Выбор читателей:

КРУГЛЫЙ СТОЛ «ЭПОХА IT В АРХИВНОЙ ОТРАСЛИ: ПРОБЛЕМЫ СОХРАННОСТИ И ДОСТУПНОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ» НА 9ОМ IT-ФОРУМЕ В ХАНТЫ-МАНСИЙСКЕ 6-7 июня 2017 г.

News image

"The epoch of IT in the archival industry: problems of preservation and accessibility of electronic documents" on the 9th IT Fo...

ВЫШЛО В СВЕТ МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ «ЗАПОВЕДНАЯ ЧУВАШИЯ»

News image

2017 год в России объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий. БУ «Госкиностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» организует ки...

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

Российское общество историков-архивистов: ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ

Печать PDF


Horhordina T.I. Russian Society of Historian-Archivists: phases of the big path.

Аннотация / Аnnotation

В статье исследуются проблемы создания и научно-просветительской деятельности Российского общества историков-архивистов (РОИА).

This article is about creation and research-enlightenment activity of the Russian society of historians-archivists.

Ключевые слова / Keywords

Российское общество историков-архивистов (РОИА), ученая архивная комиссия, Союз архивных деятелей, региональные отделения и представителства РОИА, «Вестник архивиста». Russian society of historians-archivists (ROIA).

Российское общество историков-архивистов отмечает 20-летний юбилей. Два десятилетия по историческим меркам - и много, и мало. Все зависит от того, насколько насыщенными были эти годы, какие место и роль общественная организация заняла в непрерывной череде событий, из которых складывается летопись жизни человека, общества и государства. Архивы в этом отношении не являются исключением. Как показывает история, архивы, как и люди, проявляют свою глубинную суть именно во времена кризисов: сплачиваются историки, архивисты и все, кто cознает ответственность за судьбу исторической памяти страны и народа, сокровищницы национального самосознания. На первый план выдвигаются те, кто готов посвятить свои силы делу спасения архивов.

История Российского общества историков-архивистов – прежде всего история личностей, их подвижнического труда. Юбилейная дата дает возможность проанализировать историю РОИА, чтобы воздать долг благодарной памяти тем, кто вписал первые, самые трудные строки в хронику его деятельности. Наш общий долг – назвать всех поименно, определить их вклад в сохранениу и использование документального наследия российского народа.

Но в рамках одной статьи это сделать невозможно. Поэтому наша задача - выявить преемственную связь разных поколений и то новое, что привнесло РОИА не только в летопись отечественного архивного дела, но и в историю взаимоотношений личности, общества, и государства.

Добровольный союз архивистов и историков на подготовительном этапе помог обозначить болевые точки российских архивов, и наметить реальные пути их решения с участием РОИА.

Как явствует из архивных документов и бесед с современниками и активными участниками событий, к числу создателей общеcтвенной организации в первую очередь следует отнести архивиста-практика М.В. Стеганцева, организатора архивного дела В.А. Тюнеева и историка-медиевиста Я.Н. Щапова. Они оказались на острие атаки не случайно - их личностные и профессиональные качества точно соответствовали переломному моменту, который переживала страна – и архивы. За ними пошли творческие, инициативные коллеги, которые щедро делились опытом, направляли конструктивные предложения, а затем формировали руководящие органы РОИА в центре и организовывали первичные организации на местах. Создание и первые шаги сообщества российских историков и архивистов пришлись на сложное время. Уже на исходе были идеалы перестройки. Первый съезд народных депутатов СССР в 1989 г. развел по разные стороны влиятельные политические силы. Обстановка в стране стремительно радикализировалась. С попыткой создания самостоятельных объединений архивистов выступили два заведующих архивными кафедрами Московского государственного историко-архивного института (МГИАИ) профессора Е.В. Старостин и Б.С. Илизаров. Последний к этому времени руководил инициативной группой по подготовке альтернативного проекта закона об архивах.

Российское общество историков-архивистов и Всесоюзное общество архивистов создавались практически одновременно и на подготовительных этапах организации обоих обществ ведущие историки и архивисты шли плечом к плечу. Драматическая, хотя и короткая история провозглашения и исчезновения в связи с распадом СССР Всесоюзного общества архивистов заслуживает отдельного анализа. Вкратце история его такова. Начальник Главного архивного управления (ГАУ) при Совете Министров СССР Ф.М. Ваганов, вернувшись из очередной командировки под впечатлением того, что во многих странах существуют общества архивистов, поручил директору Центрального государственного архива Советской Армии (ЦГАСА) М.В. Стеганцеву возглавить подготовительный комитет по организации Общества архивистов СССР. Как видим, в данном случае интересы архивной общественности и руководства совпали...

В архиве РОИА сохранился такой документ: «ЦК КПСС. Тов. Кузнецову Д.В. Совет директоров центральных государственных архивов СССР и НИЦТД СССР намерен выступить с инициативой создания Всесоюзного общества архивистов. Основу будущего Всесоюзного общества архивистов на первом этапе составят первичные организации, создаваемые при архивных учреждениях (при наличии не менее пяти членов). Членами Общества могут быть не только работники государственных архивных учреждений и ведомственных архивов, но и все желающие содействовать развитию архивного дела в стране. Председатель Совета директоров центральных государственных архивов СССР и НИЦТД СССР, директор ЦГАСА М.В. Стеганцев. 16.11.1988 г.».

Так обрела реальную основу идея объединения профессионального сообщества архивистов, которая витала в воздухе.

Вскоре М.В. Стеганцев избирается председателем Подготовительного комитета (ПК) по созданию Всесоюзного общества архивистов. В журнале «Советские архивы» была опубликована информация о деятельности комитета: «Трудовые коллективы ряда центральных государственных и ведомственных архивов, музеев, библиотек, научно-исследовательских учреждений и учебных заведений выступили с инициативой создания Всесоюзного общества архивистов… В подготовительный комитет по созданию Общества архивистов СССР вошли представители ЦГАОР, ЦГАСА, ЦГАДА, ЦГАЛИ, ЦГВИА, ЦГА ВМФ, ЦГАКФД, ЦГАЗ, ВНИИДАД, НИЦТД, МГИАИ, Главархива СССР, РСФСР и УССР, Московского городского объединения архивов, ИМЛ при ЦК КПСС, Института военной истории МО СССР, ЦАМО, Архива АН СССР, Центрального музея Революции СССР, Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина, редакции журнала «Советские архивы», другие заинтересованные организации» .

Для разработки основных направлений деятельности Всесоюзного общества архивистов, с последующим обсуждением на съезде, была создана рабочая комиссия: А.В. Елпатьевский (председатель), Г.Н. Севостьянов, В.А. Муравьев, В.А. Тюнеев, В.Н. Автократов, Ю.А. Ахапкин, В.А. Ильичева, Н.Б. Волкова, Л.В. Двойных, Б.И. Каптелов, А.С. Киселев, О.Б. Колотов, С.Д. Мякушев, В.В. Никанорова, З.А. Силаева, А.Д. Степанский, Б.В. Левшин, М.П. Лукичев, Г.А. Федоров, В.Г. Комлев, Н.А. Шишкина .

Таким образом, речь шла о том, что будущее общество должно объединить трудовые коллективы архивистов вместе со всеми, кто причастен к судьбам историко-культурного наследия страны.

Ведомственные столкновения, борьба за власть между различными столичными группами сознательно отодвигались на второй план. Похоже, в этом состояла принципиальная разница между позицией союзного и реcпубликанского главков – с одной стороны, и инициаторами создания новой общественной организации – с другой. Поэтому работать Подготовительному комитету приходилось в условиях непрерывно и непредсказуемо меняющейся обстановки.

М.В. Стеганцев явился одним из инициаторов организации РОИА на принципиально новой основе, а также неформальным лидером движения за повышение престижа работы архивистов в глазах властей и общества в целом. Наш долг – сохранить для потомков память о Михаиле Васильевиче Стеганцеве во всей полноте его человеческого, гражданского и профессионального облика – тем более, что эти ипостаси были в нем нераздельны. Он был скромнейшим человеком, который держался вроде бы на вторых ролях, но без него ни одно важное мероприятие не могло рассчитывать на успех. Он был принципиален, честен и надежен во всем – от большого до малого, но никогда не претендовал на внешнюю славу, уступая место на пьедестале другим.

В этом контексте, с нашей точки зрения, судьбу М.В. Стеганцева, офицера Военно-морского флота, можно сравнить с судьбой флотского офицера А.И. Лебедева (1881-?) – начальника архива Морского министерства в предреволюционные и первые послереволюционные годы, фактического инициатора создания первого общественного объединения историков и архивистов – Союза российских архивных деятелей (Союза РАД).

М.В. Cтеганцеву не исполнилось и 20 лет, когда разразилась Великая Отечественная война. В июне 1941 г. в составе кораблей Дунайской военной флотилии М.В.Стеганцев получает боевое крещение под г. Рении-Галац. После он не раз высаживался с отрядом моряков на берег противника, ходил в разведку, корректировал по радио артиллерийский огонь с орудий монитора. Принимал участие в обороне Киева. С октября 1941 г. по 3 июля 1942 г. участвовал в героической обороне г. Севастополя. В.П. Козлов много лет спустя установил, что Стеганцев был командиром одного из торпедных катеров, охранявших в трагические дни отступления пассажиров корабля «Волга-Волга», которые метались под бомбами и пулеметными очередями фашистских самолетов. В числе спасенных пассажиров был и отец будущего руководителя Федеральной архивной службы России - П.Е. Козлов . После ранения Михаил Васильевич, едва подлечившись, получает назначение на должность командира военно-лоцманского бота «58-81», затем командира военно-гидрографического корабля «Черноморец», участвует в освободительных операциях под Новороссийском, Анапой, Таманью, Керчью, Феодосией, Ялтой. День Победы встретил в Кремле, где ему вручили орден боевого «Красного Знамени». В 1948 г. он окончил Военный институт иностранных языков и работал помощником начальника политического отдела института. В 1958 г. назначается начальником отдела, затем начальником управления ЦК ДОСААФ СССР.

В 1978 г. уходит из Вооруженных сил в звании полковника запаса и поступает на работу во ВНИИДАД. С 1985 по 1992 г. - директор Центрального государственного архива Советской армии. На эти годы и приходится начало его деятельности по организации Всесоюзного общества архивистов, которую М.В. Стеганцев начинает вместе с группой энтузиастов.

Одновременно российские архивисты приступают к созданию Российского общества историков-архивистов. В архиве РОИА хранится письмо: «22.05.1990. Руководителям архивных органов автономных республик, краев и областей РСФСР; директорам центральных государственных архивов РСФСР; директорам государственных архивов.

В последнее время среди архивистов, в широких кругах научной и культурной общественности возникла идея создания общественной организации, призванной активно способствовать совершенствованию архивной службы, защищать профессиональные и гражданские права и интересы архивных работников. Реализации этой идеи отвечает ведущаяся работа по образованию Общества архивистов СССР и Общества архивистов РСФСР...

Начальник ГАУ при СМ РСФСР Е.Ф. Сопин.»

Однако в документе содержалась слишком общая постановка вопроса, которая уже не полностью отвечала запросам времени. Страна стремительно погружалась в смуту. Российское архивное сообщество волновали конкретные проблемы, связанные с выживанием архивов и архивистов в условиях нищенских зарплат, падения престижа профессии архивиста и почти полного отсутствия финансирования. Здесь, по нашему мнению, кроется основная причина создания организации, способной восполнить усилия властей, теряющих контроль над ходом событий, и опереться на общественное объединение в лице РОИА.

К числу тех, кто раньше других понял эту необходимость, следует отнести Владимира Алексеевича Тюнеева.

Ему выпала тяжелейшая роль – удержать связь между центральным аппаратом управления архивами и радикализированной архивной общественностью. Эту миссию ему помогло выполнить чувство высочайшей ответственности за порученное дело и государственный характер мышления. Работать приходилось в непростых условиях. Попытки объединения историков, архивистов и других представителей гуманитарных профессий предпринимались еще в 1960-е гг., но они не привели к успеху. Как свидетельствуют архивные документы, стремление к образованию общественных организаций архивистов, усилившееся в конце 1980-х гг. в связи со своеобразным архивным и историческим бумом в нашей стране, было поддержано государственными архивными органами СССР и РСФСР, отделением истории АН СССР, рядом научных учреждений и высших учебных заведений, музеев и библиотек, архивными учреждениями, архивистами и историками страны.

Так, Главархивы СССР и РСФСР решениями коллегий сответственно в марте и мае 1990 г. рекомендовали архивным органам принять участие в подготовительных комитетах для организации обществ архивистов. Такие комитеты действовали в течение нескольких месяцев и проводили большую работу по подготовке учредительных съездов. В Москве и на местах приходилось преодолевать сомнения в целесообразности создания обществ архивистов, поскольку часть архивистов выражала опасения в том, что они будут дублировать функции тех организаций, которые действовали под полным контролем государственных и партийных структур. Так, в архиве РОИА выявлен документ: «Дополнительная информация с предложениями по подготовке съезда Общества архивистов и историков РСФСР», в котором автор, обращаясь в Подготовительный комитет, пишет: «…видимо, надо определиться в своем отношении к Обществу архивистов СССР. В каком плане? Принята декларация о независимости России. Прорабатывается новый союзный договор. Эти моменты должны быть учтены и отражены в докладе. Мы имеем в виду, что надо увязать самостоятельность республиканского Общества с членством в союзном, ответить на вопрос, как это членство оформляется? То ли оно просто составная часть союзного Общества, то ли оно не входит в союзное Общество, то ли оно входит в него на основе какого-то юридического документа, например, договора. Если избрать последний путь, значит, должно быть столько договоров, сколько союзных республик. Но это забота комитета по созданию союзного Общества. Наша задача выразить свое отношение к нему и определить принцип вхождения. На наш взгляд, на условиях коллективного члена в союзное общество входить не надо. Вхождение надо определить договором, который обеспечит самостоятельность нашего Общества. В любом случае это должен решить съезд. … Вот те мысли, идеи, которые можно было бы включить в доклад. Нам доклад видится не просто как традиционный атрибут, а как программный документ будущего, определяющий его идеологию, т.е. идею создания, в отличие от Устава, который определяет организационное построение Общества. Таковы наши предложения. Мы не претендуем на их безгрешность. … Готовы сотрудничать. Петренко В.Г. Зав. архивным отделом Алтайского крайисполкома» .

Поэтому Подготовительному комитету пришлось активно разъяснять суть принципов, на которых будут основаны новые объединения, включая, прежде всего, РОИА, поскольку речь шла о создании общественной организации в новой России.

Часть документальных свидетельств борьбы отложились в архиве РОИА, а в ходе Учредительного съезда Российского общества историков-архивистов в докладе председателя ПК, будущего первого руководителя РОИА Я.Н. Щапова ее освещению отведен особый раздел. Все это необходимо иметь в виду, чтобы понять - путь к созданию РОИА был далеко непрост. И только во многом благодаря личностному фактору, в том числе таких руководителей, как В.А. Тюнеев, которому архивное сообщество доверяло, удалось переломить общественное недоверие. Почему же ему удалось заслужить безоговорочное доверие своих коллег?

Напомним основные вехи его жизненного пути.

С 1963 по 1971 г. В.А. Тюнеев трудился на ответственных должностях в Главархиве СССР, в 1965-1968 гг. был заместителем начальника отдела архивных учреждений РСФСР, затем возглавлял этот отдел. Здесь он, что называется, своими глазами увидел состояние архивов и условия работы архивистов.

Работая в союзном главке, Тюнеев посвятил все свои силы борьбе за восстановление исторической справедливости - воссозданию Главархива РСФСР, и в 1971 г. был назначен заместителем его начальника. С 1991 г. он – первый заместитель председателя Роскомархива, с 1993 г. - руководителя Росархива. С февраля 1996 г. по декабрь 1996 г. исполнял обязанности руководителя Росархива. В 1997 г. назначен статс-секретарем – первым заместителем руководителя Росархива.

Главное, В.А. Тюнеев не на словах, а на деле, оказался в рядах реформаторов отечественного архивного дела в новых исторических условиях. Его умение взвешенно оценить сложную обстановку, принять единственно правильное решение и суметь организовать его реализацию, всегда ценилось российскими архивистами. Именно благодаря этому умению, оставаясь на руководящих должностях в союзном Главархиве, а затем, исполняя обязанности руководителя Росархива, он одновременно организовывал работу Совета учредителей РОИА, избирался заместителем председателя Правления Центрального совета РОИА по вопросам координации деятельности Правления и региональных организаций РОИА.

Таким образом, в координационной направленности деятельности РОИА, установке на связь с «землей», с насущными нуждами архивистов в самом отдаленном от центра уголке России – немалая личная заслуга ВА Тюнеева. И в этом можно усмотреть еще один источник, который питает до сих пор корни РОИА. Я имею в виду уникальный феномен российской науки и культуры, даже, если хотите, важное явление в истории современной цивилизации – функционирование губернских ученых архивных комиссий (ГУАК) - неправительственных общественных организаций.

Инициатором их создания явился член комиссии по составлению проекта судебной реформы, председатель Главной архивной комиссии при Министерстве народного просвещения и управляющий Московским архивом Министерства юстиции, член Академии наук Н.В. Калачов (1819-1885). Несмотря на высокие государственные должности, он убедился в том, что власть не желает обращать внимание на бедственное положение архивов в той самой «глубинке» России, которая, как мы помним, спустя сто с лишним лет оказалась в центре деловой активности и В.А. Тюнеева.

С нашей точки зрения, без ГУАК не было бы Союза РАД. А без этих общественных объединений не было бы и основы для появления в 1990 г. Российского общества историков-архивистов. Они явились порождением кризисных, перестроечных времен, реакцией общества на бессилие властей спасти одну из важнейших составляющих российской культуры и государственности – архивы. В.А. Тюнеев одним из первых осознал это и вошел в число подвижников - основателей РОИА. Не случайно ему на собрании представителей организаций-учредителей Общества архивистов РСФСР 19 июля 1990 г. было поручено выступить с информацией о ПК по созданию Общества. Тогда же он доложил, что Отделение истории АН СССР рекомендует на должность председателя ПК члена-корреспондента АН СССР Я.Н. Щапова – в будущем первого председателя Правления ЦС РОИА.

РОИА, созданное на Учредительном съезде Центрального совета 12-13 ноября 1990 г., провозгласило курс на сплочение архивистов, историков, документоведов, работников музеев и библиотек, писателей, педагогов, краеведов, духовенства, представителей средств массовой информации и других профессий, чтобы компенсировать недостаточное внимание официальных структур в условиях кризиса. В результате общественность внесла важный вклад в формирование основы для развития архивного дела и исторической науки в новых условиях.

В справочнике «Российское общество историков-архивистов. 1990-2000 гг.» начало процесса отмечено следующей лаконичной выдержкой из протокольных записей:

«13 ноября 1990 г. в конферец-зале ЦГАСА состоялся Первый, Учредительный съезд РОИА. В работе съезда приняли участие 125 делегатов, 30 членов подготовительного комитета и более 50 гостей, представляющих общественные организации, архивные и научные учреждения, отделы рукописей музеев и библиотек, гуманитарные факультеты вузов, прессу, краеведческие и другие заинтересованные организации и ведомства всех регионов РФ.
В адрес делегатов съезда поступила приветственная телеграмма от Председателя Совета Министров РСФСР И.С. Силаева с пожеланием успешной работы. С докладом «О целях и задачах Общества архивистов РСФСР» выступил Я.Н. Щапов, председатель Подготовительного комитета по созданию РОИА, главный научный сотрудник Института российской истории, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук. Доклад «О проекте Устава Общества архивистов РСФСР» сделал Е.В. Старостин, заместитель председателя Подготовительного комитета, заведующий кафедрой истории и организации архивного дела МГИАИ, доктор исторических наук, профессор.

После обсуждения докладов съезд принял резолюцию о создании РОИА, определил основные направления его деятельности, утвердил Устав Общества, избрал руководящий орган – Центральный Совет РОИА в количестве 76 членов и Контрольно-ревизионную комиссию в составе 11 человек.

Первый пленум ЦС РОИА избрал Правление – постоянно действующий орган Общества, в составе 15 человек. Председателем Правления ЦС РОИА был избран Я.Н. Щапов, его заместителем В.А. Тюнеев, первый заместитель руководителя Росархива» .

За сухими строками пульсирует напряжение участников исторического съезда, бьется живая мысль его делегатов. Участники ознакомились с основными вехами биографии Ярослава Николаевича Щапова, хотя многие знали его по многочисленным публикациям. Всех особенно привлекло то, что Я.Н. Щапов был учеником выдающегося отечественного историка, источниковеда, археографа и архивоведа А.А. Зимина. Во многом именно это объясняет единодушную поддержку делегатами Учредительного съезда кандидатуры Я.Н. Щапова. Призывая к участию в РОИА неравнодушных к истории архивов профессионалов в различных сферах науки и культуры, он нашел нужные слова: «Я вспоминаю своего старшего коллегу и научного руководителя моей кандидатской диссертации в Историко-архивном институте А.А. Зимина, который знал фонды Отдела рукописей Ленинской библиотеки не хуже, чем его штатные сотрудники. Такие историки также являются ценным приобретением для нашего общества, и мы будем им рады».

Были образованы 8 секций Центрального совета РОИА по основным направлениям деятельности: организационно-правовых вопросов - А.М. Елизаров; социальных вопросов - А.А. Лукьянчиков; научных проблем архивоведения, документоведения и археографии - В.А. Сидорова; научно-технических проблем архивного дела - В.В. Бляхер; личных фондов и старинных документальных памятников - З.П. Иноземцева; творческих связей историков и архивистов - А.Н. Медушевский; профессиональной подготовки архивистов - Е.В. Старостин; секция пропаганды и использования архивных документов - М.А. Ильин. Ответственный секретарь Правления О.В. Ударова .

Собственно, на этом окончилась бурная предыстория Российского общества историков-архивистов. Началась не менее бурная реализация идей и планов в жизнь.

Таким образом, в 1990-е гг., как и в другие смутные периоды в жизни истории российских архивов, на первый план выдвинулись носители глубинных, этических основ профессии архивистов и историков.

Так было, когда в период радикальных реформ во второй половине XIX в. Н.В. Калачов выступил с программой создания независимой от государства общественной организации – губернских ученых архивных комиссий.

Так было в период безвластия между Февралем и Октябрем 1917 г., когда флотский офицер А.И. Лебедев и академик А.С. Лаппо-Данилевский вместе с группой энтузиастов-единомышленников объединились в общественный Союз Российских архивных деятелей.

И, наконец, так было в 1943 г., когда для сплочения гуманитарных сил на основе защиты культурного наследия от военных невзгод была созвана уникальная в истории нашего государства Всесоюзная конференция историков и архивистов.

Оглядывась на пройденный путь, можно с уверенностью констатировать, что основной вектор развития РОИА - сообщества отечественных гуманитариев - был изначально определен его «отцами-основателями» и организациями-учредителями правильно. Главным, стержневым аспектом деятельности союза архивистов и историков они определили заботу о человеке, простом работнике архива с его нуждами и заботами. В то же время необходимо поддержать его профессиональную «архивную душу», которая подвергается жестким испытаниям на прочность в условиях радикального слома старых ценностей.

Первый председатель Правления Центрального совета РОИА Я.Н. Щапов сделал на съезде исторический по своему значению доклад. Поскольку его основные положения носили программный характер и во многом определили идейную концепцию и направления деятельности РОИА, остановимся на его анализе подробнее.

Новаторскую суть доклада определила прежде всего его гуманитарная направленность. В числе главных причин создания РОИА Я.Н. Щапов назвал увеличение «человеческого фактора», отметив, что «Учредительный съезд собрался в сложной общественно-политической обстановке, связанной со значительными изменениями в социальной, политической и государственной структурах страны», и что «в этих условиях возрастает гражданская ответственность каждого человека, становится значительно более важной его общественная позиция, его отношение к своему делу, роль общественных объединений в жизни страны».

Я.Н. Щапов указал на место и роль РОИА в системе «архивы – общество – власть». Его мысли созвучны идеям, положенным Калачовым в основу деятельности ГУАК (в докладе они были названы прообразом РОИА): «В современных условиях деятельность архивов без тесной связи с общественностью уже невозможна. Общество может осуществлять через научные, общественные, религиозные организации, через прессу апробацию программ деятельности архивов, экспертизу массового архивного материала, намеченного к уничтожению, и другие мероприятия, требующие внимания общественности… Особую заботу члены Общества могли бы проявлять о личных архивных фондах, причем не только выдающихся деятелей, но и рядовых граждан. …РОИА в лице своих Правлений региональных и местных организаций может быть незаменимым консультативным общественным институтом при том или ином архивном органе или архиве, осуществляющим его связь с широкой общественностью и местной интеллигенцией».

Сохраняет актуальность еще одно ключевое положение доклада, реализация которого, к сожалению, и поныне остается далека от завершения: «Важной задачей Общества должно быть изменение отношения в стране к архивному делу, поднятие престижа архивов. Неоправданный и нанесший значительный вред нашему обществу разрыв между документальными богатствами, скрытыми в течение десятилетий от глаз людей, с одной стороны, и историческими, социологическими, экономическими, статистическими и др. построениями, конструируемыми искусственно по заданию партийного руководства, с другой. Этот разрыв привел к тому, что работа архивиста не связывалась с научной, нужной для сегодняшнего дня деятельностью, а рассматривалась как охрана от глаз и нездорового интереса закрытого материала, знакомство с которым может подорвать основы нашего общества… В своей деятельности Общество должно добиваться реального и широкого общественного признания концепции социально-культурной значимости архивов, национального архивного фонда».

Охарактеризовав бедственное положение архивов, Щапов сказал то, что от него больше всего ждали архивисты - участники съезда: «В Российской Федерации тяжелое положение в архивном деле усугублялось тем, что наша республика, крупнейшая в Союзе, не обеспечивалась в необходимом размере своими финансовыми и материальными ресурсами, не обладала правом на регулирование своего бюджета адекватно общественным нуждам… Из-за отсутствия резерва площади ЦГА PСФСP не имеет возможности принять на государственное хранение даже документы ликвидированных министерств и ведомств, сохранность которых вызывает серьезную тревогу, так как их правопреемники также не имеют условий для хранения архивных фондов».

Я.Н. Щапов назвал создание РОИА важным шагом на пути к оздоровлению обстановки. Это был четкий ответ тем, кто уже начал терять веру в свои силы: «Общество историков-архивистов – новая форма общественной деятельности большого отряда нашей интеллигенции. Все мы давно терпим существующие беспорядки в архивном деле, разными способами, но с мелкими успехами пытаясь бороться с ними. Теперь мы будем иметь признанную государством и общественностью организацию, специально нацеленную на изменения в этом деле… мы будем иметь возможность оказывать влияние и на архивную политику в стране, и на архивную практику в тех архивных организациях и хранилищах, где мы проводим третью часть своей жизни».

Отвечая на недоумение делегатов по поводу путаницы с названием учреждаемого общества, Щапов отметил: «Стоит сказать также о предполагаемом названии нашего общества. В первоначальном варианте предполагалось дублировать для нашего общества название, предложенное для Общества архивистов СССР. Такое дублирующее название - Общество архивистов РСФСР - вошло во все подготовительные материалы, проекта устава и другие. Однако в процессе работы Подготовительный комитет выработал другое, новое название - Российское общество историков-архивистов. Оно включает в число членов общества также историков, связанных с архивной деятельностью, и восстанавливает название «Российское», которое более выразительно обозначает его сущность, чем аббревиатура, принятая для обозначения нашей республики» .

Сегодня, в юбилейные дни, особое внимание привлекло следующее обстоятельство: сформулированные при активном участии Лебедева в 1917 г. определения независимого, общественного характера Союза РАД и профессиональных направлений его деятельности весьма напоминают уставные положения РОИА.

Приведем выдержку из перечня уставных целей и задач Союза РАД: «Объединение архивных деятелей на общих принципах и методах работы; забота о правильной постановке архивного дела в России; защита профессиональных интересов архивных деятелей; охрана документов и всяких архивных материалов; издание трудов по архивоведению, по описанию архивов, руководств по устройству и управлению архивами и других сочинений, соответствующих целям Союза» .

Если сравнить эти формулировки с принятыми на Учредительном съезде РОИА в 1990 г., нельзя не удивиться их поразительному совпадению в концептуальном плане. В доказательство процитируем только два пункта из Устава РОИА.

«1.Общероссийская общественная организация «Российское общество историков-архивистов» (сокращенно РОИА) является добровольной, независимой, самоуправляемой, основанной на членстве общероссийской общественной организацией граждан Российской Федерации, объединившихся на основе общности интересов для реализации целей и задач, изложенных в настоящем Уставе. РОИА объединяет на добровольных началах архивистов, историков, документоведов, работников музеев и библиотек, краеведов, представителей средств массовой информации и других профессий, деятельность которых связана с хранением, комплектованием и использованием Архивного фонда Российской Федерации, сохранением историко-культурного наследия народов, развитием архивного дела и исторической науки России…

2. Основные задачи РОИА - …использование всех форм работы и возможностей для утверждения в общественном сознании, что сохранение, приумножение и бережное использование историко-документального наследия народов Российской Федерации не только отвечает современным потребностям общества, но и является нравственным долгом общества и государства перед будущими поколениями» .

Cогласитесь, что под этими положениями могли бы поставить свои подписи и архивист А.И. Лебедев, и академики А.С Лаппо-Данилевский, и С.Ф. Платонов, и начальник Артиллерийского исторического музея Д.П. Струков, и известный общественный деятель князь Н.В. Голицын, и другие основатели Союза РАД.

Так причудливо судьба объединяет человеческие судьбы… Необходимо отметить, что члены ПК Е.В. Старостин, И.В. Поздеева, В.Г. Комлев и др. еще на стадии обсуждения проекта Устава вступали в бурные дискуссии практически по каждому пункту, доводя их до совершенства.

На следующий день после съезда РОИА, в здании ЦГАСА, 14 ноября 1990 г. открылся Учредительный съезд Всесоюзного общества архивистов, председателем которого был избран академик Г.Н. Севостьянов, заместителем – М.В. Стеганцев.

Однако в конце 1991 г. в связи с распадом СССР Главархив СССР прекратил свое существование (ГАУ при СМ СССР и Роскомархив при СМ РСФСР были объединены в Роскомархив при Правительстве РФ), а вместе с ним самоликвидировалось и Всесоюзное общество архивистов. М.В. Стеганцев и Н.А. Шишкина переходят из исчезнувшего Всесоюзного общества в Российское - помогать его становлению. Н.А. Шишкина являлась ответственной за выпуск информационного бюллетеня «Вестник архивиста», который благодаря ее усилиям стал выходить регулярно. М.В. Стеганцеву было поручено наладить текущую работу РОИА.

В 1992 г. Михаил Васильевич работает в аппарате Федеральной архивной службы и одновременно избирается заместителем председателя Правления Центрального совета РОИА. На этом посту Михаил Васильевич прилагает максимум усилий по организационному становлению, укреплению и развитию РОИА, его региональных отделений и представительств в субъектах РФ. Многие чиновники запомнили его настойчивость в достижении уставных целей РОИА. Он приходил в их приемные раньше всех и не уходил, пока не добивался решения назревших проблем.

И еще одно. Когда в 1995 г. возникла неоднозначная ситуация с реализацией Соглашения Росархива и Генеалогического общества американского штата Юта о микрофильмировании документов генеалогического характера из российских архивов, коллегия Росархива решила передать функции организации работы над «Ютовским проектом», включая финансовые вопросы, Российскому обществу историков-архивистов. Как вспоминает В.П. Козлов, «В управлении любым объектом или процессом есть решения вымученные, инстинктивные и продуманные. В нашем случае присутствовали все названные мотивации. Возможно, благодаря этому проект получил новый позитивный импульс, а активное участие в его дальнейшей организации ветерана войны и труда, заместителя председателя РОИА М.В. Стеганцева, человека из той когорты советских людей, которые могут ошибаться, но никогда — жульничать и обманывать, освободило Росархив от головной боли, которая неизбежно присутствует при наличии любых финансовых потоков» .

Как видим, М.В Cтеганцеву, благодаря уникальному сочетанию профессиональных и человеческих качеств, приходилось c успехом выполнять и весьма деликатные функции. Поэтому он более, чем кто-либо, мог с полным правом констатировать, что «РОИА не получает на свое содержание из государственного бюджета ни копейки и живет на собственные средства, которые складываются: из поступающих членских взносов; из доходов от издательской деятельности и платных услуг гражданам, которые хотят восстановить по архивным документам свою родословную; из спонсорской финансовой поддержки (в том числе грантов, выделяемых на проведение научных конференций и семинаров); из других источников дохода, не противоречащих российскому законодательству и международному праву» . Характерной особенностью его стиля был сугубый лаконизм и четкая деловитость. С 1991 по 1997 гг. М.В. Стеганцев - главный редактор учрежденного РОИА «Вестника архивиста».

Из последующих событий в жизни РОИА cледует отметить принятое 10 января 1994 г. решение Центрального совета РОИА, которое гласило: «В связи с распадом бывшего СССР, в соответствии с протоколом заседания обществ архивистов независимых государств от 23 апреля 1992 г. и протоколом заседания правления РОИА № 3 от 27 мая 1993 г., приказываю считать РОИА правопреемником Общества архивистов СССР. Председатель Правления Щапов Я.Н.»

Началась напряженная работа по воплощению в жизнь программы, принятой на Учредительном съезде.

Спустя шесть лет после Учредительного съезда, в марте 1996 г. состоялся Второй съезд РОИА, на котором Я.Н. Щапов в докладе «Пройденный путь и перспективы развития РОИА» обозначил преемственность традиций, которые определили основные направления деятельности РОИА, указав на то, что Общество продолжает традицию Союза РАД. Он подчеркнул, что РОИА получило признание как государственных структур, так и широкой общественности. Положительным моментом он назвал создание в 1994-1995 гг. Ассоциации ученых-историков-пользователей архивных документов (М.И. Семиряга), Генеалогической ассоциации (М.П. Лукичев), Московской ассоциации ветеранов архивного дела (К.В. Крестовская). и секции пропаганды историко-архивоведческих знаний среди учащейся молодежи (И.М. Нагаев)...

За отчетный период многие территориальные организации провели работу по активизации деятельности Общества. По инициативе и с участием РОИА проведено значительное число научно-практических конференций, методических семинаров, круглых столов с широким представительством заинтересованных организаций. Общество способствовало развитию научно-исследовательских работ в архивных учреждениях как на федеральном уровне, так и в субъектах РФ. Однако, отметил Я.Н. Щапов, недопустимо затянулся организационный период. По его мнению, не всегда архивные органы прислушивались к рекомендациям общества, а сами организации РОИА не проявляли должной настойчивости в их реализации. Мало сделано в плане защиты интересов историков-архивистов. В этом направлении необходимо, по его мнению, проявить максимум усилий» .

Но эти проблемы предстояло решать уже новому Правлению Центрального совета РОИА во главе с академиком А.О. Чубарьяном. На пленуме Центрального совета в 1996 г было избрано Правление Центрального совета РОИА: А.О. Чубарьян - председатель Правления; М.В. Стеганцев - заместитель председателя Правления по организационным, кадровым, материально-техническим и финансовым вопросам, главный редактор «Вестника архивиста»; М.И. Семиряга - заместитель председателя Правления по проблемам исторической науки, председатель Ассоциации по проблемам творческих связей ученых - историков и архивистов; В.А. Тюнеев - заместитель председателя Правления по проблемам архивного дела, координации взаимодействия в работе организаций РОИА и архивных учреждений РФ, Н.А. Шишкина - ответственный секретарь Правления.

Члены Правления (председатели секций): А.Б. Безбородов - по проблемам профессиональной подготовки историков-архивистов; С.Р. Долгова - пропаганды и использования архивных документов; Н.С. Зелов - председатель первичной организации РОИА; З.П. Иноземцева - личных фондов и документальных памятников; М.В. Ларин - документоведения и делопроизводства; М.П. Лукичев - генеалогическая ассоциация РОИА; В.М. Магидов - научно-технических проблем архивного дела; О.А. Михайлов - «Электронные документы и архивы»; И.М. Нагаев - пропаганды историко-архивоведческих знаний среди молодежи; В.В Никанорова - секретарь секции личных фондов и документальных памятников; И.В. Поздеева, В.А. Сидорова - научных проблем архивоведения, документоведения и археографии; Е.В. Старостин - по проблемам архивов Православной церкви; А.Д. Степанский, Т.И. Хорхордина - организационной работы и правовых проблем; В.Е. Филиппова, Я.Н. Щапов .

Отметим, что в 1997 г. член Правления, профессор РГГУ А.Д. Степанский становится главным редактором «Вестника архивиста», а его заместителем - Т.М. Булавкина. Они превратили ведомственный информационный бюллетень в авторитетную трибуну для обмена опытом историков, архивистов, документоведов, музееведов, библиотечных работников и других гуманитариев. На страницах «Вестника архивиста» Правлением Центрального совета РОИА перед органами государственной власти и управления активно ставились вопросы укрепления материально- технической базы государственных, муниципальных и ведомственных архивов, улучшения их финансового положения, а также социальной защищенности архивистов.

РОИА провело общественный смотр читальных залов федеральных архивов. Секции и ассоциации РОИА, его региональные отделения приняли участие в разработке «Основных правил работы госархивов РФ», «Основных правил работы архивов организаций», в обсуждении проекта Закона «Об архивном деле в РФ».

На III Всероссийском съезде РОИА (2001 г.), заместителями председателя Правления, кроме М.В. Стеганцева и В.А. Тюнеева, стали: А.Н. Артизов - по вопросам взаимодействия в работе РОИА и архивных учреждений; В.П. Галицкий - по вопросам развития творческих связей ученых-историков и архивистов.

Избраны новые руководители секций: Е.В. Никанорова - по вопросам взаимодействия РОИА с отделами архивных, документальных и рукописных фондов государственных музеев и библиотек; В.А. Маныкин - по правовым и организационным вопросам; А.Н. Голяков - по связям с обществами архивистов зарубежных стран; О.Б. Колотов - ассоциация по проблемам защиты законных прав и профессиональных интересов историков-архивистов; Ю.Ю. Иерусалимский .

На посту председателя Правления Центрального совета РОИА академик А.О. Чубарьян проявил свои лучшие качества - толерантность и умение всегда определять существо проблем. Выдающийся ученый, он придавал динамичный характер заседаниям Правления, которые проходили в особой товарищеской атмосфере. Александр Оганович Чубарьян сумел значительно повысить престиж РОИА. В центр внимания РОИА и его организаций А.О. Чубарьян всегда ставил вопросы развития инициативы и самодеятельности в работе рядовых членов общества, поиск новых форм и методов реализации целей и задач РОИА. Так, по его инициативе Правление приняло в 2000 г. решение о проведении первого Всероссийского конкурса организаций РОИА на лучшую постановку работы по реализации целей и задач общества. Конкурс хорошо зарекомендовал себя как форма мобилизации членов РОИА на успешное выполнение стоящих задач, и ныне проводится регулярно раз в два года. Благодаря авторитету А.О. Чубарьяна принципиальная позиция РОИА по возникавшим проблемам, доведенная до соответствующих органов исполнительной власти, неоднократно помогала архивной службе отстаивать свои интересы. При Александре Огановиче РОИА, используя свои возможности, стремилось всемерно содействовать достижению положительных результатов в развитии российских архивов. Как справедливо отметил В.П. Козлов, говоря о деятельности А.О. Чубарьяна: «Это очень мудрый человек, опытный и знающий. Многое из того, что было сделано Обществом за эти годы, - результат благородства, организаторского таланта этого человека» . Архивисты всегда будут благодарны за все хорошее, что сделал А.О. Чубарьян за годы своего руководства Российским Обществом историков – архивистов.

18 апреля 2006 г. состоялся IV съезд РОИА, на котором председателем Правления избран академик Владимир Степанович Мясников. В состав Правления вошли новые члены-руководители секций - В.Ю. Афиани, В.Ф. Ершов, Г.А. Осичкина, М.Р. Рыженков, Е.А. Тюрина, А.А. Чернобаев . Первым заместителем председателя Правления был избран А.Т. Жадобин. Главным редактором «Вестника архивиста» стал И.А. Анфертьев (2008 г.), благодаря его стараниям и энергичности «Вестник архивиста» вошел в перечень ВАК - ведущих рецензируемых научных журналов и изданий Российской Федерации, что свидетельствует о высоком научном авторитете журнала в профессиональном сообществе.

Организационные структуры РОИА действовали на тот момент уже в 73 субъектах РФ. Региональными отделениями и представительствами РОИА велась активная работа по реализации решений IV съезда РОИА. И в эти годы РОИА особое значение придавало совершенствованию деятельности государственных, муниципальных и ведомственных архивов, архивов музеев и библиотек, организаций РАН на основе единых принципов организации хранения, комплектования и использования Архивного фонда РФ. В период руководства РОИА В.С. Мясниковым решен вопрос об участии представителя РОИА в работе Общественной палаты Российской Федерации.

В мае 2010 г. председателем Правления Центрального совета РОИА избран член-корреспондент РАН Ефим Иосифович Пивовар.

Видимо, следует отойти на определенную хронологическую дистанцию, прежде чем этот период также займет достойное место в научной летописи сотрудничества историков и архивистов и станет предметом углубленного объективного изучения. Это следующая страница истории РОИА, которая заполняется буквально на наших глазах.

Cегодня РОИА объединяет на добровольных началах архивистов, историков, документоведов, работников рукописных отделов музеев и библиотек, краеведов, представителей средств массовой информации, деятельность которых связана с сохранением и использованием историко-культурного наследия, развитием архивного дела и исторической науки в России.

Печатный орган РОИА – журнал «Вестник архивиста» прошел путь от информационного бюллетеня в виде брошюрок, cодержавших в основном официальные отчеты и нормативно-правовые акты РОИА до профессионального издания историков-архивистов, без которого не может обойтись и культуролог, социолог, науковед, литератор и просто современный гуманитарий.

Российское общество историков-архивистов за 20 лет убедительно доказало свою жизнеспособность и необходимость. В перспективе – повышение его роли в процессе воспитания «архивной души» в человеке информационного общества. C этим не справиться государству. Только РОИА, например, под силу воплотить в реальность идею о том, что воспитание уважения к архиву и профессии архивиста нужно начинать в семье. Собирая и храня документальную память о своем роде, о генетических корнях, о малой родине - как это делала образованная часть российского общества с давних времен, - подрастающее поколение от уважения к документальной памяти о родителях (независимо от вида носителей информации - традиционных или электронных, письменных или аудиовизуальных) с младых ногтей будет приобщаться к истории Отечества. Это, на наш взгляд, и есть та отправная точка, в которой сомкнутся гуманитарные технологии, направленные на сохранение преемственности культуры и гармонизацию отношений в нынешнем обществе – как в национальном, так и в глобальном масштабах.

РОИА было и остается уникальной трибуной для формирования осознания своевременности этой идеи и жизненной необходимости ее воплощения в cегодняшнюю реальность.