Выбор читателей:

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

ОСОБЕННОСТИ ПОИСКА ДОКУМЕНТОВ ЗАРУБЕЖНОЙ АРХИВНОЙ РОССИКИ

Печать PDF

Поиск архивистами документов части зарубежной архивной Россики, которая хранится в дальнем зарубежье, а также источников сведений о местонахождении этих документов.

Ключевые слова

Зарубежная архивная Россика. Досоветская Россика. Послереволюционная Советика. ВНИИДАД: компьютерная база Россики. Английская, американская, словенская, хорватская, испанская Россика. Гуверовский институт войны, революции и мира. Бахметевский архив.

Одной из важнейших задач российских архивистов является поиск за пределами Российской Федерации документов, относящихся к зарубежной архивной Россике. Дать полное определение этому комплексу документов довольно трудно. Но, тем не менее, к такого рода документам можно причислить и находящиеся за границей архивные документы российского происхождения, и зарубежные по своему происхождению документы о России, и, наконец, о жизни россиян вне пределов России, и даже не только россиян, но и всех тех, чей родной язык или язык, которым они пользовались наравне с родным, – русский, кто или по месту своего рождения и/или по другим жизненным обстоятельством тесно связан с Россией, ее жизнью и культурой, в зарубежных странах.

Интерес к архивной Россике возник уже давно и со временем только усиливался[1]. Отметим, что в досоветское время под Россикой (даже если это понятие и не употребляли) понималось все, что относилось к истории Российской империи и отдельных ее регионов вне зависимости от того, кто эти регионы населял. В советское время Россика была составной частью Советики, т.е. документов, связанных с историей СССР и любой из его частей. И только после образования современной Российской Федерации, архивная Россика в современном ее понимании отделилась от других направлений досоветской Россики и послереволюционной Советики, «размежевавшись» с Украиникой, Белоруссикой и другой подобной архивной документацией (то же произошло и с библиотечной и музейной Россикой, но это не тема настоящей статьи, а поэтому ниже мы будем подразумевать под Россикой именно архивную и, конечно, зарубежную Россику).

До недавнего времени и за границей, особенно в «дальнем» зарубежье, понятие Россики нередко «смешивали», а иногда, быть может, и сейчас «смешивают» с понятием Советики.

Особенно и значительно интерес отечественных исследователей к зарубежной архивной Россике возрос в последние 20 лет. В основу работы по выявлению и пополнению государственных архивов России документами зарубежной архивной Россики положены приказ Росархива от 16.12.1992 г. № 233 «Об организации работы по выявлению и возвращению зарубежной архивной Россики» и решения коллегии Росархива от 26.01.1994 г. «Об итогах научно-практической конференции «Проблемы зарубежной архивной Россики» и от 27.06.1997 г. «О работе Росархива, федеральных архивов и архивных учреждений субъектов Российской Федерации по пополнению Архивного фонда Российской Федерации документами, находящимися за рубежом»[2], определившие цели и задачи, а также программу деятельности Росархива и архивных учреждений Российской Федерации по выявлению и возвращению архивной Россики[3].

Темой настоящей статьи является поиск документов той части зарубежной архивной Россики, которая хранится в дальнем зарубежье, а также источников сведений о местонахождении этих документов, поскольку поиск Россики в странах «ближнего» зарубежья до настоящего времени во многих случаях провести проще, чем поиск таковой в «дальнем» зарубежье. Эта относительная «простота» объясняется наличием в России многих обширных изданных или неизданных архивных справочников различного уровня, охватывающих государственную (а подчас и не только государственную) архивную систему всего бывшего СССР по ее состоянию на сентябрь-декабрь 1991 года[4]. Уже по таким справочникам может быть выявлен огромный объем Россики. Да и обмен информационными материалами, вышедшими из печати в постсоветское время, у российских архивов с аналогичными учреждениями стран «ближнего» зарубежья, особенно Белоруссии, Украины и ряда других государств, «налажен» достаточно хорошо или «налаживается». Думается, что и архивная Россика постсоветского времени в «ближнем» зарубежье тоже может быть найдена относительно простыми путями.

Поиск же архивной Россики в государствах «дальнего» зарубежья – дело, как мы уже говорили, достаточно трудное, поскольку обмен информацией с архивами этих стран, соответственно, о Россике и о документах, касающихся этих стран, но находящихся в российских архивах, всегда основывался и основывается сейчас на взаимной договоренности, подчас нелегко достижимой. Вместе с тем, общие сведения (а иногда и конкретные) о зарубежной Россике можно «почерпнуть» и из поступающих в Россию или описанных в зарубежных библиографических указателях, иностранных публикациях документов в Интернете, а также из работ иностранных историков, из справочных изданий по зарубежным архивам и т.д. Иногда сведения о Россике встречаются и в отечественных научных и иных работах, написанных теми авторами, которые самостоятельно (вне договоренности архивных ведомств) пользовались документами зарубежных архивов.

По этим причинам поиск документов зарубежной архивной Россики и/или сведений о местонахождении таких документов делится на три части. Это – поиск Россики на основе взаимной договоренности архивных учреждений России и зарубежных стран; самостоятельный поиск соответствующих документов и/или сведений о них, осуществляемый отечественными специалистами в иностранных архивах, результаты которого отражаются в публикациях этих специалистов и, наконец, поиск иностранных публикаций, содержание которых в той или иной мере касается Россики (иностранные публикации документов Россики, статьи иностранных авторов со ссылками на документы Россики, зарубежные архивные справочники и т.д.).

Важной частью поиска Россики и/или сведений о местах хранения и конкретных архивных «адресах» ее документов за рубежном стало создание в конце 1980-х гг. во ВНИИДАД компьютерной базы данных по Россике, а в дальнейшем – пополнение и совершенствование этой базы. Однако эта база данных, ведéнием которой занимается отдел автоматизации ВНИИДАД, пополняется сотрудниками этого отдела лишь чисто в техническим плане. Поиском же соответствующих документов и/или данных о них занимаются (каждый по своему профилю) федеральные архивы РФ, а кроме них (и это – главное) научный коллектив, состоящий из сотрудников сектора использования документов отдела архивоведения ВНИИДАД[5].

В настоящей статье, поскольку она написана как раз членами этого коллектива, речь пойдет о работе сектора использования по поиску местонахождения документов Россики и/или непосредственно каких-либо документов зарубежной архивной Россики (в числе опубликованных), а также библиографии изданий, в которые включены такие документы.

Работа сектора использования в области зарубежной архивной Россики так или иначе тесно связана со всеми работами архивной отрасли в этом направлении.

Если говорить о выявлении Россики как части осуществления договоренностей Росархива с зарубежными партнерами, то роль нашего коллектива сводится к переводу на русский язык тех сведений о местонахождении за рубежом документов Россики, составе и содержании таких документов, которые имеются в присланных нашими иностранными коллегами в Росархив информационных письмах по данному вопросу. Особенно возрос масштаб такой работы в последние годы.

В связи с этим отметим информационные материалы о местонахождении Россики в архивах трех зарубежных государств – Хорватии[6], Словении[7] и Испании[8], присланные архивными учреждениями этих стран в Росархив и подготовленные архивистами указанных государств (Хорватии и Словении) или же местными исследователями, работавшими в архивах в тесном сотрудничестве с соответствующими архивными ведомствами (так обстояло дело с информационными материалами об испанской Россике).

Так, в секторе использования был переведен с хорватского языка подготовленный хорватской архивисткой Таней Гушкадия Рибкин обзор под названием «Русские беженцы / Эмигранты в Загребе / Эмигранты в Хорватии»[9]. Положительной чертой этого обзора являются указания (хотя и не всегда конкретные) как на литературу по архивной Россике (в основном по всей территории бывшей СФРЮ), так и на конкретное или возможное местонахождение архивных комплексов (фондов и т.п.) в архивах Хорватии, содержащих Россику. Однако информация в обзоре даналишь об одной, хотя и весьма важной части Россики – документах, связанных с так называемой эмиграцией первой волны из России или, как ее называли ранее - «белой эмиграцией» (хотя было бы интересно узнать и о других документах хорватской архивной Россики).

При этом достойным внимания, хотя и не обоснованным какими-либо конкретными фактами является следующее высказывание хорватской архивистки: «Известно, что на земли сегодняшней Сербии, Македонии, Боснии и Герцеговины, а также Воеводины прибыло и проживало много русских эмигрантов, но еще большее их число прибыло на территорию Хорватии, где они сыграли немалую роль в культурной жизни Хорватии того времени»[10]. Думается, что приведенное высказывание, если и не полностью совпадает с истиной, то, по крайней мере, достаточно близко к ней, поскольку оно основано на изученной автором обзора исторической литературе.

С другой стороны, Т. Гушкадия Рибкин практически лишь ориентирует читателя на поиск документов Россики в тех или иных архивных фондах, не приводя конкретных примеров подобных документов. Впрочем, и то, о чем говорит хорватская архивистка, весьма ценно для дальнейшей поисковой работы, а поэтому уже представляет для российских архивистов и историков достаточно большую ценность.

Гораздо более конкретен представленный архивистами Словении обзор «Данные о фондах архива Республики Словения, содержащих сведения о русско-словенских связях»[11]. Скорее всего, обзор базируется в основе своем на данных весьма подробного и обширного путеводителя по фондам указанного архива – «Arhiv Republike Slovenije. Vodnik po fondih in zbirkah Arhiva Republike Slovenije. Ljubljana 1999» (Архив Республики Словения. Путеводитель по фондам и коллекциям Архива Республики Словения. Любляна, 1999. На словенском языке). В настоящее время этот путеводитель приводится в электронном виде (в виде нескольких файлов с расширением pdf) на сайте архивов Словении и легко может быть скопирован на любой компьютер, в котором имеется подключение к Интернету и другое соответствующее программное обеспечение[12]. Проверка соответствия обзора данным путеводителя еще не проводилась детально. Да такая проверка не имеет и принципиального значения, поскольку совершенно ясно, что составители обзора так или иначе детально изучали состав и содержание фондов архива, выявляя документы Россики самого разного времени и происхождения (например, документы, связанные с «белой» эмиграцией, материалы личного фонда видного деятеля СКЮ и СФРЮ Э. Карделя и др.). Тем не менее, в будущем следовало бы детально «просмотреть» указанный выше путеводитель, поскольку там могут быть найдены и данные о других фондах, в составе которых с той или иной вероятностью можно найти документы словенской Россики.

Особую скрупулезность в выявлении хранящейся в архивах Российской Федерации архивной «испаники»[13], равно как и находящейся в архивах их страны Россики, проявили видные испанские исследователи – историки и архивисты проф., д-р Анхель Луис Энсинас Мораль (координатор и директор по научной работе проекта «Испанцы в России», имеющего целью копирование испанских документов или документов об Испании, хранящихся в государственных архивах Российской Федерации, осуществляемого на средства Главного управления сотрудничества и связей в области культуры Министерства образования, культуры и спорта в период 2001, 2002 и 2003 г.; второй адъюнкт-профессор истории и культуры славянских народов I и II групп Отделения романской филологии, славянской филологии и общей лингвистики Мадридского Комплютенского университета (1999 - 2003); аспирант, специализирующийся в области истории России и СССР Московского университета им. М.В. Ломоносова (1981 - 1985); переводчик с русского языка официальных текстов и официальных бесед (1986 - 2003); президент и директор по научной работе Испанского центра славянских исследований) и Агустин Барабино Архона (соисполнитель проекта «Испанцы в России». Специалист в области архивов, библиотек и документации, вице-президент Испанского центра славянских исследований). Для руководства Росархива и ВНИИДАД были переведены с испанского языка сведения как о российской Испанике, так и об испанской Россике, но, поскольку темой настоящей статьи является Россика, остановимся на краткой характеристике ее документов, выявленных в Испании гг. Моралем и Архоной[14].

В предисловии к своему достаточно обширному обзору испанской Россики его авторы пишут: «Испанские архивы хранят в своих бесчисленных документальных фондах свидетельства, сведения, доклады, рапорты, донесения о России и регионах, которые входили в ее состав в прошлом.

Документы о России относятся к различным типам документации, богаты по информационному содержанию, составлены разными авторами, географические рамки их весьма широки. Среди них встречаем документы, начиная с торговых и политических договоров Нового времени, и кончая заметками самого разного вида, как, например, добыча минералов.

Особенно значительны по своему объему документы дипломатического, политического и военного характера.

Хронологические рамки документов простираются от позднего средневековья (XIV в.) до настоящего времени (XX в.).

Архивные документы со сведениями о России распределены по всем фондам и учреждениям, образующим Архивную систему Испании. Мы можем выделить и испанские государственные архивы, и архивы, входящие в Архивную систему»[15].

Эта информация испанских ученых в полной мере подтверждается всем содержанием присланного ими и переведенного в секторе использования на русский язык обзора. Одно только перечисление изучавшихся испанскими коллегами архивов говорит само за себя:

Государственные и ведомственные архивы: 1) Генеральный архив Симанкаса; 2) Национальный исторический архив; 3) Генеральный архив Администрации; 4) Генеральный архив Гражданской войны в Испании; 5) Архив Арагонского королевства; 6) Вальядолидский архив королевской канцелярии 7) Генеральный архив Вест-Индии; 8) Дворянский отдел Национального исторического архива; 9) Генеральный архив Министерства иностранных дел; 10) Архив королевства Валенсии; 11) Генеральный Дворцовый архив; 12) Архив Конгресса депутатов; 13) Барселонский епархиальный архив; 14) Мадридский генеральный военный архив; 15) Генеральный военный архив в Сеговии; 16) Генеральный военный архив в Авиле; 17) Генеральный архив Флота «Дон Альваро де Басан»;

Частные архивы: 1) Архив Фонда Макса Ауба; 2) Архив Испанского университетского фонда; 3) Архив Фонда Грегорио Мараньона; 4) Архив Королевского ботанического сада; 5) Архив Испанского института технологии и рудничного дела; 6) Архив Национального музея естественных наук; 7) Архив Анонимного общества «Северные каменноугольные шахты» (HUNOSA); 8) Архив Фонда Пабло Иглесиаса; 9) Архив Фонда Ларго Кабальеро; 9) Архив Фонда Ансельмо Лоренсо; 10) Архив Фонда Хосе Баррейро[16].

Иными словами, были изучены материалы 27 самых различных по своей подчиненности, принадлежности и профилю архивов. По каждому из этих архивов авторами обзора даны общие сведения, общая характеристика хранящихся там документов Россики, а также конкретные адресные и иные данные о составе и содержании Россики, имеющейся в каждом архиве. Такие данные опять-таки по каждому архиву приведены в виде таблицы, в которой по каждому комплексу документов, содержащему Россику, сообщаются следующие сведения: 1) Секция, фонд, документальная серия; 2) Крайние даты; 3) Объем документации.

При этом в столбце «Объем документации» даются не просто количественные характеристики комплекса, содержащего Россику, но и говорится о том, какие виды документов имеются в указанном комплексе. Иногда, правда, авторам неизвестны количественные характеристики документации, и они ограничиваются лишь качественными, указывая, как правило, при этом на многочисленность документов. В качестве примера того, насколько интересны выявленные комплексы, можно привести отрывок обзора, посвященный находящемуся в городе Саламанка Генеральному архиву Гражданской войны в Испании (1936-1939 гг.)[17]: «Этот архив, - говорится в обзоре испанских коллег, - был образован Королевским декретом 426/1999 от 12 марта 1999 года, он рассматривается как центр хранения документации, входящей в Секцию Гражданской войны Национального исторического архива; он создан с целью сбора, хранения и упорядочения своих документальных фондов для исследовательских, культурных и информационных целей.

Он является одним из государственных архивов, предоставляющих большие возможности для изучения отношений между Испанией и Россией, особенно по всем вопросам, относящимся к прошедшей у нас в Испании Гражданской войне (1936-1939 гг.), как своей документацией периода войны, так и довоенной и послевоенной документацией различного вида, типа и происхождения.

В архиве выделяются фонды, созданные Ассоциацией друзей Советского Союза, которые создавались в разных испанских городах. В фонде встречаются документы о мероприятиях, которые были организованы, а также о публикациях и журналах на русском языке.

Имеются документы о советских Интернациональных бригадах, которые значительно дополняются источниками, недавно обнаруженными в Провинциальном историческом архиве в Альбасете.

Можно также выделить хранящуюся в архиве часть материалов Передвижной выставки советских писателей, осуществленной в пропагандистских целях в годы Гражданской войны.

Разумеется, приведенный пример – это часть обзора, а не путеводителя по документам. Адресных и иных данных о каждом архивном документе испанской Россики, хранящемся в том или ином архиве, в нем нет. Тем не менее, он свидетельствует о том, что и обзор подобного рода дает будущим исследователям весьма четкие ориентиры по поискам в испанских архивах, в том числе, данном архиве, документов Россики и уже в этой связи представляет для российских архивистов и историков немалую ценность.

К специально предназначенным для информационного обмена с Россией материалам о зарубежной архивной Россике примыкают справочные и иные издания, составленные и подготовленные нашими заграничными коллегами по собственной инициативе. В рамках межбиблиотечного и иного обмена литературой или в рамках приобретения российскими архивными и/или библиотечными учреждениями эти материалы оказались в распоряжении российских архивистов.

В первую очередь здесь следует упомянуть весьма обширный двухтомный справочник о местонахождении британской и ирландской Россики, составленный британской архивисткой Дженет М. Хартли по материалам не только государственных, но и многочисленных муниципальных архивов, библиотек, а также архивов политических партий, иных негосударственных структур и даже частных архивов. Первый том справочника посвящен британской, а второй (меньший по объему) – ирландской архивной Россике[18].

При этом Дж. М. Хартли понимает Россику как чрезвычайно широкий круг архивных источников, относящихся фактически не только к России, но и ко всем странам СНГ. Работа в Секторе использования со справочником Дж. М. Хартли шла как бы «в обратном порядке». Сначала В.И. Звавичем был полностью переведен на русский язык текст второго тома, а затем, А.С. Ловцовым – частично (с точки зрения именно материалов Россики в нашем их понимании) – первого. В обоих томах даны совершенно точные выходные данные о местонахождении документов внутри тех или иных архивных коллекций (в англо-американском архивном деле понятие «фонд» практически не употребляется). Если же исследовательница «сталкивалась» с «закрытостью» того или иного архива, она все равно выясняла, кто может дать разрешение на исследовательскую работу в нем. В этом также состоит большое достоинство справочника.

Тематика документов, данные о которых приводит Дж. М. Хартли, настолько разнообразна, что для ее сколько-нибудь подробного описания потребовалась бы отдельная статья.

Так, по Великобритании из путеводителя была переведена информация о более 500 архивных фондах, хранящихся в 129 государственных и 20 частных архивах. Крупнейшим собранием документов русской эмиграции является Русский архив Бразертонской библиотеки университета г. Лидса (Brotherton Library, University of Leeds). Среди документов этого архива хотелось бы выделить материалы Леонида Андреева и членов его семьи (в т.ч. переписку с А.В. Амфитеатровым, М. Горьким, В.Ф. Комиссаржевской, А.В. Луначарским, П.Н. Милюковым и многими другими выдающимися деятелями российской культуры).

Большое количество документов российского происхождения было обнаружено в Лондонских архивах. Так, в Государственном архиве Великобритании (Public Record Office), в фонде «Королевская корреспонденция» находится дипломатическая переписка между британскими и российскими монархами за 1683 – 1779 гг., а в фонде «Министры иностранных дел Англии» - переписка российских послов в Англии с главами Форин офис за 1707 – 1780 гг.

Обширным собранием материалов российского происхождения (начиная с XVI в.) располагает Отдел рукописей Британской библиотеки (British Library). Большую ценность представляет переписка английских монархов и государственных деятелей с российскими царями и императорами – Иваном IV, Борисом Годуновым, Алексеем Михайловичем, Петром I, Екатериной II, Александром I, Николаем I, а также с государственными деятелями и дипломатами – А.Д. Меншиковым, П.А. Строгановым, С.Р. Воронцовым, К.Р. Нессельроде, К.А. Поццо ди Борго и др. Особое внимание следует обратить на фонды Е.Р. Дашковой, Х.А. Ливена и Д.Х. Ливен, Г.В. Жомини и А.Г. Жомини, А.И. Герцена.

Среди документов российского происхождения, хранящихся в Отделе рукописей Британской библиотеки политических и экономических наук (British Library of Political and Economic Science), хотелось бы выделить обширный фонд П.С. Мельгунова (225 коробок), письма П.А. Кропоткина, Л.Б. Красина, М.М. Литвинова, а также материалы Народно-трудового союза за 1935 – 1961 гг.

В Библиотеке Школы славянских и восточноевропейских исследований (School of Slavonic and East European Studies Library) находятся фонды А.С. Мусина-Пушкина, адмирала П.В. Чичагова, А.А. Блока, А.В. Амфитеатрова, Англо-русского литературного общества, Партии народной свободы (ее Парижской демократической группы, документы за 1921 – 1922 гг.), Русского студенческого христианского движения за рубежом (документы за 1929 – 1930 гг.), Совета русских частных железных дорог и др.

В Отделе звукозаписей Имперского музея войны (Imperial War Museum) хранятся аудиозаписи речей В.И. Ленина за 1919-1920 гг., Л.Д. Троцкого за 1920 г. и И.В. Сталина за 1941 и 1945 гг.

Среди документов Архива мэрии Лондона (Corporation of London Records Office) большую ценность представляют материалы, касающиеся визитов в Лондон Александра I (1814 г.), Александра II (1874 г.), Н.С. Хрущева и Н.А. Булганина (1956 г.), А.Н. Косыгина (1967 г.).

В Собрании рукописей Библиотеки Ламбетского дворца (Lambeth Palace Library) находится переписка и др. материалы, касающиеся отношений Англиканской церкви с Русской православной церковью, за XIX – XX вв.

Среди документов Библиотеки Общества друзей (Society of Friends Library) большой интерес представляют материалы духоборов за XIX – нач. XX вв.

В Библиотеке Объединенной Великой Ложи Англии (United Grand Lodge of England Library) содержатся документы известного масонского деятеля XVIII в. И.П. Елагина (известного в Англии как Джон Елагин) и Петербургской Ложи Совершенного Союза (70-е годы XVIII в.).

Значительный массив документации о российско-британских экономических связях находится в лондонском Архиве Ротшильдов (Rothschild Archives): долговые чеки российских займов 1822 и 1825 – 1844 гг., переписка с российским правительством, фирмами, банками и частными лицами по вопросам о займах, акциях и облигациях за 1823 – 1914 гг. и др.

В Архиве Мидленд Бэнк Груп (Midland Bank Group Archives) в Лондоне содержится переписка с городскими управами Москвы (1912 г.) и Санкт-Петербурга (1913 г.), переписка и материалы по вопросу о предоставлении займа г. Москве за 1910 г., сметы и переписка по вопросу о предложенных займах на строительство Московско-Ревельской и Донецкой железных дорог за 1909 – 1910 гг. и др.

В Архиве Банка Англии (Bank of England Archive) хранятся документы об экономических связях Великобритании с Советским Союзом – 36 дел с материалами об отношениях с советским Государственным банком за 1924 – 1976 гг. и 7 дел с материалами о переговорах по поводу соглашения об английских поставках в СССР и выполнении этого соглашения за 1941 – 1943 гг.

Интересные материалы по истории отношений Великобритании с Россией и Советским Союзом находятся в архивах английских общественных организаций. Так, в фондах Архива Лейбористской партии (Labour Party Archive) имеются материалы Комитета англо-советской дружбы, переписка, относящаяся к деятельности Фонда помощи России, за 1919 – 1942 гг., переписка и телеграммы за 1942 – 1945 гг., относящиеся к визиту делегации Лейбористской партии в СССР.

В Архиве и библиотеке Конгресса тред-юнионов (Trades Union Congress Archive and Library) содержатся материалы Англо-советского профсоюзного комитета, Фонда помощи России, Ассоциации «Великобритания – СССР» и др. англо-советских комитетов и обществ.

В архиве Королевского общества (Royal Society) содержатся письма и материалы из Императорской Академии наук за 1726, 1732/33, 1755, 1761, 1876, 1899 гг., письма из Императорского географического общества, Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, Главной физической обсерватории, Московского публичного Румянцевского музея, Казанского университета, а также переписка и материалы, касающиеся Академии наук СССР, за 1947 – 1965 гг. В этом архиве хранятся письма выдающихся российских и советских ученых – А.О. Ковалевского, И.И. Мечникова, И.П. Павлова, К.А. Тимирязева, П.Л. Капицы и др.

В Архиве Королевского географического общества (Royal Geographical Society) находятся письма известных российских географов и путешественников – адмиралов П.И. Крузенштерна и Ф.П. Литке, генерала Ю.М. Шокальского, Н.В. Ханыкова и др.

В библиотеке Уэлкамского института истории медицины (Wellcome Institute for the History of Medicine) хранятся письма П.С. Палласа, С.П. Боткина, Ф.А. Бредихина, И.И. Мечникова и др. российских ученых.

В архиве Королевского музыкального колледжа (Royal College of Music) находятся письма П.И. Чайковского и А.К. Глазунова.

В отделе рукописей оксфордской Бодлеанской библиотеки (Bodleian Library) хранятся письма Бориса Годунова, в фонде семьи Керзон имеются: отрывок из письма Екатерины II, письма Павла I и Александра I, князя А.Б. Куракина и князя А. Чарторыйского. В фонде британского политика виконта У.Т. Монктона находится переписка с И.М. Майским. В фонде физика К.А. Дж. Мендельсона содержится переписка с советским учеными, включая П.Л. Капицу. В фонде физика сэра Р. Пиерлза хранится переписка с советскими физиками, в т.ч. с П.Л. Капицей, Д.М. Блохинцевым, Л.Д. Ландау, а также переписка, посвященная проходившей в Москве в 1966 г. конференции по физике низких температур.

В Библиотеке Кембриджского университета (Cambridge University Library) имеется переписка Ч. Дарвина с братьями А.О. и В.О. Ковалевскими, Э. Резерфорда с П.Л. Капицей, сэра Э.Х. Миннса с известными российскими и советскими историками, археологами, искусствоведами и нумизматами.

В библиотеке Саутгемптонского университета (Southampton University Library) в фонде Г.Дж. Пальмерстона, неоднократно являвшегося министром иностранных дел и премьер-министром Великобритании, имеется его переписка с Николаем I, графом К.Р. Нессельроде, князем А.М. Горчаковым, графом М.С. Воронцовым, Ф.И. Брунновым, князем Х.А. Ливеном, княгиней Д.Х. Ливен и др. В фонде А.У. Веллингтона содержатся документы о русско-английских и русско-турецких отношениях в первой половине XIX в.

Среди документов Архива графства Дарем (Durham County Record Office) можно выделить материалы семьи Лондондерри (видным представителем которой был министр иностранных дел Р.С. Каслри), включающие переписку с Александром I, князем М.Д. Горчаковым, Ф.И. Брунновым, князем Х.А. Ливеном и др.

В архиве Отделения палеографии и дипломатики (Department of Palaeography and Diplomatic) Даремского университета в фонде семьи графов Греев содержится переписка с князем А. Чарторыйским и графом П.А. Строгановым, а также фрагменты конвенций и договоров, заключенных между Россией и Великобританией в 1789, 1815 и 1831 гг.

В Городском архиве Манчестера (Manchester Сity Archives Department) и Библиотеке Манчестерского университета Джона Райландса (John Rylands University Library of Manchester) находятся письма Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского.

В Библиотеке университета г. Рединга (Reading University Library) хранятся архивы ряда британских издательств, в которых содержится переписка и др. документы, посвященные изданию в Великобритании произведений русских писателей.

В Институте истории сельского хозяйства и музее английской деревни (Institute of Agricultural History and Museum of English Rural Life) в г. Рединге в фонде ученого-агронома Г. Хантера имеется переписка с Н.И. Вавиловым за сентябрь 1939 г.

В отделе рукописей Национальной библиотеки Шотландии (National Library of Scotland) в г. Эдинбурге в фонде семьи графов Минто имеются копии писем Павла I за 1799 г., в фонде барона Ч. Стюарта де Ротси – копия письма Александра I за 1821 г., в фонде А.Ф. Примроуза, 5-го графа Розбери – копии телеграмм Александра III за 1893 г., а в фонде семьи Робертсон-Макдональд – письма членам семьи Робертсон от княгини Е.Р. Дашковой и князя П.М. Дашкова.

В Шотландском государственном архиве (Scottish Record Office) в г. Эдинбурге хранятся микрофильмированные документы, включающие договоры между Англией и Россией за 1742 – 1762 гг.

Разумеется, сделанный нами обзор британской архивной Россики является далеко не полным. Тем не менее, исходя из изложенного выше, можно сделать вывод, что изучение этих источников российскими исследователями может значительно расширить наше представление об отечественной истории, в особенности о русской эмиграции и отношениях между Россией (СССР) и Великобританией за четыре с половиной века.

Составленный Дж.М. Хартли обзор по архивохранилищам (в том числе при библиотеках) Ирландской Республики выглядит, конечно, «беднее» обзора по Великобритании, но также небезынтересен. Если говорить о нем кратко, то можно констатировать, что ценными с точки зрения выявления Россики являются и документы ирландских аристократических фамилий, установивших связи с Россией еще в XVIII столетии, и, к примеру, документы середины XIX века о размещении в ирландском городе Бирр в качестве своеобразного памятника российской пушки, захваченной в ходе Крымской войны британскими войсками в качестве трофея, и документы первой половины XX века о намечавшихся, но не состоявшихся гастролях Ф.И. Шаляпина в Ирландии, и документы о советско-ирландских отношениях, и многие другие архивные материалы.

В 2006 - 2009 гг. Сектором использования Отдела архивоведения ВНИИДАД проводилась работа по переводу с английского языка каталога по документам Бахметевского архива российской и восточноевропейской истории и культуры при Колумбийском университете (США)[19]. Бахметевский архив был создан в 1951 г. по инициативе бывшего посла Временного правительства в Вашингтоне, профессора Инженерной школы Колумбийского университета Б.А. Бахметева для хранения документов из России и Восточной Европы, оказавшихся за границей после революции 1917 г. и Гражданской войны и в последующие годы. Бахметевский архив быстро стал вторым по объему (после архива Гуверовского института, о котором мы скажем далее) хранилищем российских и восточноевропейских документов за пределами России и бывшего Советского Союза. История Бахметевского архива и состав его документов рассматривались в статьях А.В. Попова, О.В. Будницкого, В.В. Крылова и др.[20] но систематический перевод путеводителя по его фондам на русский язык осуществлен А.С. Ловцовым впервые.

Фонды архива, отраженные в данном каталоге, можно разделить на 4 группы, в каждую из них входят документы частных лиц и организаций. В первую группу входят документы видных литературных деятелей русской эмиграции или имеющие к ним отношение. В эту же группу входят менее обширные по объему, но представляющие большой интерес материалы деятелей в области музыки, балета и театра. В эту группу также можно включить фонды ученых, а также документы литературных критиков и журналистов. Все эти материалы содержат переписку со многими выдающимися писателями, художниками и музыкантами, российскими и иностранными.

Это и фонд писателя М.А. Алданова (документы за 1926 - 1957 гг., около 6 700 ед. хр.), фонд писателя-эмигранта А. Бахража (Бачрака), где, в частности, имеются письма И.А. Бунина и К.И. Чуковского, а также более 300 писем Г.П. Струве за 1964-1983 гг., посвященных русской литературе XX в., славистике, издательской деятельности российских эмигрантов, и собрание писем Н.А. Бердяеву (216 ед. хр., 1923 - 1947 гг.; ценный источник для изучения российской эмиграции во Франции, Германии и Чехословакии, главным образом в 1920 - 1930-е гг., и фонд драматурга, писателя и продюсера Н.Н. Евреинова (около 5 400 ед. хр., 1905 - 1965 гг.), и фонд Н.А. Тэффи и многие другие фонды.

Вторая группа включает документы учреждений и организаций. Большинство из них составляют эмигрантские благотворительные и профессиональные организации, главным образом находившиеся во Франции, например, Союз писателей и журналистов, ассоциации членов воинских союзов, включая Российский общевоинский союз (РОВС), Союз русских шоферов и т.д. В эту же категорию входят документы церковных организаций и видных мирских и духовных деятелей, участвовавших в русской церковной жизни за границей. Имеется также несколько фондов (часть из них личного происхождения), относящихся к основным российским политическим партиям предреволюционного и революционного периода. Наиболее значительным из них являются:

фонд Алексинского. Г.А. Алексинский, депутат-большевик второй Думы, собрал большую коллекцию партийных и личных документов, относящихся к ранней истории РСДРП, впоследствии перешедший в оппозицию к большевикам и эмигрировавший во Францию. Документы его фонда – источник для изучения второй Государственной думы, Русской социал-демократической школы на Капри, социал-демократической группы «Вперед». Среди корреспондентов Алексинского были В.И. Ленин, Л.Д. Троцкий, М. Горький, Ю.О. Мартов, А.В. Луначарский, А.А. Богданов, в фонде имеются также письма Горького Л.Н. Андрееву (1899-1915 гг.), а также рукописи Горького, Ленина и Луначарского;

в фонде бывшего председателя Народно-трудового союза (НТС) В.М. Байдалакова имеется машинописный очерк истории Народно-трудового союза, озаглавленный «История Союза (НТС). Записки его председателя с 1931 по 1955 годы. Раскол 1955 года и новые пути» (65 с.) Виктора М. Байдалакова. Также имеются 8 экземпляров журналов «Вольная мысль» (1957, 1960-1961 гг.) и «Тетрадь вольной мысли» (1964-1966 гг.), издававшихся Байдалаковым. Фонд также содержит собрание листовок и брошюр НТС, изданных в 1950-е гг.;

фонд эмигрантского политического деятеля В.Ф. Бутенко содержит документы, посвященные деятельности эмигрантских политических организаций, членом которых он являлся: Трудовой крестьянской партии, Русского объединенного общества взаимопомощи в Америке, Координационного центра антибольшевистской борьбы (КЦАБа) и др. Среди этих материалов имеются манифесты, программы, протоколы заседаний и списки членов различных партий и групп; стенограммы объединительных конференций, состоявшихся в 1952 и 1953 гг. в ФРГ, положивших начало созданию «зонтичной» организации, представлявшей различные эмигрантские партии (КЦАБ). Имеются газетные вырезки, отражающие разногласия в эмигрантской прессе и номера журналов – органов Трудовой крестьянской партии «Знамя России» и «Партийная мысль»;

большой интерес представляет фонд М.М. Федорова – одного из лидеров партии кадетов, активно участвовавшего в общественной и политической жизни в Париже в 1920-х и 1930-х гг. В фонде имеется переписка, рукописи, тематические дела и печатные материалы, имеющие отношение к деятельности эмигрантских образовательных и политических групп в Европе. Большую часть фонда составляют документы возглавлявшегося Федоровым Центрального комитета по обеспечению высшего образования русскому юношеству за границей. Имеются также документы Союза русских студентов во Франции за 1921-1922 гг.; Русского национального комитета, вице-президентом которого был Федоров; издававшегося им журнала «Борьба за Россию» и Комиссии по согласованию деятельности русских организаций, оказывавших помощь безработным, в которой он председательствовал. В каталоге корреспондентов Федорова по данному фонду представлены А.А. Кизеветтер, С.Л. Франк, С.В. Рахманинов и П.Б. Струве;

в фонде партии эсеров («Заграничная делегация») имеются документы о деятельности партии в России в 1908-1915 гг. и особенно обширные материалы о заграничных группах партии и разоблаченных провокаторах (в т.ч. об Е.Ф. Азефе). Имеются также пять номеров журнала «Социалист революционер» за 1927-1932 гг., письма Н.Д. Аксентьева, В.М. Чернова, И.И. Фондаминского, О.С. Минора и В.М. Зензинова, а также одно письмо Азефа;

в фонде легального марксиста С.Н. Прокоповича имеются письма его жены и соратницы Е.Д. Кусковой, фотографии М.А. Алданова, А.М. Коллонтай, П.Н. Милюкова, М.А. Осоргина, Н.А. Тэффи и др., а также черновики и гранки статей Прокоповича, экземпляры написанных им книг;

в фонде А.В. Чекана, архиепископа Русской православной церкви в Париже и президента Объединения русских, окончивших высшие учебные заведения (ОРОВУЗ) имеются архивы ОРОВУЗа (протоколы заседаний руководящих органов, списки членов, переписка и т.д., в основном за 1926-1932 гг.);

в фонде Центрального комитета по обеспечению образования русского юношества за границей имеются документы этой организации и ее предшественников – Комитета по беженцам в России и Комитета по спасению и обеспечению образования русских детей (переписка, дела студентов – стипендиатов Комитета, финансовая документация, фотографии и печатные материалы, главным образом за 1919 – 1932 гг.).

Большую ценность для исследователей русской эмиграции в Европе и Америке представляют фонды Объединения российских земских и городских деятелей в Чехословацкой Республике, Объединения русских адвокатов во Франции, Общества русских юристов эмигрантов в Германии, Общества помощи русским детям за рубежом, Русского национального комитета, Русского общевоинского союза и Русского общевоинского союза в Северной Америке, Союза бывших русских судебных деятелей во Франции, Союза пажей, Союза русских писателей и журналистов в Париже, Союза русских шоферов.

К третьей группе относятся документы, отражающие важнейшие исторические события, послужившие причиной эмиграции из России, - революцию 1917 г. и Гражданскую войну. Многочисленные мемуары участников и свидетелей событий отражают важнейшие политические и социальные процессы в XX веке; в архиве имеются мемуары дореволюционных общественных и государственных деятелей, лидеров политических партий и революционного движения, участников Первой мировой и Гражданской войн. В документах личного и официального характера освещена деятельность военных и гражданских учреждений, имевших отношение к событиям первой четверти XX века. Собирание документов третьей группы было хронологически продолжено приобретением материалов, принадлежавших лицам, перемещенным в ходе Второй мировой войны, или созданных ими. В этих документах отражена интересная информация о положении в Советском Союзе во время войны, в основном они включают мемуары и интервью, записанных в 1950-е гг.

Среди документов третей группы большую часть составляют материалы лидеров и участников Белого движения:

в фонде А.И. Деникина имеется переписка, рукописи, документы, фотографии, печатные материалы. Среди его корреспондентов были Б.А. Бахметев, П.Н. Милюков, И.С. Шмелев и П.Н. Врангель. Имеется рукопись генерала Деникина «Очерки русской смуты» и некоторые другие его работы. Тематические дела посвящены Гражданской войне и жизни в эмиграции. Обширное собрание печатных материалов включает библиотеку генерала Деникина и собрание русских эмигрантских периодических изданий;

фонд Н.Н. Юденича содержит переписку, рукописи, фотографии, карты и печатные материалы. Переписка в значительной степени посвящена помощи Юденича соратникам-эмигрантам во Франции в 1920-е и 1930-е гг. Среди рукописей имеются дневник Юденича, который он вел с 1919 г., и воспоминания о Юдениче его жены Александры. Имеются также две подборки дел Северо-Западной армии за 1919-1920 гг., карты военных действий на Кавказском фронте во время Первой мировой войны, которым командовал Юденич, а также карты Балтийского региона и военных действий Северо-Западной армии;

Фонд генерала А.П. Кутепова содержит документы, посвященные событиям Гражданской войны на Юге и Дальнем Востоке, а также финансовую документацию РОВСа за 1924-1929 гг;

имеется также много воспоминаний участников и свидетелей Гражданской войны: белых офицеров К.К. Акинтиевского, В.А. Базилевского, П.И. Барановского, М.В. Карханина, Ю.А. Черемшанского и др., члена сибирских и дальневосточных белых правительств профессора М.П. Головачева, адвоката С.И. Бельденинова;

есть в этой группе фондов и обширный корпус мемуаров и документов, относящихся к предреволюционному периоду и событиям 1917 г. В фонде П.Н. Милюкова находится рукопись его мемуаров, а также документы и переписка, касающиеся деятельности III Государственной Думы (1907-1912 гг.). Мемуары петербургского предпринимателя Н.Н. Флиге в значительной мере посвящены его двоюродному деду Н.Х. Бунге; его тестю В.Н. Коковцову; С.Ю. Витте; революции 1917 г.;

в фонде чиновника и сенатора С.Е. Крыжановского имеются черновики его мемуаров, а также письма В.Н. Коковцова. Мемуары министра просвещения графа П.Н. Игнатьева посвящены его карьере в царском правительстве, революции 1917 г. и Гражданской войне, а также его пребыванию на посту главы Русского Красного Креста в эмиграции;

в фонде профессора П.П. Мигулина, являвшегося советником С.Ю. Витте, П.А. Столыпина и В.Н. Коковцова, находятся рукописи его работ, посвященных Русско-японской войне, правлению Николая II, анализу причин революции 1917 г., финансовой и аграрной политике царского и советского правительств;

значительный интерес представляет дневник последнего петроградского градоначальника А.П. Балка с описанием событий Февральской революции 1917 г. в Петрограде;

среди материалов периода Первой мировой войны можно выделить коллекцию документов Русских экспедиционных сил во Франции и Македонии.

Четвертая группа документов архива состоит из материалов восточноевропейского происхождения, а потому прямого отношения к Россике не имеет. Зато первые три группы документов безусловно подпадают под определение «Зарубежная архивная Россика», так как они имеют российское происхождение, либо созданы бывшими российскими подданными (или бывшими советскими гражданами), оказавшимися за рубежом, либо отражают деятельность российских эмигрантских организаций. Поэтому авторы настоящей статьи и считают, что необходимым был почти полный перевод данного каталога (за исключением фондов, относящихся к четвертой группе).

Основные статьи каталога расположены в алфавитном порядке наименований коллекций (фондов). В большинстве случаев статьи озаглавлены по фамилиям фондообразователей; в некоторых случаях по названиям организаций и учреждений. Каждая статья каталога содержит следующую информацию: название коллекции; годы жизни фондообразователей – частных лиц; объем фонда и его крайние даты; существующие ограничения доступа; биографическая или историческая справка о частном лице или учреждении; описание состава фонда. Детальное описание состава фонда включает указание видов документов, их тематики, фамилии корреспондентов и авторов. На основе этой информации был составлен именной и предметный указатель. Небольшая часть статей, включенных в каталог, не имеет исторической справки.

По нашему мнению, следует отдельно выделить фонд самого Б.А. Бахметева (документы за 1914-1951 гг., около 34000 ед. хр.). Большая часть фонда относится к периоду 1917-1922 гг., в значительной степени это материалы, посвященные Гуманитарному фонду и дружбе Бахметева со знаменитыми американцами. Тематические папки в основном содержат документы, относящиеся к периоду Гражданской войны, посвященные Парижской мирной конференции, Гуманитарному фонду и Советской России начала 1920-х гг. Печатные материалы включают брошюры, журналы и газетные вырезки. Также имеются собранные вместе отчеты различных департаментов российского посольства и миссии с 1917 до начала 1920-х гг. К тому же, в фонде имеется портрет Бахметева, написанный маслом художником Николасом Бекером.

Как видно из приведенного выше далеко не полного обзора, документы Бахметевского архива содержат очень ценную информацию для исследования русской эмиграции XX в., что делает крайне актуальным их дальнейшее изучение российскими историками и введение в научный оборот.

Другим важнейшим политематическим справочником по архиву является путеводитель по архиву Гуверовского института войны, революции и мира. Собрание Россики по объему в Гуверовском институте больше, чем в Бахметевском архиве, но более «пестрое» и неравноценное в отношении хранящихся в нем документов. Несколько лет назад побывавшая в частной поездке в США сотрудница нашего сектора, известная архивистка М.П. Дьячкова посетила этот архив и даже получила от его работников распечатанные страницы путеводителя, посвященные документам Россики. По материалам этой распечатки, хранящейся в СИФ ОЦНТИ ВНИИДАД, М.П. Дьячкова в соавторстве с В.И. Звавичем опубликовала обзор, напечатанный в журнале «Отечественные архивы»[21]. Отсылая читателей к данному небольшому обзору, скажем только, что Россика, имеющаяся в архиве Гуверовского института, охватывает, главным образом, советский период истории России, причем в справочнике по каждому комплексу документов Россики приводятся данные о месте его хранения в указанном архиве. Кроме того, среди документов архива имеются такие, которые написаны не на русском языке и, как правило, принадлежат к наследию политических, военных и иных деятелей Дальнего Зарубежья (главным образом, стран Восточной Европы), но по своей тематике тесно связаны с историей России.

Весьма много сведений о наличии документов Россики могут содержать путеводители и обзоры по документам разных архивов, состав и содержание документов которых не связаны исключительно или почти исключительно с Россией, но в силу специфики самих архивов дающие информацию о документах о России, российского происхождения и т.п. В качестве примера назовем путеводители и др. сравнительно недавно изданные справочники по архивам Болгарии: Путеводитель по фондам БКП, хранящимся в Центральном государственном архиве Болгарии; Путеводитель по Государственному архиву в Смоляне (документы 1615-1944 гг.); Описи к фонду 70 К. Городское гражданское управление в Бургасе (1878 – 1944 гг.) и к фонду 436 К. Бургасское архиерейское наместничество (1879 – 1957 гг.); Путеводитель по Государственному архиву в Варне (1944 – 1995)[22]. Уже материалы каталога выставки «Белая эмиграция в Болгарии», да и просто знание истории этой страны говорят о том, что во всех перечисленных здесь справочниках не могут не находиться самые разные материалы Россики.

Помимо справочников немалое значение для определения местонахождения имеют и каталоги выставок архивных документов, особенно такие выставки, тематика которых связана с Россией или выходцами из нее.

В этом отношении важное значение имеет, к примеру, каталог совместной российско-болгарской выставки «Белая эмиграция в Болгарии», проходившей в Софии в 1996 году[23]. На выставке было представлено определенное количество документов, хранящихся в Федеральных архивах Российской Федерации, но большинство документов было «взято» из болгарских архивов и иных хранилищ самого разного уровня и подчиненности. При этом были даны и выходные данные выставленных документов, а иногда, в качестве иллюстраций приведены и непосредственно тексты документов.

Подчеркнем, что все это касалось таких источников, написанных, главным образом, на болгарском языке (некоторые – на русском и даже на других языках), которые ранее совершенно не были или почти не были введены в научный оборот. Но дело здесь не только в этом. По материалам каталога можно сделать вполне определенный вывод о том, что сегодня трудно найти какой-либо центральный или региональный архив Болгарии, в котором в той или иной степени не была бы представлена Россика, хотя бы та, что относится к российской эмиграции, но, зная историю Болгарии, можно сказать, что и не только та… Не случайно поэтому, что в нашем секторе текст каталога названной выставки был переведен полностью, хотя это потребовало и достаточно большого количества времени[24].

Судя по материалам Интернета, аналогичная выставка проводилась и в бывшей Югославии[25], но ее каталог пока в секторе не изучался и не переводился, тем более, что проблемой является даже не столько перевод каталогов многих выставок, сколько поиски самого этого каталога (да и многих других изданий, посвященных Россике) в библиотеках и иных книгохранилищах[26]. Ведь даже каталог по болгарской выставке был получен в секторе практически только благодаря стараниям и личной инициативе заведующей сектором И.В. Сабенниковой, сумевшей «поменять» у болгарских коллег книгу из своей личной библиотеки на экземпляр каталога.

Другим важнейшим источником сведений о Россике, да и средством непосредственного ознакомления со многими ее документами являются сборники документов, изданные за рубежом. Конечно, отбор источников для издания бывает и достаточно субъективным, но все же в значительном числе случаев он так или иначе основывается на достижениях исторической науки вообще и источниковедения (и археографии – в странах, где ее как научную дисциплину признают), в частности. Но, так или иначе, даже субъективно подобранные документы – это лучше, чем ничего, поэтому любое издание ранее не введенных в научный оборот документов Россики следует считать весьма ценным.

Примером публикации многих источников такого рода могут служить некоторые издания, осуществленные в недавнее (сравнительно) время в бывшей Югославии. Приведем названия некоторых из них: Дипломатическая переписка Правительства Сербии за 1917 год: Сборник документов / Под ред. Миодрага Зечевича, Миладина Милошевича; Донесения Министерства иностранных дел Королевства Югославия. Кн. 1 (Август – декабрь) 1930 г. / Под ред. Нады Петровича, Саши Илича; введение Милана Ристовича; Донесения Министерства иностранных дел Королевства Югославия за 1931 год. Кн. 2 / Под ред. Нады Петровича, Елены Бакич; предисловие Момчило Павловича[27]. Совершенно ясно, что указанные издания дипломатических документов не могут не содержать таких источников, которые свидетельствуют о состоянии сербско-российских, а затем – югославско-советских отношений, а также об отношении ряда иных государств к России (затем СССР) и российско-сербским (советско-югославским) отношениям и связям.

Еще одним источником сведений о документах зарубежной архивной Россики являются книги исторического содержания, носящие научно-исследовательский характер, или близкие по своему уровню и содержанию к таковым. Пример возьмем из тех же югославских изданий: 1948 – Югославия и Коминформ: пятьдесят лет спустя / исследование Ранко Петковича и др. – Белград: Меджународна политика: Служебный бюллетень ОРЮ: Архив Югославии и др. изд-ва. – 1998. – 337 с. На сербском языке. В исследовании не могут не быть использованы югославские документы о Коминформе и, соответственно, СССР, поскольку «вдохновителем» создания Коминформа была, разумеется, ВКП (б) – правящая в СССР партия (как известно, в 1948 году она называлась ВКП (б), а не КПСС, как с 1952 года)[28].

Когда мы говорим о поиске документов зарубежной архивной Россики или сведений о них, то подчеркиваем, что в значительной степени (за исключением разве что упомянутых выше материалов, непосредственно присланных нашими зарубежными коллегами) эта работа базируется на составлении библиографии отечественных и зарубежных изданий, содержащих соответствующие данные. Такому весьма и весьма важному аспекту поиска сведений о документах Россики и нередко самих документов, причем ранее не введенных в научный оборот (по крайней мере, в нашей стране) в течение уже нескольких лет много внимания уделяет заведующая сектором использования ВНИДАД, доктор исторических наук И.В. Сабенникова[29]. С недавнего времени ею стали заниматься также А.С. Ловцов и В.И. Звавич, авторы настоящей статьи, а также доктор исторических наук В.Л. Гентшке, ставшая не так давно сотрудницей сектора. Однако такая работа, как показывает опыт, наталкивается на немалые трудности.

Во-первых, ни в одном даже отечественном периодическом библиографическом издании («Книжная летопись», «Летопись газетно-журнальных статей» и др.) слова «россика» в рубрикаторе не присутствует. Поэтому приходится смотреть сведения об изданиях по истории вообще, по отечественной истории и по ряду других дисциплин, а также публикации (неопубликованных ранее писем, статей, литературных произведений и т. д.). И только знания историка позволяют как-то «наметить» среди всего этого «моря» книг, газетных и журнальных статей, заметок и иных материалов то, что может содержать документы архивной Россики. То же, как свидетельствует опыт, относится и к Интернету, даже к его архивным порталам и сайтам, не говоря о других «страницах» Интернета. Что же тогда говорить о зарубежных (и так малодоступных) библиографических изданиях?

Во-вторых, в последнее десятилетие XX в., да и в последующие годы (а в ряде случаев даже и до настоящего времени) наши крупнейшие научные библиотеки не пополнялись должным образом зарубежной исторической, архивоведческой и т.п. литературой. Поэтому на фонды этих библиотек надежды не так много, как хотелось бы. Узнав о многих новых изданиях из Интернета, путем личных контактов с иностранными коллегами или иным образом, очень часто интересующие архивистов и историков с точки зрения Россики издания практически невозможно реально (in visu, как говорят специалисты) посмотреть.

В этих условиях процесс составления библиографии и ее публикация безо всякого сомнения не может избежать отдельных досадных ошибок, свидетельствующих не о каком-то «нерадении» составителей и публикаторов библиографии, а о тех, повторяем, весьма немалых трудностях, с которыми они сталкиваются в своей деятельности. Это отрицательно скажется и на самом поиске сведений о документах зарубежной архивной Россики и, уж тем более, самих документов. Но, как всегда было известно, не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Поэтому, завершая статью, мы все же надеемся на то, что общий подъем экономики, науки и культуры, наблюдающийся в нашей стране уже в течение нескольких лет, положительно скажется и на состоянии архивного дела вообще, и на размахе и качестве одного из многих аспектов работы нашей архивной отрасли – поиску и вводу в научный оборот документов зарубежной архивной Россики.

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.



[1] Подробно об этом см.: Старостин Е.В. Международные архивные организации и их деятельность. Учебное пособие. М.: МГИАИ, 1989. 82 с.; Степанский А.Д. Россика в британских архивах // Отечественные архивы. 1994. № 6; Гутнов Д.А. Обзор документов по истории России в архивах Великобритании // Проблемы зарубежной архивной Россики. М., 1997; Звавич В.И. Новые переводы материалов по зарубежной архивной Россике: некоторые мысли переводчика, источниковеда и архивиста // Архивоведение и источниковедение отечественной истории. Проблемы взаимодействия на современном этапе. Доклады и сообщения на Четвертой Всероссийской конференции 24–25 апреля 2002 г. М.: Росархив. ВНИИДАД. РОИА. 2002. С. 384-389; Ловцов А.С. Россика в архивах Великобритании: документы по истории российско-английских отношений (XVI – XX вв.) // Архивоведение и источниковедение отечественной истории. Проблемы взаимодействия на современном этапе. Доклады и сообщения на Пятой Всероссийской научной конференции. 4 -5 апреля 2005 г. М.: Росархив. ВНИИДАД. РОИА. 2005 и др. работы историков и архивистов.

[2] Подробнее об этом см.: Летопись архивного дела в Российской Федерации. 1990 – 2004 гг. Росархив, ВНИИДАД / Под ред. В.П. Козлова; сост. М.В. Ларин (рук. темы), Н.И. Химина (отв. сост.) и др. М., 2007. 368 с.

[3] Одним из направлений работы по возвращению архивной Россики было составление каталогов архивных фондов, утраченных в период Великой Отечественной войны. В этой работе активное участие принял ВНИИДАД. Приведем данные о соответствующих изданиях: Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны. Т. 4. Государственные архивы Российской Федерации. Утраченные архивные фонды. Кн. 1 / Под общ. ред. В.П. Козлова (научный руководитель и автор концепции издания); сост.; предисл. В.И. Звавич, Е.Э. Новикова. М.‑СПб., 1999. 336 с., илл. (42 п.л.). Издано также и на английском языке; Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны. Том 4. Утраченные архивные фонды. Кн. 2. Архивы ВКП (б) / Под общ. ред. В.П. Козлова (научный руководитель и автор концепции издания). Сост. Ю.Н. Амиантов, А.В. Галочкин, В.И. Звавич, Е.Э. Новикова, В.Н. Шепелев. М., 2005. 87 с., илл. (11 п.л.).

[4] См.: Государственные архивы СССР: справочник. В 2 ч. Ч. 1. М.: Мысль, 1989. 603 с.; Ч. 2. М.: Мысль, 1989. 419 с. и др. издания.

[5] К поискам документов зарубежной Россики постепенно «подключаются» и местные архивы. В этой связи очень интересным и содержательным можно считать сообщение руководителя Архивной службы Кабардино-Балкарской Республики А.Х. Карова «Роль документов Архивного фонда Кабардино-Балкарской Республики в социально-политическом и культурном развитии республики». Это сообщение было сделано на Шестой Всероссийской научной конференции «Архивоведение и источниковедение отечественной истории. Проблемы взаимодействия на современном этапе». Конференция проходила в Москве 16-17 июня 2009 г., и ее материалы еще не опубликованы. А.Х. Каров сообщил участникам конференции о собирании кабардино-балкарскими архивистами копий документов по истории народов своей Республики, в частности, копировании ряда документов знаменитого Оттоманского архива в Стамбуле (Турция). Конечно, если выразиться точно, эти документы представляют собою зарубежную Кабардино-Балкарику, но, поскольку Кабардино-Балкария – неотъемлемая часть России, а все ее жители должны считаться россиянами, документы Кабардино-Балкарики следует считать неотъемлемой составной частью Россики.

[6] Русские беженцы / Эмигранты в Загребе / Эмигранты в Хорватии / Перевод с хорватского В.И. Звавич. СИФ ОЦНТИ ВНИИДАД. 2001. 1262 «П». 8 с.

[7] Данные о фондах Архива Республики Словения, содержащих сведения о русско-словенских связях. Перевод со словенского ВИ. Звавич. СИФ ОЦНТИ ВНИИДАД. 2001. 1263 «П». 14 с.

[8] Мораль А.Л.Э., Аркона А.Б. Документальные источники о России, хранящиеся в испанских архивах. Перевод с исп. В.И. Звавич. СИФ ОЦНТИ ВНИИДАД. 2003. 1281 «П» 26 с.

[9] См. примечание 6.

[10] Русские беженцы / Эмигранты в Загребе / Эмигранты в Хорватии… С. 1.

[11] См. примечание 6.

[12] См. сайт: http://www.arhiv.gov.si

[13] Мораль А.Л.Э., Аркона А.Б. Краткое описание испанских документов и документов об Испании, хранящихся в государственных архивах Российской Федерации. Перевод с исп. Звавич В.И. СИФ ОЦНТИ ВНИИДАД. 2003. 1280 «П». 15 с.

[14] См. примечание 7.

[15] Мораль А.Л.Э., Аркона А.Б. Документальные источники о России, хранящиеся в испанских архивах. Перевод с исп. Звавич В.И. СИФ ОЦНТИ ВНИИДАД. 2003. 1281 «П» С. 3.

[16] Там же, с. 1 – 2.

[17] Там же. С. 7–11.

[18] Выходные данные первого тома: Hartley, J.M. Guide to Documents and Manuscripts in the United Kingdom Relating to Russia and the Soviet Union. L., N.Y., 1987. (Хартли Дж.М. [составитель]. Путеводитель по документам и рукописям о связях Соединенного Королевства с Россией и Советским Союзом. Лондон; Нью-Йорк, 1987. Сведения о документах перевел с англ. Ловцов А.С.). Выходные данные второго тома: Hartley, Janet M. Guide to Documents and Manuscripts in the Irish Republic Relating to Russia and the Soviet Union. London, 1994 (Хартли Дж. М. [составитель]. Путеводитель по документам и рукописям о связях Ирландской Республики с Россией и Советским Союзом. Лондон, 1994. Перевел с англ. Звавич В.И. СИФ ОЦНТИ ВНИИДАД. 2002. 1264 «П». 66 с.).

[19] Russia in the Twentieth Century. The Catalog of the Bakhmeteff Archive of Russian and East European History and Culture. Boston, 1987.

[20] Россика в США: Сборник статей / Под ред. А.В. Попова. М., 2001.

[21] Дьячкова М.П., Звавич В.И. Архивная Россика в справочниках Гуверовского архива // Отечественные архивы. 1999. № 4. С. 35-38.

[22] Пътеводител по фондовете на БКП, съхранявани в Централния държавен архив. С. 2000. (Путеводитель по фондам БКП, хранящимся в Центральном государственном архиве Болгарии. София, 2000. На болгарском языке) // http://www.archives.government.bg/index.php?lang=bg&page=16. Здесь и далее приводятся данные о библиографии этих изданий в Интернете, поскольку именно оттуда автором и «почерпнута» информация о них; Пътеводител на Държавен архив - Смолян (1615 - 1944). Второ допълнено издание. С. 2000 (Путеводитель по Государственному архиву в Смоляне (документы 1615-1944 гг.). Второе, дополненное издание. София, 2000. На болгарском языке) // http://www.archives.government.bg/index.php?lang=bg&page=16; Инвентарни описи. Фонд 70 К. Градско общинско управление - Бургас (1878 - 1944). Фонд 436К. Бургаско архиерейско наместничество (1879-1957). С. 2001 (Описи к фонду 70 К. Городское гражданское управление в Бургасе (1878 – 1944 гг.) и к фонду 436 К. Бургасское архиерейское наместничесво (1879 – 1957 гг.). София, 2001. На болгарском языке) // http://www.archives.government.bg/index.php?lang=bg&page=16; Пътеводител на Държавен архив - Варна (1944 - 1995). Варна. 2001 (Путеводитель по Государственному архиву в Варне (1944 – 1995). Варна, 2001. На болгарском языке).

[23] Бялата емиграция в България. София 1996. 80 с. (Белая эмиграция в Болгарии. София. 1996. 80 с. На болгарском языке).

[24] Объем перевода, выполненного автором настоящей статьи, составил (вместе с необходимыми примечаниями переводчика и его кратким послесловием) в редакторской программе WORD пакета программ WINDOWS XP 2001 г. 230 с., а в пересчете на авторские листы примерно 10 а.л. Это очень большой объем.

[25] Izložba ruska emigracija u Jugoslaviji u dokumentima Arhiva Jugoslavije i Državnog arhiva Ruske federcije : (1920-1939): Beograd-Moskva januar 2003 / izložbu i katalog pripremili Komnen Pijevac, Ranka Rađenović. Beograd: Arhiv Jugoslavije, 2002 (Beograd: JANUS).154 str. : ilustr.; 30 cm (Каталог выставки «Российская эмиграция в документах Архива Югославии и Государственного архива Российской Федерации: (1920-1939)»: Белград-Москва, январь 2003 / Выставку и каталог подготовили Комнен Пиевац, Ранка Радженович. Белград: Архив Югославии. 2002 (Белград: ЯНУС). 154 с., илл. На сербском и русском языках.

[26] Адрес сведений о данном каталоге выставки в Интернете: http: // www.arhiv.sv.gov.yu/a1000006.htm


[27] Diplomatska prepiska Srpske vlade 1917. god. : zbirka dokumenata / priredili Miodrag Zečević, Miladin Milošević. - Beograd : Narodno delo : Arhiv Jugoslavije, 1991. 381 str. ; 24 cm. - (Istorijsko-memoarska biblioteka ; Kolo 2, knj. 1 (Дипломатическая переписка Правительства Сербии за 1917 год: Сборник документов / Под ред. Миодрага Зечевича, Миладина Милошевича. Белград: Народно дело; Архив Югославии. 1991. 381 с. На сербском языке) http://www.arhiv.sv.gov.yu/a1000006.htm. Как и для болгарских изданий приводим и поисковыке данные об их библиографии в Интернете; Izveštaji Ministarstva inostranih poslova Kraljevine Jugoslavije. Knj. 1, (Avgust - decembar) 1930. godine / priredili Nada Petrović, Saša Ilić ; uvod Milan Ristović. Beograd : Arhiv Srbije i Crne Gore, 2005. - XIV, 298 str. ; 24 cm. - (Edicija Izvori za istoriju međunarodnih odnosa 1930-1940) (Донесения Министерства иностранных дел Королевства Югославия. Кн. 1 (Август – декабрь) 1930 г. / Под ред. Нады Петровича, Саши Илича; введение Милана Ристовича. Белград: Архив Сербии и Черногории. 2005. XIV, 298 с. На сербском языке. В указанных донесениях отражены советско-югославские отношения и взгляд МИД Югославии на СССР. http://www.arhiv.sv.gov.yu/a1000006.htm); Izveštaji Ministarstva inostranih poslova Kraljevine Jugoslavije za 1931. godinu. Knj. 2 / priredili Nada Petrović , Jelena Bakić ; predgovor Momčilo Pavlović. Beograd: Arhiv Srbije i Crne Gore, 2007. XII. 527 str. ; 24 cm. – (Edicija Izvori za istoriju međunarodnih odnosa 1930-1940) Донесения Министерства иностранных дел Королевства Югославия за 1931 год. Кн. 2 / Под ред. Нады Петровича, Елены Бакич; предисловие Момчило Павловича. Белград: Архив Сербии и Черногории. 2007. XII. 527 с. На сербском языке. http://www.arhiv.sv.gov.yu/a1000006.htm).

[28] 1948 – Jugoslavija i Kominform: pedeset godina kasnije / studije Ranko Petković … (i dr.). Beograd : Međunarodna politika : “Službeni list SRJ” : Arhiv Jugoslavije … (i dr.), 1998. 337 str. (1948 – Югославия и Коминформ: пятьдесят лет спустя / исследование Ранко Петковича и др. Белград: Меджународна политика: Служебный бюллетень ОРЮ: Архив Югославии и др. изд-ва. 1998. 337 с. На сербском языке. В исследовании использованы югославские документы о Коминформе и СССР.http://www.arhiv.sv.gov.yu/a1000006.htm).

[29] И.В. Сабенниковой опубликовано в журнале «Вестник архивиста» несколько весьма обстоятельных библиографических обзоров по Россике: Сабенникова И.В. Список источников и литературы // Вестник архивиста. 1998. № 5. С. 119—126; Она же. Зарубежная архивная Россика: Список источников и литературы // Там же. № 6. С. 88—100; 1999. № 1. С. 96—104, № 2/3. С. 100—107, № 4/5. С. 115—123; Она же. Зарубежная архивная Россика: Новые поступления // Там же. 2000. № 1. С. 143—152; Она же. Зарубежная архивная Россика: Продолжение библиографии // Там же. 2001. № 4/5. С. 218—240; Она же. Библиография «Зарубежная архивная Россика» // Вестник архивиста. 2006. № 4/5. С. 236—265. Работа И.В. Сабенниковой, а теперь и под ее руководством других сотрудников института в этом направлении продолжится и впредь. То же, мы надеемся, будет и с публикациями обзоров библиографии.