Выбор читателей:

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

ОПЫТ ГЕРМАНО-ПОЛЬСКОЙ ВОЙНЫ 1939 Г. В ОЦЕНКАХ КОМАНДОВАНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ В 1940 Г.

Печать PDF


Боевые действия германской армии в Польше в сентябре 1939 г. явили собой первый пример «блицкрига». По сути, германские генералы уже тогда раскрыли секреты своих будущих побед. Однако это не уберегло ни одного из будущих противников Германии от повторения печальной участи польской армии. В самой полной мере это относится и к военно-политическому руководству СССР.

Командование Красной армии обратилось к опыту войны в Польше лишь год спустя и лишь вследствие жестокого урока, полученного в ходе «зимней войны» в Финляндии. В октябре–декабре 1940 г. были проведены совещания высшего командного состава Красной армии и флота (1).

Участники совещаний в целом верно определили основы успеха вермахта. Выступавший на совещании генерал армии Г.К. Жуков подчеркнул, что «Польша не была готова к войне не только с точки зрения прикрытия своих государственных границ… она не была готова даже к управлению, организации и проведению современной операции… [германская] авиация и мотобронетанковые соединения глубокими и стремительными ударами терроризировали, по существу, всю польскую армию, управление и всю страну» (2).

«Германская авиация произвела одновременное нападение на главные авиационные базы противника… было уничтожено около 60% всех польских воздушных сил. – Обратил внимание собравшихся капитан 1 ранга В.А. Петровский. – Далее, используя господство в воздухе, германская авиация сосредоточила усилия на разрушении железнодорожных узлов, перегонов, мостов, узлов связи и снабжения, а также на непосредственном содействии наземным войскам на поле боя, обеспечивая изоляцию, окружение и разгром польских войск…» (3).

Чрезвычайно важным оказался вывод о кардинальных изменениях в содержании начального периода войны. Незадолго до совещания советский военный теоретик полковник Г.С. Иссерсон опубликовал работу «Новые формы борьбы», в которой на основании анализа польской кампании пришел к выводу, что отныне война будет проходить совершенно по иному сценарию. Ранее считалось, что активным и полномасштабным действиям развернутых и отмобилизованных армий будет обязательно предшествовать начальный период, в ходе которого будут лишь ограниченные силы. Но война в Польше началась совершенно по иному сценарию. «Никакого начального периода войны [в Польше] не было, – писал Г.С. Иссерсон. – Никаких стратегических предисловий и предварительных действий. Война началась сразу в развернутом виде и полным ходом. Именно этот момент внезапного открытия военных действий широким фронтом и всеми развернутыми силами на польской стороне прогадали» (4).

Но вот заключительные выводы из этих точных наблюдений были сделаны самые неожиданные. Так, генерал-лейтенант П.С. Кленов посчитал вывод полковника Иссерсона преждевременным и применимым лишь «для такого государства, как Польша, которая, зазнавшись, потеряла всякую бдительность и у которой не было никакой разведки того, что делалось у немцев в период многомесячного сосредоточения войск» (5). Действия германской авиации в разгроме польской армии показались генерал-лейтенанту Ф.И. Кузнецову «недостаточно поучительным, ибо нельзя сравнивать и принимать во внимание армию Польши, как достойного противника германских вооруженных сил» (6).

Чрезвычайно эффективные действия германских танковых войск точно также не произвели должного впечатления на советских военных. «Немцы ничего нового не выдумали, – заявил генерал-полковник Д.Г. Павлов. – Они взяли то, что у нас было, немножко улучшили и применили» (7). Общий вывод из опыта войны в Европе сделал нарком обороны маршал С.К. Тимошенко. «В смысле стратегического творчества опыт войны в Европе, пожалуй, не дает ничего нового…» (8).

Исторический шанс, предоставленный советским полководцам, был упущен. Прямым и теперь уже неизбежным следствием этого стал тот шок, который в полной мере испытало на себе командование Красной армии, столкнувшись с реалиями блицкрига в первые часы и дни Великой Отечественной войны.


Примечания
(1) См.: Русский архив: Великая Отечественная: Накануне войны: Материалы декабрьского (1940 г.) Совещания высшего командного и политического состава Красной Армии. Т. 12 (1). М., 1993; Русский архив: Великая Отечественная: Накануне войны: Материалы совещаний высшего руководящего состава ВМФ СССР в конце 1940 года. Т. 12 (1–2 ). М., 1997.
(2) Русский архив... Т. 12 (1). С. 132–133.
(3) Русский архив… Т. 12 (1–2). С. 90.
(4) Иссерсон Г.С. Новые формы борьбы. М., 1940. С. 37. См.: Электронный ресурс. Режим доступа: http://militera.lib.ru/science/isserson/index.html
(5) Русский архив… Т. 12 (1). С. 153.
(6) Там же. С. 200.
(7) Там же. С. 254.
(8) Там же. С. 339


(В основе статьи – научное сообщение доктора исторических наук, профессора РГГУ Киличенкова Алексея Алексеевича на международной конференции «Россия и Польша: Историки и архивисты в познании общего прошлого», прошедшей 11-12 мая 2012 г. в Российском государственном гуманитарном университете).