Выбор читателей:

Частные письма сибирских ссыльных о «Туруханском бунте». 1908–1912 гг.

News image

УДК 94(57) Д. А. Бакшт Красноярский государственный педагогический университет им. В. П. Астафьева, г. Красноярск, Российская Федерация Частные письма сибирских ссыльных о «Туруханском ...

Прошения как источник изучения истории административной высылки в Тверскую губернию в конце XIX – начале XX в. и повседневных практик поднадзорных

News image

УДК 94(47) 083 О. В. Ванюшина Тверской государственный технический университет, г. Тверь, Российская Федерация Прошения как источник изучения истории административной высылки в Тверскую ...

КРУГЛЫЙ СТОЛ «ЭПОХА IT В АРХИВНОЙ ОТРАСЛИ: ПРОБЛЕМЫ СОХРАННОСТИ И ДОСТУПНОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ» НА 9ОМ IT-ФОРУМЕ В ХАНТЫ-МАНСИЙСКЕ 6-7 июня 2017 г.

News image

"The epoch of IT in the archival industry: problems of preservation and accessibility of electronic documents" on the 9th IT Fo...

КНЯЗЬ Г.А. ПОТЕМКИН ВО ГЛАВЕ ОРУЖЕЙНОЙ ПАЛАТЫ

Печать PDF

Выдающийся государственный деятель Екатерининской эпохи светлейший князь Григорий Александрович Потемкин (1739-1791) встал во главе Оружейной палаты в зените своего фавора. К этому времени выходец из небогатой дворянской семьи со Смоленщины успел получить домашнее воспитание, которое после переезда семьи в Москву было продолжено в частном пансионе Литкена в Немецкой слободе, а затем в Московском университете. Современники с охотой вспоминали о необычайных дарованиях Потемкина, его особом пристрастии к литературе и наукам, о чем свидетельствуют и университетские награды: в 1756 г. — золотая медаль, а на следующий год - представление императрице Елизавете Петровне в числе лучших учеников. После известных событий в 1760 г. вместе с Н.И. Новиковым Потемкин был исключен из университета и вернулся на военную службу в Конный полк.

Молодой и пылкий вахмистр с головой окунулся в придворные интриги и тотчас же стал в ряды сторонников великой княгини Екатерины Алексеевны. За участие в дворцовом перевороте 28 июня 1762 г. в ее пользу Потемкин был пожалован чином поручика и земельными владениями. Так началось его восхождение по ступеням государственной службы. В августе 1763 г. Григорий Александрович был назначен в Синод, став фактически вторым человеком в этом ведомстве. Знаменательным этапом стало его участие в работе Уложенной комиссии 1767 г. Потемкин был выбран депутатами-«иноверцами» своим опекуном и участвовал в заседаниях Большой, Дирекционной и частной Духовно-гражданской комиссии. В начале первой русско-турецкой войны (1768-1774) он отправился на фронт «волонтиром», т.е. добровольцем, и участвовал во всех наиболее значительных сражениях, пройдя блестящую школу под руководством выдающегося полководца П. А. Румянцева.

Решающую роль в судьбе будущего светлейшего князя сыграло его сближение с Екатериной П. Вызванный в столицу «неприметным» письмом императрицы, Потемкин в 1774-1776 гг. неотлучно находился при государыне. По мнению некоторых исследователей, они сочетались морганатическим браком.

В годы фавора Г.А. Потемкин занимал важнейшие посты в государстве: он стал членом Совета при высочайшем дворе, вице-президентом, а затем и президентом Военной коллегии, получил чины генерал-аншефа и подполковника Преображенского полка (полковником была сама императрица). В 1776 г. Потемкин был возведен в достоинство князя Римской империи с титулом светлейшего. О том, насколько императрица нуждалась в советах князя и использовала его помощь, свидетельствует их обширная переписка, где рядом с сугубо личными вопросами решались важнейшие государственные дела.

Несомненно, самым важным и значительным постом в жизни Г.А. Потемкина стала должность наместника южных земель, приобретенных после заключения Кючук-Кайнарджийского мира (1774). В Москве, куда фаворит прибыл вместе с императрицей и поселился в Пречистинском дворце, во время торжеств по случаю заключения мира он получил еще одну должность: 24 января 1775 г. состоялся указ о поручении «в главное смотрение» Потемкину «производимый разбор в Мастерской и Оружейной палате». Вполне обоснованно можно говорить, что назначение фаворита на этот пост носило парадный характер, но Екатерина прекрасно знала об увлечении Потемкина старинными вещами и редкими книгами. Несомненно, это было и признание фаворита значительным лицом в культурной жизни политической элиты того времени. Потемкин был широко образованным человеком, знал несколько языков, увлекался музыкой, поэзией, философией; он был знаком и помогал многим деятелем культуры, литературы, искусства.

С другой стороны, назначение Екатериной II ближайшего сподвижника и первого советника главой Оружейной палаты свидетельствовало о признании ее высокого статуса в жизни страны. Сохранившаяся в РГАДА коллекция документов XVII-XVIII вв., хорошо известная историкам под названием «Архив Оружейной палаты», представляет огромную научную ценность не только для изучения состава музея, но и для исследования процесса управления этим учреждением. Особого внимания заслуживают журналы и протоколы заседаний присутствия палаты, благодаря которым мы имеем информацию о словесных приказаниях Потемкина и их исполнении. Он сам не воспринимал новое назначение как парадную должность и, несмотря на множество других обязанностей, сразу приступил к управлению Оружейной палатой.
 
Уже через два дня после своего назначения Потемкин посылает в порученное ему ведомство по принятой в России системе управления «Предложение» о представлении подлинников книг и описей «всем имеющимся в палате вещам», а также сборе всех мастеров, необходимых для осмотра, оценки и исправления вещей, хранящихся в Мастерской и Оружейной палате. В тот же день в журнале конторы записано решение о посылке рапорта Потемкину с приложением описных книг и реестра мастеров, служителей и купцов серебряного ряда, определенных для оценки.

Для ознакомления с положением Оружейной палаты недостаточно было изучить бумаги, и 27 января Потемкин лично прибыл и осматривал «государственные регалии и знатныя богатыя разных уборов вещи», а на другой день «смотрел Уложение Алексея Михайловича в серебряном ковчеге», которое по распоряжению Екатерины II было разыскано и помещено в специально изготовленный серебряный позолоченный ковчег к открытию Комиссии о сочинении проекта нового Уложения 1767 г. в знак преемственности традиций российской государственности. Осмотр царских регалий был непосредственным образом связан с подготовкой торжеств, посвященных заключению мира с Оттоманской Портой, и Потемкин участвовал в их организации. Сценарий для народных гуляний на Ходынском поле, которые начались 21 июля 1775 г., придумала сама императрица, а постройка комплекса увеселительных сооружений была поручена знаменитому Василию Баженову. По распоряжению Г.А. Потемкина 20 декабря 1775 г. после оценки придворным ювелиром Дювелем в Оружейную палату поступили дары султана, привезенные по давней традиции турецкими послами вместе с подписанной грамотой о мире.

Одним из направлений деятельности Оружейной палаты под руководством Потемкина стала систематизация собрания, в связи с чем 30 января 1775 г. последовало «предложение» князя, в котором он сообщал о разделении комиссии о разборе вещей на две экспедиции. Первая должна была работать под руководством лейб-гвардии Преображенского полка секунд-майора Толстого, вторая поручалась полковнику Колюпанову. При этом на все время «разбора» в палатах должен был выставлен караул Преображенского полка. В заключение Потемкин приказывал о «всем порядке и целости обоих палат» докладывать лично ему. В 1775 г. к разбору вещей были также определены: 29 октября полковник Богдан Розенберг, 15 ноября секунд-ротмистр Конного полка Петр Жеребцов и 20 декабря капитан Егор Оболдуев. После отъезда в конце декабря 1775 г. вместе с императрицей и двором в Петербург Потемкин через обер-прокуроpa Сената князя П.М. Волконского распорядился присылать к себе ежемесячные рапорты о «присутствии во оной конторе господ членов и о решенных делах», т.е. о состоянии вверенного ему учреждения.

Под руководством Потемкина, который занимал пост «главного смотрителя» Мастерской и Оружейной палаты до самой смерти, шла постоянная работа по приведению в порядок и изучению церковной утвари, образов, уникальных вещей, старинных грамот и чертежей, старопечатных и рукописных книг. Некоторые из них, как свидетельствуют записи в Журнале Мастерской и Оружейной палаты, князь брал к себе для рассмотрения и прочтения. Летом 1775 г. по распоряжению Потемкина для сочинения «разных старинных книг, тако ж грамот и писем и чертежей каталога» были присланы студенты Московского университета Егор Шебанов и Иван Лазаревич". В 1784 г. появилась необходимость в создании новой, более полной описи рукописных книг, которая была составлена асессором Новоселовым и охватывала в хронологическом порядке 1103 книги за 1589-1722 гг.

Особый интерес проявлял Потемкин к церковным вещам и книгам, находящимся под его «смотрением». Еще в 1774 г. он брал для переделки ризу Чудова монастыря, а, встав во главе Оружейной палаты, князь заботился о систематизации, сохранности и описании церковной утвари. По предложению Потемкина часть ветхих вещей, которые, по его мнению, «столь обременяют смотрителей, что и взыскать не можно», были розданы по церквям, а для «украшения большого Успенского собора» из Оружейной палаты отданы образа. В декабре 1775 г. к нему в Пречистинский дворец была доставлена опись привезенных ранее 277 вещей церковной утвари и уборов.

В одном из писем Екатерина II, видимо, после посещения 6 апреля 1775 г. Патриаршего дворца, «где бывает мироварение», обратилась к Потемкину с просьбой решить вопрос, связанный с церемонией богослужения: «Батинька, я тринадцать лет назад приказала Коллегии экономии, чтоб все, что мироварению надлежит, зделать серебряное. И теперь вижу, что варят в серебре, а понесут в церемонии всенародно миро в оловянных премерзких сосудах. Пришло мне на ум, на сей случай: пока поспеют серебряные, не можно ли дать взаймы из Мастерской или Оружейной кувшины серебряные, но с тем, чтоб опять поставлены были в Грановитую к праздникам мирного торжества. И буде мысль моя Вам нравиться, прикажи по ней исполнить, слышишь душа». В 1783 г. Потемкин затребовал к себе «разныя церковный вещи, как-то Евангелия, кресты и протчия к церкви принадлежащия» в сопровождении описи с указанием веса, а также все золотые и серебреные обломки.
 
В декабре 1775 г. встал вопрос о состоянии здания Мастерской и Оружейной палаты и вице-президенту Ревизион-коллегии Потапову было сообщено, что «Мастерская и Оружейная кантора находится в казенном издавна построенном в Московском Кремлевском дворце и имеет полаты: 1, судейскую, и в одном углу в сводах летним временем оказывается сырость; 2-ю, подьяческую; да в ведомстве ее состоят 3, под теремами во втором и третьем жилье Мастерской полаты; 4, к Потешному дворцу Оружейной и Конюшенной казны в третьем жилье, а напротив оных разныя хранятся ветхие и железные горелые уборы, под оными внизу в пяти погребах летом бывает от дождей вода, и от той сырости стены несколько валятся, хотя для удержания от натоку реченной воды сделан канал дикого камня, но оной от живущих мастеров ведомства Экспедиции строения нового Кремлевского дворца засаривается временем и от той Экспедиции очищается, один простенок [как видно, приделан был после капитальных стен], в одном краю полвершка, а в другом на вершок, поосел, значются седины, и нет ли от того и от сырости опасности к падению верхних палат, где хранятся казна и уборы следует знающему архитектору осмотреть; 5, под Грановитою палатою; 6, к Троицким воротам в углу; 7, под галереею, что к Благовещенскому собору». Специальных сумм на ремонт помещений не предусматривалось, и, «когда случались ветхости и повреждения», администрация каждый раз обращалась к императрице с просьбой о выделении денег. В такой ситуации роль Потемкина как руководителя приобретала особое значение. Верный советник и первый человек при дворе мог скорее получить средства для подчиненного ему ведомства. Как видно из описания помещений, Мастерская и Оружейная палата уже в это время нуждалась в специальном здании, которое, как известно, было построено только при внуке Екатерины Великой - Александре I.

Отличительной чертой Мастерской и Оружейной палаты под управлением Потемкина было совершенствование функций государственного хранилища ценностей и зарождение музея «Оружейная палата», что выразилось в увеличении количества посетителей сокровищницы. Это было не просто достопамятное место, где хранились уникальные вещи, а музей российской государственности. Именно здесь посетители могли видеть царские регалии и многочисленные посольские дары, и Оружейная палата становилась политическим учреждением, где государственная власть демонстрировала свою многовековую историю, традиции, силу и могущество. Россия должна была показать Европе, что воцарение Екатерины II не прихоть дворцового переворота, но естественная страница политической истории древнего государства, и просвещенная императрица всецело чтит традиции своей новой Родины.

Во время пребывания двора в Москве в 1774-1775 гг. хранилище посетили «вояжиры» - знатные иностранцы: «венского двора граф Броун» в сопровождении российских офицеров, шевалье Лин-шанк, принц Гессен-Дармштадский со свитой и другие. Уже после назначения Потемкина по нескольку часов в день продолжались осмотры «государственных регалий и прочих богатых вещей» знатными персонами, иностранными послами, иногда в сопровождении самого князя. Так, за 11 октября 1775 г. есть запись в журнале о его словесном распоряжении: «чтоб в Мастерской и Оружейной и в Грановитой палатах везде очистить для того, что завтрашний день в десятом часу пополуночи изволит смотреть вещей Ее императорское величество». В тот же день должен был быть допущен в палаты и знаменитый архитектор Василий Баженов для «рисования булав, буздыханов, пернатов, топориков и протчих ... вещей».

Посещение сокровищницы проходило только по распоряжениям-«ордерам» Потемкина, и пик показов приходится на 1788-1789 гг. Документы Оружейной палаты сохранили любопытное свидетельство о посещении и осмотре царских сокровищ императором Священно-Римской империи Иосифом II, который прибыл в Россию для встречи с императрицей под именем графа Фалькенштейна. «Июня 7 дня, воскресенье, - зафиксировано в журнале Оружейной и Мастерской палаты за 1780 г., - надворный советник Райкович прибыл пополуночи в 8-м часу и находился в Казенной Мастерской и Оружейной палате, что в Московском кремлевском дворце вверху за золотою решеткою, в которую прибыл его светлость генерал-аншеф государственной Военной коллегии вице-президент, Мастерской и Оружейной палаты верховный начальник и разных орденов кавалер князь Григорий Александрович Потемкин пополуночи в 9-м часу. И, осмотри хранящиеся во оных палатах короны и скипетры, и протчие регалии, и золотую и серебряную посуду, и все вещи, сколько во оных палатах есть, и спрося, все ли в готовности и в тех палатах, кои со оружейными и конюшенными вещми, вышел в Успенский собор, в котором тогда отправлялась Божественная литургия. И по тем и паки во 2-м часу пополудни во оные прибыл с прибывшим в Москву графом Фалькенштейном и с его свитою, при чем были генерал-поручик и кавалер Михаила Михайлович Измайлов и генерал-поручик и губернатор граф Остерман, и сенатской обер-прокурор князь Волконский, и прочие генералы и его преосвященства Платон Московский и Калужский. И как во оных, так и в состоящих к Потешному дворцу со оружейными и конюшенными вещми казенных палатах, оной граф Фалькенштейн все находящиеся вещи изволил смотреть. И вышли из оных палат пополудни в 3-м часу, и те палаты заперты и запечатаны казенною надворного советника Райковича печатьми».

По распоряжению Потемкина Иосифу II были показаны и старинные документы из Московского архива Коллегии иностранных дел, который наравне с Оружейной палатой играл важную роль в презентации государственной истории России. Особо для представления императору были отобраны грамоты европейских государей, в которых русским правителям давался императорский титул.

Важная миссия Г.А. Потемкина лишний раз показывает, насколько сильным было его положение при дворе и насколько велико участие не только в решении внутриполитических, но и внешнеполитических задач, стоящих перед Российской империей. Посещение Оружейной палаты в сопровождении Потемкина, осмотр хранилища и особенно знаменитой грамоты императора Максимилиана Ивану III, в которой он обращался к русскому царю - «цесарь», позволили укрепить союз государств и впоследствии создать антитурецкую коалицию Австрии и России.
Назначение могущественного вельможи во главе Мастерской и Оружейной палаты при всех негативных явлениях сыграло значительную роль в истории этого ведомства, как сокровищницы символов государственной власти и древней истории России. Потемкин прекрасно понимал политическое значение этого учреждения и заботился о сохранении и систематизации уникальных вещей. По свидетельству первого историка Оружейной палаты А.Ф. Малиновского, он передал туда «блюдо золотое овальное в длину 18, а в ширину 9 вершков, на память завоевания Крыма».