Выбор читателей:

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ

News image

О.В. ОЛЕЙНИКОВ, г. Москва, Российская Федерация ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРИЕМУ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ СОХРАННОСТИ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКУМЕНТОВ Аннотация В статье ...

ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

News image

Е.Р. КУРАПОВА, г. Москва, Российская Федерация ФОТОДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ФОНДАХ РГАЭ: ВОПРОСЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ, ХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Аннотация Автор статьи освещает ...

Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.

News image

А. В. Антощенко, Петрозаводский государственный университет, г. Петрозаводск, Российская Федерация Г. П. ФЕДОТОВ О ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 г. Aleksandr V. Antoshchenko, Petrozavodsk ...

ВЕРНЫЙ ПРОФЕССИИ ИСТОРИКА-АРХИВИСТА. К 50-ЛЕТИЮ СЛУЖЕНИЯ Н.С. ЗЕЛОВА В ГОСУДАРСТВЕННОМ АРХИВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Печать PDF





1 августа 2013 года коллектив Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) отмечает знаменательную дату в жизни не только главного архива России, но и всей архивной отрасли нашей страны – пятидесятилетие трудовой подвижнической деятельности одного из самых известных отечественных архивистов, уроженца Тверской земли – Николая Степановича Зелова.


Николай Степанович вот уже полвека каждое утро приходит в здание архива, расположенное в архивном городке на Большой Пироговской улице, в старинном уголке Москвы – Девичьем поле. Впервые юный выпускник Московского государственного историко-архивного института пересек порог архива 1 августа 1963 г. и сразу же окунулся в работу, которая увлекла его на долгие-долгие годы. С первых дней архивного служения, сначала в должности младшего, затем старшего научного сотрудника, позднее заместителя начальника в отделе использования документальных материалов, Николай Степанович проявлял свои незаурядные способности серьезного исследователя и популяризатора архивных документов, прекрасно освоив навыки научного описания материалов, работы с исследователями и заявителями, а также выставочную и лекционную деятельность.


Но все же основным вкладом Николая Степановича Зелова в работу архива нужно считать создание в 1974 году в структуре архива специального подразделения – отдела личных фондов (с 1979 года – архивохранилище личных фондов государственных и общественных деятелей СССР и Российской Федерации), которое Николай Степанович возглавляет по сей день. Благодаря высокой квалификации руководителя архивохранилища, Государственный архив РФ пополнился многими личными фондами людей, сыгравших большую роль в жизни нашего государства. Достаточно раскрыть Путеводитель по фондам Государственного архива Российской Федерации, одним из ответственных составителей которого является Николай Степанович, чтобы понять, насколько продуманно велось комплектование ГАРФ личными фондами в течение нескольких десятилетий, как тщательно проводился отбор документов для включения в состав архива, насколько высок профессиональный уровень описания документальных материалов, проводимого Николаем Степановичем и его учениками.


Н.С. Зелов – один из самых авторитетных членов экспертной комиссии ГАРФ, на заседаниях которой решаются вопросы приема архивных материалов на государственное хранение и рассматриваются результаты научного описания материалов. Благодаря высокому профессионализму Николая Степановича в архиве в настоящее время на хранении находятся целые комплексы ценнейших документов, объективно раскрывающих многогранную историю России через призму судеб людей – ее непосредственных участников и свидетелей.


На государственное хранение в ГАРФ приняты личные фонды Председателя Верховного суда СССР А.Ф. Горкина, союзных министров здравоохранения Г.А. Митерева, М.Д. Ковригиной, организаторов и теоретиков архивного дела В.В. Автократова, Н.Р. Прокопенко, К.И. Рудельсон, С.Т. Плешакова, народного художника СССР Е.Е. Ефимова, выдающихся деятелей отечественной медицины, народного образования, культуры. Среди последних поступлений нужно выделить значительный по составу и содержанию фонд министра культуры РСФСР Ю.С. Мелентьева, профессора, члена-корреспондента РАН В.П. Козлова.


Николай Степанович является собирателем воспоминаний преподавателей Историко-архивного института и его выпускников. По его предложению написали воспоминания В.Е. Дербина, Н.А. Ковальчук, А.Л. Райхцаум и многие другие.


Н.С. Зелов передал в РГАЛИ, научную библиотеку ГАРФ, Весьегонскую центральную библиотеку имени Д.И. Шаховского, в другие архивы и музеи более тысячи книг (многие из них с автографами известных ученых, писателей, мастеров искусств) из личного собрания.


Нельзя не отметить и большую роль Н.С. Зелова в деятельности Российского общества историков-архивистов. Именно он стоял у истоков создания этой общественной организации, являясь первым председателем первичной организации РОИА в ГА РФ; в течение нескольких лет Николай Степанович возглавлял Ассоциацию ветеранов архивного дела, а с 1996 года является бессменным членом Правления Центрального совета РОИА.


Николай Степанович - один из наиболее авторитетных отечественных специалистов в области архивного дела. Он постоянно сотрудничает со многими научными и культурными учреждения Москвы и других регионов России. Николай Степанович пользуется огромным уважением среди музейщиков, библиотекарей, представителей творческой интеллигенции. Он постоянный участник научных конференций, симпозиумов, круглых столов, посвященных различным аспектам исторической науки. Его доклады, сообщения, живые устные рассказы удивительно эмоциональны, они насыщены ранее неизвестными фактами, подкрепленными документально, чем неизменно привлекают многочисленную слушательскую аудиторию. Николай Степанович автор многих книг, очерков, статей, документальных публикаций, воспоминаний, справочных изданий. Среди них книга воспоминаний «Незабываемое», очерки, посвященные людям, имевшим самое непосредственное отношение к родному городу Николая Степановича - Весьегонску и Тверской земле, объединенные в книгах «Памяти достойны» и «Подвижники веры и благочестия» и множество работ, опубликованных в различных изданиях и средствах массовой информации.
Все мы, коллеги и друзья Николая Степановича, желаемему здоровья, творческих находок, многих лет жизни. Отмечаем его как неугомонного, энергичного, увлеченного любимым делом человека еще и за его любовь и верность своей малой родине – городу Весьегонску. Краеведение – еще одна яркая сторона личности уважаемого юбиляра. Его пример того, как надо любить свой родной край, людей, которые в нем живут и работают, очень важен для молодых людей, пришедших на работу в наш архив. Рассказы Николая Степановича о родном Весьегонске можно слушать часами, так талантливо, с любовью, искренностью они произносятся.

его непосредственном руководстве проходит практика будущих историков, архивистов, филологов Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, Государственного института дружбы народов, Российского государственного гуманитарного университета и других московских институтов. Николай Степанович не только осуществляет руководство практикой студентов, но и помогает им определиться с выбором тем дипломных работ, оказывает им консультативную помощь при написании дипломных сочинений.


Николай Степанович в жизни очень доброжелательный, скромный человек, из категории тех людей, кого известный историк России В.О. Ключевский относил к особому типу русских людей, которые в силу своей скромности «не любят идти в первых рядах, но оставаясь позади и подняв светоч над головами, освещают путь передовым людям».


Архивисты ГАРФа гордятся тем, что рядом с нами на протяжении полувека трудится такой яркий, талантливый, преданный своей профессии человек, как дорогой и уважаемый Николай Степанович. Да и для почетного архивиста России Н.С. Зелова Государственный архив России является, мы уверены, «вторым любимым домом», ведь не зря он назвал свои воспоминания о работе в ГАРФ «Архив в моей жизни».



О.Н. Копылова, председатель первичной организации РОИА в ГАРФ, начальник отдела ГАРФ, заслуженный работник культуры Российской Федерации



Правление Центрального совета Российского общества историков-архивистов, коллеги и друзья сердечно поздравляют Николая Степановича с знаменательным юбилеем, желают здоровья, творческих находок, многих лет жизни.

Редакция журнала "Вестник архивиста" присоединяется к поздравлениям Н.С. Зелову и со своей стороны преподносит ему своего рода подарок - опубликовнные им воспоминания на страницах журнала в № 2 2008 г.:

Н.С. ЗЕЛОВ



АРХИВ В МОЕЙ ЖИЗНИ

Студенческие годы в МГИАИ запомнились мне не только лекциями Николая Петровича Ерошкина, Людмилы Марковны Зак, Сигурда Оттовича Шмидта, других талантливых преподавателей Историко-архивного института. Помню встречи с великим скульптором С.Т. Коненковым в его мастерской на Тверском бульваре, с выдающейся драматической актрисой Е.А. Полевицкой в крохотной однокомнатной квартире на Кутузовском проспекте. Бережно храню любительский фотоснимок с пианистом профессором Московской консерватории А. Б. Гольденвейзером как память о встрече в его музее-квартире. За долгую жизнь Александр Борисович собрал уникальную коллекцию редких нотных изданий, концертных программ и афиш, фотографий, рукописей, писем знаменитых музыкантов.

Значительнейшим событием стало знакомство в 1958 г. с земляком, военным деятелем и публицистом А.И. Тодорским. По прилашению Л.М. Зак, руководителя студенческого научного кружка истории советского общества, он присутствовал на одном из наших заседаний. После доклада студентки третьего курса Гиты Иофис «Установление советской власти в Весьегонске Тверской губернии» Александр Иванович выступил с воспоминаниями о революционных событиях в моем родном городе, о том, как создавалась книга «Год - с винтовкой и плугом», вышедшая к первой годовщине Октябрьской революции и получившая высокую ленинскую оценку в статье «Маленькая картинка для выяснения больших вопросов». На этом заседании, будучи студентом первого курса, впервые встретился с автором книги «Год — с винтовкой и плугом». Потом были встречи в домашнем рабочем кабинете земляка на Хорошевском шоссе (ул. Куусинена), в большом зале Политехнического музея на вечере, посвященном девяностолетию со дня рождения Демьяна Бедного, с которым он познакомился и подружился в Весьегонске весной 1919 года, в Академии художеств на открытии персональной выставки Владимира Серова, отец которого в 1918—1921 гг. возглавлял Весьегонский уездный отдел народного образования. И не мог предположить, что в дальнейшем земляк проявит интерес к моей дипломной работе «Начало культурной революции в Весьегонском уезде», напишет хороший отзыв, зачитанный на заседании ГЭК Л.М. Зак.

Студенты Историко-архивного института в 1963 г. впервые защищали дипломные сочинения не на кафедрах, как было раньше, а на заседании Государственной экзаменационной комиссии, которую возглавлял директор ЦГАОР СССР Николай Романович Прокопенко. Заседание комиссии он вел спокойно, доброжелательно. Дипломную работу я защитил на «отлично». В том же году она была отмечена на Всероссийском конкурсе студенческих научных работ Почетной грамотой Министерства высшего и среднего специального образования РСФСР. Александр Иванович, еще за несколько месяцев до окончания земляком института, по собственной инициативе написал в ГБЛ, в Главархив СССР, другие организации письма с просьбой помочь мне в трудоустройстве. Руководство ГБЛ сообщило Тодорскому об отсутствии вакансий в отделе рукописей и возможном принятии на работу в один из отделов библиотеки. Откликнулось на просьбу Александра Ивановича и руководство Главархива СССР. На предварительном распределении будущих молодых специалистов, проходившем в кабинете директора института доктора исторических наук, профессора Л.А. Никифорова, узнал о направлении меня в распоряжение Главархива СССР, как оказалось позднее, в один из отделов Центрального государственного архива народного хозяйства. Обратился с убедительнейшей просьбой к представителю Главархива СССР А.А. Михайловой направить меня в Архив Октябрьской революции. Просьбу Анна Алексеевна не оставила без внимания и пообещала поговорить с руководством архива. И свое обещание выполнила. 1 августа 1963 г., как было указано в предписании, пришел в отдел кадров Главархива СССР и А.А. Михайлова (добрая память этому человеку!) пошла со мной к Николаю Романовичу Прокопенко. Первая встреча с директором архива была краткой. Ознакомившись с документами, он сказал: «Направляем вас в отдел использования документальных материалов. Вам в этом отделе будет интересно. Вам предстоит исполнение тематических запросов организаций и учреждений, подготовка выставок, информации для периодической печати». Вероятно, Николай Романович обратил внимание в характеристике МГИАИ на упоминание о корреспонденциях, заметках, опубликованных мной по архивным документам ЦГАЛИ в «Советской культуре», «Учительской газете», «Комсомольской правде», журнале «Огонек». «Продолжайте сотрудничать с периодической печатью», — заметил Николай Романович. Вскоре появились в центральной печати мои корреспонденции и заметки.

Возглавляла отдел Вера Ивановна Гольдина. Педагог по профессии, она пришла в архив, кажется, в начале 1963 г. До этого несколько лет работала секретарем Ленинского райисполкома Москвы. Ее муж многие годы возглавлял партбюро Министерства просвещения РСФСР. После очередных выборов Вера Ивановна не вошла в состав исполкома и была трудоустроена в ЦГАОР СССР. Для нее, вспоминали коллеги, и был создан отдел использования. В отделе работали инвалид Великой Отечественной войны, бывший работник отдела пропаганды ЦК КПСС Д.И. Бабин; выпускница одного из технических вузов Л.А. Голубева - жена главного редактора газеты «Московская правда» В.Н. Голубева; ветеран архива А.А. Голикова; выпускница исторического факультета МГУ Н.М. Макеева, а также окончившие Московский государственный историко-архивный институт М.И. Захарцева, Н.Б. Коваленко, Р.И. Яковлева.

Маргариту Ивановну Захарцеву незадолго до моего поступления в архив «волевым» решением перевели из отдела высших органов государственной власти архива в отдел использования для работы с тематическими запросами. Кстати, в отделе высших органов государственной власти (начальник С.Д. Радченко) работали, в основном, представители одного поколения — выпускницы Историко-архивного института Т.Ф. Авраменко, А.В. Добровская, А.П. Дорошенко, З.А. Евсеева, Л.А. Шапиро. И, конечно, Маргарита Ивановна мечтала о возвращении в свой отдел. Просьбу удовлетворили с моим приходом в ЦГАОР СССР. Позднее она работала в Центральном архиве ВЛКСМ, затем в аппарате Центрального комитета комсомола.

Вера Ивановна Гольдина старалась дать мне наиболее интересные запросы, связанные с выявлением документов об известных участниках революционного движения, деятелях науки, литературы и искусства, с подготовкой документальных выставок в Московском доме ученых, Центральном доме журналиста, других творческих домах, клубах и дворцах культуры столицы.

Храню в своем личном архиве фотографию Д.Д. Шостаковича с дарственной надписью. Дмитрий Дмитриевич подарил ее после ознакомления с письмом директора Петроградской консерватории композитора А.К. Глазунова, наркому просвещения РСФСР А.В. Луначарскому (опубликовано 30 января 1965 г. в газете «Советская культура»). В письме от 16 августа 1921 г. содержалась просьба проявить внимание и заботу о талантливом юном музыканте Дмитрии Шостаковиче.

Газетной публикации предшествовала выставка документов архива в Центральном доме журналиста. Корреспондент газеты «Советская культура», побывавший на выставке, предложил архивистам его опубликовать. Я показал фотокопию письма секретарю Шостаковича З.А. Гаямовой. Композитор был болен, она не стала беспокоить его. Публикация очень его взволновала, о чем мне сообщила Зинаида Александровна. В 1966 г. при подготовке выставки к шестидесятилетию композитора научные сотрудники Государственного центрального музея музыкальной культуры имени М.И. Глинки обратились в архив (возможно, по совету Дмитрия Дмитриевича) с просьбой изготовить фотокопию письма А. К. Глазунова.

За одиннадцать лет работы в отделе использования приходилось выполнять многочисленные запросы музеев, школ и вузов о событиях 1905—1907 гг., участниках Октябрьской революции и гражданской войны, учреждении в стране наград и почетных званий, истории паспортной системы в СССР. Однажды по просьбе Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина Николай Романович Прокопенко поручил выявить материалы о коллекционере С.И. Щукине. Заместитель начальника Главархива СССР А.С. Малитиков обратился к директору архива с просьбой выявить документы по истории своей малой родины. Помню, Андрей Спиридонович остался очень доволен результатом работы архивистов. Для исследователя, прокурора одной из республик Средней Азии, работавшего над диссертацией о П.И. Стучке, по просьбе Николая Романовича выявил материалы о видном деятеле Советского государства, наркоме юстиции.

Директор архива редко вызывал рядовых сотрудников в свой кабинет, не приветствовал жалобы начальников отделов на подчиненных. «Вы возглавляете отдел, — говорил он некоторым начальникам. — Вам надо заниматься воспитанием сотрудников, помогать им в работе, а не жаловаться». Он хорошо знал коллектив. На праздничных вечерах Николай Романович просил выступить с приветствием того или иного сотрудника и делал это очень тепло. «А сейчас мы дадим слово, — торжественно объявлял Прокопенко, — Юлии Павловне Дзагуровой, поэтессе нашего архива, Ахматовой ЦГАОРа». Следует ли говорить, как тронута была таким вниманием Юлия Павловна.

Вечера не всегда завершались на праздничной ноте. После одного из них Д.И. Бабин и начальник оргметодического отдела В.А. Червяков около станции метро «Кропоткинская» поспорили с милиционером. Дмитрия Ивановича задержали в милиции до утра. Дело, заведенное в милиции на Д.И. Бабина, хранилось много лет в сейфе директора архива, узнали о нем лишь при разборе «бумаг», оставшихся в служебном кабинете Николая Романовича после его смерти.

Вспоминаю и другой случай из жизни архива. Сотрудники постоянно совершали экскурсии по Подмосковью, есенинским местам на Рязанщине, посещали Киев, Львов, Ригу, Таллин, другие города. Участвовали в поездках и ветераны архива (А.А. Голикова, И.Г. Новопашин, В.П. Мурашова и др.), и молодежь. Помню поездку в Ленинград, организованную комсомольской организацией архива. Николай Романович позвонил директору Центрального государственного исторического архива в Ленинграде И.Н. Фирсову (сыну известного историка, профессора Казанского университета) и попросил разместить нас, группу молодых сотрудников, в общежитии (гостинице) при архиве. Конечно, молодые архивисты посещали днем знаменитые достопримечательности города — Эрмитаж, Русский музей, Петропавловскую крепость, а вечером в общежитии отдыхали не только за чашкой чая, шумели, спорили.

Через несколько дней после возвращения в Москву меня вызывает директор (возглавлял я тогда комсомольскую организацию и был ответственным за поездку). Николай Романович поинтересовался, как прошла поездка, какие музеи посетили, затем сообщил о поступившей жалобе руководства ЦГИАЛ. Свидетелем драки, о которой шла речь в письме И.Н. Фирсова, я не был. В общежитие в тот день пришел поздно, после спектакля в Театре имени А.С. Пушкина с участием Игоря Горбачева, Юрия Толубеева. По письму Николай Романович не стал проводить «расследования», ограничился беседой с организатором поездки, хотя был строг, очень строг в отношении служебной дисциплины, поведения и сотрудников, и исследователей. Однажды Григорий Хаит, обнаруживший в фондах департамента полиции неизвестное письмо В.И. Ленина (большое событие тех лет), нагрубил сотрудникам читального зала. Приказом директора его лишили на год права работы в читальном зале.

Николай Романович пользовался исключительным уважением в коллективе. «Многие начальники недостаточно проявляли себя в период эвакуации, заботясь больше о себе и своих удобствах, чем о порученном им деле, — вспоминала в 1975 г. старейшая сотрудница архива О.Е. Карноухова, — эвакуация явилась как бы пробным камнем для морального облика многих людей. Николай Романович был на должной высоте, никто никогда ни в чем не мог его упрекнуть».

Вспоминается и другой пример. Впервые большая группа архивистов была удостоена почетного звания «Заслуженный работник культуры РСФСР». Звание получили одновременно М.И. Автократова, Н.Б. Волкова, Т.Г. Коленкина, И.С. Назин, С.Т. Плешаков, другие руководители центральных государственных архивов и Главархива СССР. Николай Романович предложил общественным организациям представить от нашего коллектива к почетному званию начальника отдела публикации документов инвалида Великой Отечественной войны, кандидата исторических наук Игоря Николаевича Владимирцева. К сожалению, в коллективе не было единодушия в этом вопросе. И директор, на мой взгляд, принял правильное решение: никого не представлять к званию.

Об уважении сотрудников к Николаю Романовичу свидетельствует и такой пример. Идет общее собрание сотрудников архива. С докладом выступает один из заместителей директора архива, затем выступают, как правило, постоянные ораторы. В зале — шум, разговоры... И, наконец, в конце собрания председательствующий предоставляет слово директору. В зале наступает тишина. Все хотят услышать, а что скажет Николай Романович.

Неожиданной для нас стала болезнь Николая Романовича. Сгорел он за полтора месяца от острого лейкоза. А. В. Добровская, в прошлом заместитель директора ЦГАОР СССР, передала дневники В.А. Роговой, работавшей многие годы в нашем коллективе. «Необыкновенно хороша в этом году весна. Рано появилась зелень, все в цвету — и яблони, и сирень. Полно ландышей. Воздух необыкновенный, — читаем дневниковую запись Веры Алексеевны от 12 мая 1975 г. - С директором нашим очень плохо. Никогда не болел, цветущий, жизнерадостный мужчина, и теперь сразу все кончено. Как-то все будет после него». Через три дня в дневнике новая запись: «15 мая. Сегодня умер Н.Р. Прокопенко. Кого-то нам дадут. Он был более или менее справедливый директор, а главное, не мешал работать, и у него не было любимчиков». 21 мая 1975 г. Ольга Евгеньевна Карноухова, которую Прокопенко считал своим учителем в архивном деле, писала его вдове, Валентине Владимировне Бобровой: «Долгую жизнь прожила я, но мало мне встретилось людей, похожих на Николая Романовича по своим качествам. И горько, горько думать, что его больше нет. [...] На моем восьмидесятилетии в 1973 г. Николай Романович был такой веселый, обаятельный, так интересно вел все выступления, что очаровал всех».

Скончался Николай Романович в Центральной клинической больнице. «Вечерняя Москва» опубликовала извещение Ленинского РК КПСС, ГАУ при СМ СССР, ЦГАОР СССР, МГИАИ, Института истории АН СССР, редакции журнала «Советские архивы» о смерти видного историка-архивиста. Огромное количество людей пришло почтить память Николая Романовича в траурный зал на Большой Пироговской, 17, и на гражданскую панихиду, проходившую в Николо-Архангельском крематории. Урна с прахом Н.Р. Прокопенко находится в колумбарии Новодевичьего кладбища.

На поминках Николая Романовича в небольшой двухкомнатной квартире (на Котельнической наб., 1/15) отмечали его заботливое отношение к матери, другим родственникам. В соседней квартире жила Галина Сергеевна Уланова. И, как вспоминал начальник финансового отдела Главархива Н.И. Ильинский, великая балерина общалась с соседями-архивистами на общей лоджии, любила беседовать об отечественных кинофильмах, новинках художественной литературы. Николай Романович, вспоминал его брат, прекрасно знал памятники архитектуры Москвы и Подмосковья, интересовался изобразительным искусством, театром.

Директором архива 7 июля 1975 г. стал известный историк-архивист Сергей Тимофеевич Плешаков. Сорок четыре года из пятидесяти лет трудовой деятельности он отдал архивной работе. Возглавлял в 1953-1958 гг. ЦГАКФФД, затем ведущие отделы Главархива СССР (организационный, центральных государственных архивов, научно-исследовательской и методической работы). Он многие годы входил в состав редакционной коллегии журнала «Отечественные архивы», научных советов ВНИИДАД, центральных государственных архивов.

Опытный администратор, профессионал архивного дела, он обладал даром расположить к себе людей, выслушать внимательно и молодого специалиста, и ветерана архивного дела, обсудить с ними личные и служебные вопросы. Он не только внимательно слушал, но и давал советы сотрудникам, мог согласиться с мнением подчиненного в том или ином вопросе. При первой встрече с новым директором, проходившей в его служебном кабинете Главархива СССР, шел разговор о подготовке молодыми специалистами публикаций документов по истории архивного дела. К такой работе Сергей Тимофеевич привлек О.Н. Копылову, других молодых сотрудников, окончивших Историко-архивный институт. Вспоминаю почетное поручение Сергея Тимофеевича написать для журнала «Вопросы истории» очерк об истории архива, составе и содержании его фондов. С.Т. Плешакова считаю, наряду с Марией Федоровной Петровской, Клавдией Ивановной Рудельсон, другими преподавателями архивоведческих кафедр МГИАИ, своим Учителем в архивном деле.

С.Т. Плешаков гордился должностью директора крупнейшего архива страны, руководил им восемь лет. Вспоминаю объединенное заседание комитетов партийной, профсоюзной и комсомольской организаций архива, на котором решался вопрос о представлении директора ЦГАОР СССР к государственной награде. Главархив СССР, к сожалению, не поддержал наше предложение. Орденом Трудового Красного Знамени был награжден Игорь Григорьевич Новопашин, один из старейших сотрудников Архива Октябрьской революции. Сергея Тимофеевича, вероятно, это огорчило. Вскоре он тяжело заболел, перенес инфаркт. Правительственных наград ранее были удостоены Н.Р. Прокопенко (орден Трудового Красного Знамени), К.Г. Ляшенко (орден «Знак Почета»), И.Г. Новопашин работал в ЦГАОР СССР с момента организации отдела РЗИА (1946 г.) Позднее он несколько десятилетий трудился в отделе (архивохранилище) фондов общественных организаций, увлеченно занимался собиранием личных документов видных деятелей профдвижения.

Коллектив тепло отметил пятидесятилетие его трудовой деятельности. На торжественном собрании присутствовали коллеги, однокурсники по Историко-архивному институту, ветераны.

На собрании я не выступал, но в тот же день, 28 октября 1983 г., написал Сергею Тимофеевичу письмо: «Тепло сказали сегодня о полувековой Вашей трудовой деятельности, о работе в ЦГАОР СССР и Борис Иванович Каптелов, и руководители общественных организаций архива. Но каждый из присутствующих в зале сегодня невольно вспоминает встречи с Вами, Ваше отношение к архиву, к его сотрудникам.

Трудный путь руководителя большого коллектива не может быть усыпан розами. И, вероятно, не всегда радовало и порой огорчало Вас наше отношение к работе, к ЦГАОР СССР. И все же добрых дней было больше. Не забывается Ваша доброжелательность к людям, стремление поддержать, помочь в трудную минуту. Разве забудешь, как терпеливо Вы убеждали меня подготовить доклад о первом директоре ЦГАОР СССР Владимире Васильевиче Максакове, подготовить другие работы по истории нашего архива.

За восемь лет работы Вашей в ЦГАОР СССР опубликовал я двенадцать статей по истории архивного дела в журналах, академических ежегодниках, подготовил десять докладов, сообщений на конференциях и научных советах Главархива, ЦГАОР СССР, МГИАИ. И, конечно, без внимания, поддержки руководителя архива такую работу осуществить было бы невозможно.

За более чем шестидесятилетнюю историю нашего архива во главе его стояли многие видные историки, архивисты. Сегодня вспоминаю десять руководителей ЦГАОР СССР. Их, вероятно, было несколько больше. Но Ваше имя, уважаемый Сергей Тимофеевич, искренно считаю, стоит в почетном ряду таких руководителей, как В.В. Максаков, Г.Д. Костомаров, Н.Р. Прокопенко. Находиться в таком ряду почетно. Доброго Вам здоровья, дальнейшей дружбы с архивистами ЦГАОР СССР».

С.Т. Плешакова обрадовало такое отношение к нему рядового архивиста и, пригласив на следующий день в кабинет, поблагодарил за письмо и предложил подсоединить его к ранее переданным документам личного архива (Ф. Р-8304. Оп. 1. Д. 28. Л. 19). Только с годами понимаешь, что выпало счастье работать с хорошими руководителями, специалистами — подвижниками архивного дела. Добрым словом вспоминаю ушедших из жизни Николая Романовича Прокопенко, Сергея Тимофеевича Плешакова, Бориса Ивановича Каптелова, Тамару Федоровну Авраменко, Дмитрия Ивановича Бабина, Елизавету Ивановну Белову, Ревекку Яковлевну Бусс-Брегер, Игоря Николаевича Владимирцева, Анну Алексеевну Гольдину, Веру Ивановну Голикову, Викторию Ивановну Дееву, Юлию Павловну Дзагурову, Анастасию Владимировну Добровскую, Веру Нестеровну Жабровскую, Татьяну Алексеевну Иллерицкую, Георгия Владимировича Кореневского, Ирину Михайловну Лимонову, Владимира Романовича Копылова, Наталию Васильевну Михайлову, Алексея Федоровича Новикова, Игоря Григорьевича Новопашина, Елену Михайловну Оськину, Григория Дмитриевича Петрова, Илью Андреевича Пешкова, Анну Алексеевну Пожарскую, Виктора Петровича Портнова, Веру Алексеевну Рогову, Александра Львовича Райхцаума, Эльвиру Яновну Розе, Марию Федоровну Фросину, Валентину Васильевну Хмелеву, Василия Алексеевича Червякова, Любовь Мироновну Шалагинову. Возможно, кого-то и забыл упомянуть в этом списке. Их лучшие традиции хранят сегодня новые поко¬ления сотрудников архива, ветераны и молодежь.

За сорок четыре года работы в Государственном архиве Российской Федерации посчастливилось встречаться с выдающимися учеными, известными деятелями культуры, мастерами искусств. Помню тематические вечера «День Московского университета» в Центральном доме ученых АН СССР. Участие в них по приглашению академика Б.А. Рыбакова не забывается. Среди реликвий личного архива - фотографии художника Б.Е. Ефимова, участников революционного движения М.Я. Аплетина, В.П. Голионко, других государственных, общественных деятелей, передавших личные документы в Государственный архив Российской Федерации. Вспоминаются встречи с председателями Верховного суда СССР А.В. Горкиным, В.И. Теребиловым, знаменитым диктором радио Ю.Б. Левитаном, ближайшими родственниками министров СССР М.Д. Ковригиной, С.Н. Круглова, Г.А. Митерева, НА. Муравьевой, Е.А. Фурцевой... Встречи с такими людьми, яркими личностями напоминают о трудной, интересной работе по собиранию, научному описанию и использованию документов личного происхождения. Еще молодым специалистом архива, получал приглашения на работу в аппарат Главного архивного управления при СМ СССР, в центральные архивы ВЛКСМ, ВЦСПС, в редакцию журнала «Советские архивы», другие учреждения. Но более желанной была и остается работа в крупнейшем архиве России, с которым связана вся моя жизнь после окончания Московского государственного историко-архивного института.