Выбор читателей:

РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ. АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В АРХИВАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

News image

А.И. РОЗАНОВ, г. Москва, Российская Федерация РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ. АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В АРХИВАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ Аннотация В статье раскрывается состав и содержание ...

АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В РОССИЙСКО–ШВЕДСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТАХ

News image

М.А. ЧИЧУГА, г. Москва, Российская Федерация АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В РОССИЙСКО–ШВЕДСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТАХ Аннотация Автор характеризует состав и содержания аудиовизуальных документов, касающихся ...

«ЭПОХА IT В АРХИВНОЙ ОТРАСЛИ: ПРОБЛЕМЫ СОХРАННОСТИ И ДОСТУПНОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ». КРУГЛЫЙ СТОЛ В РАМКАХ IX МЕЖДУНАРОДНОГО IT – ФОРУМА С УЧАСТИЕМ СТРАН БРИКС И ШОС 6-7 июня 2017 г.

News image

6-7 июня 2017 года в городе Ханты-Мансийске в рамках IX Международного IT-Форума с участием стран БРИКС и ШОС Архивная служба Юг...

«РОЛЬ АРХИВИСТА И МЕСТО АРХИВОВ В СЕГОДНЯШНЕМ И ЗАВТРАШНЕМ ОБЩЕСТВЕ». МЕЖДУНАРОДНАЯ ВЫСШАЯ АРХИВНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (CISA) В ПАРИЖЕ 12-16 ноября 2012 г.

Печать PDF






12-16 ноября 2012 г. в Париже состоялась Международная Высшая Архивная Конференция (CISA), собравшая руководителей центральных и местных государственных архивов и архивов негосударственных структур, профессиональных архивистов с большим опытом, владеющих современными архивными технологиями и методиками, из 16 стран Европы (Бельгии, Боснии-Герцеговины, Великобритании, Венгрии, Германии, Италии, Испании, Литвы, Польши, Португалии, Румынии, России, Словении, Украины, Чехии). Эту конференцию организовал Департамент научно-технической информации Генерального Управления Национальных Достояний Министерства Культуры и Коммуникаций Франции, чтобы заменить работавший с 2001 г. в программе «Культурные течения в мире» коллективный семинар для сотрудников архивов. Новая форма работы задумана именно для обмена опытом между архивистами стран-членов Совета Европы, а не для передачи компетенций от развитых архивных стран развивающимся, для чего в последнее время все чаще служил Международный архивный стаж (STAI). Поэтому, и выбор французских и зарубежных участников, и темы, затронутые в выступлениях и дебатах, были крайне интересны. Представленный Вашему вниманию материал не является ни стенограммой конференции, ни ее актами. Это записки, сделанные по ходу конференции Представителем журнала «Вестник архивиста» В. Б. Прозоровой, с целью познакомить русскоязычных коллег с основными затронутыми на этом мероприятии вопросами.

Темой этой первой конференции неслучайно стали «Место архивов и роль архивистов в сегодняшнем обществе», поскольку глобализация и внедрение информационных и цифровых технологий очень серьезно их изменили. Первый рабочий день конференции 12 ноября 2012г. был посвящен проблемам отношений архивистов с источниками комплектования и с государственными учреждениями.


Хранитель национального достояния Франсуаза Банат-Берже, руководитель Отдела «Межминистерской и территориальной политики в отношении традиционных и цифровых архивов» Межминистерской архивной службы Франции поделилась опытом работы с фондообразователем в условиях внедрения электронной администрации и распространения цифровых носителей. Ф. Банат-Берже констатировала, читая выступления участников CISA на эту тему, что все пытаются сохранить и оптимизировать комплектование в ситуации постоянного уменьшения бюджетов. Все стремятся создать у политиков и управленцев положительный имидж архивной службы, который мог бы ей облегчить выполнение задач по сохранению памяти государства и нации в период кризиса. Есть два варианта экономии средств: создание совместных платформ комплектования, в том числе, электронными документами, для нескольких архивных служб (департаментов, комунн, регионов, предприятий одной отрасли) или же аутсортинг, экономическая эффективность которого многими подвергается сомнению.



Николаус Бутикофер из университета Берна (Швейцария) изложил общие соображения об отношениях с фондообразователем. По его мнению, сложность состоит в том, что у архива два пользователя – государство и граждане, и их интересы не всегда совпадают. Очень важно, чтобы архивисты общались с законодателями, влияли на создание нормативной базы, в рамках которой они выполняют свою миссию. Отношения архивов и власти менялись в разные периоды истории. Классическая модель: источник комплектования автономно управляет своими текущими и промежуточными архивами в течение 40-50 лет после их создания. В большинстве швейцарских областей эта модель уже несколько лет как исчезла, и теперь источники комплектования сдают архивы как можно раньше. При этом архивные службы должны быть достаточно компетеными, чтобы самим провести экспертизу ценности документов на новых носителях. Есть еще одна, австралийская по происхождению, модель, авторы которой считали, что нет нужды сдавать электронные документы в госархив, и документы даже вечного хранения могут остаться у источника комплектования, а архивная служба ограничится изданием циркуляров о правилах их хранения. Эта модель была популярна в 1980-1990 гг., но ее внедрение оказалось опасным, ибо фондообразователь не имеет достаточно средств, чтобы обеспечить миграцию и длительное хранение данных, не может ставить во главу угла своей работы сохранение архивов, и они неизбежно несут потери. Сегодня, по мнению Н. Бутикофера, архивная служба позиционирует себя как специальное учреждение, предоставляющее фондообразователю услуги по долгосрочному хранению его документов на любом носителе. Причем на первый план вышли именно технологические проблемы сохранности цифровых носителей. Поэтому важно, чтобы архивная служба могла издавать стандарты, обязательные для источников комплектования. Например, все 100 источников комплектования местного швейцарского архива должны использовать для общения с территориально компетентным архивом стандартные интерфейсы с проверенными архивом технологиями. Ф. Банат-Берже спросила участников конференции, что изменилось в их отношении с источниками комплектования при переходе к комплектованию цифровыми носителями. Испанские архивисты жалуются на «историческое» позиционирование архивов во мнении администрации, эту типичную проблему латинских стран. Они согласны, что при отсутствии физической передачи поступающих в архив документов, важно именно вмешательство в их организацию в делопроизводстве, так как иначе источники просто не дойдут до архива. В Португалии архивисты внедряют стандарты по метаданным и цифровым документам, они создали платформу для аутентичного хранения электронных архивов, но чиновники не отличают страховые текущие копии в типовом программном обеспечении от документов в формате длительного хранения. Нужно пробивать себе дорогу к фондообразователю. В Тоскане (Италия) тоже организован репозитарий цифровых документов и, хотя приняты все необходимые законы, но источники комплектования не торопятся их сдавать. Пьер-Ален Талье из Генерального архива королевства Бельгии предложил сократить сроки ведомственного хранения, настолько, чтобы у документов не было времени пропасть в недрах информационных систем фондообразователя. Это, конечно, не снимет проблемы стоимости хранения электронных архивов и увеличит их текущий бюджет. Он сообщил, что центральные архивы Бельгии еще не получили не одного фонда электронных документов и все, что было создано в 2000г. или ранее, уже несомненно безвозвратно потеряно.

Ф. Банат-Берже подтвердила, что во Франции миссии Национального архива при министерствах в какой-то степени держат руку на пульсе фондообразовтеля. Она сообщила, что Директор архивов Франции Э. Лемуан добился создания 12 апреля 2012г. должности Межминистерского делегата при Премьер-министре – он же Генеральный директор Национальных достояний (DRGP), который должен координировать государственную архивную политику.

В кодексе Национального Достояния есть статья L212-4 о «научном и техническом контроле» над фондообразователем, которая очень помогает французским архивистам. Научный и технический контроль охватывает все виды национального достояния (историко-культурного наследия), но для архивов он прописан в Кодексе наиболее подробно. Эта норма позволяет описать весь цикл жизни документа, и, начав с перечней закончить изданием межминистерских циркуляров общегосударственного значения. Хранение исторических архивов – прерогатива государства и ее осуществляют центры Национального архива, а также региональных и департаментских архивов.

Система визирования уничтожения архивов является важным инструментом контроля над формированием архивного фонда. Часто, когда учреждение, имеющее общегосударственную компетенцию, переезжает в провинцию, или общенациональная структура имеет отделы во всех департаментах (как, например, Агентство занятости или Почта) то возникает вопрос, кто ставит им визы на уничтожение и кто принимает на хранение их исторические архивы. Для решения этих проблем проводятся периодические совещания руководителей департаментских архивов, на которых вырабатывается единая политика на уровне региона. Крупные министерства (Здравоохранения, Обустройства территории, Образования) создают ведомственные сети и ведомственную политику, причем ее проведение не может противоречить решениям, принятым департаментскими архивами.

Кроме того, работа с представителями Государственной комиссии по информатике и свободам (CNIL) в министерствах позволяет включать правильные сроки хранения документов в базы данных. Ф. Банат-Берже рекомендовала сохранять в каждом министерстве 2-3 самые юридически значимые информационные системы.

Ф. Банат-Берже считает, что необходимо прояснить вопрос стоимости хранения и ответственности за сохранность электронных документов. Эти риски должны быть очень четко распределены между фондообразователем и архивной службой. Пока документ не изжил управленческую функцию, его хранение оплачивает фондообразователь и он же несет за него юридическую ответственность, что не мешает госархвам быть подрядчиком по временному хранению для самых разных фондообразователей. А если документ идет на вечное хранение, то юридическая ответственность и стоимость обеспечения его сохранности входят в компетенцию архивной службы. Во Франции решением стало объединение усилий: госархивы и муниципальные архивы в рамках регионов часто создают совместные платформы хранения электронных документов. Границы этих систем часто совпадают с границами региональных сервисов электронной администрации. Такая организация требует большой гибкости в работе, более раннего приема архивов. Совместные службы электронного хранения архивов обязательно должны иметь возможность хранить дубликаты данных в разных местах.

Ф. Банат-Берже рекомендовала коллегам четко прописать в регламентации обязанность сдавать исторические архивы на государственное хранение. В закон об архивах 2008г. вошла сформулированная в циркуляре Л.Жоспена 2001г обязанность государственных учреждений выделять людские и финансовые средства для должной организации хранения своих промежуточных и текущих архивов. Иными словами, по французскому законодательству источник комплектования обязан обеспечить юридические и управленческие риски, связанные с архивами.

Когда префектов департаментов обязали выделить 40 сквозных управленческих функций в департаментах и регионах, в этот список очень удачно внесли ведение архивов, что позволило заключать на уровне региона или департамента тендеры на хранение, уничтожение, обработку архивов. Говоря об этом подходе, позволяющем измерить стоимость обработки и хранения промежуточных и текущих архивов, Ф. Банат-Берже заметила: «Сегодня, если ваша работа не прописана в бухгалтерском плане, она вообще не существует».

20% департаментских архивов уже перешли к работе с электронными подписями и к хранению электронных архивов. Кадастр, ипотека, регистрация права собственности, государственные пенсии, фонды полиции и юстиции (оригиналы судебных решений) уже хранятся на цифровом носителе. 77 департаментских архивов участвуют в переводе источников комплектования на безбумажный документооборот. Но лишь 6-7 департаментских архивов включились в создание региональных платформ по приему и хранению электронных документов. Специальные «цифровые агентства» станут операторами по электронному хранению архивов, и для них сами архивные службы будут лишь клиентами. Но архивное хранение бумажных документов тоже усложнилось и компетенция архивов нужна для хранения гибридных систем, в которых сосуществуют бумажные и электронные архивы. В 2011 г. было создано управление при Премьер-министре, на которое возложили наведение порядка в государственных информационных системах. Создана рабочая группа архивной службы и этого управления, готовится к публикации справочник по электронному хранению архивов.

В заключение Ф. Банат-Берже еще раз подчеркнула важность участия архивистов в организации управления документами на настоящем этапе. Нельзя просто внедрять СЭД, не принимая во внимание архивных аспектов, так как это приводит к очень быстрой потере документов, гораздо более быстрой, чем если бы они остались на бумажном носителе. Все это обязывает французских архивистов очень плотно работать со специалистами по информатике и вычислительной технике по всем этапам жизненного цикла документов, поскольку фондообразователи часто полагаются во всем именно на службу информатики, не видя в ее подходе к хранению данных отсутствия чисто архивных аспектов.

Педро Мануэль Ферейра Пентеадо, ответственный за архивные учреждения и их техническую поддержку в Генеральном управлении архивов Португалии, рассказал об основных направлениях архивной политики в отношении центральных учреждений Португалии в 2007-2012гг. В начале доклада он пояснил, что «Генеральное управление архивов» входит в «Генеральное управление Книги архивов и библиотек» (DGLAB), и что в архивах Португалии, как и во Франции, используется для отчетности индикаторы эффективности, разработанные министерством Финансов. П.М. Ферейра Пентеадо подтвердил, что в латинских странах статус архивной отрасли ниже и ее финансирование скуднее, чем в англо-саксонских. Тем не менее, поскольку правительство приняло решение внедрить облачные технологии, архивная служба разрабатывает перечни для электронных и бумажных документов, а также для программного обеспечения.

Современный кризис еще больше ослабил архивную власть в стране. В 2007г. Правительство разработало и начало внедрение модели ПРАС, по которой в каждом министерстве создавался «Генеральный секретариат», координирующий архивную политику отрасли и являющийся ее центральным архивом. Этим решением значительные фонды были выведены из юрисдикции Национального архива Торро до Томбо и департаментских (distritais) архивов, ведь Генеральные секретариаты министерств получили право не только собирать и хранить, но и выдавать пользователям исторические и промежуточные архивы.



В 2012г. правительство Португалии приняло резолюцию 12/2011 - Генеральный план рационализации и снижения стоимости государственного управления,15-й пункт которой предусматривал создание Центрального государственного электронного архива. Разработчики резолюции предложили собрать все бумажные архивы центральных учреждений в зоне низкой стоимости площади хранения, все оцифровать, создать систему их выдачи пользователю и оцифровать постепенно всю массу, чтобы выдавать ее пользователю в режиме удаленного доступа.

Еще в 2003г. обследование показало, что Генеральным секретариатам придется обработать не 1200 кмл промежуточных архивов, как предполагалось в начале, а 6000 кмл. И, несмотря на их работу, к 2010г. объем подлежащих срочной обработке фондов центральных учреждений совершенно не снизился. В 2011-2012 гг. Секретариаты смогли уничтожить лишь 7% потенциально ненужных документов. Кроме того, обследование 2010г показало, что 86% архивов остается в учреждениях отрасли и лишь 13% поступает в Ген Секретариат министерства. Резолюцию писали без архивистов, и П.М. Ферейра Пентеадо справедливо подозревает, что ее исполнение будет более долгим и сложным чем на бумаге. Лишь 6-9% площадей администрации занято текущими архивами, это мало и некритично с точки зрения экономии площади в центральных учреждениях.

Комментируя выступление португальского коллеги, Ф. Банат-Берже подчеркнула, что физическое удаление 6000 кмл бумажных архивов и их оцифрование, имеющее значительную стоимость, были задуманы службами Премьер-министра без учета мнения архивистов.

Хранитель национального достояния Селин Гюйон, член комиссии Ассоциации архивистов Франции (ААФ) по электронным архивам рассказала об опыте управления жизненным циклом документов в цифровой среде и о комплектовании электронными архивами на примере департамента Об(10), где она руководила пилотной операцией Управления архивов Франции. С. Гюйон подчеркнула, что электронный архив – это сервис, куда входит и программное обеспечение, и юридические нормы. Из-за системы раздельного хранения между разными архивами правильнее говорить о «сервисе» а не о «программе» электронного хранения. Комитет по электронным архивам координировал работу Департаментского архива и Департаментского управления информатики. Платформа хранения электронных архивов, которую использовали в данном проекте называется «Марин» – модуль электронного хранения архивов, разработанный с учетом требований МоReq 2 департаментскими архивами Об (10) и Ивлин (78), принявшими одними из первых на хранение электронные документы. В этом проекте типы документов обрабатываются блок за блоком (сообщения электронной почты и документы с персональных компьютеров пока не обрабатывались). Отбор электронных документов происходит в момент их подписи/утверждения или передачи исполнителю, то есть очень рано с точки зрения жизненного цикла документов. После утверждения жизненно важные документы поступают в электронный архив, а все документы к исполнению пользователями - в СЭД. При этой системе пользователи редко обращаются в электронный архив, только когда им нужен аутентичный документ со всеми метаданными.

Базы данных не рассматривались в этом проекте как динамичный объект для архивного хранения. В департаментах базы данных - это часто средство доступа к делам, которые раньше существовали на бумаге. Поэтому в электронный архив поступают именно эти оцифрованные дела, а базы данных подлежит электронному хранению лишь как средство доступа к делам.

С. Гюйон привела и конкретный пример разделения ответственности за риски и стоимость хранения архивов между департаментским и коммунальным (муниципальным) архивом. Департамент выдает коммунам сертификаты электронных подписей, доступ к своим документам они имеют бесплатно и именно поэтому важно рассматривать проект электронного архива как новый совместный сервис.

В их системе электронного хранения один документ составлял одно поступление, что является первой, и самой громоздкой версией процедуры. «Дело» в такой системе, хранящей фактически электронную россыпь, возникает только в момент использования (примечание В. Прозоровой). Если же ввести в машину номенклатуру дел, то поступление выстраивается по этой, заранее заложенной архивистом в компьютер схеме. Платформа в момент приема электронных архивов проверяет подлинность электронной подписи и соответствие файла его описанию. Специалисты создают с помощью различных программ свои базы данных, которые потом сдают на хранение в общую платформу.

С. Гюйон указала ряд моментов, на которые следует обратить внимание при переходе на комплектование электронными архивами:

Крайне важна «зрелость» понимания необходимости проекта и уровень подготовки, обеспечивающий взаимопонимание всех участников.

Во Франции очень редко источник комплектования является создателем всех, поступающих от него, документов. Поэтому понятие фондообразователя в настоящее время весьма размыто. Нужно написать электронные профили источников комплектования, так как в процессе передачи на хранение электронных архивов задействовано больше лиц, чем при передаче на хранение бумажного фонда.

Основная проблема - аутентичность на всех этапах жизни документа.

Из международных стандартов, которые часто создавались в англо-саксонской культуре архивистам континентальной Европы нужно выбирать то, что нравится и подходит. А для проверки систем, написанных по собственным требованиям, лучше проводить внутренний аудит. Французская ассоциация стандартизации (AFNOR) сейчас готовит процедуру сертификации архивных электронных систем.

Андреас Келленхалс, из архивной службы Федерального правительства Швейцарии поделился опытом работы с электронными архивами в этой стране.

С 2006г. велась работа по популяризации архивной политики в центральной администрации. 15 января 2008г. было принято решение о ведении единой архивной политики на уровне «правительственных департаментов» (министерств). Специалисты по информатике просто спрятали бумажный беспорядок в сервер, но проблема осталась. Описывая эту ситуацию, А. Келленхалс сказал, что «управление документами должно быть незаметно, а если оно заметно, то дело плохо». Архивисты предложили комплекс мер. За 4 года получилось 30 маленьких проектов для 55 министерств, где всего 13 систем организации документов, отвечающих их требованиям, и всего 11 регламентов.

Потребовалось перейти от управления документами к управлению делами, проблемами, вопросами и связанными с ними совокупностями документов, частями фондов. А. Келленхалс считает, что архивисты должны вмешиваться в любой момент жизненного цикла, причем, в отличие от библиотекарей, они могут влиять на формат, информационную среду, в которой создаются документы и должны этим пользоваться.

В каждой организации архивисты предложили внедрить инструмент оценки ее делопроизводства из 20-40 вопросов. Результаты по каждому параметру отобразили на «розе ветров». Исходя из результата, предложили конкретные меры по каждому параметру с расчетом человек-часов. В этом проекте частично использовалась американская программа «The open goverment pertnership». Разработанная архивистами программа «OS Tools» помогает составить для организации перечень, в котором есть «нулевая глава» где определятся политика данного юридического лица в сфере ДОУ».

А. Келленхалс констатировал, что «промежуточных архивов больше не существует», так как отбор в электронный архив происходит очень рано. Отбор документов центральных учреждений Швейцарии проходит при помощи австрийского программного обеспечения «Fabasoft» в формате PDF, причем система сообщает об ошибках в SIP. Швейцарские «электронные архивисты» тоже позиционируют себя как подрядчики для публичного сектора и пытаются получить у Федерального правительства разрешение принимать на платное хранение документы частного сектора. С 2012г. будет законодательно ограничено двумя видами количество программных продуктов для государственных архивов.

Слушателям Конференции понравилась программа, которая анализирует и улучшает перечни. Эту систему разрабатывали именно архивисты. Если заполнить вопросник, то их организация может выслать эту систему или ссылку на нее на электронный адрес. А. Келленхалс рекомендовал при внедрении новой системы приема архивов на хранение найти 2-3 крупных союзника среди управленцев, которые потом сами на собственном опыте будут убеждать других. Мы храним архивы не для себя, а для управленцев и надо уметь их в этом убеждать. Участники семинара спрашивали, как удалось швейцарским коллегам, ответственным за проекты электронного хранения, удачно общаться с управленцами высокого уровня. С. Гюйон признала, что, убеждая французских чиновников, она избегала использовать слово «архивы», так как этот термин слишком связан с прилагательными «бумажный» и «исторический».

Руководитель архивов провинции Мадрид Хавьер Диас Ламазарес рассмотрел проблему статуса испанской государственной архивной службы и ее финансирования во время экономического кризиса. В коммюнике 2007г. Ассоциация испанских архивистов подчеркнула важность архивов для государственного управления. В латинских странах архивы включены в систему министерств Культуры и считаются скорее разновидностью музея или библиотеки, а не инструментом управления, как в англо-саксонском мире. Но для учреждений чисто культурной сферы архивы – тоже периферия, они же не привлекают столько публики, как музеи и памятники архитектуры. Никакие технические новшества особенно не меняют имидж архивов в латинском мире, важно именно иначе общаться с чиновниками, которые распоряжаются бюджетом. Политики часто представляют гражданам альтернативу «финансировать государственное здравоохранение или архивное дело». Ясно, что при таком раскладе никто не выберет архивное дело. Нужно объяснять и политикам и простым гражданам, что, например, их права на пенсию может обосновать только архивная служба.

В Испании укоренилась тенденция аутсортинга НТО и хранения документов. Но на примере региона Мадрида, однако, удалось доказать, что прямое выполнение архивной службой всех своих обязанностей обходится дешевле и дает лучшие гарантии качества и защиты прав граждан, чем аутсортинг. Ведь частная фирма, услуги которой вовремя не оплачены, может даже прекратить предоставлять ту информацию, которую она хранит и помогает эксплуатировать по договору.

Выступление вызвало живой отклик у участников конференции. П.М. Ферейра Пентеадо подтвердил, что и в Португалии бюджет архивов всегда меньше, чем у музеев и у библиотек. П-А. Талье из Архивов королевства Бельгии возразил, что плохое управление архивами не стоит ничего, а вот хорошее управление стоит много и все готовы это посчитать. «Все не измеряется стоимостью, - сказал А-П. Талье и привел такой пример, - еврейский ребенок, спрятанный в войну и потерявший родителей, а также свою идентичность в лагере, и нашедший в архиве фото и данные о своей семье, это больше или меньше визита шестидесяти профессиональных историков? За свою карьеру я принял 4-5 таких визитеров, и считаю, что не зря прожил свою профессиональную жизнь. У архивов не может быть чисто экономического измерения». С его позицией согласились многие, но признали, что разговаривать на языке экономистов в современной ситуации все же необходимо.

Директор Центра исторических архивов Любляны (Словения) Боян Квелфар был председателем Совета VISRAS – объединения информационных систем региональных архивных центров. Он поделился с коллегами опытом создания общей информационной системы для шести региональных архивов Словении, связанных через Интернет в единую информационную сеть и заполняющих совместными усилиями базу данных «Query» на словенском, французском и английском языках (с базой можно ознакомиться по ссылке www.siranet.si.). Целью проекта было упростить работу региональных архивов с использованием Интернет - протоколов и технологий, чтобы облегчить доступ администрации и граждан к архивам. Создание этой базы стало для словенских архивистов поводом задуматься о разночтениях в применения в Словении стандарта ISAD/G и еще больше унифицировать методику описания фондов и стандарты публикации описей в Сети. Были унифицированы уровни описания в шести архивных центрах. Система базируется на облачных технологиях Словенской академии наук, но программное обеспечение было закуплено за границей и все интерфейсы были переведены с немецкого и английского на словенский. Проект позволил создать общую систему НСА и обработки запросов для шести архивов. Планируется их участие в Европейском архивном портале Europeana. Коллеги заинтересовались, почему словенские архивисты использовали при создании своей системы канадский стандарт, а не европейский. Боян Квелфар объяснил, что некоторые правила из канадского стандарта подошли больше, чем изложенные в других.

Директор государственного архива Милана Мария Барбара Бертини напомнила в начале своего доклада о платформах для хранения электронных архивов, что архивное наследие Италии составляет 5 000 прогонных кмл дел различных эпох. Например, в архивах Милана сохранились нотариальные документы с XIII в. Очень часто архивы расположены в зданиях-памятниках архитектуры, не имеющих должных условий для приема документов на новых носителях. Естественным выходом из ситуации оказалось создание платформ для хранения электронных архивов.

Итальянские архивисты определяют платформу для хранения электронных архивов, как сеть, в которой участвуют несколько юридических лиц (высшей, центральной или местной власти) с целью сохранения архивов, управления ими и их использования.

Интересен нормативный контекст этого проекта. В Италии приняты Кодекс электронного правительства и кодекс защиты персональных данных. Но создание платформ для хранения электронных архивов стало возможно благодаря конституционной реформе, перераспределившей полномочия между центром и регионами, и соотношение сил между частным и государственным сектором. Итальянские электронные платформы имеют право принимать на хранение и документы частного сектора. Региональные архивные платформы часто оказывают услуги по хранению архивов документов соседним регионам, еще не охваченным проектом, но имеющим источники комплектования сходного статуса.

Поскольку сосредоточенные платформами электронные документы не смогут быть переданы историческим архивам, не имеющим достаточно современных зданий, предполагается, что именно платформы будут осуществлять их долговременное хранение, описание и использование в управленческих и исследовательских целях. То есть, речь идет о создании национальной сети электронных архивов. М. Б. Бертини считает несомненным преимуществом этой сети ее близость к источникам комплектования. В архивах Италии постепенно утвердился принцип территориальности, и архивы считаются тесно связанными с территорией, на которой они возникли. В заключение Мария Барбара Бертини сообщила, что в г. Лакуала, сильно пострадавшем от землетрясения было построено новое здание Национального архива. Но неизвестно, будут ли реализованы или заморожены из-за современных проблем с финансированием все архивные проекты.

Директор исторического архива Сараево (Босния-Герцеговина) Харис Займович поделился своими размышлениями о профессии архивиста и стратегии ее интеграции в управленческий пейзаж современной Боснии-Герцеговины. Историк по образованию, 9 лет проработавший в архивах, Х. Займович стал директором лишь год назад. Он сказал, что не может, в отличие от испанских, французских, португальских коллег жаловаться на снижение бюджета архива, ибо таковой практически отсутствует. Сменяющие друг друга кризисы давно стали для боснийских архивистов нормальными условиями работы. И, несмотря на перманентный кризис, проблемы имиджа архивной службы решать приходится. Власть считает архивистов неликвидным пассивом, который ничего не зарабатывает, а лишь тратит. Интересно, что концепция национального достояния вредит и боснийским архивам, потому что министры видят в архивах лишь исторические документы. Но Х. Займович убежден, что само сообщество архивистов тоже виновато в своей репутации и должно ее менять своими усилиями. В Боснии-Герцеговине это происходит через множество профессиональных объединений архивистов на самых разных уровнях от национального до кантонального. Займович пошутил: «Мы публикуем массу журналов и даже не знаю, читаем ли мы их все. Но другие коллеги, зато, публикуются у нас». Еще одна важная сфера деятельности ассоциаций – повышение квалификации. Из 100 боснийских архивистов всего около 60 имеют профессиональное образование, хотя все очень стараются работать грамотно. Рассказ боснийского коллеги подтверждает известную на российском опыте тенденцию создания и расцвета ассоциаций архивистов во время кризиса профессии.

Х. Займович подчеркнул, что главный аргумент боснийских архивистов при общении с гражданами и управленцами – именно качество архивной информации. Необходимо радикально менять «пыльный» имидж профессии. Он полагает, что архивы оказались без бюджета потому, что, находясь между сферами культуры и администрации, ни одной из них они, в сущности, не нужны. Подытоживая собственный опыт борьбы за репутацию отрасли в рамках профессиональных объединений, Х. Займович сказал коллегам: «Управленцы никогда не примут и не проведут нужных вам законов, если они вообще не в курсе, в чем состоит ваша профессия. Вот над этим мы и работаем в последние годы».

Второй рабочий день конференции 13 ноября 2012г. был посвящен «Архивам, демократии и правам человека», а также важности архивов для обеспечения надлежащего управления. Координатором этой части международной конференции была Сотрудник института истории современности Анн Перотэн-Дюмон, дочь известного архивиста и участника Сопротивления Ива Перотэна, внедрившего во Франции теорию «возрастов документа». А.Перотэн-Дюмон пошла по стопам отца и посвятила свою жизнь исследованию архивов латиноамериканских стран. Она считает, что: «Организаторы этой международной конференции уделили проблеме архивов и прав человека целый день, потому, что эта тема очень важна и имеет много архивных аспектов». Всемирная декларация архивов еще раз подчеркнула важность архивов для обеспечения прав человека. После декларации ООН 1949г. появились к 1990гг. региональные нормы, включающие моральные требования.

Правительства в принципе ответственны перед гражданами стран за свои прошлые и настоящие действия, о чем неустанно напоминают общественные организации. Нередко борьба за доступ к архивам репрессий становится частью борьбы за смену режима. Проблема не только в засекречивании данных о репрессиях или правонарушениях со стороны должностных лиц, но и в плохом документировании противозаконных действий. Государство с большим удовольствием рассекречивает информацию о своих гражданах – жертвах врага, чем о своих гражданах - своих собственных жертвах. Например, в архивах Штази в момент их открытия для исследователей по-прежнему трудились все те же архивисты тоталитарного периода, совсем не стремившиеся облегчить доступ к документам. К сожалению, и в других случаях архивисты, выдающие документы о репрессиях семьям жертв, сливаются в общественном мнении с государством, некогда нарушившим закон, и профессия портит и без того не сильно положительный свой имидж.

Испанские архивисты Х. Д. Ламазарес и Ж. Сереш возразили, что интерес граждан к архивам репрессий повысил престиж архивных служб Испании, позволил взглянуть на архивы, как на инструменты управления. Жорди Серш, Директор фотоархива Барселоны объяснил, что испанские архивисты отделяют «обычные государственные архивы» от архивов репрессий. Архивы гражданской войны в Саламанке (Испания) были созданы в период Франко, а потом дополнены другими фондами, что вызвало полемику. Каталония сумела получить оригиналы о репрессиях своих гражданах, а другие регионы не успели. Именно в связи с этой проблемой в Барселоне и была создана общественная организация «Архивисты без границ» Положительным итогом полемики стало то, что проблемы архивов попали в прессу.

В Словакии, по словам Генерального директора Национального архива Радослава Рагача, архивы коммунистической партии поступили в Национальный архив, а архивы политической полиции вплоть до «Бархатной революции» поступили в специальное учреждение, которое их обрабатывает и выдает заинтересованным лицам.

В Венгрии, по словам сотрудницы Национального архива Софии Комлоши-Гера, управление архивами политических репрессий было очень сильно политизировано и рецепция германской модели (создания отдельного учреждения) не получилась. Национальный архив также упустил эти фонды из своей юрисдикции.

В Чехии, по свидетельству руководителя Управления архивов архивного департамента МВД Л. Линартовой 1990г. был принят закон об архивах КПЧ, все партийные архивы на всех уровнях поступили на хранение в систему государственных архивов. В 2008г. был создан Институт изучения тоталитарного режима и архивов безопасности. Военные архивы Чехии подчиняются закону об архивах, и кроме грифа « секрет обороны» все выдается публике.

Директор Государственного архива Николаевской области Украины Л. Л. Левченко подтвердила, что на Украине тоже был бум генеалогических запросов по поводу репрессий, Голодомора, остарбайтеров. Все эти фонды, переданные на государственное хранение, сейчас уже рассекречены, кроме 1% документов. Архивы Украины пытались создать «Мартиролог ХХв.», но использованные в проекте технологии вошли в противоречие с современным украинском законодательством о свободах и информатике, запрещающим размещение баз данных с персональной информацией в Сети.

Анна Лашук из Генерального управления архивов Польши рассказала, что в Польше был создан Институт Национальной памяти с сетью подчиненных учреждений. Причем, в общественном сознании этот Институт затмил Национальный архив. Туда поступили как фонды госбезопасности, так и депозит некоторых фондов военных судов из Национального архива. Сначала Институт Национальной памяти систематизировал документы тематически, а потом вернулся к принципу единства фонда. Этот же Институт же по причине лучшего, чем у Национального архива финансирования и отказа от применения критерия происхождения сумел получить из архива Красного креста тематическую коллекцию про поляков во время Второй мировой войны, хотя эти документы не были созданы на территории Польши. Сейчас эти архивы этого Института постепенно открываются, хотя французский исследователь К. Гусев пожаловалась, что ей необоснованно отказали в доступе к документам о послевоенных переселениях, хранящимся в Институте.

П-А Талье из Архива Королевства Бельгии рассказал, что Бельгийский центр памяти архивов Второй мировой Войны был создан исследователями, которые, как и Польский институт Национальной памяти, приняли тематическую классификацию, сломали массу фондов и препятствуют знакомству с ними исследователей из других учреждений.

В заключение дискуссии Анн Перотэн-Дюмон высказала убеждение, что при разумном поведении архивистов, фонды, «специально выделенные с политическими целями» и хранящиеся в отдельных, созданных для их ускоренной обработки и использовании, как в Испании в Польше, учреждениях, вернутся в орбиту Национальных архивов.

Катрин Гусев из Высшей школы социальных наук Франции (EHESS) - французский историк русского происхождения. Она будет в ближайшее время назначена директором Центра изучения русского мира. Она защитила диссертацию по рассеянию русских беженцев 1917-1922гг в Европе, позже занималась проблемами насильственного переселения народов на советском европейском пространстве, в том числе в Союзе на территориях, присоединенных по пакту Молотова-Риббентроппа, а также переезда поляков при установлении новой советско-польской границе в 1945г. Она работала в советских, польских, международных (в Женеве), французских архивах. Катрин Гусев поделилась своим опытом работы с документами Пражского архива, Комиссариата по беженцам в Женеве. К. Гусев считает, что структуры, подобные польскому Институту Национальной памяти, скорее всего, служат текущему режиму, а не какой либо объективности.

К. Гусев, ссылаясь на опыт Н. Верта и других коллег, высказала замечание, что в России архивы по Голодомору были необоснованно закрыты в 1990е гг. Вместе с тем, исследователь поблагодарила российских и украинских архивистов за «изумительно подробные описи», по которым очень удобно работать. К. Гусев объясняет качество этих описей высоким качеством архивного образования в СССР и успешной архивной стандартизацией.

Говоря о своем впечатлении от архивов СССР, К. Гусев заметила: «Анна Арендт была бы шокирована, что архивы сталинского репрессивного государства сохранились лучше, чем архивы одной из старых демократий». Представитель журнала «Вестник архивиста» В. Прозорова возразила, что качество архивной политики в сфере комплектования и сохранности объясняется не «тоталитарным» или «демократическим» характером режима, а степенью государственного вмешательства в различные сферы жизни общества. Французское «государство благоденствия» 1950-1970гг. оставило объемные и четко структурированные фонды по социальной и культурной политике, потому что оно активной действовало в этих сферах. Просто, в отличие от тоталитарного государства - цензора, «государство благоденствия» выступает скорее организатором национальной и общественной жизни. Но каковы бы ни были цели государственного вмешательства, государство тем шире осуществит исконную прерогативу по документированию своей деятельности, чем шире будет его «вмешательство» в жизнь общества.

Даниэль Петер Баньяй (Национальный архив Румынии) рассказал об Изменении имиджа Национального архива Румынии после 1989г. Поскольку Национальный архив Румынии располагался рядом с главным зданием полиции, граждане считали, что там хранятся лишь архивы полиции, удивляясь наличию в здании и исторических архивов. Национальный архив существовал с 1830г., но народ считал его милитаризированным, поскольку в советский период его охраняли вооруженные солдаты, руководили Национальным архивом генералы МВД, ничего не понимавшие в архивном деле. В 1989 г. архивисты и историки задумались над исправлением негативного имиджа архива, разработали программы привлечения исследователей. От иностранных исследователей перестали требовать направления и справки. Но читателей стал раздражать запрет фотографировать выданные в читальный зал документы. Быстрое включение в научный оборот фондов отражающих проблемы, ранее исключенные из официальной историографии (дворянство Трансильвании, некоторые вопросы румынской истории первой половины 1920-1945гг) стало элементом положительного имиджа Национального архива. С 2011г. в архивах Румынии идет работа над справочником по открытым для исследования фондам архивов Венгрии и Румынии о Трансильвании и Венгрии. Заголовки дел стандартизованы согласно протоколу между двумя архивными службами. Виртуальная выставка «История коммунизма в фотографиях» иллюстрировала работу комиссии, расследовавшей деятельности КПР и «отвязала» имидж Национального архива от падшего режима. Проблемы имиджа архивной службы задели за живое коллег из многих стран.

Бывший хранитель Национального архива Франции и сотрудник МСА, ныне сотрудник ЮНЕСКО Перрин Канаваджио считает, что МСА всегда защищал права человека, так же естественно, как Журден из комедии Мольера «Мещанин во дворянстве» говорил прозой. Существует значительная литература по вопросам роли архивов в обеспечении прав человека. В 1997г. французский юрист Луи Жуане сделал для ООН доклад о борьбе с безнаказанностью. Французским архивистам этот доклад остался практически неизвестен, между тем 5 из 40 высказанных в нем предложений касались непосредственно архивов. В 2004 г хранитель Национального архива Франции Армель ле Гофф написала маленькое пособие по архивам для неправительственных организаций, которое перевели на восемь языков, в том числе и русский. Пособие доступно на сайте МСА. Издается двухмесячный англо и испаноязычный бюллетень по архивам и правам человека, редактором которого является Труди Петерсон.

Руководитель программы «Память мира» в ЮНЕСКО Мария Лиулиу представила участникам конференции десятилетние итоги работы этой программы. 350 историков участвовали в проекте. На первом этапе программы был подготовлен бумажный справочник, на проект которого СССР прислал 500 страниц поправок и опечаток для исправлений, так стала ясна необходимость искать другие формы работы. Для сайта «Память мира» отбирались специальным международным или региональным комитетом лишь документы, имеющие международное значение: например, воззвание Ш. де Голля или закон одной из стран, ставший моделью для многих других. Каждая страна имеет право предложить два документа раз в два года, но количество кандидатур по «общему достоянию» двух или более стран никак не ограничено. Сейчас на странице программы «Память мира» на сайте Мировой цифровой библиотеки опубликовано около 300 документов.

Помимо пленарных заседаний, специалистам, участвовавшим в CISA, предлагалось на выбор участие в тематических рабочих группах под руководством французских архивистов. В первой рабочей группе под руководством А. Перотэн-Дюмон рассматривался вопрос о том, «в каких условиях, и с какими преимуществами или трудностями архивист выполняет свою первую задачу – сбор и защиту документов». Во второй рабочей группе под руководством Дж. Боеля рассматривались «резолюции, инструменты международного права и национального законодательства» а именно их эффективность, пробелы в них и взаимосвязи между ними. В третьей рабочей группе под руководством П. Канаваджио рассмотрели вопрос «архивисты и архивы о правах человека: потенциальные партнеры и объединения усилий с ними». Выводы, к которым пришли рабочие группы, были доложены одним из членов каждой группы всем участникам Конференции.

Третий рабочий день конференции – 14 ноября, – был посвящен «архивам, коллективной памяти и гражданскому воспитанию». Поскольку архивные и музейные учреждения Европы уже начали готовиться к столетию Первой мировой войны, этот день провели в открывшимся 11 ноября 2011г. в городе Мо (77) новом музее Первой мировой войны. Сотрудники музея рассказали, что туризм «по местам памяти» (а точнее было бы сказать «по местам боевой славы») – сравнительно новое и очень перспективное направление. По своим целям и запросам этот туризм отличается как от обычного туризма, так и от сходного с паломничеством посещения мест сражений вдовами, сиротами, ветеранами – людьми, непосредственно пережившими военные конфликты ХХ в. Профессионализация вооруженных сил придала местам боевой славы новую функцию – они стали элементами системы военно-патриотического воспитания и местом размышлений профессиональных военных и историков о прошлом. Историческая служба Министерства Обороны Франции непосредственно управляет 189 мемориальными комплексами. Только в 2010г. их посетило более чем 6 млн человек, что принесло более 45 € млн дохода. Чтобы облегчить знакомство публики с военно-историческим наследием его группируют на каждой территории в тематические «дороги памяти» по одному из четырех основных сюжетов: фортификация (XVI-XX вв), Франко-прусская война 1870-1871гг., Первая мировая война 1914-1918гг., Вторая мировая война1939-1945 гг. Интересно, что пунктами остановки на «дорогах памяти» (более подробно на сайте http://www.lescheminsdelamemoire.net/) являются не только места сражений, воинские кладбища, музеи, но и архивы и библиотеки, хранящие документы по данному периоду. Участников конференции познакомили с различными европейскими инициативами по оцифрованию документального наследия конфликта 1914-1918гг. Им предложили задуматься об общественном заказе на оцифрование и размещение в Сети архивов Первой мировой войны, о роли архивиста в увековечении ее памяти, а также о закономерностях приобретения документами и артефактами этого периода статуса «национального достояния». По мнению участницы конференции, видного украинского архивиста д.и.н. Ирины Борисовны Матяш проблематика «мест памяти» активно развивается в Европе, с уклоном в сторону музейного дела и в Северной Америке, где больше внимания уделяют философским аспектам. Но на бывшем советском пространстве сейчас делаются лишь первые попытки ее осмысления и подготовки к внедрению зарубежного опыта. Архивисты Великобритании, Бельгии, Польши, Украины и России обменялись опытом внедрения в научный оборот источников этого периода. Несколько сообщений было посвящено сложностям, с которыми столкнулись национальные архивные службы на первых этапах проекта Europeana, а также методам их преодоления.



Начальник отдела комплектования АФ РФ, ведомственных архивов и делопроизводства Управления по делам архивов мэрии городского округа Тольятти Ольга Вячеславовна Ерошкина сделала сообщение «Семейная переписка как источник документального наследия о Первой мировой войне». Поскольку коллекция муниципального архива хранит мало документов 1914-1918г. особенную ценность представляет переписка с семьями и с однополчанами за 1915-1916гг. и личные документы участников Великой войны А. И. Сосновского и Н.Т. Шишкова, хранящаяся в фонде библиотеки Управления по делам архивов мэрии г. Тольятти. Коллекция документов личного происхождения, куда входят письма, охватывает XVII-XX вв. Она была собрана коллективом архива в процессе подготовки книги «К роду отцов своих» (семейная хроника дворянских родов Сосновских, Шишковых, Хирьяковых) и выявление из нее информативных источников о Первой мировой войне представляло особенную сложность из-за их небольшого количества.

Заведующий секцией «Современных архивов» Генерального архива королевства Бельгия Пьер-Ален Талье рассказал об особенностях содержания «Путеводителя по источникам о Первой Мировой войне в Бельгии», подготовкой которого он руководил. Хотя Первая Мировая – важнейшее событие бельгийской истории, впервые издан путеводитель, дающий обзор всей обширной массы разбросанных между различными частными и государственными архивами источников. Путеводитель адресован не только историкам, но и архивистам, генеалогам и всем, желающим найти данные не только о депортированных, раненых, расстрелянных в период войны военных и гражданских лицах, но и об уничтоженном, поврежденном, реквизированном или украденном имуществе граждан Бельгии. Подробный указатель позволяет сориентироваться пользователю с самыми различными запросами. От аналогичных более ранних зарубежных путеводителей справочник, изданных под руководством П-А. Талье выгодно отличается разделом по источникам о Первой мировой войне в Бельгии, хранящимся в частных, государственных, церковных зарубежных архивах. Основным элементом справочника является аннотация на фондообразователя, в которой также описано содержание фонда, его важность для исследователя этой войны, связи с другими личными и учрежденческими фондами и краткая библиография. Если существуют кино-, фото - или изобразительные (афиши, листовки) источники, связанные с фондом, то они также указаны. Спонсорская помощь SPP «Научная политика» позволила включить в путеводитель иллюстрации с выборкой некоторых изобразительных источников из фондов Генерального архива королевства.

В докладе Анны Лашук из Генерального управления архивов Польши, входившем в тематику третьего дня, но сделанного лишь в четверг утром, была изложена краткая история польских архивов и особенностей архивного фонда Польши, вызванных более чем двухсотлетним отсутствием национальной государственности. Одной из важнейших задач польских архивистов в ХХв. стало выявление и копирование польских документов и документов о Польше и польской эмиграции за 1772-1918гг., из зарубежных архивов. Польская история отразилась на методике польского архивного дела: специальный термин «szozatek zospotu (zospot szozatkowy)», обозначает «несколько документов, оставшихся от некогда существовавшего фонда».

Программа «Восстановление памяти Польши » (Reconstitution of the Memory of Poland) была задумана и осуществлена при самом активном участии Ш. Кечкемети. В 1998г. Совет Европы одобрил этот проект и частично (совместно с правительством Польской республики) профинансировал первый этап работ (до 2003г.), посвященный выявлению документов по истории Польши в центральных и региональных архивах России, Украины, Германии, Австрии, Литвы, Италии. В разных странах программа опиралась на разные частные и государственные структуры. С Францией был заключен двусторонний договор о взаимном выявлении источников по истории одной страны в архивном фонде другой. Активно во Франции «полонику» стали выявлять с 1990гг. Результатом этой работы стала публикация путеводителя «Источники по истории Польши и поляков в Национальном архиве Франции». Польский путеводитель о французском присутствии вышел меньше, так как и французов в Польше было меньше, чем поляков во Франции. В Италии работа велась при участии «Польского института», который там уже много лет изучал Польскую историю.

При описании документов по этой программе использовались стандарты описания фондов и фондообразователя МСА ISAD/G и ISAAR. База данных RMP (http://rmp.icm.edu.pl/?lang=en), доступная в Сети с 2004г., содержит аннотации на 4500 фондов и отвечает на запросы как по учреждениям, так и по темам. База состоит из четырех модулей, описывающих 50 архивных учреждений, более 4000 фондообразователей, 10 000 единиц описания и библиографию. В середине ноября 2012г в Белостоке состоялся конгресс о будущем этой программы. Независимо от того, будет ли программа закончена или продолжена на каких-то иных началах, такой поистине всеевропейский опыт актуален, о чем говорит переиздание в польской архивной прессе выступления на четвертой международной конференции «Память мира» в мае 2011г. об этом проекте одного из авторов и активнейших участников программы Ш. Кечкемети.

Четвертый день работы конференции – 15 ноября был посвящен «Взаимоотношениям архивов и других учреждений, хранящих письменное и неписьменное национальное достояние». Прежде чем приступить к изложению прозвучавших в том день докладов, скажем, что организаторы конференции предоставили ее участникам исключительную возможность посетить новое здание Национального Архива Франции в Пьерфитт-сюр-Сен (93). Двухчасовая экскурсия с ответственным за строительство архитектором Ж-Л. Бише, инженером вентиляционных систем Б. Бонандрини и архивистами Э. Гишар-Спика и Ж-П. Дефрансом по самому крупному зданию архива в Европе, проходящему стадию окончательной отделки не оставила равнодушными никого из специалистов, сталкивавшихся с проблемами обеспечения сохранности и строительства архивных зданий. Хотя фонды постепенно перевозят из парижского квартала Субиз в новое здание уже с мая 2012г. и читальный зал еще не готов, участники конференции смогли оценить один из малых залов для совещаний нового архивного центра.

Референт Бундесархива из Кобленца (Германия) Райнер Жакобс поделился проблемами публикации архивной информации на порталах по национальному достоянию. Хотя включение архивной информации в порталы и интернет-поисковики по национальному достоянию – безусловно положительная тенденция, но совместная публикация материалов архива с одной стороны и библиотеки, музея, мемориального комплекса, с другой стороны, создает на современном этапе ряд проблем. Р. Жакобс напомнил, что со времен первых архивных сайтов технологии значительно изменились. Веб 0,1 описывал статическую информацию, Веб 2.0 динамичные данные, описывающие связи между объектами. Эта онтология данных дополнена также URI всех документах. Поскольку большинство порталов создаются в технологии «Linked Open Data», они описывают достаточно простые связи между компонентами онтологии, например . Проблема архивных документов состоит в том, что отношения архивов с контекстом их создания неизмеримо более сложны. Из-за ограниченности тезаурусов в Веб 3.0 немецкие архивисты не могут перевести в приемлемую для семантического Интернета форму описательные статьи об авторах, созданные по стандарту ISAAR в течение последних 10 лет. Р. Жакобс хотел бы знать, сталкивались ли архивисты других стран с подобными сложностями и считает, что нужно продолжать поиск решений для описания архивов в семантическом Интернете. Он подчеркнул, что решение, не снижающее качество архивных описаний будет, несомненно, найдено, поскольку онтология описывает связи, то есть и контекст создания документов, являясь в принципе совместимой со стандартами описания МСА – ISAD/G, ISAAR (CPF), ISDF, ISDIAH.

София Комлози-Жера, руководитель отдела «Управление кадрами и связи с учреждениями отрасли» сделала доклад на тему «Участие венгерских архивов в проектах APEnet APEx», а также опыт участие в создании портала Europeana.

Целью портала APEnet было собрать на едином портале метаданные об архивных учреждениях Европы, во исполнение рекомендации Совета Европы (2005/835/CE). APEnet - первый проект Европейского архивного портала, его разработка началась в 2005г., в 2009г. в нем участвовало 13 партнеров, а в 2012г., когда к проекту присоединилась Венгрия – уже 20. С. Комлози-Жера сообщила, что этот портал критиковали за пробелы в контекстных данных, за невозможность работать с сильно структурированной архивной информацией. Она не обошла молчанием и недовольство европейских архивистов тем, как архивная информация публикуется на задуманном для популяризации библиотечного и музейного наследия Европы портале Europeana. Поскольку в наибольшей степени при публикации на Europeana страдали иерархическая структура описания и контекстные метаданные, наиболее разумным стало создание более современного, но именно архивного портала.

Поэтому в марте 2012 г. был запущен проект APEx (Archives Portal Europe network of eXcellence), где архивы будут представлены во всей полноте их описания. Руководство новым проектом, куда входит 29 партнеров, доверено архивной службе Нидерландов. Этот портал тоже пользуется стандартами МСА EAC EAD EAG. Портал предусматривает З уровня описания: учреждение, путеводитель по фондам учреждения и (фонд). По сайту возможен простой и сложный поиск по нескольким критериям. Чтобы обеспечить многоязычие сайта был разработан совместный тезаурус. В настоящее время Европа много инвестирует в семантический интернет, но результаты этих усилий не очень заметны, по мнению критиков.

С. Комлози-Жера считает, что архивисты должны быть готовы к тому, что архивная информация всегда будет более сложной для доступа в Сети, чем музейная или библиотечная, так как она организована иерархически и контекстно, в соответствии с принципом единства фонда.

Изабель Ришарефорт архивист МИД Франции, сделала экскурс в историю создания архива МИД, кратко изложила этапы выработки методов комплектования дипломатическими архивами и сложные взаимоотношения старейшей «архивной автономии» с архивной властью страны. Она еще раз подчеркнула, что подчиненность архивной отрасли министерству культуры ограничивает восприятие архивов их статусом «национального достояния», что особенно мешает комплектованию электронными архивами.

Жорди Серш Серра Директов фотоархива муниципальных архивов Барселоны сделал доклад «Фотография, разделенное наследие» об обработке фотографических фондов в Муниципальном архиве Барселоны. Он констатировал, что в современном мире «одно изображение стоит тысячи слов». Но на собственном обширном опыте проведения виртуальных и традиционных выставок Ж. Серш Сера убедился, что даже для музейных экспонатов, описание, основанное на принципе единства фонда, позволяет лучше узнать историю и контекстные связи описываемого объекта.

Жан-Мишель Родес, заместитель директора по коллекциям Национального аудиовизуального института (INA) познакомил участников конференции с современными проблемами и задачами работы крупнейшего аудиовизуального архива Франции. Национальный аудиовизуальный институт (INA) имеет три отдела, каждый из которых обеспечивает одно из направлений его работы. Первое – обучение операторов, реставраторов, документалистов. Второй отдел занимается популяризацией контента на разных новых носителях: CD, DVD, сайтах. Еще один отдел обеспечивает комплектование коллекции Института. Он собирает архивы государственных компаний радио и телевидения. Причем Институт не только принимает на хранения эти архивы, но и наследуют право их использования. Теперь с использованием архивов телевидения ситуация стала значительно хуже, так как все больше передач и фильмов производится в частном секторе, а государственные каналы имеют лишь право распространения, да и то не всегда и не на все. В INA осталось «на правах обязательного экземпляра» около 1 млн часов вещания, что совсем не плохо, по мнению Ж-М Родеса. Интересны данные об использовании этого архива: в год они выдают государственным и частым радио-и-телекомпаниям.25000 отрывков новостей. Такой контакт с фондообразвателем очень помогает комплектованию.

С 2011 г. Институт активно комплектуется и Интернет-сайтами. В случае, когда сайт попадает под закон «об обязательном экземпляре», чаще всего используется автоматический захват содержания при помощи программы-робота. Институт хранит все сайты масс-медиа, ибо они очень большие по объему, в них много фото и видео. Есть сайты, которые сохраняют каждые 15 минут, другие – раз в день. Создали систему дифференцированного отбора на хранение. Роботы сравнивают исходную информацию с новой, и сохраняют только новое. Институт уже имеет 2 тетраоктета данных. А все остальные сайты домена «fr» относятся к профилю Национальной библиотеки.

Программы Института по оцифованию были профинансированы из «Большого займа» на сумму150 млн €.Часть этого бюджета в значительной степени уже использовали, оцифровав 1000 часов. На сайте Института (http://www.ina.fr/) доступны для прослушивания и просмотра 50 000 часов программ. Программа «Ina-media-pro» предоставляет отрывки видео 15 000 аккредитованных профессионалов, которые могут заказать отрывки в формате FTP. База данных доступна бесплатно, но использование высланных отрывков платно. Планируется партнерство с региональными библиотеками Франции.



Ж-П Дефранс, Руководитель департамента научного и технического образования Межминистерской архивной службы Франции задал Ж-М Родесу вопрос о методике отбора. Ж-М Родес рассказал, что отбор источников (из фондов радио с 1933г., из фондов кино с 1948г.) долгое время проводился самими профессионалами аудиовизуального сектора. Они использовали два основных критерия – культурную ценность и возможность вторичного использования. Теперь уже хранят все, но более подробно документируют самые ценные передачи. При отборе «интересного» или «неинтересного» материала учитывается медиаметрия, т.е. данные о том, сколько человек смотрело или слушало передачу. Все государственные новостные каналы сдают в ИНА свои записи для новостных репортажей. Если вдруг что-то для репортажей не задокументировано каналом, то документалисты Института (большинство сотрудников скорее документалисты, чем архивисты) дополняют эти метаданные.



Девид Лич (Председатель МСА) в своем выступлении «Архивы и управление документами – англо-саксонский опыт: статус документов, цели их обработки» напомнил участникам конференции историю МСА и рассказал о последних важных мероприятиях, организованные Советом. МСА добился, чтобы ЮНЕСКО объявил 9 июня Международным днем архивов именно потому, что в этот день в 1949г. был создан МСА. Д. Лич сообщил интересный факт, что «Универсальная декларация об архивах» 2011г. собрала больше всего подписей итальянских коллег. Д. Лич сказал, что в последние время принято настаивать на междисциплинарных связях архивоведения с другими дисциплинами, хранящими национальное достояние, но архивы, это не только национальное достояние, но управленческий ресурс. Поэтому архивисты должны задуматься и о наших отношениях с другими пользователями архивов. Сейчас одной из главных задач архивов является комплектование цифровыми документами и хранение их. Национальные стандарты в этой сфере должны опираться на международные стандарты, по крайней мере, в части определений. МСА работает также с Records management trust .

Междисциплинарные связи действительно приобрели значительный размах. Цифровая эра и новые стандарты способствуют тому, что архивисты стали больше работать с библиотечными учреждениями. В Великобритании архивисты как раз активно комплектуют архивы Интернет-источниками. Императорский военный музей в Лондоне комплектуется различными документами о военных конфликтах. В Канаде и Новой Зеландии, Ирландии и Нидерландах (на стадии проекта) Национальный архив и Национальную библиотеку просто объединили. МСА тоже сотрудничает в рамках программы «Голубого щита» с ICOM. Более того, в спасении документов рухнувшего муниципального архива Кельна участвовали также и добровольцы-музеологи.

Для Д. Лича подчиненность архивов министерству культуры ни является, ни обязательной, ни фатальной. В Великобритании долгое время не было министерства культуры, что не помешало ни архивам, ни британской культуре. И английские архивисты даже создали очень удачную архивную систему. Но за счет отсутствия министерства культуры, на культурные проекты никогда не назначали важных политических деятелей. Д. Лич считает что, важна не столько подчиненность архивной отрасли, сколько удобный законодательный контекст для работы с источниками комплектования. Слияние учреждений, работающих с национальным достоянием, по мнению Лича, идет на всех уровнях. Тому есть и бюджетные причины. Проблема в том, что архивисты не привыкли отстаивать свои методики и принципы работы. Ведь архивисты могут предложить чиновникам и гражданам управление документами, чего никто в секторе национального достояния не умеет делать. И на этой основе профессия может отстоять и остальную нашу методику.

Преподаватель архивоведения архивного факультета в Анже (49) Дамьен Амар проанализировал в своем докладе цель, содержание и последние изменения в архивном образовании, которое дают французские университеты. Укажем, что помимо этого обширного сектора (4 диплома – лицензии уровня техникума и 18 магистерских дипломов) архивное образование дают две Высшие школы и несколько курсов повышения квалификации. Доклад Д. Амара основан как на изучении программ нескольких ВУЗов, так и на личном опыте приемных экзаменов и преподавания на архивном факультете в Анже (49).

Д. Амара поражает, что абитуриенты не понимают, что им придется работать с электронными архивами. Они хотят работать в педагогической службе архива и заниматься выставочной работой, поскольку это самое простое. Они даже не видят, что должностей таких почти нет, все должности нацелены на комплектование и обработку современных архивов. Эта ориентация связана с базовым образованием будущих архивистов. В архивную магистратуру приходят абитуриенты с самых разных факультетов - филологи, историки искусства, историки, совсем не знающие информатику. Юристы в архивисты не идут, программистов набирает только Школа Хартий в свою магистратуру по новым технологиям.

Очень часто архивное образование строится по принципу «архивы и что-нибудь (библиотеки, информационные науки, аудиовизуальные документы)». И под «архивами» каждый подразумевает разное – кто цифровые, кто бумажные, кто научные. Но за красивыми названиями, как правило, стоит стандартный набор архивных дисциплин: архивоведение – история государственных учреждений и смежные дисциплины – основы права – основы информатики – много живых языков и мало палеографии и латыни. Объем лекционных часов варьирует очень сильно в зависимости от факультета от 150 до почти 500, то есть очень неровно и является следствием отсутствия во Франции национального стандарта на архивное образование. Почти все вторые семестры посвящены практике. Лишь магистратуры в Монтероне и школе Хартий, по мнению Д. Амара, действительно готовят экспертов в узких областях. Он считает, что введенная недавно бюджетная автономия французских университетов приведет к закрытию одних образовательных модулей и к созданию других.


Ж-П Дефранс спросил, сколько выпускников работает по специальности. Д. Амар сообщил, что в 2004г. факультеты ВУЗов выпускали около 100 человек в год, а в 2012г. уже около 200. Почти 100% из них работает в госслужбе по коротким контрактам.

Последний день конференции – 16 ноября был посвящен «Архивистам и посетителям архивов, новым сферам использования архивов, новым социальным заказам, Интернету и социальным сетям».

Если к нашествию в архив исследователей родословных архивисты Европы как-то приспособились, то Интернет и изменения законодательства в сфере персональных данных поставили перед ними много новых вопросов.

Председатель Национального совета по доступу к данным о личном происхождении (CNAOP) Раймонд Шаброль рассказал об опыте рассекречивания данных об анонимных родах во Франции, где был принят один из первых в Европе законов, защищающих тайну личности матери от вторжений в ее жизнь ребенка-отказника. Несмотря на легализацию во Франции аборта в 1956г. сейчас анонимных родов 6000-7000 случаев в год, что составляет 1% от их общего числа. Р. Шаброль считает, что это довольно много, принимая во внимание социальную значимость проблемы.

Именно для розыска информации по запросам выросших детей-отказников и был в 2000г. создан Национальный совет по доступу к данным о личном происхождении. Только этот Совет может получить свидетельства о рождении, аннулированные последующим судебным решением об усыновлении детей. Получив свидетельство, Совет вступает в контакт с указанной в них матерью и спрашивает ее, согласна ли она сообщить ребенку какие-либо данные о себе, или встретиться с ним. В 1997г. закон признал право женщин согласиться на выдачу ребенку их данных, если он когда-либо об этом попросит. Сейчас если ребенок запросил данные об уже умершей матери, ее данные, сохранившиеся в деле об отказе, ему автоматически выдаются. Если же мать скажет, что она не желает разглашать эту информацию ни при жизни, ни после смерти, то ребенок так никогда ничего и не узнает. Очень важно, что знакомство ребенка с его биологической матерью (или родителями) не дает никому из них никаких наследственных прав.

Р. Шаброль считает, что для данных об анонимных родах был бы вполне достаточным 120-летний срок секретности с момента рождения ребенка, но пока доступ к этим документам регулируется особым законодательством.

Профессор современной истории университета Анже (49) Ив Денешер поделился с архивистами опытом поиска данных о происхождении в случае международного усыновления. Первые усыновления французами иностранных детей начались в 1960г., а первые, связанные с этим генеалогические запросы, - когда это поколение выросло. В 2000-е гг. во Франции насчитывается до 4000 случаев международного усыновления в год, поэтому тема остается актуальной.

К сожалению, именно архивы частных международных религиозных и светских структур, занятых поиском для отказников новых родителей, часто плохо сохранились. Архивы этих организаций, по сути, являются публичными архивами, но никакое государство никак их не контролирует и никак не обеспечивает их сохранность. Сами ассоциации должны их хранить, пока они действуют, а потом сдавать в местные архивы. Это тем более оправданно, что конвенция 29 мая 1993г. о международном усыновлении в ст.30 обязывает государство хранить дела о международном усыновлении.

Несколько лучше, чем архивы ассоциаций, сохранилось около 1800 дел об усыновлении во Франции детей, рожденных немками от французов на территории французской оккупационной зоны в Германии после 1945г., потому что для этих усыновлений была создана специальная процедура. Наиболее хорошо документировано усыновление детей в Квебеке. Занятые в этой сфере частные религиозные организации хранят очень информативные дела, содержащие данные о родителях, справки о крещении, с договорами об усыновлении и решением суда в Монреале.

Ив Дешенер рассказал, что доступ к данным о происхождении зависит от национальной культуры. В Италии нет четкой процедуры выявления происхождении. В Германии есть право знать свое происхождение, но закон защищает, прежде всего, семью усыновителей. Есть страны, где тайны происхождения совсем не защищены, а в Казахстане, например, «тайна происхождения» абсолютна, искать ничего не позволяется. В Израиле право на память считается важнее, чем право на защиту частной жизни. С 1993г. существует ассоциация «Найденные» - одна из бывших канадских незамужних матерей, отказавшихся от детей, создала ее, чтобы все желающие могли друг друга найти. В Германии в 2002г была создана ассоциация «Сердца без границ», которая ищет биологических родителей и борется за получение этими «детьми» франко-германского гражданства. И. Дешенер рассказал, что «канадские» дети часто тоже просят потом канадское гражданство. Южная Корея даже организует 150 000 корейским приемным детям в мире культурные программы по визитам «родной» страны. 80 000 этих детей съездили в Корею и лишь 2% нашли свои семьи, потому что дела в архивах пустые. В Бразилию детей, усыновленных в этой стране, сопровождает ассоциация «Радуга», но там архивные дела тоже пустые. А вот усыновленные в Эфиопии дети находят свои семьи, потому что процедура отказа от ребенка организована государственными и частыми структурами весьма хорошо документирована.

И хотя не все архивисты в своей работе сталкивались с подобной проблематикой, важность сохранения массивов данных о происхождении признали все.

После перерыва Директор муниципального архива департамента Канталь (15) обсудил с зарубежными коллегами проблемы участия публики в «коллаборативной индексации».

Эдди Пут, один из руководителей архива провинции Фламандский Брабант (Бельгия) предложил разработать новую типологию архивных документов. На собственном опыте работы он убедился, что исследователи в читальном зале ищут информацию, но совершенно не умеют работать с содержащими ее документами, не могут оценить, исходя из описи, информационный потенциал архивных источников. Э. Пут процитировал мнение бывшего профессора Школы Хартий Б. Дельмаса, а том, что «понятие документа себя изжило, и единственное до сих пор актуальное понятие – информация». Но поскольку в описях в Сети нет подробной географической или именной индексации, то читатель, посмотрев опись, в сети уже в архив решает не идти. В Австрии, Германии, России типология источников и источниковедение очень развиты, огромные сборники опубликованы. Необходим тезаурус типов документов, находящихся в архивах франкоязычных стран. Этот документ, по мнению Э. Пута, нужен как для архивистов, так и для пользователей.



На закрытии конференции Директор архивов Франции Эрве Лемуан и Руководитель департамента научного и технического образования Межминистерской архивной службы Жан-Пьер Дефранс поблагодарили ее участников за активную работу и выразили надежду, что эта новая форма международного архивного сотрудничества приживется.



Фото Л.Л. Левченко и В.Б. Прозоровой


Прозорова Виктория Борисовна / Prozorova Victoria Borissovna

Кандидат исторических наук, Руководитель представительства журнала «Вестник архивиста» в Европе /PhD in history, Head of mission of the magazine « Herald of archivist » in Europe

The International Superior Conference of Archival Studies (CISA) «The place of archivists and the roles of archives in the societies of today and tomorrow» in Paris 12-16 November 2012

Aннотация / Annotation

На международном семинаре с участием руководителей и ведущих специалистов 16 стран Европы были рассмотрены актуальные методические, правовые, педагогические, управленческие проблемы развития современного архивоведения

During the First International Archival Conference (CISA), directors and cutting-edge men from archive services of 16 European countries discussed current methodic, juridical, educational, managerial issues of the archival science development.

Ключевые слова / Keywords

Архив, управление документами, электронные архивы, права человека, коллективная память, Первая мировая война, культурное наследие. records management, digital archives, human rights, collective memory, First World War, cultural heritage

Контактные данные автора/Contact details:

Прозорова В. тел во Франции +33 6 77 44 28 22 Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Prozorova V. french mobile phone +33 6 77 44 28 22 e mail Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript