Выбор читателей:

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

С. НОАКОВСКИЙ И ПОЛЬСКИЕ ОБЩЕСТВА ОХРАНЫ ПАМЯТНИКОВ. 1910-1920-е гг.

Печать PDF







Станислав Ноаковский (1867–1928) – действительный член Императорской академии художеств (1915 г.), родился в уездном г. Нешаве Варшавской губернии. Получив среднее образование в Царстве Польском, в 1886 г. переехал в Петербург для учебы в Академии художеств. В 1899–1918 гг. постоянно жил в Москве, где работал в Строгановском училище. Хотя традиционно отмечался его значительный вклад в деятельность польских обществ охраны памятников, данная проблематика остается недостаточно изученной.

В 1905–1907 гг. создается Варшавское общество охранения древностей, которое быстро занимает лидирующие позиции в области защиты польского культурного наследия. Лидерство это обеспечивалось активным сотрудничеством с обществом разбросанных по территории Российской империи поляков. Обществу жертвовались связанные с польской историей и культурой предметы антиквариата, книги и т.д. С. Ноаковский также активно сотрудничал с ним. В 1913 г. он безвозмездно передал обществу большое количество ценных антикварных вещей.

Миграция польских творческих элит из традиционных мест их проживания в глубь России определила особенности взаимодействия в обществе центра и периферии. К моменту создания организационного центра в Варшаве многие представители российской Полонии, в том числе С. Ноаковский, уже занимали видное положение, получив признание в польской культурной среде, которая не ограничивалась пределами Российской империи. Одновременно С. Ноаковский становится известным в русском культурном пространстве. В силу отмеченных обстоятельств для него была неприемлема обычная для представителя периферии роль ведомого.

Авторитет С. Ноаковского в среде старой Полонии, сложившейся до прихода волны беженцев, способствовал созданию в 1915 г. отдела охраны памятников при Польском комитете в Москве. Сначала он выступал в роли официального эксперта, а в дальнейшем взял на себя также административные функции. Критическое положение в деле сохранения польского культурного достояния побудило его в 1918 г. согласиться занять место председателя отдела охраны памятников, реорганизованного в самостоятельное общество (Польское общество по охране древностей в Москве). С. Ноаковский идеально подходил для этой роли, продолжая активно сотрудничать с Варшавским обществом охранения древностей. Его деятельность вносила примирительное начало в непростые отношения между претендовавшими на лидерство польскими обществами.

Имея большой авторитет в польской среде, С. Ноаковский оставался своим и для русского художественно-музейного сообщества. Он был также фигурой, приемлемой для новой революционной власти в России. Все это позволило ему обеспечить работу московского общества в период общественно-политической трансформации, совпавшей с массовым возвращением поляков в возрожденное Польское государство. Сохранение работоспособности московского общества до создания устойчивых структур в Польше явилось залогом сбережения достигнутых результатов работы.

После возвращения в конце 1918 г. на родину С. Ноаковский принимал активное участие в работе варшавского общества. В период формирования государственного аппарата Польской Республики оно выполняло функции государственной службы в области культурного наследия. Особенно знаменательно участие С. Ноаковского в работах, связанных с судьбой православного кафедрального собора св. Александра Невского в Варшаве.

Большинство членов варшавского общества высказалось за полную ликвидацию собора. Против его разрушения выступил профессор С. Дзержговский, предлагавший сохранить храм как памятник. Участники дискуссии стремились обосновать свои мнения, исходя из научных представлений об охране памятников. Как это показано Э. Маниковской, противоположность позиций основывалась на различной трактовке памятника архитектуры: памятник как обособленный объект (Дзержговский) или памятник как элемент городского ландшафта (мнение большинства). Отправной точкой для обоих мнений послужила национальная и историческая (событийная) трактовка культурного наследия.

Позиция С. Ноаковского кардинально отличалась от подходов общества и С. Дзержговского. Его проект перестройки собора в польском стиле было бы сильным упрощением интерпретировать как некий компромисс между двумя полярными подходами. Предложение С. Ноаковского базировалось на признании универсальной художественной ценности памятника. Тонкое эстетическое восприятие им как самого объекта, так и градостроительной среды в целом позволило сформулировать наиболее гармоничное решение проблемы. При этом национальное начало нисколько не отвергалось, вписываясь в более универсальный контекст художественной ценности. Подобная позиция явилась органичным следствием всего жизненного и творческого опыта С. Ноаковского – человека культурного пограничья.

(В основе статьи – научное сообщение магистранта РГГУ Слоистова Сергея Михайловича на международной конференции «Россия и Польша: историки и архивисты в познании общего прошлого», прошедшей 11-12 мая 2012 г. в Российском государственном гуманитарном университете).