Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ЦАРСТВО ПОЛЬСКОЕ В ПОЛИТИКЕ РОССИЙСКОГО САМОДЕРЖАВИЯ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Печать PDF

Польский вопрос занимал весьма существенное место в политике Российской империи периода первой мировой войны. Он включал обсуждение послевоенного статуса Царства Польского и конкретные мероприятия по управлению «Русской Польшей», связанные с началом военных действий и решениями верховной властью по реформированию отдельных сфер управления.

При обсуждении польского вопроса в Совете министров взгляды его членов с августа 1914 г. до зимы 1916 г. менялись под воздействием военных событий и решений Германии и Австро-Венгрии по польской проблеме. Идея польской автономии постепенно завоевывала сторонников среди членов Совета министров. В июле 1915 г. в Совете министров впервые заговорили о польской автономии, когда как ранее речь шла исключительно о “местном самоуправлении”. Особенно активно идею скорейшего провозглашения польской автономии отстаивал министр иностранных дел С.Д. Сазонов (1).

Наибольшее значение для обсуждения польского вопроса имели соображения внешней политики и вопросы послевоенного устройства мира, поэтому обсуждение польского вопроса в Совете министров то возобновлялось, то откладывалось.
В 1915 г. Совет министров приостановил обсуждение польского вопроса, поскольку ни австрийская, ни германская стороны, несмотря на успешное наступление, никаких определенных заявлений относительно перспектив Польши не сделали. Весной 1916 г. активные шаги Австро-Венгрии и Германии в решении польских и украинских национальных проблем на территории Галиции и Царства Польского заставили Совет министров вернуться к польскому вопросу.

Министр иностранных дел С.Д. Сазонов выступил 24 февраля 1916 г. в Государственной думе с заявлением, в котором подтвердил намерения России объединить Польшу. 29 июня 1916 г. он представил Николаю II проект манифеста по польскому вопросу, который его полностью одобрил и 8 июля 1916 г. передал на рассмотрение в Совет министров.

Проект обсуждался в июле 1916 г. после отставки С.Д. Сазонова. Большинство членов Совета министров и его председатель Б.В.Штюрмер высказались против изменения статуса Царства Польского (2).

Автономия Польши провозглашена не была, а 5 ноября 1916 г. Германия провозгласила образование из польских областей самостоятельного государства с наследственной монархией и конституционным государственным строем под названием Королевство Польское. Царское правительство было вынуждено реагировать, понимая, что в этой ситуации автономия Польши поляков не удовлетворит и речь вести можно только об образовании независимого польского государства.

При подготовке русской армией наступления в 1916 г. обеспечение лояльности поляков снова стало немаловажной проблемой. 12 декабря 1916 года Николай II издал приказ армии и флоту за № 870, где среди задач России в настоящей войне назвал “создание свободной Польши из всех трех ея ныне разрозненных областей”(3). Опубликование приказа стало толчком к возобновлению деятельности Совещания для разработки основных начал будущего государственного устройства Польши. Итогом его работы стало принятие решения 12 февраля 1917 г. было принято решение о даровании Польше прав независимого государства.

Таким образом, к февралю 1917 г. позиция Совета министров принципиально изменилась. Его члены были готовы пойти на отказ от Царства Польского. Разумеется, возникает сомнение в искренности данной позиции, поскольку речь шла о территории оккупированной противником и провозглашенной последним независимой в ноябре 1916 г. Решение Совета министров мотивировалось необходимостью отказа от “чужой” в этническом и культурно-религиозном отношении территории.

Перспектива создания автономной Польши в составе Российской империи означала изменение не только статуса Царства Польского, но и самого принципа взаимоотношений центра и мест. Это могло стать началом процесса автономизации окраин в целом. Российские государственные деятели прекрасно это осознавали. В итоге, к концу 1916 г. большинство из них склонялось к мысли о том, что оптимальным решением проблемы является предоставление Польше статуса независимого государства. Такое решение проблемы вписывалось в концепцию войны за освобождение «малых народов», провозглашаемую участниками Антанты. Оформление независимой Польши ликвидировало бы польскую проблему как таковую и не создавало бы прецедента возникновения автономного образования на территории империи. При этом царское правительство планировало создание независимой Польши, находящейся в теснейшей связи с Россией. Основная ставка делалась на сохранение экономического единства, которое гораздо сильнее, чем правовой статус, могло обеспечить близость Польши и России.


Примечания
(1) Русский архив. М., 1991. Т.18. С.22.
(2) РГИА. Ф. 1276. Оп.10. Д.72. Л.26.
(3) РГИА. Ф. 1276. Оп. 10. Д.73. Л.1 об.


(В основе статьи – научное сообщение доктора исторических наук, профессора РГГУ Бахтуриной Александры Юрьевны на международной конференции «Россия и Польша: историки и архивисты в познании общего прошлого», прошедшей -12 мая 2012 г. в Российском государственном гуманитарном университете)