах участвовал Антипов Федор Филиппович, который находиться под судом за растрату общественного хлеба. Некоторые другие члены сельсовета выбраны из не присутствующих граждан»17. Избиратели Льговского, Дмитриевского, Белгородского, Корочанского уездов так же указывают на нарушения в ходе проведения выборов в сельсоветы.
Очевидно, что уступки крестьянству, на которые пошло государство в рамках провозглашенной осенью 1924 г. политики по существу не затронули механизм формирования советских органов власти. «Оживление советов», ставшее центральной идеей обновления аграрного курса в середине 20-х гг, трактовалось руководством как усиление роли беспартийных крестьянских масс в работе местного советского аппарата с некоторым расширением его полномочий. Но, ни о каких демократических преобразованиях властной вертикали в масштабах государства не могло быть и речи. Тем не менее, даже робкие попытки создать видимость полноценного крестьянского самоуправления, предпринятые в этот период, натолкнулись на упорное сопротивление местных парторганизаций, что и красноречиво продемонстрировали прошедшие в сентябре-декабре 1924 г. выборы советов Курской губернии.
Открытое беззаконие и административный произвол привели к массовому байкотированию выборов 1924 г., в которых приняло участие менее трети сельских избирателей (28,9 %). Но и этот показатель можно считать значительно завышенным, т.к. на местах часто преувеличивали количество явившихся на избирательные собрания, с целью предотвращения кассации. По Курской губернии этот показатель, по сведениям из доклада губернской избирательной комиссии в губисполком, составлял в среднем 31,7%. По отдельным уездам эта цифра подвергается крупным колебаниям. Падая, например, в Борисовском уезде до 17,5% и достигая в Рыльском – 43%18.
Таким образом, процент участия сельских жителей в выборах 1924г. для Курской губернии оставался сравнительно низким. В связи с этим в постановлении Президиума ВЦИК от 16 января 1925 г. указывается, что проведенные с сентября по декабрь выборы советов во всех областях, где явка избирателей была ниже 35%, или имело место явное нарушение порядка выборов признать недействительными и назначить новые перевыборы. В результате были аннулированы итоги выборов в 40 % сельских и волостных советов. Курская губерния наряду с другими регионами начала подготовку к очередным перевыборам органов советской власти.
Усиление политической дискриминации по отношению к деревне в условиях Нэпа было обусловлено противоречивостью государственного курса в этот период. Стремясь привлечь симпатии крестьянства к советской власти и призывая к свободным выборам, партийно-государственное руководство любыми путями старалось сохранить контроль над советами. Однако законодательные ограничения, административное регулирование и давление на избирателей, политика классового раскола деревни не принесли желаемых плодов, а напротив, все больше дискредитировали советскую систему в глазах крестьянина. Даже повернувшись «лицом к деревне», власть осталась для нее чужой.

В. Н. Письменов

К ВОПРОСУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ УСТРОЙСТВЕ НА КУРСКОЙ ЗЕМЛЕ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

Курский государственный технический университет

В данной статье рассматривается административно-территориальные устройство на курской земле в годы НЭПа и его сегодняшнее состояние. Автор отмечает, что при проведении административно-территориальных изменений на территории Курской губернии в 1920-е годы не всегда удавалось соблюдалась естественно-экономические, культурно-бытовые интересы жителей данных местностей.
Ключевые слова: административно-территориальное устройство Курской области, местное самоуправление Курской области, муниципальное образование.

V.N. Pismenov

TO QUESTION ABOUT ADMINISTRATIVE-TERRITORIAL DEVICE ON KURSK AREA: PAST AND PRESENT

Kursk state technical university

In given article the device on the Kursk area in days of the NEW ECONOMIC POLICY and its today's condition is considered administrative-territorial. The author notices that at carrying out of administrative-territorial changes in territory of Kursk province in 1920th years was not always possible to observe natural, economic, cultural and community interests of inhabitants of the given districts.
Keywords: the administrative-territorial device of Kursk area, local government of Kursk area, municipal union.
К 1920 г. Курская губерния сохранила прежнее административно-территориальное деление, её площадь составляла 45851 кв. км., на которой проживало 2710614 человек. В состав губернии входили уезды, города, волости и сельские поселения. В Курской губернии в 1920-1924 гг. было 15 уездов, она занимала второе место по РСФСР по количеству уездов (в Московской губернии их было 18) .
В 1920 г. на территории Курской губернии имелось 18 городов. Из них 15 городов являлись уездными центрами, а 3 носили статус заштатных городов (Хотмыжск, Богатый, Мирополье).
Численность городского населения была не столь велика. В г. Курске проживало в 1920 г. 80032 чел, Белгороде – 22274, Грайвороне – 5744, Дмитриеве – 4639, Короче – 4748, Льгове – 4321, Н.Осколе – 2038, Обояни – 6202, Путивле – 8399, Рыльске – 9909, Ст.Осколе – 6039, Судже – 3292, Тиме – 2957, Фатеже – 3316, Щиграх – 4879 . Таком образом, мы видим, что только в г. Курске и г. Белгороде население составляло несколько десятков тысяч жителей. В остальных 13 уездных городах оно колебалось в пределах 10 тысяч жителей. Следует отметить, что в этот период отдельные села по численности населения не уступали уездным центрам.
В 1916 г. в губернии делилась на 198 волостей. Свержение самодержавия, установление Советской власти породило такое явление, как разукрупнение волостей. Многие крупные селения в период революции и гражданской войны желали получить самостоятельность в решении своих хозяйственных и культурно-бытовых вопросов. Поэтому, за этот период наблюдался рост числа волостей. На 3 февраля 1920 г. в губернии имелось 230 волостных центра и 3152 сельских Совета .
Окончание гражданской войны не остановило явление разукрупнения и отделения. По-прежнему, большие села желали получить статус волостных центров. Сельские общества ходатайствовали в уездные исполкомы о выделении сел и получении самостоятельного сельсовета. Заметим, что такое явление было характерно, в целом, для всей России. Революция пробудила центростремительные силы. Но так долго эта ситуация оставаться не могла. Это начинали осознавать и в Москве.
В марте 1920 г. НКВД разослал циркуляры в губисполкомы. В них говорилось: «в деле образования новых административных единиц до сих пор наблюдалось совершенно недопустимое кустарничество, отсутствие определенных и однотипных методов проведения, образования и т.д.» . Этим же циркуляром предлагалось организовать при президиумах губернских и уездных исполкомов административные комиссии для разработки вопросов нового административного деления. В состав административных комиссий входили представители всех губернских или уездных отделов: совнархоза, продкома, земледелия, военкома, труда и отдела управления, статистического бюро. Кроме всего прочего, разрешалось приглашать специалистов и технические силы.
В круг задач административных комиссий входило: сбор необходимых материалов, рисующих административно-хозяйственное положение вновь образуемой территориальной единицы, созыв съездов, совещание по выделению новых единиц, связь через посредство президиума исполкомов во время образования новых единиц с Административной комиссией при президиуме ВЦИК. Таким образом, Москва пыталась ограничить рост административных образований. Курский губернский исполнительный Комитет и уездные Исполкомы преступили к неукоснительному исполнению данного циркуляра. По уездам были разосланы директивные распоряжения, в которых указано: «образование новых волостей вообще запрещено президиумом ВЦИК и допускается только в исключительных случаях с утверждением ВЦИК» .
Административная комиссия появилась не сразу, а спустя полгода – в октябре 1920 г. . Дробление волостей и селений удалось остановить, хотя сельские общества и селения продолжали обращаться в уездные исполкомы, губисполком, а в последующем – и в административные комиссии с целью выделения и образования новых административных единиц. Обращались в административные комиссии и с целью присоединения к другим губерниям, в частности, о присоединении к Харьковской губернии обращались Грайворонский уезд и Глушковская волость Путивльского уезда. Губернская административная комиссия высказалась за сохранение Курской губернии в прежних границах .
Сразу же, после окончания гражданской войны, приступить к сокращению волостей и сельских Советов не представлялось возможным. Введение НЭПа, ликвидация последствия голода в Поволжье оставались приоритетными задачами Советской власти и РКП(б). К декабрю 1922 г. все же некоторые сокращения административных единиц удалось произвести. Волостей оставалось 225, произошло объединение и сокращение 5 волостей. Более значительному сокращению подверглись сельские Советы, количество которых по Курской губернии уменьшилось, по сравнению с 1920 г., в декабре 1922 гг. на 15%, что составило 2680 сельских совета . Сокращение сельских советов по уезду было неравномерным. Так, в Путивльском и Короченском произошло даже их увеличение в первом - на 12 (7,3%), во втором – на 13 (7,5%). По Курскому уезду количество сельсоветов уменьшилось на 60 (18,4%), по Тимскому – на 88 (37%), Новооскольскому – на 78 (35%), Щигровскому – на 51 (15,3%), Суджанскому – на 46 (26,3%), Фатежскому – на 43 (18,1%), по Льговскому – на 31 (16,8%), Старооскольскому – на 33 (17,2%), Дмитриевскому – на 24 (12,4%), Грайворонскому – на 17 (9,9%), Рыльскому – на 15 (7,4%), Обоянскому – на 11 (6%), Белгородскому – на 3 (1,9%).
Если брать количество проживающего сельского населения по уездам, то оно также было неравномерно. В августе 1920 г. по Курской губернии сельских жителей проживало в Обоянском уезде – 204 250 человек, Короченском – 183 039, Грайворонском – 185 810, Рыльском – 184 306, Новооскольском – 181 183, Щигровском – 167 851, Курском – 166 991, Путивльском – 165 714, Старооскольском – 163 351, Суджанском – 162 570, Тимском – 157 561, Льговском – 152 290, Дмитриевском – 133 554, Фатежском 125 489 . Временно отсутствовали по Курской губернии среди сельских жителей 198 906 человек. Таким образом, самым большим по численности сельского населения в 1920 г. был Обоянский уезд. Он был разделен на 15 волостей, 184 сельских Совета, т.е. в среднем, на одну волость приходилось более 13 тыс. человек, на один сельский Совет – более 1100 человек.
Это, в целом, соответствовало установленным конституцией РСФСР 1918 г. нормам. Самым малочисленным уездом был Фатежский, в котором имелось в 1920 г. 10 волостей и 237 сельских Совета. В среднем, на одну волость Фатежского уезда приходилось более 12 тыс. человек, на один сельсовет – более 500, что также соответствовало конституционным нормам, в которых говорилось, что сельские советы могли быть образованы в населенных пунктах с населением 300 жителей.
В 1924 г. в уездном управлении произошли существенные изменения. Состав уездов Курской губернии был более чем на 50% сокращен, из 15 осталось 7. Территория упраздненных уездов была поделена между оставшимися. Статус уездов сохранили Белгородский, Грайворонский, Курский, Льговский, Рыльский, Старооскольский, Щигровский. Упраздненные уездные центры получили статус волостных. Если раньше, до укрупнения, в среднем уезде проживало от 160 тыс. до 200 тыс. жителей, исключение – Фатежский, в котором было 135.746 жителей, и Обоянский – 222.424 .
Очередная кампания по сокращению волисполкомов и сельских Советов началась в 1923 г. Губернские и уездные административные комиссии приступили к тщательному пересмотру и изучению волостных границ и разработке предлагаемых проектов сокращения волостей в общегубернском масштабе. Фактическая передача населенных пунктов и волостей закончилась к 15 мая 1924 г. .
В основу составления административных объединений должны были лечь критерии, обусловленные единством территориальным и однородностью условий естественно-исторического, экономического характера сливаемых волостей, а также, от части, политическими соображениями. Причем иногда последние превалировали над остальными.
В 1924-1926 гг. у Курской губернии сложились своеобразные отношения с Украиной, которая претендовала на включение территорий Путивльского, Белгородского, Грайворонского, Новооскольсого, части Рыльского, Обоянского и Суджанского уездов. Благодаря настойчивой работе губернского исполнительного комитета во главе с Г.К. Прядченко, губкома во главе с И.М. Охлопковым территории удалось отстоять за исключением Путивльского уезда. В 1926 г. к Украине отошло 92 сельских Совета с населением 205 тыс. человек , из которых 57,9% составляли русские . Против передачи возражали Курские исполком и губком, но центральные власти, скорее в угоду политическим соображениям, чем естественно-историческим, передали эту территорию Украине. И хотя это можно было объяснить тем, что в некоторых волостях украинцев проживало более 50%, но интересы русскоязычного населения в расчет не брались. К тому же и общего стремления населения к присоединению к Украинской ССР наблюдалось не во всех волостях. На отошедшей территории имелось два сахарных завода, переход которых несомненно ослаблял экономическую мощь Курской губернии, а также и РСФСР в целом.
В 1925 г. Курский губисполком, губком и административная комиссия выходили с предложением во ВЦИК о создании Средне-Черноземной области с центром в г. Курске, но оно не нашло поддержки . Естественно исторические, социальные, национальные и экономические аспекты уступали место политическим. К форсированному районированию толкали не только хозяйственная потребность губернии и страны, но в большей степени – острая проблема с кадрами. И хотя Путивльский уезд был удален дальше всех от губернского центра, передача его осуществлялась в ущерб как губернии, так и РСФСР, а его стотысячное русское население становилось заложником эксперимента и политической борьбы.
В ходе реформ и реорганизаций сам человек в расчет не брался. Экономические выгоды проводились ради самой экономики, а что будет с тысячами людей, заботило очень слабо. Общество становилось заложником очередного эксперимента. Продолжением такого эксперимента стала ликвидация в 1928 г. Курской губернии, 3 миллиона жителей которой были вовлечены в него. Удаляя губернский центр от населения, Центральные власти больше оставляли прав для районных и сельских Советов. По мнению автора, трагических последствий коллективизации и голода 1933 г. могло и не быть, если бы управленческие губернские областные структуры находились ближе к населению.
Еще одним из просчетов политического характера было увлечение чрезмерным сокращением сельских Советов, опять же в погоне за показателями в 1924 г. Общий результат – срыв избирательной кампании по 378 сельским Советам и 21 волисполкому, что соответствовало 1/3 сельских Советов и ¼ волисполкомов .
Сокращение административных единиц в 1923 г. закрепило на 1 октября 1923 г. 173 волости вместо 225. Количество сельских Советов уменьшилось не столь существенно - 2680 до 2500 . В 1924 г. проводился следующий этап районирования, в ходе которого число уездов сокращено с 15 до 7, волостей – со 173 до 82, сельских Советов – с 2529 до 1191 . Если сокращение уездов и волостей можно посчитать целесообразным, то в деле сокращения сельских Советов на 50% была явная поспешность, которая несла политический аспект. Как уже отмечалось выше, в 1925 г. по Курской губернии были сорваны выборы по 1/3 сельских советов. Причина была не только в мощном давлении партийных Советских и карательных органов на избирателей (давление это не исчезало и в последующие годы), но и в том, что создались совсем неблагоприятные условия для голосования. Для того, чтобы попасть на избирательный участок, приходилось шагать многие версты, в связи с тем, что многие сельские Советы отдалились. Голосование проводилось в условиях, когда отсутствовали специально оборудованные помещения сельских Советов. Некоторые из них вынуждены были даже снимать помещения в крестьянских избах. При сокращении сельских Советов не было учтено, что крестьянам придется отправляться в долгий путь по бездорожью, что бы попасть на выборы, что иногда избы попросту не могли вместить всех желающих, некоторые крестьяне попросту уходили, женщины вообще на такие мероприятия старались не ходить. В 1925 г. Курский губисполком пошел на разукрупнение сельских Советов. Их количество было увеличено до 1703, которое сохранилось неизменным вплоть до упразднения Курской губернии в 1928 г. за исключением отхода 22 сельских советов Путивльского уезда.
Таким образом, отметим, что при проведении административно-территориальных изменений на территории Курской губернии в 1920-е годы не всегда удавалось соблюдалась естественно-экономические, культурно-бытовые интересы жителей данных местностей. Результат таких просчетов – рост абсентеизма среди курских избирателей.
Сегодня в Курской области 540 муниципальных образований из них: 5 городских округов, 28 муниципальных районов, 480 сельских поселений (всего в области 2807 сельских населенных пункта) и 27 городских поселений. По количеству муниципальных образований Курская область уступает лишь Башкортостану-1032; Татарстану-941; Алтайскому краю-799; Нижегородской области-662; Красноярскому краю-584 .
В Курской области статус городских округов имеют: Железногорск – 96,3 тыс. чел., центр Железногорского района; Курчатов –– 48,4 тыс., центр Курчатовского р-на; Льгов –23,7 тыс. чел., центр Льговского района; Щигры –20,3 тыс. чел., центр Щигровского района.
Статус городских поселений на территории области имеют: Обоянь –15,1 тыс. чел.; Рыльск – 19,4 тыс. чел.; Суджа –7,7 тыс. чел.; Фатеж –– 5,9 тыс. чел.; Дмитриев-Льговский – 10,3 тыс. чел.; Глушково - 6,0 тыс. чел., Коренево - 7,0 тыс. чел., Пристень - 5,5 тыс. чел., Горшечное -7,0 тыс. чел., Кшенский - 7,7 тыс. чел., Прямицыно - 5,6 тыс. чел., Золотухино - 5,4 тыс. чел., Магнитный - 2,7 тыс. чел., Солнцево - 5,0 тыс. чел., Иванино -2,6 тыс. чел., Медвенка - 5,1 тыс. чел., Теткино -5,3 тыс. чел., им. Карла Либкнехта - 9,6 тыс. чел., Новокасторное - 2,6 тыс. чел., Тим -4,4 тыс. чел., Касторное - 4,3 тыс. чел., Олымский - 3,4 тыс. чел., Хомутовка- 5,4 тыс. чел., Кировский - 3,7 тыс. чел., Первоавгустовский -2,3 тыс. чел., Черемисиново - 5,0 тыс. чел., Конышевка - 4,6 тыс. чел., Поныри -4,9 тыс. чел.
Что касается муниципальных образований в целом, то наибольшее их число в Рыльском районе-28, в Касторненском-24, в Суджанском и Фатежском- по 22, в Курском и Хомутовском –по 21, в Дмитриевском, Золотухинском, Обоянском, Пристенском – по 20. Меньше всего муниципальных образований в Октябрьском – 11, в Большесолдатском и Курчатовском – по 12.
Больше всего крупных сельских поселений, где проживает свыше 1000 человек, в Курчатовском районе -16, в Беловском -13, в Льговском -11, в Глушковском и Суджанском –по 10. Всего 1 крупное сельское поселение в Черемисиновском районе, лишь по 2 – в Щигровском и Хомутовском раонах.
На сегодняшний день в Курской области в условиях экономического кризиса остро стоит вопрос о финансировании муниципальных образований, большая часть которых дотационные. В условиях жесточайшей экономии бюджетных
средств в области рассматривается вопрос о сокращении муниципальных образований. Эта проблема среди жителей Курской области воспринимается далеко неоднозначно. Укрупняя сельские поселения (сегодня речь идёт только них), следует учитывать не только сэкономленные средства, но и все негативные последствия от таких объединений. Необходимо принять во внимание следующие факторы:
-дорожно-транспортный - возможность для жителей без особых проблем добираться из одного сельского поселения в другое для решения вопросов местного значения;
-связь- наличие телефонной связи, а на перспективу и Интернета;
-кадры - необходимо, чтобы во время всех реорганизаций, объединений и сокращений не потерять профессионалов;
-коррупция - необходимо, чтобы деятельность администраций сельский поселений носила прозрачный характер и была бы подотчетна не только властным структурам, но и местным жителям, ибо стоит здесь вспомнить слова М. Горького: « я особенно подозрительно, особенно недоверчиво отношусь к русскому человеку у власти,- недавний раб, он становится самым разнузданным деспотом, как только приобретает возможность быть владыкой ближнего своего» .


С.А. Беляев
РАЗВИТИЕ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Курский государственный технический университет

Данная статья посвящена проблеме экономической интеграции на постсоветском пространстве. Прошло уже почти 20 лет с момента распада СССР и образования СНГ, но споры о путях и формах интеграционных процессов не утихают. Стоит ли задача реального экономического сближения стран на первом месте или все же для многих стран, входящих в СНГ, проблема дальнейшего упрочения суверенитета, укрепления своей государственности является безусловным приоритетом? Какой моделью воспользоваться: западной (типа Европейского Союза) или бывшей Советской? Какова роль России в этом процессе: большого «доброго» брата или равноправного рыночного субъекта, со своими экономическими приоритетами? Вопросов по-прежнему больше, чем ответов. Ясно одно, нам всегда быть вместе по причине не только географической, но и многовековой истории. Вместе мы сможем сделать больше.
Ключевые слова: Разделение труда, демонстративный эффект, «цивилизованный развод», гуманитарная сфера, регионализация

S.A. Belyaev

The EVOLUTION of INTEGRATION PROCESSES in FORMER SOVIET UNION REGION

Kursk state technical university

This article is dedicated to the problem of the economic integration of former Soviet Union republics. USSR mouldered away almost 20 years ago but the polemic about ways and forms of integration processes is still continuing. Is the real economic convergence most important or nevertheless many CIS countries choose national independence and sovereignty as their absolute priorities ? What model should be used for an integration — European Union or Soviet Union ? What is a role of Russia in this process – the Big Generous Brother or the equal entity of the market system with it's own economic priorities ? There are still more questions than answers. The only thing that's clear is that we need to be together not only because of geographical reasons but also because of age-long common history. We could do more together.
Key words: Division of labor, Demonstrative effect, “Civilized divorce”, Humanitarian area, Regionalization

Государства Содружества, занимая примерно половину Евразийского континента, обладают не только значительными природными ресурсами, но и огромным научно-техническим потенциалом, квалифицированными специалистами и рабочими. Они унаследовали от СССР многие производства, которые по-прежнему взаимосвязаны, единую транспортную сеть, опыт создания и эксплуатации единой энергетической системы, магистральных нефте- и газопроводов. Экономика СССР развивалась как высокоинтегрированный комплекс, где взаимные части были очень тесно связаны друг с другом, хотя внутрисоюзное разделение труда отнюдь не всегда было оправданным с точки зрения развития производительных сил. Разрыв сложившихся связей в результате распада СССР был очень болезненным (по оценке от 1/3 до 1/2 падения ВВП в странах – членах СНГ в 1992-1995 гг. приходилось на последствия от разрушения этих связей).
Интеграционные тенденции на постсоветском пространстве порождаются следующими основными факторами:
Разделением труда, которое невозможно было изменить целиком за короткий промежуток времени. Во многих случаях это вообще нецелесообразно, поскольку сложившееся разделение труда в значительной степени соответствовало природно-климатическим и историческим условиям развития;
Желанием широких масс населения в странах–членах СНГ поддерживать достаточно тесные связи из-за смешанного населения, смешанных браков, элементов общего культурного пространства, отсутствие языкового барьера, заинтересованности в свободном перемещении людей и т.п.;
Технологической взаимозависимостью, едиными техническими нормами;
Демонстрационным эффектом. Однако публично высказанная приверженность СНГ вовсе не подтверждает реальную возможность такого объединения и не имеет экономического обоснования.
В то же время, интеграционные процессы наталкивались и на противоположные тенденции, определявшиеся, прежде всего, стремлением правящих кругов в бывших советских республиках упрочить недавно полученный суверенитет, укрепить свою государственность. Это рассматривалось ими как безусловный приоритет, и соображения экономической целесообразности отступали на второй план, если интеграционные меры воспринимались как ограничение суверенитета. Однако всякая интеграция, даже самая умеренная, предполагает передачу каких-то прав единым органам интеграционного объединения, т.е. добровольное ограничение суверенитета в определенных областях. Запад, с неодобрением встречавший любые интеграционные процессы на постсоветском пространстве и рассматривающий их как попытки «воссоздания СССР», сначала скрыто, а затем и открыто начал противодействовать интеграции во всех ее формах. Учитывая растущую финансовую и политическую зависимость стран – членов СНГ от Запада, это не могло не препятствовать интеграционным процессам.
Готовность бывших советских республик к интеграции была различной, что определялось не столько экономическими, сколько политическими и даже этническими факторами. Например, с самого начала прибалтийские страны были против участия в каких-либо структурах СНГ.
Среди основных факторов, влияющих негативно на интеграционные процессы в СНГ, следует выделить разное понимание целей и задач созданного объединения постсоветских государств, целесообразность самой интеграции, основных принципов и темпов ее реализации в разных сферах деятельности.
Поэтому многие государства рассматривали СНГ, прежде всего как механизм «цивилизованного развода», стремясь осуществить его и укрепить государственность таким образом, чтобы минимизировать неизбежные потери от нарушения сложившихся связей и избежать эксцессов. Задача реального сближения стран отодвигалась на второй план. Отсюда и хроническое неудовлетворительное выполнение принятых решений.
В настоящее время в рамках СНГ для новых независимых государств (ННГ) реально приемлемой и действующей является интеграция «по интересам». Этому способствуют и основополагающие документы СНГ. Форма участия государств в Содружестве практически не налагает на них никаких обязательств. Это позволяет каждому государству выбирать формы участия в Содружестве и направления сотрудничества. На современном этапе интернационализации хозяйственной жизни, именуемом глобализацией экономики, степень участия любой страны или группы стран в интеграционных процессах определяет судьбу и закладывает фундамент его будущего. Страны Содружества отчетливо осознают, что вхождение в мировое экономическое сообщество, способность достойно отвечать на вызовы глобализации связаны с эффективностью их коллективных действий1.
Анализ официальных документов и высказываний руководителей государств-участников по проблемам развития интеграционных процессов в Содружестве позволяет представить спектр интересов и устремлений, прогнозировать перспективы существования и развития этого регионального объединения государств. Например: Грузия – СНГ только в том случае имеет будущее, если оно станет важнейшим фактором укрепления независимости и нерушимости территориальной целостности государств-участников; Туркменистан видит СНГ как консультативный орган, который бы мог регулировать государственные отношения. Не может быть единого стандарта для государств Содружества в построении демократии. На недавнем саммите СНГ в Казани Туркмения заявила о понижении своего статуса в организации до ассоциированного членства; Украина считает, что в рамках СНГ она не смогла решить ни одну проблему, поэтому отдает предпочтение развитию отношений на двусторонней основе. Украина также намерена продолжить курс на интеграцию со странами ЕС; Россия – экономическое сотрудничество государств-участников должно стать локомотивом интеграции. Однако без создания и деятельности наднациональных механизмов торгово-экономические связи не перерастут в интеграцию государств2.
Несмотря на то, что в последние годы между бывшими советскими республиками устанавливались и сейчас преобладают двусторонние экономические отношения, на постсоветском пространстве в рамках СНГ возникли объединения отдельных государств (союзы, партнерства, альянсы):
1. Союз Беларуси и России – «двойка»;
2. Центрально-азиатское Экономическое Сообщество Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана – «четверка»;
3. Таможенный Союз Беларуси, России, Казахстана, Киргизии, Таджикистана – «пятерка»;
4. Альянс Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы – «ГУАМ».
Воздействие регионализации СНГ на общие интеграционные процессы в рамках Содружества неоднозначно. С одной стороны, она дробит единое интеграционное пространство, но, с другой, означает миниинтеграцию на постсоветском пространстве в тех случаях, когда общая интеграция оказывается затруднительной. При определенных обстоятельствах «интеграция разных скоростей» может даже способствовать интеграционным процессам в целом, порождая «зоны кристаллизации», втягивая другие страны в общую «ткань сотрудничества». Препятствия на этом пути те же самые, что и на уровне самого Содружества: прежде всего нежелание ограничить свой суверенитет и учитывать должным образом интересы партнеров, сомнения в выгодности сближения.
За «интеграцией разных скоростей» стоят объективные интересы стран-членов СНГ в различных областях. По-видимому, позитивные моменты в регионализации СНГ все же преобладают, и они вполне могут сочетаться с общими интеграционными процессами, а нередко и стимулировать их.
Нынешняя ситуация в СНГ – это еще не завершившийся процесс самоидентификации, переходное, не оформившееся состояние не только в экономике, но и во всех сферах жизни. После крушения СССР даже Россия «…так и не определила свое место в мире. Никто – от президента страны, до рядового обывателя – не знает, кто наши союзники – Белоруссия, США, Китай, Куба? Так же не ясно кто враг…В каких границах существовать нашей стране? Наконец, какая судьба ждет все призрачные квазигосударственные союзы типа СНГ?»3.
Россия, как лидер всего постсоветского пространства, может быть притягательной для других государств-участников только как демократическая и великая индустриальная научно-техническая держава. Логика сырьевого пути развития, по которому вынуждено идти большинство государств бывшего СССР, не позволяет не то что укрепить СНГ, а даже сохранить его.
В настоящее время именно это региональное объединение выполняет регулирующие функции на постсоветском пространстве, предотвращая или сглаживая периодически возникающие между участниками Содружества противоречия и важные конфликты, в той или иной степени поддерживая межхозяйственные связи, сложившиеся в рамках бывшего СССР.
На постсоветском пространстве пока нет тех стимулов, которые имелись и привели к успеху интеграцию государств в рамках ЕС. В СНГ пока еще не сложились объективные условия для реальной экономической интеграции на рыночной основе. Государства Содружества находятся в системном социально-экономическом кризисе, в процессе реформирования экономических и общественных отношений, становлении и развитии демократических основ управления. В этих условиях форсирование интеграционных процессов в сфере экономики ни к чему хорошему, кроме разочарования, привести не может. Здесь мало иметь «политическую волю», на которую нередко делают ставку лидеры отдельных государств. Надо еще иметь представление об объективных условиях, предпосылках и закономерностях этого непростого процесса.
Наиболее вероятное направление экономического структурирования постсоветского пространства – доминирование двустороннего характера экономического сотрудничества, а также попытки реализации модели «разноуровневой» и «разноскоростной» интеграции в рамках объединений отдельных государств.
Наиболее реальной и целесообразной на сегодняшний день в СНГ является сфера деятельности, которая в зарубежной экономической литературе называется прологом интеграции. Это сфера гуманитарная – сохранение и поддержание культурных, научных, образовательных связей, русского языка как средства межнационального общения, туризма, создание благоприятных условий для развития личных контактов и т. д. Именно гуманитарная сфера в современных условиях имеет гораздо большие шансы быть осуществленной, чем сфера экономическая и производственно-техническая (а во многом также и политическая)4.
Окончательный результат взаимодействия интеграционных и дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве будет зависеть от многих причин, в том числе от результатов реформ, состояния экономики, политики третьих стран, осознания народами важности сближения, политики правящих кругов стран-членов СНГ, других факторов, как в рамках СНГ, так и за ее пределами. Но главным фактором будут результаты развития российской экономики и системных реформ в России – естественного интеграционного ядра СНГ. Рост экономического влияния России вряд ли останется незамеченным для ее союзников по СНГ. На волне коллективного укрепления национальной безопасности усилится, учитывая исторически наработанные связи, интерес к экономическому взаимодействию на новой, взаимовыгодной основе, которая должна воплотиться в долгосрочных программах и проектах интеграции, предполагающих последовательную гармонизацию хозяйственной деятельности ее участников как равных субъектов международных отношений.
Исторический опыт 90-х годов, несомненно, самых трудных в развитии стран-членов СНГ, показал, что они нужны друг другу. Существенное сокращение взаимного товарооборота по сравнению с межреспубликанскими поставками в советский период, переориентация внешнеэкономических связей на третьи страны не означает исчезновение объективной базы для интеграции в СНГ. Эти изменения были естественной реакцией на несообразности прежнего разделения труда, усугубленной трудностями трансформационного периода и особенностями политического развития стран-членов СНГ. Со временем эта переориентация завершается, и начинают все больше проявляться центростремительные тенденции. Объективные предпосылки для более тесной интеграции, безусловно, усилятся после завершения реформ, восстановления экономики в этих странах.


Я.Д. Авилов, В.Ю. Байбаков

ФОРМИРОВАНИЕ МНОГОПАРТИЙНОСТИ В РОССИИ В КОНЦЕ XX В.

Курский государственный технический университет

В статье авторами рассматриваются особенности многопартийной системы в России на рубеже 1980-1990 –х гг. Исследованы различные этапы становления, численный состав и программы партий.
Ключевые слова: Многопартийность, политическая партия, парламент, перестройка, выборы.

Y.D. Avilov, V.Y. Baibakov

MULTI-PARTY SYSTEM FORMATION IN RUSSIA IN THE END OF XX CENTURY
Kursk state technical university

In this article authors envisage features of multi-party system in Russia in 1980-1990. There are inquired different stages of becoming political parties, their programs and population.
Key words: Multi-party system, political party, parliament, perestrojka, elections.

Прежде, чем начать исследование данной темы, необходимо понять, что означает такой термин как многопартийность. Итак, многопартийность (многопартийная система) – это одна из основных форм организации политической жизни в демократическом государстве, которая подразумевает плюрализм в идеологическом и политическом аспектах, в совокупности представляющие собой существование развитой, эффективной системы партий, отвечающих социально-политическим интересам и ожиданиям общества.
История происхождения современной российской многопартийной системы актуальна и интересна потому, что на сегодняшний день мы строим правовое государство и развиваем гражданское общество, которые являются основными демократическими институтами. Гражданское общество – система самостоятельных от государства и капитала общественных структур1. Начало оно создаваться на рубеже 1980 – 1990 – х гг. различными неформальными общественно-политическими организациями. Результатом этой деятельности и стало формирование многопартийной системы. Но прежде, чем конкретно рассмотреть процесс становления данной системы, необходимо выявить его предпосылки и особенности.
Итак, что же послужило причиной появления многопартийности и гражданского общества? Ответ на этот вопрос достаточно широк. Во-первых, за долгие годы существования однопартийной системы советского государства с ней произошло множество изменений. Население СССР фактически делилось на «управляемых» и «управляющих». Первая категория представляла из себя в основном рабочих и крестьян, в том числе и их детей, уровень образованности которых был часто не очень высок. Что касается второй категории, то здесь особенно важным было то, что и правящий слой во многом стал воспроизводиться естественным путем: дети руководителей, получив образование, пополняли ряды "класса управляющих". Итогом данного процесса являлось то, что советское общество утрачивало присущий тоталитарному строю интегративный бесклассовый характер, усложняясь как по количеству социальных страт, так и по системе отношений между ними. Само государство из тоталитарного постепенно превращалось в авторитарное. Его вмешательство в жизнь общества, прежде всего в духовно-культурную сферу, заметно уменьшалось (хотя под жестким контролем оставалась экономическая, общественная и, прежде всего, политическая сфера)2. Одновременно сам класс правящей бюрократии становился все менее монолитным, на первый план все больше выходили интересы отдельных его групп и представителей. Во-вторых, за годы советской власти значительно увеличился слой интеллигенции - своеобразного "двойника" советской бюрократии. К 60-70 гг. по своему образовательному уровню бюрократия приблизилась к интеллигенции. Между этими социальными группами происходил постоянный взаимообмен, в результате чего общество все более отчетливо осознавало факт разрыва между «управляющими» и «управляемыми». Интеллигенция как социальная группа стала всё больше ощущать потребность в самовыражении и первая обратилась к политической деятельности как средству отстаивания своих социальных интересов. Первые политические группы, открыто выражавшие несогласие с монополией высшего слоя бюрократии на политическую деятельность, в среде интеллигенции появились уже в начале 60-х гг. Их деятельность в основном носила правозащитный характер и активное распространение они получили на рубеже 1970-1980 гг.. К 1980 годам необходимость изменения существующей системы стала очевидной и неизбежной, поэтому интеллигенция активно включилась в процесс перестройки и формирования новых государственных институтов.
Таким образом, в конце 80-х гг. в недрах российской политической системы вызрели глубинные социальные и экономические предпосылки для возникновения новых субъектов политического процесса - альтернативных политических партий и движений. Советское общество вплотную подошло к созданию многопартийности как института гражданского общества.
В любом государстве многопартийность основана на политической конкуренции между правящими партиями и оппозицией. Появление организованной политической оппозиции в СССР было вызвано противостоянием проводимому курсу реформ как в высших эшелонах власти, так и в отдельных слоях общества3. Главными вопросами политической борьбы были изъяны существующей общественно-политической системы, монополия КПСС и её реорганизация, а также проблемы обновления федеративного государственного устройства. Всё это планировалось реализовать в перестройке, но в жёстко контролируемой сверху форме, новых институтов создавать не планировалось, а предполагалось перестроить старые.
Таким образом, c началом перестройки, среди оппозиционеров начали оформляться два направления: 1) демократическая оппозиция, делившаяся на радикалов, опиравшихся на либеральные ценности запада, а также выступающих за полный разрыв с советским социалистическим прошлым, и умеренную оппозицию, стремившуюся для сохранения социалистической модели развития общества демократизировать её советский вариант; 2) консервативная оппозиция, выступавшая за сохранение советской модели развития с усилением авторитарных и командно-административных рычагов существующей системы4.
Так же начало перестройки ознаменовалось существенными послаблениями для оппозиционеров и диссидентов. В декабре 1986 г. руководство СССР по внешнеполитическим причинам решило отказаться от уголовного преследования оппозиции, что ознаменовало собой начало построения гражданского общества и развития альтернативных политических организаций. В политическую борьбу оказались вовлечены не диссиденты предыдущих лет, а неформалы – широчайший спектр неконтролируемых партией и государством общественно-культурных молодёжных инициатив и течений от филателистов до панков и хиппи5. Их особенностью стало социальное творчество, высокая степень заинтересованности в политической борьбе, на которую они тратили множество сил и средств, осуществляя это бесплатно и живя «идеей». Так же для неформальных движений были характерны ориентация на сотрудничество, самоуправление и конкретные действия при радикализме идей.
Изначально, неформальные политические организации стали появляться на различных предприятиях, в учебных заведениях, при различных научных и иных обществах. Фактически, данные политизированные организации можно считать одной из форм протопартий, так как создавали свою идеологию, программу, упорядочивали структуру.
Ещё одной формой протопартий являлись различные политические клубы, которые уже не прятались за маской гражданской инициативы, а открыто строили планы по созданию партий. К первому поколению неформальных политических клубов относятся Клуб социальных инициатив (КСИ), ВСПК и «Перестройка». Данные организации послужили в дальнейшем основой для объединения разрозненных полуподпольных политических кружков. Затем была создана Федерация социалистических общественных клубов (ФСОК), которая стала первой в стране всесоюзной политической организацией, существовавшей легально. Суть данной организации заключалась в том, что её основная работа состояла в объединении разрозненных политических клубов по всей стране, формировании единой программы с целью создания на их основе политической партии. Тем не менее, партией данная организация так и не стала. Ещё одним политическим клубом стал Социально-экологический Союз (СоЭС), который стал «протопартией зеленых» и сохраняется до сих пор как международная общественная организация6.
Процесс распространения неформальных общественно-политических организаций проходил относительно спокойно до 1988 года. Расстановка политических сил стала резко меняться осенью этого года. Радикальные политические объединения получили большое влияние и начали активно оспаривать политику Горбачёва. Среди неформалов особенно выделились национальные Народные фронты, возникшие в большинстве союзных республик7.
Особенностью всех этих неформальных движений можно считать то, что они как протопартии формировались «снизу» как общественная демократическая инициатива.
В мае 1988 года была создана первая официально провозглашенная партия (точнее протопартия, потому что официально в СССР многопартийности ещё не было) Демократический союз. Генеральный секретарь – В. Новодворская. Программой партии стала многопартийность как таковая, она бескомпромиссно стала критиковать тоталитарный режим КПСС и выдвинула наиболее радикальные формулировки либеральной программы: «Освобождение от политического насилия и от жесткого политического контроля, от административных методов воздействия на различные социальные структуры должно привести к оздоровлению государственного организма в целом…Предлагаемые нами реформы приведут к замене этих реалий качественно иными: парламентской демократией, плюрализмом, свободной от бюрократического диктата экономикой с допущением частной собственности на средства производства и возможностью свободной агитации за иной общественный порядок…». ДС стал серьёзным «политическим раздражителем», который стал активно бороться с существующим строем8.По сути, создание и деятельность ДС стало триумфом неформалов и отправной точкой в формировании легальной оппозиции правящей партии.
Тем временем, в самой КПСС наметился раскол. В партии выделилось три идейных течения:
- ортодоксально-коммунистическое, которое основывалось на принципах марксизма-ленинизма;
- умеренное реформаторско-коммунистическое, которое составили сторонники М. Горбачёва;
- радикально-реформаторское, деятельность которого была направлена не на перестройку существующего режима, а на создание нового демократического общества.
Эти течения к 1991 году оформились в политические платформы. Здесь уже происходил процесс формирования партий «сверху».
К концу 1980 – х гг. формирование многопартийности стало неизбежно. И 15 марта 1990 года внеочередной III Съезд народных депутатов провозгласил многопартийность в СССР9. В том же месяце из КПСС выделилась Марксистская платформа в КПСС. Данная платформа послужила основой для создания таких политических партий как «Союз коммунистов» (ноябрь 1991), Партия коммунистов России (ПКР). Обе партии базировали свои программы и идеологии на основе концепции марксизма-ленинизма. Так же из сторонников Марксистской платформы в КПСС были созданы Марксистская рабочая партия. Однако ни одна из этих партий не приняла участия в парламентских выборах 1993 года.
В октябре 1990 года было создано Всесоюзное движение коммунистической инициативы в КПСС (ДКИ в КПСС), на базе которой в апреле 1990 г. была образована Российская коммунистическая рабочая партия (РКРП), которая после распада СССР стала «партией действия». Программные заявления партии состояли из жёстких требований: немедленная отставка правительства Ельцина-Гайдара, отмена грабительских цен на продукты первой необходимости, пресечение приватизации и воссоздание СССР. На выборах 1995 года партия участвовала в создании избирательного объединения «Коммунисты – Трудовая Россия за Советский Союз»10.
Так же из ортодоксально-коммунистического течения возникла в 1991 г. Всесоюзная коммунистическая партия большевиков (ВКПБ), программа которой содержала положения о борьбе с антисоветскими элементами. Генеральным секретарём стала Н. Андреева. Однако, несмотря на громкие лозунги, партия не приняла участие ни на одних выборах в Государственную Думу11. Сторонники реформистко-коммунистического движения колебались между умеренным реформизмом и марксистско-ленинским коммунизмом, но в итоге оказались в лагере последних, не создавая самостоятельно особо крупных и влиятельных партийных организаций.
Наиболее радикальные взгляды и проекты реформ были выдвинуты сторонниками радикально-реформистского движения. Из него выделились демократическая платформа в КПСС (ДП в КПСС), которая раскололась на две части. Была образована Республиканская партия РФ (РПРФ) из числа коммунистов, покинувших ряды КПСС во главе с В. Шостаковичем и В. Лысенко. Те коммунисты, которые остались в КПСС создали Демократическое движение коммунистов (ДДК), которое стала основой для формирования Народной партии «Свободная Россия» во главе с А. Руцким. Но эти партии оказались недостаточно влиятельными на общество и недостаточно массовыми. По-настоящему массовой, стала созданная на базе партийных организаций КПСС в Российской Федерации Компартия РСФСР. Генеральным секретарём стал В. Полозков. Партия отстаивала принципы ортодоксальных коммунистов, но в 1991 г. она была распущена. Затем, в 1993 г. она была воссоздана, но теперь уже как Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ). На тот момент в ней состояло до 550 тысяч человек, однако на данный момент численность составляет около 185 тысяч12. Итак, мы рассмотрели процессы партийного формирования в КПСС. Однако, этот процесс активно проходил и вне её. Активной оппозиционной силой стала Демократическая партия России (Н. Травкин). Программа партии содержала положения о восстановлении прежних советских порядков. В лагере оппозиции были так же созданы такие партии, как ЛДПР, которая получила большую популярность в обществе прежде всего благодаря её лидеру В. В. Жириновскому и опиралась на маргинальные слои общества. Так же были созданы Христианско-демократический союз России (1989 г.), Демократическая партия (ноябрь 1989), Крестьянская партия России (сентябрь 1990 г.), Партия свободного труда (декабрь 1990 г.) и другие13.
Все эти партии объединяло стремление создать в России демократическое общество, основанное на рыночной экономике, многопартийности и либеральных ценностях Запада.
С распадом СССР, перед российской многопартийностью встали новые задачи и приоритеты, которые касались, в основном, выбора дальнейшего пути развития Российского государства. Среди оппозиции выделились несколько блоков. Первый, правоцентристский блок, «Гражданский союз», программу которого составляли положения о приоритете прав человека, идеях социального партнерства и рыночной экономики. Второй назывался «Российское народное собрание». Существовал также левоцентристский блок – «Содружество левых демократических сил», который придерживался социалистических ценностей.
Помимо центристов, была и радикальная оппозиция – «Фронт национального спасения», идеология и программа которого основывалась на национально-патриотических идеях.
Все эти организации поддерживали развитие российского государства в новом демократическом русле.
В 90 – е годы в связи с введением пятипроцентного барьера при выборах в Государственную Думу произошло объединение многих партий и движений. В результате образовались партии «Союз правых сил», движение «Отечество – вся Россия», «Яблоко».
В дальнейшем организационное оформление партий проходило в соответствии с требованиями закона РФ от 2001 года «О политических партиях». Следует отметить, что процесс создания многопартийной системы в России проходил по собственному, не похожему на западный путь, при активном участии государства. Изучение опыта развития многопартийности необходимо для дальнейшего совершенствования политической системы страны и формирования гражданского общества.

А.Н. Пахомова. А.Б. Павленок

ПОЛОЖЕНИЕ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Курский государственный технический университет

Автор раскрывает основные вопросы, касающиеся современной молодежи, ее жизни, места и роли в российском обществе. Определяется ряд проблем, связанных с общей тенденцией развития и определения своего места молодого поколения, выявляется положение молодежи в различных сферах государства.
Ключевые слова: Молодежь, юношество, общество, поколение, самостоятельность.

A.N. Pahomova. A.B. Pavlenok

THE POSITION OF YOUTH IN MODERN SOCIETY

Kursk state technical university

In this article author points at main aspects, concerning nowadays youth, their life, their place and their role in Russian society. The article defines problems, connected with common tendencies of youth’s development and choosing position by young generation. It is revealed status of youth in different fields in Russia.
Key words: Youth, society, generation, independence.

Еще древние цивилизованные мыслители понимали, что государство, которое имеет рычаги воздействия на представителей молодого поколения его граждан, имеет рычаги воздействия на ход развития своей истории. Те направления движений молодежи в определенные общественные отношения, которые имели место на конкретном историческом этапе развития государства, в дальнейшем предопределяли векторы изменения общественной обстановки. Это вызвано тем, что в раннем социально значимом периоде жизни люди формируют свои ценностные установки, которые впоследствии повлияют на их поведение в обществе и активность в выбранных ими сферах деятельности. Также во время этого периода в связи с осуществляемыми молодым человеком занятиями формируется определенные навыки, зачастую социально значимые, пользуясь которыми он и будет занимать определенное положение в обществе.
Высокая скорость политических, экономических и социальных изменений в 90-е годы оказали влияние на положение и развитие российской молодежи. При этом в молодежной среде преобладают процессы дифференциации. Это связано прежде всего с тем, что в условиях радикального преобразования российского общества происходят глубокие изменения его социальной стратификации, одной из особенностей которой является социальная поляризация, основанная на имущественном расслоении.
К каждой страте, социальной группе в большей или меньшей степени принадлежит молодежь. Именно поэтому фундаментальными критериями социальной дифференциации юношества выступают социальное происхождение и собственное социальное положение молодых людей. Обладая социальными признаками разных общностей, они различаются по материальным возможностям, ценностным ориентациям, образу и стилю жизни. Анализ показывает, что важнейшей характеристикой современной российской молодежи является возросшее расслоение по социально-экономическим показателям.
Внутренняя же дифференциация молодежи обуславливается социальными (стратификационными), возрастными и субкультурными параметрами. Среди молодежи возникает необходимость изучения специфики групповых отношений, особенностей формирования потребностей и целей, ролей и места различных слоев юношества в становлении нового общества. Знание специфики - одно из важных условий разработки научного подхода к решению молодежных проблем, проведению социальной и молодежной политики1.
В энциклопедиях под молодежью обозначается социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и обусловленных тем и другим социально-психологических свойств, которые определяются общественным строем, культурой, закономерностями социализации, воспитания данного общества; современные возрастные границы от 14-16 до 25-35 лет.
Современной наукой молодежь рассматривается как социально-демократическая группа с характерными для нее социальными, возрастными, психологическими свойствами и социальными ценностями, которые обуславливают уровнем социально- экономического, культурного развития, особенностями социализации в российском обществе. Такой взгляд способствует более глубокому осмыслению молодежных проблем, дифференцированному подходу молодежи как внутренне неоднородной и вместе с тем специфически особой общественной группе.
В современной науке имеются исследователи, считающие, что каждое последующее поколение российской молодежи по основным показателям социального положения и развития хуже предыдущего. Это выражается прежде всего в тенденции сокращения количества молодых людей, что ведет к старению общества и следовательно, снижению роли молодежи как социального ресурса в целом. Демографическая ситуация осложняется новым в российской действительности - ростом убийств и самоубийств, в том числе среди молодежи. Причина - возникновение сложных личных и жизненных ситуаций.
Имеются тенденции ухудшения состояния здоровья детей и подростков. Растущее поколение менее здоровое физически и психически, чем предыдущее.
Также наблюдаются тенденции расширения процесса десоциализации, маргинализации молодежи. Увеличивается количество молодых людей, ведущих асоциальный, аморальный образ жизни. В силу различных причин и в разной степени к ним относятся: инвалиды, алкоголики, бродяги, "профессиональные нищие", лица отбывающие заключение в исправительно-трудовых учреждениях, которые стремятся быть социально полезными гражданами, но в силу общественных условий не могут ими стать. Происходит люмпенизация и криминализация молодежи.
Проблема криминального влияния на молодежь в последнее время не может не беспокоить российскую общественность. Среди правонарушений обращают на себя внимание корыстные преступления - воровство, вымогательство денег, мошенничество. При анализе статистических данных, объем корыстных преступлений в настоящий период быстро растет.
Это зависит от того, что происходит дифференциация среди молодежи и большей части молодых людей родители не могут дать то, что хотелось бы им с учетом запросов. А сами они не могут получить этого в связи с тем, что они не имеют специальности или навыков работы, молодые люди не желают получать образование только потому, что у них нет перспективы после получения образования.
В настоящее время все больше и больше молодежи потребляет наркотики. Это может происходить от безысходности реализации своих возможностей или оттого, что по непониманию серьезности их вовлекли в такое состояние люди, которые могут быть заинтересованы в сбыте наркотиков.
Известно, что социальные последствия наркомании тяжелы. Наркоманы выбывают из общественной жизни - трудовой, политической, семейной, вследствие физической, социальной деградации личности. Сюда относят трудно излечимые психофизиологические болезни челове