Выбор читателей:

ПРОПАГАНДИСТСКИЙ ФИЛЬМ КАК ИНСТРУМЕНТ КУЛЬТУРНОЙ ДИПЛОМАТИИ США В ЗАПАДНОЙ ГЕРМАНИИ В НАЧАЛЕ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»: ОТ ДЕНАЦИФИКАЦИИ К ФИЛЬМАМ ПЛАНА МАРШАЛЛА (1945–1953)

News image

Е.В. ЛЕКЕН, г. Москва, Российская Федерация ПРОПАГАНДИСТСКИЙ ФИЛЬМ КАК ИНСТРУМЕНТ КУЛЬТУРНОЙ ДИПЛОМАТИИ США В ЗАПАДНОЙ ГЕРМАНИИ В НАЧАЛЕ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»: ОТ ...

РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ. АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В АРХИВАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

News image

А.И. РОЗАНОВ, г. Москва, Российская Федерация РЕГИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ. АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ В АРХИВАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ Аннотация В статье раскрывается состав и содержание ...

АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В РОССИЙСКО–ШВЕДСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТАХ

News image

М.А. ЧИЧУГА, г. Москва, Российская Федерация АУДИОВИЗУАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В РОССИЙСКО–ШВЕДСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТАХ Аннотация Автор характеризует состав и содержания аудиовизуальных документов, касающихся ...

ЛИЧНЫЕ АРХИВНЫЕ ФОНДЫ ГЕНЕАЛОГА А.А. СИВЕРСА В ГОСУДАРСТВЕННЫХ АРХИВАХ ПЕТЕРБУРГА И МОСКВЫ

Печать PDF








Генеалог Александр Александрович Сиверс (1866-1954) прожил долгую и непростую жизнь. Драматические повороты в его судьбе привели к тому, что его личное собрание оказалось разбросанным по разным архивам Петербурга и Москвы. В настоящее время документы и материалы в основном хранятся в Архиве Санкт-Петербургского Института истории РАН (Архив СПб ИИ РАН), Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Отделе письменных источников Государственного исторического музея (ОПИ ГИМ) и Российском государственном историческом архиве (РГИА). Во всех этих архивах существуют специальные фонды А.А. Сиверса (впрочем, некоторые его бумаги были переданы в другие фонды этих же архивов). Ответить на вопрос, когда и при каких обстоятельствах эти материалы поступили в каждый из названных архивов, не всегда представляется возможным. И все же попытаемся в этом разобраться. Для этого вначале проследим основные вехи биографии генеалога.

А.А. Сиверс родился 27 июля 1866 г. в Нижнем Новгороде. Там же в 1884 г. окончил Первую мужскую гимназию, а затем стал студентом юридического факультета Санкт-Петербургского Императорского университета. Получив диплом кандидата прав в 1888 г., он, следуя по стопам отца, поступил на службу в Удельное ведомство. К 1917 г. Сиверс служил в Петербурге в должности помощника начальника Главного управления уделов в чине действительного статского советника. Нет сомнения, что если бы не революция, его карьера успешно продолжилась.

С августа 1918 г. Сиверс работал в Едином государственном архивном фонде. После убийства М.С. Урицкого он недолгое время находился под арестом. В 1920 г. был принят научным сотрудником Государственной академии истории материальной культуры (Акмакульт), где также стал председателем библиотечной комиссии. Одновременно, с 1923 г., состоял научным сотрудником Государственного Эрмитажа и через некоторое время был назначен старшим помощником хранителя Отдела нумизматики Эрмитажа.

В начале октября 1928 г. А.А. Сиверс принял предложение стать заведующим Русским отделением Библиотеки Академии наук. Через полтора месяца после этого, 19 ноября, он был вновь арестован по подозрению в «принадлежности к контрреволюционной организации» и весной 1929 г. сослан на три года в Сибирь. После освобождения из ссылки в 1933 г. и нескольких лет жизни во Владимире, Можайске и Тарусе (без права жить в Москве и Ленинграде), Сиверсу все же удалось в 1944 г. перебраться в Москву и устроиться на работу в Государственный исторический музей на должность заведующего Отделом нумизматики, где он и проработал до конца своих дней. А.А. Сиверс скончался 24 сентября 1954 г. и был похоронен на Введенском кладбище в Москве.

Еще в гимназические годы А.А. Сиверс стал проявлять интерес к исторической науке. В годы обучения в университете этот интерес продолжал расти и углубляться, особенно в отношении генеалогии и нумизматики. В 1897 г. Сиверс даже поступил в Императорский Археологический институт в Санкт-Петербурге и успешно окончил его двухлетний курс. В самом начале XX в. он опубликовал свои первые генеалогические труды, в том числе монографии: «Материалы к родословию Мухановых» (1910), «Родословие Озеровых» (1911) и «Генеалогические разведки» (Вып. 1, 1913). Однако эти труды далеко не отражают масштабы его исследовательской работы в те годы – в его собрании наряду с черновыми материалами и незавершенными работами большое число практически готовых к публикации генеалогических трудов.

До ареста в 1928 г. и, возможно, предвидя его, Сиверс начал передавать наиболее ценные бумаги из своей обширной коллекции на государственное хранение. Он избрал Музей палеографии Академии наук, который в то время возглавлял хорошо ему знакомый академик Н.П. Лихачев и который находился в доме последнего (ул. Петрозаводская, д. 7). Первое поступление от Сиверса зафиксировано 15 марта 1928 г., а последнее – 14 ноября этого же года – за пять дней до ареста. Надо отметить, что одними из первых Сиверс отдал на хранение оригиналы документов XVII-XVIII вв., считая их сохранность наиболее важной. Сейчас эти бумаги находятся в Архиве СПб ИИ РАН.

Значительная часть бумаг А.А. Сиверса оказалась в Москве, в ГАРФ. Как это произошло? Из следственного дел Сиверса, начатого в конце 1928 г., известно, что многие материалы из его квартиры (ул. Халтурина, д. 17, кв. 4) были конфискованы. Была составлена опись изъятых бумаг, она включила 179 единиц, причем под некоторыми пунктами значилось до сорока папок. Бумаги приобщили к делу, а затем «возвратили Ленинградскому отделению Единого Госуд. Архива».

О.В. Рыкова, которая подробно изучила фонд А.А. Сиверса в ГАРФ, пришла к выводу, что материалы генеалога в этот архив попали из ОГПУ. Согласно внутриархивной документации на фонд № 1068, материалы Сиверса были изъяты на его квартире и переданы в Ленинградское отделение Центрального исторического архива (создавался на базе нескольких секций Единого государственного архивного фонда), 21 мая 1929 г. они были перевезены в Москву в Центральное архивное управление. Материалы вначале поступили в Древлехранилище Московского отделения Центрального исторического архива (сейчас РГАДА), а в апреле 1941 г. были переданы в Центральный государственный исторический архив в Москве (в 1961 г. ЦГИАМ был упразднен, а его фонды вошли в состав нынешнего ГАРФ). Выводы О.В. Рыковой подтверждаются также сравнением двух описей – описи изъятых бумаг на квартире Сиверса, сохранившейся в его следственном деле, и описи личного фонда Сиверса в ГАРФ.

Сотрудники архива получили бумаги, прошедшие через ОГПУ, в россыпи, привели их в порядок, составили подробную опись. На сегодняшний день опись фонда А.А. Сиверса в ГАРФ содержит 130 машинописных страниц, она включает 1072 дела (около двадцати тысяч листов).

Фонд 1068 состоит из двух частей:

Документальные материалы, касающиеся лично самого А.А. Сиверса, отражают его службу в Департаменте уделов и издательскую деятельность, также присутствуют адресованные ему письма и материалы родственников.

Коллекция А.А. Сиверса – основной массив собрания – содержит по большей части документы по генеалогии дворянских родов. В описи фонда эти дела расположены по алфавиту фамилий. Каждая фамилия выделена в отдельную единицу хранения, даже если в ней всего два-три листа. Если о какой-либо фамилии сведений довольно много – они разбиты на несколько единиц хранения. При описании каждого дела, кроме самой фамилии, присутствует характеристика имеющихся бумаг. В делах обычно присутствуют родословные схемы и поколенные росписи, составленные Сиверсом, сделанные им выписки и вырезки, а также собранные им семейные документы и письма. Кроме работ самого А.А. Сиверса и материалов им собранных, представлены труды других генеалогов, например, Н.К. Эссена и С.Н. Казнакова, А.О. Гернета.

Часть конфискованных бумаг А.А. Сиверса попала в РГИА, где они образовали отдельный фонд № 720. Фонд небольшой по сравнению с личными фондами генеалога в других архивах, в его состав входит 90 дел, которые в общей сумме составляют около 550 листов (заметим, что почти все дела микрофильмированы).

В деле фонда обозначено, что бумаги Сиверса поступили в Ленинградское отделение Центрального исторического архива (так назвался РГИА в 1929-1934 гг.) в 1930 г. Очевидно, что это тоже материалы, конфискованные ОГПУ на квартире генеалога во время или вскоре после его ареста в ноябре 1928 г. Однако эти бумаги по каким-то причинам были отделены от основного массива изъятых исторических материалов и переданы в Единый государственный архивный фонд значительно позже – через год после окончания следствия, поэтому их не отправили в Москву вместе с остальными бумагами Сиверса (как было сказано выше, передача состоялась в мае 1929 г.).

На вопрос, почему так произошло, помогает ответить анализ состава этого фонда Сиверса: большинство дел - это оригиналы и копии документов самого Сиверса, членов его семьи и его прямых предков (в том числе документы, относящиеся к земельным владениям), а также письма разных лиц, адресованные Сиверсу. Именно эти бумаги интересовали следственные органы – для составления биографии арестованного и доказательства его принадлежности к придворной верхушке.

Вернемся к Архиву СПб ИИ РАН. Кроме упомянутых материалов, которые сам Сиверс передавал в дар в 1928 г., в ноябре 1929 г. были куплены «бумаги Сиверса» (их число не указано). В это время сам генеалог уже находился в ссылке. Вероятно, продажей бумаг занималась его дочь Т.А. Аксакова, однако в своих воспоминаниях она об этом ничего не пишет, хотя довольно подробно останавливается на судьбе библиотеки отца, которую она пыталась продать в Археографическую комиссию АН.

Можно предположить, что речь идет о тех бумагах Сиверса, которые не были конфискованы ОГПУ и оставались в квартире после ссылки генеалога. Однако в своих воспоминаниях Т.А. Аксакова пишет, что «квартира на Миллионной, 17 перестала существовать – вернее, в ней поселились чужие люди» уже в середине лета 1929 г. Остается неясным, где находились бумаги Сиверса после освобождения квартиры летом 1929 г. до их покупки в ноябре этого же года. Вероятно, факт покупки был оформлен позднее реальной передачи. Возможно, Сиверс сам договорился об этом с Н.П. Лихачевым в то время, когда недолго находился на свободе перед отправкой в ссылку (в апреле-мае 1929 г.).

Так или иначе, в Архиве СПб ИИ РАН отложился фонд А.А. Сиверса (фонд № 121), который состоит из 215 единиц хранения (в сумме он насчитывает более 25 тысяч листов). Этот фонд отличается большим разнообразием материалов. Он поступил в виде россыпи, и в те годы не было времени и возможности для его тщательного и квалифицированного разбора. Кроме того, материалы настолько объемны и разнородны, что вообще трудно поддаются упорядочиванию. Сотрудники архива пошли по пути создания черновой описи, в которой дела расположены в предварительном, произвольном порядке.

Значительную часть собрания Сиверса образуют материалы по генеалогии. Это наименее упорядоченная часть фонда. Ряд единиц хранения имеет очень большой объем (иногда более тысячи листов), причем в описи обозначено только «Родословные таблицы и материалы к ним» без раскрытия конкретного содержания. Исключением являются составленные Сиверсом поколенные росписи, помещенные им в толстых тетрадях.

Среди бумаг А.А. Сиверса нередко встречаются копии и подлинные семейные документы различных родов, а также письма. Например, выделяется целый блок материалов, принадлежавших братьям Н.Е. и В.Е. Давыдовым.

В коллекции Сиверса находится большое количество всевозможных материалов, принадлежавших другим генеалогам: Н.К. Эссену (более семи тысяч листов), А.О. Гернету, Г.А. Власьеву, А.П. Барсукову и др.

Кроме генеалогических материалов в фонде сохранились материалы, отражающие научные интересы А.А.Сиверса. Это материалы по истории декабристов, нумизматике, геральдике, фалеристике, сфрагистике и экслибрисистике.

Несомненно, опись фонда А.А. Сиверса в Архиве СПб ИИ РАН требует серьезной переработки. В целом фонд нуждается в лучшей систематизации, и даже переформировании некоторых дел.

Бумаги А.А. Сиверса, собранные им во время четырехлетней ссылки и в последующие годы, сейчас находятся на хранении в Государственном историческом музее. Как говорилось выше, Сиверс около десяти лет состоял заведующим отделом нумизматики ГИМ. Занимаясь своими обязанностями он продолжал генеалогические исследования. После его кончины в 1954 г. на рабочем столе кроме нумизматических трудов остались и тетради по генеалогии; и то, и другое вошло в состав отдельной единицы хранения Отдела нумизматики. В декабре 1965 г. туда же его падчерицей (дочерью второй жены – Ольги Геннадьевны Шереметевой, урожденной Чубаровой) – Ольгой Борисовной Бредихиной были переданы остальные генеалогические бумаги А.А. Сиверса. Вскоре эти материалы генеалога были отданы в Отдел письменных источников ГИМ – уже в 1966 г. его личный фонд был упомянут в путеводителе по фондам личного происхождения ОПИ ГИМ как пример одного из фондов бывших научных сотрудников ГИМ, поступившего в ОПИ в последние годы. Однако, та часть материалов, которые изначально находились в Отделе нумизматики ГИМ, продолжала там храниться еще некоторое время, позже и эти бумаги были переданы в ОПИ.

В упомянутом «Путеводителе» фонд Сиверса охарактеризован как фонд, не вошедший в основную часть «Путеводителя», поскольку он еще не прошел научную обработку. Обозначен номер фонда – Ф. 471, хронологические рамки – XIX-XX вв., и количество единиц хранения – 17. До сегодняшнего дня ситуация не изменилась. Фонд все так же остается необработанным, по словам сотрудников ОПИ, он состоит из 15-17 коробок.

В нашем распоряжении оказалась копия Акта приема-сдачи бумаг генеалога, хранящегося у О.Б. Бредихиной. К акту приложена довольно подробная передаточная опись на 15 страницах. На данный момент судить о составе фонда мы можем главным образом по этой описи. Основу фонда № 471 составляют 87 тетрадей с записями Сиверса по генеалогии отдельных родов. Записи в этих тетрадях обычно составляют около десяти листов, однако сведения о некоторых родах довольно обширны. Также присутствует 15 тетрадей – сборников по генеалогии различных родов. В фонде хранится шесть папок с рукописями генеалогических трудов Ю.А. Нелидова.

Кроме того, в ОПИ ГИМ находятся картотеки – одиннадцать стандартных библиотечных ящиков с карточками, содержащими краткие выписки, сделанные рукой Сиверса, или приклеенные вырезки по генеалогии с обязательном указанием источника информации.

Большую ценность представляет генеалогическая библиотека А.А. Сиверса, которая находится в фондах Научной библиотеки ГИМ (негенеалогическая часть библиотеки хранится в Библиотеке СПб ИИ РАН). Многие книги имеют владельческие пометы, существенно дополняющие содержание. Причем нередко при заказе переплета своих экземпляров книг, Сиверс, как это делали и некоторые другие генеалоги, через каждый лист текста просил вплести чистый лист – для исправлений и дополнений. Рукописные вставки на этих, а также на вложенных листах, иногда столь обширны, что такие экземпляры книг можно считать еще одной частью архивного наследия генеалога. К сожалению, книги генеалога не выделены в отдельную коллекцию, а рассредоточены по всему фонду.

Наконец, для полноты картины заметим, что некоторые генеалогические материалы Сиверса хранились у О.Б. Бредихиной. У нее же находилась переписка А.А. Сиверса с 1930-х гг. (в 1990-е гг. она была частично передана в Отдел генеалогии Государственного музея им. А.С. Пушкина). Письма генеалога друзьям и коллегам до 1930-х гг. разбросаны по разным архивам (например, письма А.А. Сиверса Б.Л. Модзалевскому хранятся в Пушкинском доме).

Мы постарались, насколько возможно, проследить судьбу рукописного наследия А.А. Сиверса, находящегося ныне в различных архивохранилищах Санкт-Петербурга и Москвы. Хотя собрание генеалога и было расчленено, в целом оно сохранилось. Его размер столь велик, что поражает, как один человек мог его собрать, – в общей сложности в нем насчитывается около 50 тысяч листов.

Как уже было сказано, Сиверсу принадлежит целый ряд публикаций (три монографии по генеалогии, «Алфавит декабристов» и около тридцати статей по различным темам, которыми он интересовался). Однако опубликованные труды – лишь «вершина айсберга»: гораздо большая часть его готовых к печати работ по генеалогии осталась в рукописях, в основном это беловые варианты поколенных росписей различных родов. Их публикация оказалась невозможна по независящим от Сиверса обстоятельствам: сказались как перипетии его собственной судьбы, так и то, что генеалогия как историческая дисциплина долгие годы считалась по меньшей мере неуместной, а то и иделологически вредной. Важной задачей сейчас является подготовка и опубликование заверщенных работ генеалога.

Разбирая материалы личного архива Сиверса, мы смогли заглянуть в его творческую лабораторию – лабораторию практикующего генеалога. Среди его бумаг сохранилось множество незавершенных черновых работ, а также подготовительных материалов: выписки из архивных дел, рукописные копии и оригиналы семейных документов и писем членов различных родов, подборка вырезок из газет извещений о смерти, генеалогические картотеки и т.д. Заметим, что сведения, приводимые Сиверсом, заслуживают доверия. Генеалогу в его работах были присущи добросовестность, тщательность и аккуратность. Он хорошо знал источники и всегда на них ссылался; если у него возникали сомнения, он не оставлял их в тени. Таким образом, даже черновые записи Сиверса представляют значительный интерес для современных генеалогов.

Значительная часть наследия Сиверса – это его коллекция. Основу коллекции составляют собранные им материалы по генеалогии, просопографии и истории самых различных семей. Кроме того, Сиверсу доверяли свои бумаги его коллеги и друзья, зная, что он приложет все усилия, чтобы сберечь их (кстати, некоторые из этих работ также заслуживают опубликования).

Сиверс содержал свой архив в строгом порядке. К сожалению, этот порядок был нарушен при изъятии и перемещении его бумаг: однородные по содержанию материалы оказались в разных местах, и довольно большое число бумаг сейчас представляет собой неупорядоченную россыпь. В виду этого весьма актуальной является задача составления сводного указателя родов, материалы о которых отложились в собраниях Сиверса.

Проведенный анализ показывает, что богатое наследие А.А. Сиверса – как его собственные работы, так и собранные им материалы (в том числе сохраненные им бумаги других лиц) – требует дальнейшего изучения, с целью введения его в научный и культурный оборот.

The personal papers of A.A. Sievers preserved in the State Archives of St. Petersburg and Moscow.


Аннотация

В статье сделана попытка осветить судьбу рукописного наследия генеалога Александра Александровича Сиверса (1866-1954) и охарактеризовать его научное значение. Статья написана на основе изучения материалов, отложившихся в личных фондах генеалога, хранящихся в архивах Санкт-Петербурга и Москвы.

The article is an attempt to throw light on the fate of Alexander Sievers' legacy of manuscripts, and to define its academic significance; it is based on study of the material preserved in the genealogist's manuscript collections in St. Petersburg and Moscow archives.

Ключевые слова / Keywords

Генеалогия, генеалог Александр Александрович Сиверс, личные архивные фонды, коллекция Сиверса, собрание Сиверса, наследие Сиверса, история российского дворянства, генеалогия российского дворянства. genealogy, genealogist Alexander Sievers, personal archive collections, personal papers of A. Sievers, history of russian nobility, genealogy of russian nobility.

Полянская Юлия Николаевна

Polianskaya Julia Nikolaevna

Институт генеалогических исследований Российской национальной библиотеки, научный сотрудник.

The Institute of the Genealogical Studies at the National Library of Russia, research fellow.

Контактная информация:

адрес: 191069, Санкт-Петербург, ул. Садовая, 18.

Российская национальная библиотека, Институт генеалогических исследований

e-mail:

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript ; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript


тел. раб. (812) 710-57-72

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.