Выбор читателей:

ДОКУМЕНТЫ РГАЛИ ЭКСПОНИРУЮТСЯ НА ВЫСТАВКЕ «ИВАН КУДРЯШОВ. К 125-ЛЕТИЮ ХУДОЖНИКА» В ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕЕ НА КРЫМСКОМ ВАЛУ

News image

В Новой Третьяковке на Крымском валу в рамках международного музейного проекта проходит выставка, посвященная 125-летию Ивана Алексеевича Кудряшова (1896–1972) – кр...

КАК ОТКРЫВАЛИ ТРЕТЬЯКОВСКУЮ ГАЛЕРЕЮ ПОСЛЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

News image

В 1945 году в галерею вернули более 2500 экспонатов. После окончания Великой Отечественной войны в мае 1945 года открылась Третьяковская галерея. В ...

«В ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ …». В ЦЕНТРАЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ АРХИВЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ПРОШЛА ЦЕРЕМОНИЯ ПЕРЕДАЧИ ЛИЧНЫХ ДОКУМЕНТОВ ВЕТЕРАНА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Ф.К. КРУТЬКО НА ГОСУДАРСТВЕННОЕ ХРАНЕНИЕ

News image

Каждый житель города, у которого в семейном архиве сохранились документы периода 1941-1945 гг., может передать их на государственное хранение. См. В ...

«БУДУЩЕЕ НАШЕГО ПРОШЛОГО-7: ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ И КОММЕМОРАТИВНЫЕ ПРАКТИКИ». МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В МОСКВЕ 26 ноября 2021 г.

Печать PDF

Кафедра истории и теории исторической науки исторического факультета Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета приглашает принять участие в Международной научной конференции «Будущее нашего прошлого-7: историческая память и коммеморативные практики», которая состоится 26 ноября 2021 г. в г. Москве

К участию в работе конференции приглашаются историки, научно-педагогические работники, а также сотрудники научных учреждений. В рамках конференции планируется работа секции молодых ученых (аспирантов и магистрантов).

В работе конференции предполагается обсуждение следующих вопросов и проблем:

1. Коммеморативные практики современности.

2. Юбилейные даты в историческом дискурсе.

3. Традиция почитания святых в общественном сознании России в Новое и Новейшее время.

4. История Российской империи как объект коммеморации.

5. Историческая память в СССР и советские коммеморативные практики.

6. Историческая память в архитектуре и искусстве.

7. Место и роль профессионального историка в формировании коммеморативных практик.

Формы участия – очная и дистанционная (на платформе Zoom).

Заявки (Ф.И.О, ученая степень, звание, должность и место работы, телефон, адрес электронной почты, название доклада, форма участия) и аннотацию доклада в электронном виде (не более 1500 знаков с пробелами) просим присылать на электронный адрес Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript до 1 октября 2021 г.

Текст доклада объемом 0,3–0,5 п.л. (от 12 000 до 20 000 знаков с пробелами) просим присылать на электронный адрес Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript до 1 февраля 2022 г.

Тексты докладов будут изданы в сборнике материалов конференции, индексированном в РИНЦ.

Проезд и проживание участников конференции осуществляется за счет направляющей организации.

Контактный телефон и адрес электронной почты: 8 (495) 250 71 09; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript (ответственный секретарь конференции – Новосельский Сергей Сергеевич).

Требования к оформлению статей

Объем статьи – 0,3–0,5 п.л. (12 000–20 000 знаков с пробелами).

Параметры страницы – Верхнее поле – 2,54 см.; нижнее поле – 2,54 см.; левое поле – 3,17 см.; правое поле – 2,0 см.; переплет – 0 см.

Параметры основного текста – выравнивание по ширине; первая строка – отступ 1,25 см. (Формат → Абзац → первая строка → отступ на 1,25 см).

Шрифт – Times New Roman, 14 кегль, полуторный интервал.

Внешний вид статьи:

1) И.О. Фамилия автора (14 кегль, курсив, выравнивание по правому краю). Сведения об авторе (фамилия, имя, отчество, ученые степень и звание, место работы и должность) указываются в сноске;

2) После ФИО автора оставляется пустая строка, затем указывается название статьи (14 кегль, полужирный, выравнивание по центру);

3) После названия оставляется пустая строка, затем идет основной текст статьи.

Сноски – постраничные, нумерация на каждой странице, 12 кегль, одинарный интервал, выравнивание по ширине. Без указания издательства. Фамилия и инициалы автора даются курсивом.

Годы и века в тексте даются в сокращенном варианте: не год, годы, век, века, а г., гг., в., вв.

Между датами (в основном тексте) и номерами страниц и архивных листов (в сносках) ставится не дефис, а длинное тире (–).

Библиографический список не требуется.

Пример оформления статьи

К.А. Соловьев

Институциональная история 1917 г.: подходы и перспективы

Обычно под политической историей имеют в виду ряд сцепленных в хронологическом порядке событий борьбы за власть. Долгое время именно такая политическая история и господствовала в историографии. Это обусловливалось характером источниковой базы, преимущественно складывавшейся в результате деятельности органов государственной власти или ее оппонентов. В сущности, такого рода источники в значительной своей части и создавались для обслуживания официальной версии возникновения существующего режима и его легитимации. Позитивистская критика источника лишь в малой степени могла компенсировать этот врожденный порок документальной базы. Историк невольно следовал за используемым им текстом, как за путеводной звездой. Текст формировал исследовательскую оптику, категориальный аппарат автора, благодаря которому многие ключевые сюжеты политической истории терялись из виду.

Именно против такой политической истории и восстали представители школы «Анналов» в 1920–1930-е гг. Их критика кому-то могла показать сокрушительной. Они констатировали очевидное: воспроизведение привычной канвы борьбы за власть не является интеллектуальным вызовом для историка. Этот путь уводил от реальных проблем организации власти и управления. Однако эти слова не стали поворотными в историографии. Большинство исследователей продолжало (да и продолжает) работать в прежнем ключе.

Отчасти это объясняется тем, что ни первое, ни второе поколение «Анналов», критикуя традиционное прочтение политической истории, не предложили ему альтернативы. Вместе с тем, исследователей так или иначе волнует проблема государства и власти. Ведь ее распределение, пожалуй, - ключевой вопрос в истории человечества. Иными словами, от политической истории невозможно отказаться. Ее можно по-новому прочитывать.

Об этом еще в 1960-е гг. заявил один из наиболее видных представителей третьего поколения школы «Анналов» Ж. Ле Гофф. Тогда и начался поиск формулы «новой политической истории», в центре которой – не политика, а «политическое», то есть не события, а практики и институты . Или же, как пишет П. Нора, современный исследователь предпочитает не политическую историю, а историю политики или же историю власти . Об этом затруднительно говорить, когда речь заходит о средневековом периоде – прежде всего, в силу ограниченности источниковой базы. Зато перед исследователем политической жизни Нового и Новейшего времени открываются будоражащие перспективы. Технология принятия решений, «политическая кухня», «политический стиль», политическая культура и многое другое становятся предметом специального изучения.

Круг исследуемых проблем заметно расширится, если учесть достижения гуманитаристики 1970–1980-х гг.: в первую очередь работы М. Фуко, предложившего принципиально новое понимание проблематики власти, которая в его интерпретации не сводится к полномочиям органов государственного управления. Власть, по Фуко, разлита по всему обществу. Она реализуется в каждодневных практиках. Это замечание тем более относится к революционным временам, когда власть в самых необычных проявлениях назойливо вторгается в жизнь каждого, а привычные всем государственные институты не в силах сдержать этот натиск.

Действительно, после февраля 1917 г. традиционные властные институты ушли в прошлое. Новые еще не сложились. Представления же о власти, бытовавшие в различных кругах общества, сильно расходились с формировавшейся реальностью, самой по себе весьма многогранной. Политическая система – это ведь, прежде всего, всеми принятые правила игры. В России 1917 г. прежние уже не действовали. Новые не «приживались» и скоротечно «отмирали». В итоге политическая система распадалась на части, а государственная власть утрачивала столь необходимую монополию на насилие . В провинции на авансцену выходила неполитическая власть, которая даже не задумывалась о собственной легитимности. Она устанавливала свое