Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

МАТЕРИАЛЫ МОСКОВСКОЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ КОМИССИИ (МЧК) – ВАЖНЕЙШИЙ ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ О ПАРТИЙНЫХ И СОВЕТСКИХ ОРГАНАХ В 1920-е гг.

Печать PDF


В годы Гражданской войны Московская чрезвычайная комиссия (МЧК) выполняла различные функции - контрразведывательную, контрольно-ревизионную, хозяйственно-организаторскую, а также осуществляла мероприятия по защите экономического потенциала страны и наблюдала за социально-политической обстановкой. На основе этих направлений деятельности строилась информационно-аналитическая работа МЧК, заключавшаяся в информировании партийных и советских органов о всех позитивных и негативных процессах, умонастроениях, имевших место в столице и губернии. Особое внимание уделялось отслеживанию отношения к советской власти.

Исследуя информационную работу МЧК, следует отметить, что она охватывала все стороны общественного развития, классы и слои населения Москвы и Московской области. Информация о хозяйственном положении, контрреволюционной деятельности, преступлениям в экономической сфере в виде сводок, обзоров и других документов поставлялась членам ЦК РКП (б) и МК РКП (б), Моссовету. После перехода к НЭПу информация всех ГубЧК приобрела статус государственной. Она давала возможность партийным и государственным органам знать о проблемах партийной и хозяйственной жизни нашей страны.

12 мая 1921 г. заместитель председателя ВЧК И.С. Уншлихт подписал приказ № 132 «О порядке составления госинфсводки», согласно которому всем Губчека предлагалось сообщать сведения о политической и социально-экономической ситуации в губернии. В частности, коллегию ВЧК интересовало: общеэкономическое положение; быт рабочих; саботаж; экономическое положение, хозяйственное (производственное) состояние региона, торговля, коррупция, борьба со спекуляцией и т.д.

МЧК представляла отчет о своей деятельности в Секретариат Московского комитета РКП (б) один раз в две недели (с 1-го по 15-й день месяца и с 15-го по 1-й день следующего месяца). Помимо непосредственно данных о борьбе с преступлениями, входившими в компетенцию МЧК, в этих отчетах сообщались сведения о положении в столице и губернии, о настроениях среди крестьянства и рабочих, духовенства, а также среди военных, указывались недостатки советской и партийной работы. Этот материал представляет собой уникальную возможность проанализировать ситуацию в столице, понять предпосылки антисоветских настроений, а также выявить причины неудач антисоветских партий в попытках захвата власти и смены политического строя.

Наиболее полный источник по данной проблеме, к которому имеется доступ в архивах – отчет о деятельности МЧК за 1921 г. Как показывает его изучение - основные антисоветские выступления базировались не на отрицательном отношении к советской власти, а на элементарном отсутствии продовольствия и голоде. Как видно из отчетов, крестьянство, рабочие и армия по большей части были аполитичны.

Каждый отчет МЧК перед Московским комитетом партии состоял из сводки материалов всех отделов МЧК, данных секретного отдела о «движении дел и арестованных», применявшихся мерах наказания, количестве следователей и их загруженности, количестве рассматриваемых дел. Все отделы в сжатой форме информировали о наиболее характерных делах. Кроме того, в каждом отчете давался обзор политического состояния Москвы и губернии, наличия контрреволюционных и спекуляционных явлений, давалась оценка советской работе, работе Политбюро ЦК. Фиксировались изменения в деятельности политических партий и групп, анализировалась обстановка в советских учреждениях и армии, а также среди представителей церкви. Отслеживалась реакция населения на введение продналога, НЭПа.

Особый отдел при МЧК каждый день предоставлял в МК партии агентурные сводки, в которых имелся обзор состояния всех военных объектов Москвы и губернии. Например, «16/6/1921. Московская Школа Штабной службы. Состав 60 человек. Курсанты большинство бывшие офицеры и многие вместе с преподавателями старого закала, - определенные антисемиты. Эти взгляды они высказывают не стесняясь. Курсанты же из красных командиров не довольны обращением преподавателей, т. к. последние преподают на старых устоях, называют господами. Культурно-просветительская работа и политическая слишком слаба».

В начале 1921 г., по сведениям МЧК, настроение рабочих в столице было «спокойным и вполне удовлетворительным. Отношение к советской власти хорошее, наблюдалось массовое пробуждение самосознания среди отсталых и недовольных. Отношение к РКП (б) сочувственное. Есть недовольство земельной и продовольственной политикой, так как некоторые крестьяне еще придерживаются старых порядков в смысле земельных нарезов».

Однако в феврале 1921 г. государство было вынуждено уменьшить продовольственный паек. Разразился продовольственный кризис. Продовольствия, необходимого для обеспечения потребностей городов и армии, не хватало, а хозяйственники не смогли распорядиться правильным образом продовольственным фондом. К маю 1921 г. кризис обострился до крайней степени. Произошло сокращение продовольствия даже по самой привилегированной норме в Москве и Петрограде, по литере «А», до 2/3 фунта в сутки, а для остального населения до 1/3 фунта. «На многих заводах, не представляющих первостепенного значения, продовольствия рабочим совсем не выдают. Все внимание продовольственного комиссариата обращено лишь на те заводы, на которых рабочие заняты «ударным производством».

МЧК сразу же фиксирует изменения в настроении рабочих – «настроение рабочих в связи с уменьшением пайка не совсем благоприятное. Чувствуется какая-то растерянность. Участились порывы к забастовкам». Отношение к политике — апатичное, поскольку большинство рабочих в значительной степени было поглощено вопросами продовольствия. Настроение крестьян под влиянием «шептунов» неудовлетворительное.

На протяжении всего 1921 г. МЧК отмечала «недоброжелательное» отношение большинства населения к советской власти по причине недостатка продовольствия, топлива и закрытиия части заводов в республике. Крестьяне говорили, что «большевики не в состоянии восстановить хозяйство и часто слышатся толки о «свободной торговле». В губернии распространялись слухи, что «в Кремле у Ленина и Троцкого есть до 600 человек служащих по личным делам, поэтому в Кремль идет вагонами продовольствие – рис, изюм и вино бочками».

Советское руководство предполагало, что введение НЭПа позволит укрепить союз рабочего класса с крестьянством на экономической основе, установить связи социалистической промышленности с мелкотоварным крестьянским хозяйством путем широкого использования товарно-денежных отношений, вовлечет крестьян в социалистическое строительство, поможет осуществить «максимальный подъем производительных сил и улучшение положения рабочих и крестьян». НЭП допускал некоторое развитие капиталистических элементов при сохранении командных высот народного хозяйства в руках государства диктатуры пролетариата.

С введением новой экономической политики московское руководство было остро заинтересовано в получении своевременной информации об отношении населения и в особенности крестьянства к изменению экономического курса. В июне 1921 г. МЧК докладывала МК партии, что отношение к текущей политике и новому экономическому курсу во всех районах, за исключением Рогожско-Симоновского, носит положительный характер. Однако, несмотря на в целом положительную реакцию села на НЭП, МЧК отмечала, что на отношение крестьян к советской власти влияет значительное число неблагоприятных обстоятельств, которые очень чувствительно затрагивают мелкособственническую природу крестьянина. Недостаток продовольствия, фуража, недород трав, недостаток инвентаря, натуральный налог, труд-гужевая повинность, напряженная полевая работа – все это не располагает крестьян к спокойному настроению.

В июле 1921 г. МЧК докладывала, что в Москве и губернии было заметно значительное оживление среди разного рода антисоветских элементов. Наблюдалась устная агитация, распространение провокационных слухов, открытых выступлений. Основной базой послужило обострение продовольственного положения.

С введением продналога крестьяне стали знать заранее, сколько продукции нужно сдать государству. Размер продналога был значительно меньше, чем продразверстки. Если по продразверстке в 1920—1921 гг. крестьяне сдали государству 367 млн. пудов зерновых, то продналог в 1921—22 определялся в 240 млн. пудов. Ставки налога по каждому виду сельскохозяйственной продукции определялись в зависимости от местных условий и зажиточности крестьянских хозяйств. Советское государство проводило принцип прогрессивного обложения; самый высокий процент устанавливался для кулацких хозяйств.

Тем не менее, в августе 1921 г. МЧК отмечала, что беднейшие крестьяне высказывают недовольство по поводу неправильной, по их мнению, раскладки налога: «с посева меньше десятины налог не взимается, а с посева немногим больше десятины взимается, не считаясь в том и другом случае с количеством едоков, тогда как нередко бывает, что хозяйства, имеющие меньше десятины, оказываются благодаря малосемейности в более выгодном положении, нежели многосемейные хозяйства, располагающие посевом более десятины. Крестьяне, пострадавшие от градобития, возбуждают ходатайства об освобождении их от налога всех видов».

В конце августа МЧК докладывала МК РКП (б) итоги проведения продналога. Например, в Богородском уезде сбор озимой семенной ссуды был закончен полностью, зерно своевременно погружено и отправлено. По Воскресенскому уезду рожь была собрана с излишком. Среди крестьян были толки по поводу предстоящей сдачи картофеля, которого с уезда предполагается собрать около 200 000 пудов. А складов на такое количество нет.

В конце 1921 г. отношение крестьянства к советской власти продолжало оставаться недоверчивым, но новая экономическая политика постепенно ослабляла эти настроения среди крестьянства.

Помимо ситуации с крестьянством МЧК самым внимательным образом следила за положением рабочих и настроениями среди них. В результате в МК РКП (б) поступали подробные доклады, основным лейтмотивом которых было «непрерывное недовольство на почве недостатка продовольствия».

МЧК неоднократно отмечала, что общее настроение рабочих и отношение их к советской власти тесно связано с продовольственным положением. Определенное влияние оказывали и антисоветские партии, особенно там, где они более или менее «пустили корни».

Влияние меньшевиков наблюдалось в химической промышленности, среди металлистов, в полиграфическом производстве, на электрической станции 1886 г. Влияние левых эсеров - на некоторых железных дорогах Московского узла. Анархисты и эсеры-максималисты пользовались некоторым влиянием у пекарей. Отношение рабочих к РКП (б) в общем определялось работой коммунистов. Там, где они проявляли большую инициативу и вели положительную работу, отношение к ним удовлетворительное, а там, где ведут себя пассивно – отношение недоверчивое.

Более всего, по данным МЧК, рабочих интересовала организация кооперативов, введение натурпремирования, введение отпусков в целях коллективного самоснабжения.

В июле 1921 года в своих отчетах МЧК отмечала, что общее настроение рабочих более спокойное, что объясняется тем, что большая часть рабочих воспользовалась отпусками для поездки за продовольствием. Улучшение продовольственного положения не оставляло почвы для широкой работы в рабочих массах со стороны антисоветских партий.

Достаточно подробно МЧК информировало партийное руководство Москвы о материально-техническом положении рабочего класса. «Снабжение происходило в недостаточной мере и очень нерегулярно. Снабжение проф. и спец. одеждой очень неудовлетворительное. На некоторых предприятиях наблюдается самоснабжение путем хищений предметов производства».

Описывался и быт рабочих. Жилищные условия плохие. Подвод дров - 50 %, нет водопровода на верхних этажах. Замечается тяга жить в домах-коммунах.

Отмечалось также хозяйственное производственное состояние. Указывалось на материальную необеспеченность самих рабочих, отсутствие топлива и сырья, отсутствие ремонта машин и помещений. Ситуация обстояла лучше там, где администрация партийная, а не беспартийная.

Также в отчетах МЧК предоставлялись данные по снабжению предприятий. «В Москве в наиболее удовлетворительном положении находятся предприятия, расположенные в Сокольническом и Хамовническом районах. В Замоскворецком районе фабрики и заводы снабжены сырьем в недостаточном количестве».

Во второй половине июля 1921 г. МЧК доводила до сведения МК РКП (б) об усилении в Москве агитации эсеров среди рабочих на продовольственной почве (на заводе АМО), Прохоровской мануфактуре, заводе «Бромлей» и других. Однако отношение рабочей массы к политическим вопросам продолжало оставаться довольно безразличным. «Все старания с. р. склонить рабочую массу на свою строну ни к чему не приводят, везде они получают от рабочих один ответ: Все равно и вы нас не накормите».

В декабре МЧК отмечала, что в целом общее отношение рабочих к советской власти пассивное. К РКП (б) в большинстве также пассивное, а отчасти даже явно отрицательное. Политическая жизнь республики рабочих не интересует. Новая экономическая политика затрагивает лишь по мере ее непосредственного касательства к рабочим.

Подробным образом МЧК докладывала в МК партии о состоянии и настроениях в советских учреждениях. Эти сообщения шли под рубрикой «недостатки советской работы». В феврале 1921 г. МЧК констатировала наличие саботажа среди служащих советских учреждений.

В первой половине мая МЧК докладывала, что в Наркомтруде и Наркомпроде в массе служащих преобладает чисто обывательское настроение. Сотрудники к работе относятся пассивно. Интерес к общественным вопросам очень слаб. Но интересы желудка чувствуются очень остро. В Наркомпроде 10 мая сотрудники готовы были прекратить работу из-за плохого обеда.

В конце июля в учреждениях Москвы наблюдался саботаж в виде опозданий на службу, в апатичном отношении к работе, что объяснялось отсутствием дисциплины и недостаточным продовольственным снабжением. Последнее обстоятельство, по мнению МЧК, служило главной причиной наблюдавшихся явлений саботажа служащих.

В сентябре 1921 г. МЧК докладывала, что «проверка и очистка партии местами проходит не вполне нормально. Бывает не чужда сведения личных счетов* и групповых внутрипартийных трений (на основании прежних группировок верхи-низы, интеллигенты-рабочие и т.д.».

МЧК также часто подробно останавливалась на конфликтах в советских учреждениях. В Замоскворецком районе наблюдаются трения между некоторыми ответственными партийными работниками и тов. Землячкой. Наблюдается со стороны упомянутых товарищей недовольство тов. Землячкой ввиду того, что она при распределении партийных сил в районе не считается с их мнением, и что, пользуясь своим авторитетом перед МК, по своему усмотрению откомандировывает одних неугодных ей ответственных работников и кооптирует других. Трения основываются видимо на недостаточном взаимном понимании друг друга.

В целом характеризуя советскую работу за первую половину 1921 г. МЧК обобщала, что «имеющиеся отрывочные и краткие сведения о состоянии союзной работы характеризуют на местах больше с отрицательной стороны: отсутствие спайки между членами, вялая работа, отсутствие дисциплины».

Пристальное внимание МЧК также уделяла и системе образования. Были зафиксированы антисоветские настроения и брожения политического характера среди студентов вузов.

Среди прежнего мелкобуржуазного студенчества Петровской сельскохозяйственной академии, Института инженеров путей сообщения и Горной академии определенно выявилось враждебное отношение к пролетарскому составу студентов первых курсов, принятых главным образом с рабочих факультетов. Подобная тенденция среди студенчества старших курсов объяснялось той политической ориентировкой, которую во всех открытых выступлениях обнаруживает пролетарская часть первых курсов и студенты рабфака, группируясь вокруг ячеек РКП (б) и поддерживая проводимую ими линию.

Кроме того, среди работников просвещения наблюдалось усиливающееся брожение, опирающееся на их тяжелое материальное положение – отсутствие или крайняя скудность пайка, задержка жалования.

Не менее внимательно МЧК наблюдала за действиями представителей православной церкви. В мае в церкви Спаса-Преображения (Лубянский проезд, 11) «в окне можно видеть икону, на которой крупным [шрифтом] притом внизу отпечатано «Светлее солнца возсиял с венцом нетленным благочестивый император Николай Александрович II самодержец ублаготворивший державу Российскую своей любовью, чистой духом и смирением» и т. д. Попы, видно, никак не могут отрешиться от надежд на возврат самодержавия».

В целом МЧК отмечала, что «настроение духовенства сдержанное. Служители культа действуют очень осторожно. Внимание духовенства за последнее время направлено, по преимуществу, на возбуждение и усиление религиозных чувств и настроений в широких массах населения. Это выражается в организации крестных ходов по району из церкви в церковь, в служении молебнов на домах, на открытом воздухе, обставляя все это с большой пышностью.

Содержание проповедей составляет исключительно пропаганда религиозных идей и предрассудков. Политические темы за это время не затрагивались, от прямой контрреволюционной агитации духовенство воздерживается».

В отчетах о деятельности МЧК также анализировалось состояние воинских частей и военных объектов. МЧК докладывала, что настроение красноармейских частей удовлетворительное, за исключением Московского и Серпуховского уездов, где есть сильное недовольство на почве недостатка питания и абсолютного отсутствия обуви и обмундирования.

Благодаря усилиям МЧК руководство Москвы было подробно информировано о социально-политических настроениях населения города и губернии. Информация чекистского органа была ценным материалом для партийных инстанций, которые получали точные и своевременные данные о ситуации в регионе.

Выполняя роль социологической службы, органы госбезопасности собирали и систематизировали изменения в отношении населения к еще не окрепшей советской власти, к антисоветским партиям, анализировали их шансы на возможный захват власти. Отдельно освещались настроения духовенства. Кроме того, МЧК оперативно собирала данные о ходе сбора урожая, выполнения продналога и семенной ссуды, отношения населения к НЭПу. МЧК предоставляла исчерпывающую информацию не только о настроениях всех слоев общества, но их моральном и материальном положении.

Партийные и советские инстанции, досконально информированные о характере умонастроений граждан, могли использовать информацию органов безопасности для корректировки социально-экономической политики, внесения необходимых, назревших изменений в сфере внутриполитических отношений. Своевременные информационно-аналитические обзоры МЧК позволяли создавать условия для социально-политической стабильности в городе и области.


Yakovleva M.A. Papers of Moscow extraordinary commission (MChK) – the most important source of information for soviet and Party administration


Аннотация / Annotation

В статье на основе ранее закрытых архивных источников анализируется деятельность Московской чрезвычайной комиссии (МЧК), которая в 1920-е гг. выполняла различные функции — контрразведывательную, контрольно-ревизионную, хозяйственно-организаторскую, а также осуществляла мероприятия по защите экономического потенциала страны и наблюдала за социально-политической обстановкой. На основе этих направлений деятельности строилась информационно-аналитическая работа МЧК, заключавшаяся в информировании партийных и советских органов о всех позитивных и негативных процессах, умонастроениях, имевших место в столице и губернии. Особое внимание уделялось отслеживанию отношения населения к Советской власти.

The author shows that during the civil war MChK (Moscow extraordinary commission) fulfilled various functions – counterrevolution, control and revision, management and administration, carried out economy defense measures and supervised over social and political situation. Information and analytical work of MChK based on these activities. It consisted of informing Party and soviet organs about all positive and negative occurrences, speculations, taking place in the capital and the province. Special attention was paid to surveillance of the attitude to the Soviet rule.

Ключевые слова / Keywords

Спецслужбы, МЧК, информация, контрреволюция, органы власти. Secret services, MChK, information, counterrevolution, administration.



Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.