Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

СЕМЕН ЛЕОНТЬЕВИЧ МАСЛОВ – УЧЕНЫЙ И ПОЛИТИК

Печать PDF


Осенью 2008 г. в Отделе личных фондов Российского государственного архива экономики (РГАЭ) был создан фонд Семена Леонтьевича Маслова (1873-1938), ученого-экономиста, члена партии эсеров, видного деятеля кооперативного движения, министра земледелия Временного правительства. Помимо ряда опубликованных работ С.Л. Маслова, в него вошли воспоминания и материалы к биографии, написанные дочерьми Н.С. и Г.С. Масловыми, семейные фотографии, документы, связанные с процессом реабилитации, который завершился только в 1988 г., выписки из опубликованных изданий, относящиеся к его жизни и деятельности и др. На основе этих документов, а также личных воспоминаний и семейных рассказов авторами - внучкой и правнучкой С.Л. Маслова составлена биография этого незаслуженно забытого и мало где упоминаемого ученого и политика, которая может послужить ориентиром для исследователей-историков и архивистов.



По официальным данным, Семен Леонтьевич Маслов родился 1 февраля 1873 г. в селе Нижнем Долгом Ливенского уезда Орловской губернии, однако в семье всегда считалось, что год его рождения – 1875-й.

Сдав экзамены за гимназический курс экстерном, Маслов поступает в Московский университет на медицинский факультет. Во время Ходынских событий (май 1896 г.) он был арестован, но вскоре выпущен. В конце года он был снова арестован, как представитель Совета Союзов (землячеств) и выслан в университетский город Казань. Там он поступил на юридический факультет, окончив который стал помощником присяжного поверенного.

Одновременно с учебой в университете Семен Леонтьевич работал в статистическом отделении Казанской земской губернской управы и редактировал «Крестьянскую газету».



В 1905 г. в Казани он был членом революционного комитета по организации вооруженного восстания, в который входили большевики и эсеры. В 1905 г. он и его жена были арестованы, но вскоре выпущены и высланы в Елец, где поселились с детьми в доме матери Семена Леонтьевича. В 1907 г. С.Л. Маслов стал членом редколлегии начатого по инициативе А.В. Пешехонова издания «Сын отечества». Помимо этого он принимал негласное участие в подготовке проекта земельного закона эсеров в Государственной думе II созыва.

В 1909 - 1911 гг. Семен Леонтьевич опубликовал 15 работ, посвященных проблемам крестьянства: земельному вопросу, кредитным кооперативам, хлебному и льняному делу, распространению сельскохозяйственных знаний. Последние пять работ вышли из печати, когда он сидел в тюрьме, в том числе первое издание (1911 г.) монографии «Крестьянское хозяйство». В 1913 г. срок заключения окончился. Семья поселилась в Москве в квартире на углу Малой Бронной и Спиридоньевского переулка. Семен Леонтьевич начал работу в качестве заведующего статистическим бюро Льноцентра. С этого времени и до конца жизни его деятельность была тесно связана с сельскохозяйственной кооперацией. В 1913-1916 гг. им было опубликовано 88 работ.

После начала Первой мировой войны была объявлена мобилизация. Ушел на фронт прапорщиком Александр Леонтьевич, и уже в октябре пришло известие о его гибели, принесшее много горя всей семье. Это был человек незаурядный, живший напряженной творческой жизнью – музыкант, этнограф, один из организаторов музыкально-этнографической комиссии Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, автор 85 научных публикаций и 10 музыкальных сочинений. Оставшиеся после него коллекции, записи на фонографе, фотографии Семен Леонтьевич передал в Румянцевский музей.



После Февральской революции 1917 г. Маслов жил между Москвой и Петроградом - 3 дня в Москве, где он был гласным Московской городской думы и редактором газеты «Земля и воля», четыре дня - в Петрограде. Поездки из Москвы в Петроград и обратно он совершал на паровозе – с бригадами машинистов, которые ему охотно помогали, так как их профсоюз – Викжель – был под эсеровским влиянием.

2 октября 1917 г. С.Л. Маслов был назначен министром земледелия Временного правительства (вместо В.М. Чернова, товарищем министра в последние 2 недели октября был А.В. Чаянов), переговоры о чем велись с ним более двух месяцев.

М.М. Пришвин записал в своем дневнике 12 октября 1917 г.: «…какие все хорошие люди: Керенский, Авксентьев, Терещенко, Маслов, какая все это чистая гладь интеллигентная… В перерыве встречаю Семена Маслова, поздравляю с высоким постом. Семен – это самое-самое святая святых народнической интеллигенции – вид семинариста, а глаза кроличьи, доверчивые.…Это кроткий монах, аскет религии человечества (то, что от Успенского). Позвал меня на свой доклад: знаю уж, какой это доклад – без выкупа, с выкупом, однолошадные, двухлошадные – всю жизнь он на этом сидел, а земля от него так же далека и непостижима, как университет от моего работника…»

Законопроект о земле был опубликован 18 октября в эсеровской газете «Дело народа». Этот законопроект обсуждался на заседании Временного правительства 24 октября, министры разъехались во втором часу ночи, но затем снова направились в Зимний дворец. Часть их была задержана по дороге. К утру 25 октября добравшиеся до дворца члены Временного правительства были там блокированы. Позднее прибыли другие министры. Поскольку Керенский уехал на фронт, то в 12 часов заседание началось под председательством А.И. Коновалова. Многим казалось, что обстановка не определилась. С.Л. Маслов говорил: «мы слишком много говорим, в такие минуты необходимы действия». Его план действий: сменить главнокомандующего округом (может быть, арестовать), занять штаб округа сильным отрядом, вверить командование доверенному лицу, занять почту, телеграф и телефон. Но он переоценил силы, имеющиеся у правительства. После 13 час. 30 мин. заседание возобновилось, было принято: отстранить главнокомандующего округом, возложить на Н.М. Кишкина исключительные полномочия, обратиться к населению с воззванием о поддержке Временного правительства. Журналист, повезший воззвание в типографию, был задержан. Предпринятая попытка захвата телефонной станции не удалась.



В 18 час. Зимний дворец был окружен восставшими. Возобновилось заседание правительства, было принято решение оставаться во дворце до разрешения кризиса. На ультиматум Временного революционного комитета (ВРК) был дан ответ: «Правительство может передать свои полномочия только Учредительному собранию, а потому постановило не сдаваться». В 21 час 40 мин. – первый выстрел «Авроры», по его сигналу – стрельба из Петропавловской крепости. Число защитников дворца все время уменьшалось, после обстрела во дворец стали проникать красногвардейцы группами по 50-100 человек. В 23 часа в комнате, смежной с залом заседаний правительства, взорвалась бомба. С.Л.Маслов позвонил в Государственную думу и сказал: «Мы здесь во дворце совершенно брошены и оставлены. Нас посылала во Временное правительство демократия, мы не хотели туда идти, но мы пошли. А теперь, когда наступила беда, когда нас расстреливают, мы не встречаем ни от кого поддержки. Конечно, мы здесь умрем, но последним моим словом будет презрение и проклятие той демократии, которая сумела нас послать, но не сумела нас защитить». Думцы организовали поход к Зимнему дворцу, но дальше Екатерининского канала их не пустил патруль ВРК. В 1 час 30 мин. был захвачен весь дворец. В Малахитовом зале в 2 часа 10 мин. были арестованы все присутствовавшие министры и другие лица – более 20 человек.

В зале заседаний Смольного в 4 часа утра 26 октября был оглашен список арестованных министров. Тут на трибуну взобрался крестьянин, лицо которого было искажено гневом, и заявил: «Мы, социалисты-революционеры, настаиваем на немедленном освобождении арестованных министров-социалистов. Известно ли вам, что четверо наших товарищей, жертвовавших жизнью и свободой в борьбе с царской тиранией, брошены в Петропавловскую крепость, историческую могилу русской свободы?». Его поддержал другой делегат, вставший рядом с ним. Позже на трибуну прорвался член Исполкома крестьянских союзов Пьяных и выразил протест против ареста Маслова и Салазкина, с требованием их немедленного освобождения. Его поддержал солдат: «вы сидите здесь и разговариваете о передаче земли крестьянам, а сами в это время расправляетесь с выборными представителями этих крестьян, как тираны и узурпаторы!». В ответ Л.Д. Троцкий сообщил, что «вчера Временный революционный комитет принял постановление об освобождении Маслова, Салазкина, Гвоздева и Малянтовича… они останутся под домашним арестом до выяснения их причастности к деятельности Керенского во время корниловщины».

На следующий день их освободили. В Москву Семен Леонтьевич вернулся, как всегда, на паровозе. Всю неделю сидел дома и, по-видимому, тяжело переживал эту историю, так как приехал с сединой на голове и в бороде, которая потом исчезла.

В дальнейшем он принимал участие в подпольных заседаниях Временного правительства, подписал его обращение «Ко всем гражданам Российской республики», опубликованном 17 (30) ноября, в котором говорилось о незаконности власти большевиков, их декретов, переговоров о мире, а также была просьба о поддержке Учредительного собрания. Принял участие в IV съезде партии эсеров, проходившем 26 ноября – 5 (18) декабря. В своем выступлении на съезде С.Л. Маслов констатировал, что «революция сорвана», что выхода из тупика нет, все предлагаемые тактические планы безнадежны и «будущее печально».

С.Л. Маслов был избран членом Учредительного собрания от Орловского совета крестьянских депутатов и партии эсеров, присутствовал на его открытии, но после разгона его 6 января 1918 г. отошел от политической деятельности, окончательно переехал в Москву и занялся научной и преподавательской работой.

Политической деятельностью Семен Леонтьевич не занимался, в апреле 1924 г. в статье, опубликованной в журнале «Крестьянский интернационал», он фактически порвал и с правыми эсерами.



Несмотря на активную творческую работу, Семен Леонтьевич неоднократно подвергался арестам. После ареста в 1918 г. его вновь арестовывают в 1919 г., но из-за недоказанности дело было прекращено. Следующий арест – в 1921 г., и снова освобождение. Следует сказать, что много помогал гимназический товарищ Н.А. Семашко, бывший в то время наркомом здравоохранения. В конце 1930 г., когда началось дело Кондратьева – Чаянова, С.Л. Маслов был арестован (по ошибке – вместо Сергея Маслова, проходившего по делу), но все же выслан в Алма-Ату, читал там лекции по экономической статистике, затем, по его просьбе (из-за климата) был переведен в Уфу. В 1933 г. после письма на имя М.И. Калинина Семен Леонтьевич возвратился. Как ни странно, ему за все время ссылки была выплачена пенсия, которую он, как профессор, оформил в 1930 г.



Более четырех лет после возвращения из ссылки он прожил в своей семье. После убийства С.М. Кирова высказал «крамольную», как тогда казалось, мысль, что он убит «рукою» Сталина. Не верил в подлинность процесса Бухарина и Рыкова, говорил, что люди, прошедшие школу царской тюрьмы и ссылки, не могут из-за угрозы смерти так оговаривать себя.

В феврале 1938 г. С.Л. Маслов был арестован. Как всегда в те годы, арест производился ночью, был произведен обыск, комната опечатана, а через несколько дней весь архив и библиотека из 3 000 томов были вывезены на нескольких машинах и пропали. Из материалов следственного дела очевидно, что он был арестован по оговору, полученному в ходе следствия над арестованным в сентябре 1937 г. мужем дочери Татьяны, в прошлом сочувствовавшего троцкистам. В протоколе его допроса было следующее: «Маслов говорил, что страна резко обнищала и готова свергнуть сталинский режим, превзошедший режим Петра Первого по своим зверствам в несравнимое количество раз…»

Доносчику этот арест обошелся не так дорого, как Семену Леонтьевичу – 17 лет ссылки. Кроме этого навета, на основании «агентурных данных» Маслову инкриминировалась связь с активными эсерами. Как велось следствие, наверное, невозможно представить – в апреле-мае допрашивали 11 раз, в том числе 7 раз ночью. Только 24 мая, после 3 месяцев допросов, его воля была сломлена, и 65-летний старик подписал все оговоры, придуманные для него следователями – и работу по воссозданию партии эсеров в 1934-1937 гг., и вредительскую работу в кооперации, и получение указаний от заграничных эмиссаров о создании террористической группы, и многое другое, не менее абсурдное. Виновным себя признал полностью.



Обвинительное заключение, составленное 13 июня 1938 г., ссылалось на статьи 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР. Это заключение было утверждено прокурором СССР А.Я. Вышинским, который был проректором МИНХ им. Плеханова в одно время с работой там Семена Леонтьевича и прекрасно его знал. На закрытом судебном заседании (по закону от 1 декабря 1934 г.), которое состоялось 19 июня 1938 г., обвинение было предъявлено, и в тот же день заключенный расписался в его получении. На следующий день выездная сессия Военной коллегии Верховного суда, открывшаяся в 18 час. 30 мин. и закрывшаяся в 18 час. 45 мин., вынесла приговор: «К высшей мере с конфискацией личного имущества. Приговор окончательный и подлежит немедленному исполнению». В деле имеется справка о приведении приговора в исполнение в тот же день. Прах его покоится в братской могиле на полигоне «Коммунарка».

Семье был сообщён приговор: 10 лет без права переписки, и до войны лицемерно принимались передачи. Когда в 1946 г. дочери стали наводить справки об отце, им было выслано свидетельство № 959 о его смерти 20 марта 1943 г. «от старческой дряхлости». Настоящее свидетельство о смерти получено родственниками в 2008 г. В нем дата указана правильно, а вместо причины смерти – прочерк. Но выдана справка, в которой черным по белому написано: причина смерти – расстрел.



Поистине трагическая судьба – жизнь, полная революционных надежд и лишений, творческой и преподавательской работы и почти полное забвение. Только отдельные экономисты-аграрники еще помнят его имя и отдают должное его трудам, но как это далеко от того практического их применения, о котором он мечтал, для которого работал.

подписи

1. С.Л. Маслов в гимназические годы

2. С семьей (Москва, Большой Козихинский пер., д. 22 кв. 1). Сидят (слева направо) – мать (Н.С. Маслова), Елена (младшая дочь), С.Л. Маслов, Татьяна (третья дочь), Софья Сергеевна (жена). Стоят (слева направо) – сестра Наталья Леонтьевна, дочери Гали и Надежда (старшая).
3. Обложка брошюр «Земельный вопрос и партии во второй Государственной думе» и «Что такое социализация земли».

4. С.Л. Маслов. 1917 г. Между Февралем и Октябрем.

5. Президиум 3-го Всероссийского съезда партии социалистов-революционеров, 1917 г. С.Л. Маслов – стоит 2-й справа, в центре сидит М.А. Спиридонова, за ней стоит (правее) лидер партии В.М. Чернов.

6. Заседание Всероссийского кооперативного съезда. Президиум. С.Л. Маслов – стоит с бумагами в руках; в центре (сидят): Е.К. Брешко-Брешковская, А.Ю. Гоц

7. Из расстрельных списков «Коммунарка - Бутово»

8. Справки об отказе в реабилитации и о реабилитации

Bolshakova O.V., Galiyeva T.M. S.L. Maslov - scientist and politician. Dedicated his life to serving the Fatherland

Аннотация / Annotation

Биография ученого-экономиста, члена Партии социалистов-революционеров (эсеров), видного деятеля кооперативного движения, министра земледелия во Временном правительстве С.Л. Маслова, составленная его потомками с привлечением документов личного происхождения и семейных воспоминаний.
A biography of S.L. Maslov, an economic theorist, a member of the party of socialists-revolutionaries, a prominent participant in the cooperative movement, and a minister of agriculture in the Provisional Government, compiled by his descendants on the basis of personal documents and family memory.

Ключевые слова / Keywords

Аграрный вопрос, Маслов С.Л., сельскохозяйственная кооперация, крестьянское хозяйство, экономисты-аграрники ХХ в., Временное правительство. Agrarian question, Maslov S.L., agricultural cooperation, a country economy, ХХ-th century, Provisional government.