Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

«СТАНОВЛЕНИЕ ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК В РОССИИ: СИСТЕМЫ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ МОДЕЛЕЙ ЗНАНИЯ С XVIII В. ДО 1920-Х ГГ.»

Печать PDF




20 – 21 мая 2011 г. в Центре изучения российского, кавказского и центрально-европейского пространств Высшей школы социальных наук (CERCEC EHESS, Париж) прошла конференция «Становление гуманитарных и социальных наук в России: Системы и распространение моделей знания с XVIII в. до 1920-х гг.», организованная руководителями центра выпускницей РГГУ и доктором истории Елены Астафьевой и профессором Парижской высшей школы исследований социальных наук и Женевского университета Владимиром Береловичем в рамках проекта французского Национального агентства исследований (ANR, Париж). Событие объединило ученых Америки, России, Украины и Франции, изучающих различные гуманитарные науки: историю, юриспруденцию, этнографию, лингвистику, социологию. Внимание исследователей было сосредоточено на анализе трех видов исторических мест, аккумулировавших гуманитарное знание: места производства знания, места его распространения и места, где принималось решение о его судьбе. Несмотря на то, что в реальной жизни эти три типа мест постоянно взаимосвязаны, целью исследователей было изучение каждого типа в отдельности, чтобы точнее определить особенности их взаимодействия.

Отсутствие хронологических и дисциплинарных ограничений, широкая постановка проблемы позволили собравшимся исследователям осветить ее с методологической и теоретической точек зрения, но одновременно задать и более конкретные вопросы в своих выступлениях. Целью было определить общие рамки предполагаемых исследований и проанализировать первые трудности в изучении проблемы, поставленной международным научным сообществом и объединившей исследователей различных культур и национальных академических традиций.

Конференция была открыта организаторами, Еленой Астафьевой и Владимиром Береловичем, которые познакомили исследователей с программой работы конференции, а также с состоянием проекта ANR, в частности, с подготовкой базы данных, предполагающей объединить информацию о русских ученых, принимавших участие в международной научной жизни.

Первое выступление американского ученого Натаниэля Найт (Университет Сетон Холл, США) «Что такое российская наука ? Академический партикуляризм и обмен знаниями с международным сообществом» имело целью дать теоретическую канву проблемы, поставив вопрос о становлении национальных научных школ, и роли русских ученых в этом процессе, как внутри Российской империи, так и на международной арене.

Владимир Берелович (EHESS-CERCEC, Женевский университет, Франция и Швейцария) в своем выступлении «Взаимодействие отечественной и всеобщей истории в российских дореволюционных университетах» предложил исследовать данную проблему с точки зрения взаимодействия русской национальной исторической науки и международной исторической науки, происходившего в университетах Российской империи. В. Берелович обратил внимание на влияние университетских уставов на возникновение и развитие исторических кафедр в университетах, на карьеры русских ученых, подчеркнул влияние немецкой исторической науки на возникновение спецкурсов в университетах России и привел количественное соотношение спецкурсов по международной истории и по российской истории в рамках университетских программ.

Светлана Кирилина (МГУ) в своем выступлении «Изучение средневекового Востока и исламского мира в России с петровских времен до 1917 г.: историческая ретроспектива» предложила исследователям проанализировать интерес русских ученых к исламской культуре и Средневековому Востоку в целом, методы их изучения в русских университетах, а также влияние исторических исследований Средневекового Востока на внешнеполитический курс Российской Империи в этом регионе.

Мишель Тисье (Университет Ренн- 2, Франция) предложил рассмотреть становление юридической науки, накопление знаний в юридических обществах в Российской империи в конце XIX в. – начале XX в. Его выступление «Производство научного знания в юридических научных обществах империи :научные связи и социопрофессиональные иерархии» имело целью представить юридические общества Российской империи как одно из возможных мест создания и распространения юридического знания. М. Тисье предложил рассматривать данный процесс с точки зрения профессиональных отношений представителей внутри юридических обществ и обратить внимание на то, как иерархические связи внутри обществ влияли на формирование юридического знания.

Следом за М. Тисье Клэр Ле Фоль (университет Саутгемптон, США), французский молодой исследователь белорусской еврейской диаспоры и переводчик документов по ее истории рассмотрела процесс создания научного знания в белорусских институтах. Поставленная проблема «Белорусский институт Культуры: задачи и контекст формирования структур для изучения еврейской и белорусской культуры в 1920 гг.» обратила внимание исследователей не только на организацию белорусских институтов, сформировавшихся в результате политики поощрения национализации молодой советской науки, но и на сосуществование национальных белорусских научных доктрин с изучением на белорусском материале еврейского вопроса в 1920 гг.

Проблемам лингвистики были посвящены выступления Сильви Аршамбо (Национальный центр научных исследований (CNRS) - Лаборатория теоретической лингвистики, Университет Париж - 7) и Сергея Вакуленко (Национальный педагогический университет им. Г.С. Сковороды, Харьков). С. Аршамбо посветила свою работу изучению лингвистической культурной традиции русского языка в Российской империи, в частности, становлению русской грамматики и выработке лингвистических справочников (глоссария, словари и др.), становлению теории русского языка и языковых норм в России в XVIIIв. С. Аршамбо в своем выступлении « Санкт-Петербург и возникновение лингвистики как научной дисциплины (конец XIX – начало XXв. ) предложила исследователям рассматривать северную столицу как одно из центральных мест выработки и изучения современного русского языка, становления русской лингвистики как академической дисциплины. В свою очередь, С. Вакуленко рассматривает Харьков в качестве места становления национальной украинской лингвистической школы в течение период с 1730 - 1930 гг.

Селин Тротманн (Сорбонна- Париж- 3, Совместная франко-германская лаборатория Национального центра научных исследований (CNRS), Париж) в своем выступлении « Университет Дерпта и Тарту – границы распространения научного знания» рассматривает в качестве особого места создания и распространения научного знания эстонский университет г. Дерпт ( Юрьев, Тарту). Особенный интерес представляет сосуществование в университете нескольких культур, выработанное в результате последовательного преобладания в городе разных этнических групп - шведской, немецкой, русской, эстонской. С. Тротманн также обратила внимание на влияние сочетания нескольких культур на историографию университета Тарту и, на базе личных архивов, предложила методику ее изучения с точки зрения вырабатывания государственной и национальной идентичности.

Михаил Долбилов (Университет Мериланда, США) в докладе «Историки и этнографы как эксперты по российской политике русификации» проанализировал роль историков и этнографов в политике русификации Запада Российской империи. Этническая и религиозная имперская политика в Польше, Литве и Белоруссии М. Долбиловым рассмотрена в контексте религиозной толерантности и дискриминации «неправославных», а именно последователей римской католической веры и иудаизма.

Понятие об историко- культурном наследии в Российской империи в начале XX в. Было рассмотрено Эвой Берар (Совместная франко-германская лаборатория Национального центра научных исследований (CNRS), Париж) в выступлении « Несколько замечаний о российской политике в сфере национального культурного достояния в начале ХХ века: между имперскими учреждениями и гражданским обществом ». Наконец, Александр Бикбов (МГУ) в своем докладе « Места развития русской социологии в Прекрасную эпоху : радикальные, межуниверситетские и экстратерриториальные проекты» обратил внимание на проблему социологии гуманитарных наук в России периода 1895-1914 гг., политики ведения гуманитарных исследований и организации высшего образования.

Второй день конференции открыла вступительным словом Софии Кере (Высшая Педагогическая Школа (ENS)) – видный специалист по истории советской историографии, истории французских и советских архивов и архивной реституции. Она подчеркнула, что общие данные о возникновении и развитии сетей распространения знания в России, Англии, Италии, Германии и Франции могут быть дополнены интересными элементами из истории нескольких российских дисциплин, - экономики, лингвистики, истории искусства и исторической науки, - которых объединяет сам факт их зарождения и развития в результате обмена информацией и специалистами между Россией и западноевропейскими странами.

Доклад Алессандро Станциани (Национальный центр научных исследований (CNRS), Высшая школа социальных наук - Париж) был посвящен деятельности в Российской империи английских экономистов и обусловленным ею особенностям рецепции либеральных экономических теорий в конце XVIII- начале XIX веков. Адам Смит, преподававший налоговое право, тесно связывал экономику с этикой и философией. При этом для него очень был важен концепт «невидимой руки», вместе с этикой препятствующей спекуляции. Учение А. Смита было воспринято в России через работы двух его учеников во всей своей полноте, как относительно актуальных сейчас нравственных аспектов капитализма, так и относительно необходимости разделения труда. Но эта рецепция шла через фильтр немецкой экономической мысли, в частности Шлецера, и на фоне внутренних российских споров о свободе и рабстве. Только своеобразием этой рецепции можно объяснить обвинения Президента Вольного Экономического общества Н.С. Мордвинова, пытавшегося «рационализировать» флотскую службу по Бентаму, в «либерализме». Источниками для доклада А.Станциани послужили как работы русских экономистов рубежа веков, так и труды повлиявших на них западных экономистов.

Мишель Эспань (Совместная франко-германская лаборатория Национального центра научных исследований (CNRS), Париж) детально проанализировал в своем докладе, как под влиянием французского лингвиста Сильвестра де Сасси и при непосредственном участии его двух учеников Шамуа и Деманжа, были определены первоначальные границы русской ориенталистики и сформулированы первые исследовательские задачи. Так же как и в случае с экономической мыслью, зарождающийся российский ориентализм стал, по мнению исследователя, «местом встречи немецкой и французской доктрин».

Интересна информация о формировании источниковой базы российской ориенталистики: Мишель Эспань сообщил, что С.С. Уваров разыскивал по просьбе де Сасси научное наследие скончавшегося в России его коллеги, а также, что Уваров и Сасси снабдили войска, действующие на театре русско-турецкой войны, списком рукописей и книг, подлежащих обязательному изъятию при обнаружении, благодаря которому фонды Санкт-Петербургской значительно пополнились. Подчеркнем, что такое «активное комплектование» в ходе военных действий было характерно для архивов и музеев всех европейских стран вплоть до конца 1840 гг., а его масштабы в данном случае несравнимы с вывозом архивов с оккупированных территорий, организованным французской армией. Но для нас интересен прежде всего сам факт заимствования «техники комплектования», который позже неизменно приведет к заимствованию концепта реституции ценностей, основанного на западном учении о правах человека на национальное культурное достояние его страны.

Но если германский ориентализм был тесно связан с теологией и критикой источников священной истории, то в России ориентализм сформировался по французскому типу – как антропологическая, филологическая и светская дисциплина. В этом контексте особенное значение приобретает проделанное исследователем изучение хранящейся в Институте Франции переписки С. Де Сасси как с обоими учениками, так и с Президентом Петербургской академии наук и вдохновителем проекта Азиатской академии С.С.Уваровым.

Ольга Медведкова (Национальный центр научных исследований (CNRS), Центр Р. Шастеля, Париж) в докладе, посвященном путешествию филолога и искусствоведа Ф.И. Буслаева по Европе, проанализировала как именно его научные контакты с хранителем архива Ватикана Франческо Мази и немецким археологом Мюллером повлияли на пересмотр им источниковой базы истории русского искусства и на постановку им научных проблем. Распространению идей Буслаева не Западе во многом способствовала эмиграция из России после революции 1917 г. его ученика Кондакова. О. Медведкова считает, что в изучении русского искусства на Западе в последние двадцать лет все более заметен ренессанс идей Буслаева, Кондакова и ученика последнего Гравара. А обвинения школы Буслаева в эклектизме являются мало обоснованными, так как когда он писал свои работы, границы современных нам научных дисциплин только формировались. О том насколько прозрачными были эти границы, и как интенсивно шел научный диалог между представителями разных стран и специальностей свидетельствуют и воспоминания Ф. Буслаева.

Екатерина Дмитриева (МГУ) на материале хранящихся в ЦГИА Санкт-Петербурга инструкций отбывавшим за рубеж профессорам и дел уезжавших за рубеж стипендиатов Университета проследила изменение тематики и целей научных командировок. Борьба «славянофилов» и «западников» шла, как свидетельствуют документы и среди преподавателей кафедры филологии СПбУ, и среди ее историков. Интересно, что уже инструкция 1899 г. предписывает отбывающим с учебной целью за границу стипендиатам не только изучать доступные в библиотеках источники, но и устанавливать контакты с западными коллегами, а также работать в архивах.

Александр Дмитриев (ИГИТИ ВШЭ, РГГУ) в своем выступлении «От стажировок аспирантов за рубежом до поездок советских академиков» предложил обратить внимание на научные поездки русских ученых за рубеж, их участие в международных конференциях и коллоквиумах, преподавание в иностранных университетах как на точку соприкосновения русских и европейских академических кругов. А. Дмитриев также поставил вопрос о возможностях получения образования русскими студентами за границей в первой четверти XX в. В качестве возможной методики исследования этой группы участников взаимодействия русской национальной и международной науки он предложил проанализировать личные дела студентов, хранящиеся в архивах иностранных университетов, статистические данные, социальный и национальный состав студентов из Российской Империи, а также зафиксировать количество вернувшихся обратно в Россию и оставшихся за границей по окончании получения образования.

Мариз Денн (руководитель магистратуры «Изучение славянства» в Университете М.Монтень-Бордо III и CERCS – Группы изучения и исследования славянских цивилизаций) в своем выступлении о создании научных концептов в России и в Европе и об обмене ими, сделала попытку рассмотреть, анализируя процессы рецепции западных философских учений и методологические инновации в русской науке ХХ века, а также их постепенное возвращение в состав научного дискурса в 1960-1990 гг., насколько особенности циркуляции «западноевропейской» информации в российской и советской научных сетях определили общее и отличное в развитии российской школы феноменологии. Марз Денн опиралась на примеры рецепции учений Хайдегерра и Гуссерля в трудах Лосева и Шпета.

В ходе дискуссий С. Кере подчркнула, например, что принцип происхождения – немецкое изобретение, достаточно по-разному воспринятое французской и российской архивной доктринами.

Помимо введения в научный оборот неизвестных на Западе источников по истории восточно-европейской науки, подобные конференции решают на известном материале ряд новых пробам, актуальных в настоящее время. Изучение «мест создания» знания позволяет анализ исследовательских и образовательных учреждений (Академий, Университетов, Научных обществ) и, в целом, географических зон – прежде всего Санкт-Петербурга, Москвы; Казани, Киева, Харькова, не исключая иных важных структур на периферии, –мест, где знания вырабатывались в рамках сложившихся интеллектуальных традиций, методов работы и местных научных приемов, соответствовавших феномену «локализации» наук, который, в свою очередь, вписывается в более масштабный, комплексный процесс национализации знания.

Исследование «мест распространения» знания позволило рассмотреть возможные пути и способы (например, специализированная русская и иностранная пресса, переписка) распространения научных открытий, аналитических схем и, в более широком масштабе, парадигм теории познания в различных сообществах, местах, где аккумулируется знание (национальные конгрессы, научные командировки и даже ссылки), где пересекаются широкое международное знание и богатые национальные интеллектуальные традиции.

Наконец, изучение «мест принятия решений» позволило проанализировать отношения ученых и власти через анализ научно-политических систем, а также подтвердило роль гуманитарных наук в русской национальной имперской идентификации, реальность использования научного знания как инструмента внутренней политики и надзора за местным населением Российской империи и его изучения в сугубо управленческих целях.

Представляется, что такой обращенный, но не замкнутый на себя дискурс является средством самоидентификации и интеграции русской научной диаспоры за рубежом, но, прежде всего, важна и интересна его коммуникативная составляющая, показывающая историческую общность механизмов функционирования, источников информации и действующих лиц в российской и в западноевропейской науке. Сам факт интереса международного научного сообщества к этапам становления российских наук, говорит о признании того, что российские школы гуманитарных наук являются достаточно оригинальными, чтобы быть предметом изучения, и достаточно объяснимыми в терминах западной научной рациональности и философии науки, чтобы это изучение стало возможным на границах и за пределами собственно российской гуманитаристики.

Прозорова Виктория Борисовна / Prozorova Victoria Borissovna
Кандидат исторических наук, Руководитель представительства журнала «Вестник архивиста» в Европе /PhD in history, Head of mission of the magazine « Herald of archivist » in Europe

Пашкеева Наталья /Pashkeeva Natalia

Аспирантка Центра изучения российского, кавказского и центрально-европейского пространств Высшей школы социальных наук (CERCEC EHESS)/Post-graduate student of CERCEC EHESS (http://cercec.ehess.fr/), Paris

Сообщение о конференции «Становление гуманитарных и социальных наук в России: Системы и распространение моделей знания с XVIII в. до 1920-х гг.» 20-21 мая Париж/ Summary of sessions « Generation of human and social sciences in Russia :

Aннотация : в сообщении изложены основные идеи докладчиков и указаны источники, использованные ими для изучения зарубежных связей российских ученых в момент становления российских гуманитарных и социальных наук.

Abstract: the summary contents guidelines of contribution reports and sources used to studding foreign involvement and connections of Russian scientists during the generation of Russian social and human sciences.

Ключевые слова: Центр изучения российского, кавказского и центрально-европейского пространств Высшей школы социальных наук (CERCEC EHESS), французское Национальное агентство исследований (ANR), история науки, Национальный центр научных исследований (CNRS), гуманитарные науки в России, международные научные связи, российская наука

Key words : CERCEC EHESS, ANR, CNRS, science history, Russian humanities, foreign scientific connections, Russian science.

Контактные данные авторов/Contact details:

Прозорова В. тел во Франции +33 6 77 44 28 22 Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Prozorova V. french mobile phone +33 6 77 44 28 22 e mail Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Пашкеева Наталья моб. Тел во Франции +33 6 46 44 13 93 Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Pashkeeva N. french mobile phone +33 6 46 44 13 93 e mail Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript